home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5

Монитор инфопространства в такси имеет всего один канал — государственный. На нем, слава богу, уже нет отвратительного баннера. Ведущая новостей, в прошлом популярная порнозвезда, со счастливой детской улыбкой сообщает о количестве жертв в недавней перестрелке в баре «WD Club». Мельком показали горящий автомобиль.

— В этом районе Нового Детройта, — щебетала ведущая, — это третье нарушение общественного порядка. Мэр города Ахмет рин Ат заверил, что терпеть больше не намерен и в район будут введены специальные силы полиции. Ведущая мировая корпорация по перестройке организма «Лаборатории биоформ „Янус“» уже предложила помощь в виде особых боевых единиц для контроля территории…

«Нет, — подумал я, — не зря говорят, что настоящие бизнесмены из любой ситуации получают выгоду».

Только подъезжая к месту под названием «мир шестьдесят девять», в крови стал спадать уровень адреналина. Водитель, увидев мои трясущиеся руки, наверное, принял меня за наркомана, испытывающего ломку. Пункт назначения, впрочем, лишь подтверждал его мысли.

— Вы уверены, что это то самое место? — спросил я, прильнув к окну. — Мне говорили, что это киберсалон.

— «Мир шестьдесят девять», — повторил водитель. В его голосе сквозило раздражение.

Испачканное низкими тучами небо как нельзя лучше отражает неприглядность картины. Мне совсем не хочется туда идти.

Сетчатый металлический забор покрыт колючей проволокой, у ворот табличка с надписью «Проход закрыт». На высоком пластиковом шесте неработающая камера наблюдения с оборванными проводами. А дальше…

— Это же свалка, — пробормотал я.

— Свалка, — буркнул таксист. — А ты думал, я тебя в музей привезу?.. Выходи, а то опять счетчик включу!

Нашарив в кармане ворох мятых купюр, отдал таксисту плату за проезд, оставив на чай. Этот гад даже спасибо не сказал. Едва я выбрался наружу, как желтая машина с классическими шашечками рванула прочь, едва не забрызгав меня грязью.

Я остался один.

Поле. Вдалеке, по его периметру, недружелюбные полосы деревьев. Заросли выглядят в лучших традициях фильмов ужасов. Единственная дорога, по которой умчался таксист, разбита. В ее ямах не лужи, а настоящие озера.

Я снова перевел взгляд на свалку.

Так, наверное, выглядели египетские пирамиды перед самой постройкой. Тысячи тысяч посеревших от непогоды и времени квадратов, в которых без труда узнаешь системные блоки компьютеров. Некоторые вскрыты, кишками торчат шлейфы и провода, открытые рты дисководов. Рядом зиккураты из принтеров, могильники серверов.

Сорвались первые дождевые капли, конденсат из городских отстойников и несгоревшего топлива. Запахло аммиаком. Я поднял воротник, натянул капюшон, жалея, что нет респиратора.

— Эй! — позвал я. — Есть кто-нибудь?

В ответ только шелест усиливающегося дождя. Если здесь и есть хозяин, то он чертовски недружелюбен.

Ну, делать нечего, придется идти. Надеюсь только, что Дикарь ничего не напутал.

Распутав цепь на сетке ворот, я толкнул створку. С противным скрипом она откатилась на роликах в бетонных желобках. На свалке все еще безлюдно. Возникла мысль, что будет, если я ошибся? Номера такси у меня нет, сторожей тут, судя по всему, тоже нет. Идея пилить обратно пешком едва не вызвала серию ругательств в адрес хакера.

Закрыв за собой ворота, я, чавкая ботинками по размокшей глине, двинулся в глубь посмертного мира компьютеров. Но не успел сделать и шага, как под подошвой отчетливо клацнуло.

Мина?!!

Я замер, стараясь не переносить вес на другую ногу. Медленно, боясь увиденного, опустил глаза. Кровь похолодела.

Усилившиеся дождевые струи медленно смывали грязь с корпуса противопехотной мины.

«Твою мать, — прошептал я мысленно. А потом еще раз: — Твою мать!»

Послышался странный цокот, я поднял взгляд, и уже второй раз за последнюю минуту меня коснулся холодный ветерок.

Из-за пирамиды системных блоков неторопливо вышли два добермана. Поджарые тела одеты в доспехи, закрывающие животы, спины и шеи. С ужасом я заметил страшного вида мышцы на мощных челюстях псов — наверняка здесь поработали хирурги. Такая зверюга и титановый прут перекусит!

Сбоку поскреблось, я быстро повернул голову. Еще парочка модифицированных псов показалась слева… и справа!

В молчании, пригнув головы, доберманы двинули на меня.

* * *

Волосы на затылке встали дыбом, когда я понял, на какое прокрустово ложе угодил: подорваться на мине или быть разодранным доберманами!

Ладони машинально хлопнули по бокам, но карманы пусты, если не считать сигарет и стимуляторов. Я же сам выбросил пистолет и дробовик. Интересно, кстати, а помогло бы против модифицированных псов ружье?

— Эй! — закричал я. — Помогите!

Псы вздрогнули от крика, еще ниже опустили головы. Я услышал приглушенное рычание. Когда до меня осталось шагов двадцать, псы, как по команде, оскалились.

Бог мой…

Таких страшных пастей я не видел даже у компьютерных монстров! Огромные клыки размером почти с указательный палец взрослого человека. На фоне раскаленных красных языков они ослепительно белые, густо покрытые слюной.

— Эй! Да помогите же!

Дьявол! Балансировать на одной ноге, да еще и в грязи — неудобно. И это еще мягко сказано. Инстинкт самосохранения как взбесился, требует немедленно броситься бежать! А память, как назло, выуживает из глубин инструкции, как нужно спасаться от мин. Если уже наступил, и нет знаний, как обезвредить взрывчатку, нужно прыгнуть как можно дальше и, одновременно, ниже, избегая уходящего к небу эпицентра взрыва… ах да, чуть не забыл. Нужно еще молиться, чтобы оторвало всего лишь стопу, а не полтуловища!

Доберманы приблизились настолько, что воздух пропитался вонью мокрой шерсти.

— Эй!.. да вашу ж мать!!!

Единственный эффект от крика — растущая злоба собак. Удивляюсь, как они до сих пор не бросились.

Когда псы приблизились ровно на расстояние прыжка (да я и сам уже готов был прыгнуть с этой чертовой мины!), словно по команде они остановились и сели. Я чуть не заматерился от неожиданности.

Словно зрители в безумном цирке, псы с интересом пожирали меня глазами. Но, слава богу, с места больше не двигались.

Из-за дальней пирамиды из какого-то компьютерного хлама показалась фигура человека. Длиннополый кожаный плащ, полноценная маска-противогаз на все лицо, на грудь спадает гофрированный хобот. Через плечо, как лесоруб носит топор, человек нес крупнокалиберный пулемет. Почему-то мне сразу представилась картина, как он сдирает этот пулемет с брошенного «хаммера» на свалке.

— Моя любимая поза, — услышал я приглушенный противогазом голос. — Птичка в капкане.

Я перевел взгляд на собак, проклятые монстры не отрывают от меня глаз.

— Знаешь, — продолжал незнакомец, — не многие выдерживают до конца. Приходится потом собачек отправлять на поиски потрохов. Мне такой расклад не нравится — мины сейчас недешевы.

— Ты кто?

— Офигеть какой ты наглый. Вторгся на запретную территорию, еще и хозяина спрашивать берешься. Неприлично.

— Ты здесь хозяин?

— Парень…

— Меня к тебе направил один человек.

— Кто такой?

Говорить под взглядами псов неуютно, а тут еще дождь усиливается.

— Я знал его под именем Дикаря. Меня зовут… Пит.

Пару минут человек изучал меня, спокойный, будто танк. Потом повел рукой. Доберманы зафыркали, с удовольствием оторвали задницы от размякшей глины и потрусили прочь. Я с трудом сдержал вздох облегчения.

— Илчи Фокс, — сказал человек. — Зови меня Илчи. Пойдем.

— Эй!

Илчи обернулся:

— Что еще? Дождь усиливается!

Я указал под свои ноги:

— А ты не хочешь обезвредить эту штуку?

— А, это, — он засмеялся довольно. — Не дрейфь, она учебная. Пойдем уже.

Я ощутил острое желание оставить доберманов без хозяина.

Помедлив пару секунд, я перенес вес на другую ногу, под правой тут же раздался металлический щелчок…

Теперь можно открывать глаза. Даже можно выдохнуть. А потом так же глубоко вдохнуть, чувствуя, как онемевшие от напряжения мышцы распускаются.

Припадая на затекшую от напряжения ногу, я поспешил за хозяином компьютерного склепа. Только однажды обернулся: доберманов уже и след простыл, а на проржавевшем корпусе мины медленно таял под дождем грязный отпечаток моего ботинка.

Из-за дождя стало быстро темнеть. Обиталище парня со странным именем Илчи оказалось на другом конце свалки. Для того чтобы попасть на другой конец, понадобилось пройти минут двадцать. Свалка просто огромная! Никогда не думал, что «железных» отходов столько. Наверное, здесь не меньше миллиона системных блоков. И столько же серверов, принтеров, факсов, устаревшей модификации дек, виртуальных шлемов и кресел…

— Да при наличии мозгов здесь можно собрать таку-ую машину, — не выдержал я.

Илчи обернулся с хитрой улыбкой:

— А как ты думаешь, у кого самый мощный компьютер по эту сторону экватора?

Я только головой покачал. Неудивительно, что Дикарь здесь имеет связи. Молодец, хакер.

Дом хозяина свалки оказался бетонным бункером.

— Бомбоубежище, — поправил Илчи. — Еще со времен холодной войны. Эти стены выдержат атомную войну.

Мы подошли к округлому бетонному оврагу, под ногами пересчитались облупившиеся от времени ступени. Мощная на вид бронированная дверь оказалась незапертой, я поразился ее толщине. Сантиметров тридцать листовой стали, а замочные язычки толщиной с водопроводную трубу.

— Осторожно, — буркнул Илчи. — Здесь потолок низкий.

В непроглядной тьме коридора так мало места, что руками я касаюсь стен, а по волосам скребет потолок. Пахнет дезинфекцией. В темноте я услышал электронные щелчки, тут же распахнулась другая дверь, а свет на миг ослепил.

— О-о, — только и смог сказать я.

Такого количества электроники я не встречал даже в главном офисе «Новой надежды». Точнее, — такой ее концентрации на один квадратный метр.

Многочисленные мониторы демонстрируют картинку по всему периметру свалки и со всей ее территории, кажется, что нет не просматриваемого сантиметра. Огромное количество датчиков регистрирует движение, температуру, световые изменения и, наверное, даже уровень радиации. Приборы ночного видения, пульты контроля за поведением собак. Есть несколько виртуальных кресел различной модификации, начиная от «ультракомфорта», заканчивая узкоспециализированными моделями для игр или виртуального секса.

— Рот закрой, — с удовольствием посоветовал Илчи. — Пойдем.

Мимо потянулись стеллажи с «железом», гаджетами и дополнительным оборудованием. Все ярко освещено, воздух чистый, с приятным морским запахом. Складывается впечатление, что здесь целый завод.

— Ты здесь один управляешь? — с подозрением спросил я.

— Так я тебе и сказал.

В центре помещения металлические столы, на них ряды пустых пластиковых бутылок, сосуд с желтоватой жидкостью. В сторонке на грубой бумаге разложены детонаторы. Рядом со столом я заметил два ведра гвоздей и порубленных гаек.

— Так, — на мой немой вопрос контрабандист отмахнулся, — по мелочам помогаю страждущим.

Я поднял бровь:

— Теперь страждущим нужна кустарная взрывчатка?

— Им все нужно. А тебе я посоветую не совать нос в чужие дела, парень.

Не вопрос.

Мы прошли в небольшую комнату, отделанную по последнему писку моды Грибницы под кабинет. Стены укрыты лакированным деревом, на полу паркет. Из обстановки: письменный стол, пара кресел и диван со шкафами.

Илчи сбросил плащ на вешалку и стянул противогаз. Он оказался крепко сбитым, среднего роста мужчиной «слегка за сорок». Камуфляжные штаны заправлены в ботинки, серая футболка скрадывает фигуру. Хотя, если судить по крепким плечам и бицепсам, парень явно себя держит в форме.

— Где Дикарь? — спросил я.

Илчи развалился в мягком кожаном кресле, полез куда-то в стол. На его поверхности оказались два стакана и бутылка коньяка.

— Откуда я знаю, где ваш Дикарь, — пожал плечами он, наполняя стаканы янтарной жидкостью.

— В смысле?

— В прямом. Пей коньяк, после дождя — самое то.

«И после твоих собачек», — мысленно добавил я, опрокидывая содержимое стакана себе в глотку.

— Итак? — Илчи крякнул от удовольствия. О столешницу клацнула пепельница и пачка местных сигарет. — Рассказывай. Кто ты такой, что Дикарь сам вышел на связь и велел помочь тебе по высшему разряду. Причем мне был выдан весьма некислый аванс. Кто ты, беглый убийца президента? Или новый Иисус?

Я тоже закурил, чувствуя, как по телу растекается приятное тепло. Уронил мстительно:

— Так я тебе и сказал.

Он хмыкнул добродушно:

— Гад.

— Ну, — я решил сменить тему, — раз тебе Дикарь сказал меня ублажать и лелеять…

— Помочь!

— …То можешь позаботиться о горячей ванне и закрытом канале связи.

— Связи с кем?

— С Дикарем.

Секунду Илчи рассматривал меня из-под опущенных бровей, потом буркнул, вставая:

— Будет тебе закрытый канал.

О горячей ванне эта скотина умолчала.

* * *

От виртуальной связи я отказался. Не знаю, что произойдет со мной… черт возьми, как тяжело это говорить… с моей личностью, если чип-паспорт подключится к виртуальности. Не уверен, но чувствую, что это как оказаться в паутине — залип, и уже не будет возможности выпутаться…

Монитор инфопространства мигнул сообщением, что соединение со спутником установлено, пошел гудок голосовой связи. Я один в небольшой бетонной каморке, эхо здесь чудовищное.

Наконец, гудки оборвались, и знакомый голос произнес:

— Илчи?

— Сэйт.

— Ты добрался!

Мне показалось, или в его голосе я услышал искреннюю радость?

— Ты был прав, — сказал я. — Насчет Розового.

— Да… — помрачнел Дикарь. — Я видел новости. Я настроился на местный телеканал. Сразу понял, что это была твоя работа.

— Сразу понял?

— Ну это же в твоем стиле, выбрать для разборок такие места. Панки, готы, электронный рок. Панк, что с тебя возьмешь.

Я засмеялся тихо. Как все это напоминает старые добрые времена. Только, что омрачает воспоминания, те времена были мертвыми, мой дух спал, не в силах осознать себя.

— Что мне делать дальше?

— Пока только ждать. Я свяжусь с Илчи, он должен все устроить.

— Что устроить?

— Новые паспорта, оружие, помощь, чтобы ты перебрался через границу.

— А… ты где сейчас?

Дикарь ответил после короткой паузы:

— В Крыму, работаю тут… на одну крупную фирму.

От проклятого эха начало двоиться перед глазами. Я с ужасом осознал, что в этот раз борьба за бодрствующий разум будет в тридцать раз тяжелее. Я устал, пил стимуляторы, давно не спал.

Будто сквозь старый матрац я услышал свой голос:

— А что я буду делать в Крыму?

Дикарь замялся:

— Прости, Сид… то есть Сэйт, но мне нужна твоя помощь… кроме того, тебе все равно лучше убраться из сферы влияния корпораций.

— В Крыму они бессильны?

Дикарь ответил горько:

— Сейчас они имеют силы везде. Но здесь с тобой будут рядом друзья.

— Дикарь, — я помолчал. — Все не так просто.

— Поясни.

— Я спекся. Мне нужен доктор…

— Я знаю.

— Откуда?!

— Ты забыл, с кем имеешь дело? У меня есть доступ к информации. А потому нам и нужен Илчи. Только такой талантливый контрабандист, как он, сможет достать все, что нам нужно. И, самое главное, тайно. Он настоящий отаку своего дела.

Я закрыл глаза, в ушах тихо шепчет статика спутниковой связи.

— Ты хочешь сказать, — от волнения хрипло проговорил я, — что у меня есть надежда?..

— Надежда это фигня. У тебя есть шанс.

Хотелось бы верить. Да что там, уже верю!

Я только и ждал этих слов. Настолько, что сам смысл беседы для меня не важен. Только бы найти выход из замкнутого круга.

Чтобы не выдать своих чувств, я усмехнулся:

— А круто ты все обставил.

— В смысле? — в голосе Дикаря появилось напряжение.

— Ну там, когда меня из фургона вытаскивал, под «Металлику». Да еще Сетевым Дьяволом представился… Видел бы ты глаза того парня из «Новой надежды», ха-ха, тебе нужно шоу устраивать. У тебя талант…

Я ощутил поглаживание фреона по венам, когда Дикарь пробормотал с недоумением:

— Это был не я…

* * *

После разговора я решил выйти подышать. Точнее — покурить на свежем воздухе. И, едва окунулся в плотную свежесть местной ночи, замер. Серебряных блестк на небе столько, что они кажутся особенным дизайнерским решением. Впечатление усиливается от контраста с вечно пустым небом Грибницы.

Как в глубоком детстве, я рассматривал созвездия, среди них выделил особо четкое, — кольцо из красных огоньков. Если не ошибаюсь, то это система спутников «Новой надежды», боги виртуальности.

Где-то вдалеке пролаяла лисица. С непривычки я даже не сразу понял, что это голос реального зверя, а не фоновый шум композиции. Когда ей ответила другая, я почти по-детски обрадовался. Вот уж не думал, что буду в таком восторге от дикой природы. Всегда считал себя ребенком мегаполиса. Впрочем, всем нам иногда нужно напоить дикарей в своих душах. Поэтому мы ходим в зоопарки, туристические походы, ездим в другие страны, отправляемся на охоту. И с тем большей радостью потом возвращаемся в комфортный и страшный город…

Скрипнула тяжелая дверь, раздался голос Илчи:

— Ну что, бандиты, наговорились?

— Да, спасибо.

— Тебе что-нибудь нужно?

Вместо ответа, я прошептал, глядя в небо:

— Никогда не думал, что на мусорной свалке будет так красиво!

Контрабандист тоже задрал голову. Хотел что-то сказать, но его неожиданно перебил сексуальный женский голос. Он шел из браслета Илчи:

— Нарушение периметра!

И в тот же миг небеса обожгла багровая вспышка, скрыв звезды. Почти одновременно с дрожью земли мы услышали взрыв.


предыдущая глава | Автономный режим | cледующая глава