home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Абрек застал варяжского гостя мирно спящим там, где его срубил коварный стакан.

Продукт отечественного самогоноварения оказался высшего качества. Поэтому Игорь решил использовать свободное время для самообразования. Короткая экскурсия по просторам Интернета выдала целую гору информации. Однако из всего прочитанного им вырисовывалась довольно мрачная картина.

Викинги, они же варяги, норманны, отличались необузданным нравом, полнейшим пренебрежением к чужой жизни, и на протяжении нескольких веков были сущим наказанием для остальной части Европы, да и Азии. Информация подкреплялась красноречивыми примерами абсолютного попрания права частной собственности всех остальных народов и стран.

Ребята в меховых безрукавках, вооруженные топорами и прочим колюще режущим оружием, наводили ужас на всех, до кого могли дотянуться. А могли они многое. Как оказалось, бригады этих средневековых рэкетиров и отморозков шастали по всей территории Европы и, задолго до испанских мореходов, посетили Америку. Впрочем, там, судя по всему, долго не задержались, предпочитая снимать дань с находящихся куда ближе соседей. Досталось от них и племенам, живущим на нынешней территории России.

Читая о суровых нравах варваров, Игорь с опаской покосился на тихо сопящего во сне соседа.

Однако, исходя из прочитанного, можно считать, что дорожные ребята еще легко отделались. Особенно умилило Абрека описание моральных норм викингов. Примером послужило сообщение хроникера. Изложенное в Абрековском понимании оно выглядело примерно так:

"Один Викинг, которого приютил на ночлег некий гражданин, с дорогой душой обнес хату благодетеля и ушел во тьму, естественно, позабыв простится со спящими хозяевами. Однако, не успел он отойти, как его охватило раскаяние. Воин вернулся, разбудил хозяина, принес извинения, а после спокойно прикончил его и вынес все имущество, но уже с чистой, незапятнанной совестью".


История дала обильную пищу для размышления.

— Непросто все, — заключил исследователь. — С таким характером и на свободе — это чудо. Игорь выключил компьютер и, махнув рукой на все опасения, улегся спать.

"В моей ситуации никакой разницы. Прирежет постоялец, либо обозленные бандиты. Итог один. Будь, что будет", — решил он, гася свет.

Проснулся от звучащего в пустой комнате, словно рокот небольшого водопада, храпа спящего на тахте соседа. Абрек встал, потянулся и отправился в ванную комнату, приводить себя в порядок. День, судя по всему, предстоял долгий и насыщенный.

Тем временем, постоялец подал признаки жизни.

— Ох, ты, — поднял голову варяг и закончил точь-в-точь, как обычный российский гражданин, перебравший накануне: — Где я? — он оглянулся, — Что это было?

Непонимающе уставился на Абрека. Понемногу вспомнил и заморгал, приходя в себя: — Так, значит, все правда? Не сон?

Обошел небогатую Абрековскую квартирку, молча заглянул в места общего пользования, где выслушал краткую инструкцию пользованием бытовыми приборами, и вернулся назад. Похоже, с утренним недомоганием печень штангиста справилась, по крайней мере, выглядел он вполне нормально.

Завтрак на маленькой кухоньке тоже прошел без особых разговоров. Однако, закончив есть, поднял незамутненный взгляд Вовкиных глаз и спросил: — Что делать думаешь, хозяин?

Игоря, который всю ночь смотрел кошмары с участием своего нового-старого знакомого, несколько покоробило последнее слово. И он напрямик задал интересующий вопрос, пересказав вычитанный отрывок летописи. Могло ли такое быть в действительности, и как он относится к этакому проявлению благодарности?

Выслушав короткую историю, варяг согласно кивнул: — Могло. Такое… запросто.

Странно только, что этакая безделица, и сохранялась в вековой памяти, — вот и все, что понял Игорь из невнятного комментария.

Викинг, почувствовав некоторую напряженность, замолчал. Помедлил и, наконец, ответил по существу.

— Хозяин трижды глупец. И сам виноват, — сказал он. — Во-первых, впуская в дом столь тревожного постояльца. Или он не знал, кто к нему пришел? Не видел шлема и доспехов? Меча? Тогда почему положил спать без присмотра и позволил тому спокойно отыскать и вынести все ценности?

— Даже почитаемый Византийцами пророк сказал: "Да не введи меня во искушение".

— А хозяин нарушил основу своей веры, если он был христьянин. За что и поплатился, — сформулировал норманн позицию.

— И еще, — викинг, пытаясь подобрать слова, кивнул за окно. — Те, которые твой клад хотели забрать, они вовсе не моего рода, а разве поступили иначе? Так в чем тут отличие? Они считали себя в праве, вот и все. Так чем они лучше того воина?

— И, наконец, последнее, — Варяг уперся взглядом в глаза собеседника. — Он, тот викинг, все-таки вернулся. И дал возможность судьбе решить, кто достоин владеть добром. У хозяина были все шансы победить в честном бою. Почему кто-то должен щадить его? Будь селянин сильнее, он разве не забрал бы мою жизнь, и добро? В чем тут грех?

— Ты понимаешь, — Игорь озадаченно щелкнул пальцами. — Мораль изменилась. Все стало по другому.

Варяг недоверчиво покосился на него: — Да? Тогда какой вопрос. Если вы пытаетесь судить поступок человека другой эпохи по своей мерке. И кстати, а мне вот кажется, ничуть не изменилась, эта ваша мораль. В пути нас едва не обобрали разбойники, в лесу тоже. И здесь мы сидим в коробке, за крепкими засовами. Если мораль стала иной, от кого ты запираешь дверь?

Чувствуя, что проигрывает спор, Абрек оскорбился.

— Я тут достал для тебя кино, — он показал на темный экран "Фуная".

— Телевизор. Как тебе объяснить? В этой коробке будет видно все, что произошло со времени твоего века. Думаю, тебе будет полезно.

Викинг глянул на экран: — Это как мухоморы? Мы тоже иногда варили зелье а после видели, что было и будет с нами, и не только… Правда, голова после… Раз вы научились делать это без последствий, тогда конечно, почему не испробовать.

Не став далее проводить параллели, Игорь включил проигрыватель и поставил первый диск.

Воин настороженно взглянул на мелькающую рекламу, поднялся, обошел электроприбор, вновь опустился перед телевизором и всмотрелся в начавшееся действо.

"Средние века. Время великих походов и завоеваний, полководцев, гениев и негодяев. Инквизиции и эпохи ренессанса", — зазвучал за кадром голос диктора.

— Ну, смотри, а я пока съезжу к знакомым, — сообщил Игорь, вставая.

— Меч дашь? — не отрываясь от экрана, спросил викинг. — Мне будет спокойнее.

Игорь остановился: — Так нет у меня. Сейчас они только в музеях.

— А чем вы воюете? — резонно поинтересовался варяг.

— Это долго объяснять. Тем более, его и в доме хранить нельзя. Закон. Оружие носят лишь стражи порядка.

— А как же разбойники? — все так же непроницаемо задал вопрос гость из прошлого.

— Ну, да, еще бандиты, — вынужденно признал Абрек. — Но их за это наказывают. Сажают в тюрьму.

— Хм, а тех, кого убивают разбойники и стражники, вы научились воскрешать? — наивно поинтересовался норманн.

Игорь отрицательно покачал головой.

— В таком случае какая разница с того, накажут тех, кто вырежет тебя и твой род, или нет? Не понимаю. Убитых это не воскресит, — Варяг вновь поднялся и отправился в кухню. Вернулся, держа в руках топорик и точильный камень, которые уже полгода валялись забытые под раковиной.

— Что же ты так лезвие запустил? — укоризненно произнес гость. — Металл добрый. А вот рукоять — дрянь, — он провел по лезвию. — Позволь, у меня побудет?

Показав кнопки управления звуком, Игорь предупредил оставшегося в одиночестве гостя и вышел, закрыв дверь на ключ.

"Конечно, надежнее было бы угостить его вчерашним снотворным, однако, так и споить недолго. Да к тому же кончилось", — рассуждал он, спускаясь вниз.

К безногому копателю добрался на автобусе. Во дворе огляделся и, не заметив ничего подозрительного, поднялся в квартиру.

Открыл сам хозяин. Откатился, приглашая войти, и внимательно глянул на гостя.

— Ну как съездил? — поинтересовался Гоша, когда Абрек протянул ему ключи.

— А, все впустую. Только зря бензин пожгли, — отмахнулся Игорь.

— Ну и слава богу. А то ко мне тут человек приходил, — без перехода сообщил калека, — от Лазаря. Слышал о таком? Интересовался. Ну, я извини, сказал, как есть. Дал, дескать, машину, а что, куда, не ведаю. Не навредил?

— Нормально, — коротко ответил Абрек. — Ничего серьезного, — подумал и добавил: — Тут другая проблема. На трассе с "разводными" повздорил. Наехать решили. Короче, не сегодня-завтра от них кто-нибудь к тебе заявится.

— Смотри, как у тебя весело? — усмехнулся инвалид. — Жизнь, прямо, кипит. Ну, так и что? Как придут, так и уйдут, — он откатил тележку к полке. — Лазаревские тоже поначалу пальцы крутили. А я им на стенку показал и доходчиво объяснил, что мозги на бетоне некрасиво будут выглядеть. Пришлось, правда, пару лимонок достать. Но они ребята понятливые, враз присмирели. Разберемся. Мне терять нечего, а остальным еще пожить охота.

— Не стоит, Гоша, — Абрек, и впрямь, не хотел создавать приятелю новых проблем.

— Скажи им все, как есть: "Брал, вернул. Такой-то". Тебе какие предъявы? С ними я уж сам разберусь, — Игорь сделал вид, что размышляет. — Можешь даже с них денег снять.

— Как это? — удивился Григорий.

— Скажи, мол, обмолвился Абрек, собирается в лес. За добычей. Нашли, якобы, клад, или там чего ценное, сам придумай. А за отдельную плату им вот этот навигатор всучи. Вещь хорошая, особенно тем, что последний маршрут в памяти сохраняет. Так и говори, дескать, в первый раз брали, а теперь место запомнили.

— Ну, ежели так надо, почему не сказать? — согласился хозяин. — За приемник они мне минимум штуку "бакинских" выложат, а то и две. Не навредит тебе? — уточнил он у Абрека.

— Все под контролем, — успокоил тот. — А вот после забудь начисто. Совсем. И все.

— Никому, — предостерег уже на выходе. Глянул вокруг и наткнулся взглядом на темный от времени, с остатками облезлой краски, железный блин: — Слушай, а это у тебя чего? Мина?

Григорий безразлично глянул под шкаф: — Ага, противотанковая. Гансовская. Только без взрывателя. А чего?

— Ерунда, думал, может пригодится, капусту там посолить, прижать. Удобно.

— Ну, это да, в самый раз, — со сдавленным смешком согласился хозяин. — Так забирай, я разводным сверху стольник накину, и в расчете, — он выкатил болванку на середину комнаты.

Игорь уложил тяжелый предмет в сумку.

— Так может тебе, для капустки, и взрыватель дать? — невинно спросил Гоша, провожая гостя. — Самое то, рассол бодяжить, — он вынул, откуда-то короткий цилиндр — трубку с резьбой.

— С этой аккуратно, — предупредил черный археолог.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Абрек, осторожно убирая цилиндр в карман куртки. — Ну, считай все, теперь капуста будет, самый смак. Когда засолю, приеду, угощу, — он прижал дверь и неторопливо двинулся вниз.

"Итак, что мы имеем? — рассуждал, сгибаясь под тяжестью груза, шагая к остановке. — Разбойнички с большой дороги ждать не станут, а услышав про хабар, тем более. Теперь дело за малым", — он глянул на забитый людьми пятачок и махнул рукой. Лезть в переполненный автобус, имея такой багаж, не стоит. Вышел к обочине и, сосчитав наличность, махнул проезжающему мимо частнику.

Открыл двери квартиры и удивился тишине. Словно и нет никого. Постоял, осматривая входную дверь: "Следов взлома не видать. Интересно". Шагнул внутрь и уставился на замершего возле входа варяга. Блеснула отточенная сталь.

— Ты чего? — Абрек осторожно уложил сумку под вешалку.

— Да, так, на всякий случай, — просто отозвался гость, пряча оружие. — Мало ли?..

— Ну что, досмотрел кино? — поинтересовался Игорь. — И как?

— Многие знания, многая печаль, — ответил тот вовсе не свойственным норманну афоризмом. — Много кровушки на земле пролилось. Страх берет. Всего не понял, только, жуть, как мне это не нравится. У нас все проще, честнее было.

— Эх, это Византеи все… — он не закончил. — За веру сколь народу пожгли, да и галлы со своими Робеспьерами — упыри каких мало. Далее глядеть не стал. Ты мне скажи, чего сам невеселый? — внимательно глянул на Абрека гость. — Я ведь понял, что сотоварищей тех, лесных разбойников, стережешься. Думаешь, отыщут след?

— Ясное дело. В наше время тайн почти не осталось, — Игорь вдруг заметил торчащий из-за пояса Вовкиных джинсов ствол. — А это чего?

Викинг выдернул пистолет: — Так вот, значит, чего вы взамен мечей придумали? Хитро. Только мудрено. Как работает видел, а в остальном не разобрался. Подскажи. Ты ведь вчера на тракте такими чужих пугал.

Абрек вильнул глазами, но поняв, что отвертеться не выйдет, опустился в старенькое кресло. Принял поданный напарником ствол и вынул обойму.

— Стреляют, собственно, вот эти кусочки свинца. Внутри патрона заряд. Здесь с торца капсюль. По нему ударяет боек, такая острая железка. Горит порох и выстреливает пулю. Остальное — детали. Вставляешь, взводишь курок, готово. Этот пистолет без предохранителя. Направил, нажал и готово. Конец ствола навел, этого достаточно, — он щелкнул, спустив курок вхолостую. — Расстояние прицельной стрельбы метров десять. Да, для ближнего боя, этого и достаточно. Пробивает лист железа. Такой, — ткнул пальцем в столешницу. — Есть и другой вариант: Автомат — тот выпускает за один миг с десяток пуль и бьет дальше, метров на сто-двести, винтовки — еще дальше.

— Много чего есть, — не стал распространяться Абрек. — Уж в чем, в чем, а в средствах уничтожения себе подобных мы поднаторели. Потому и законы приняли, чтобы хоть как-то ограничить распространение оружия.

— И как, помогает? — викинг осторожно взял пистолет. Вщелкнул обойму, примерился.

— Красив, — бережно положил оружие на стол. — Так вот почему те, дорожные, нас живыми отпустили, — припомнил он зажатые в руках Абрека стволы.

— Значит, ждешь? — вернулся к началу беседы викинг.

— Обязательно, — согласно кивнул Игорь. — И те, и другие, а если найдут, тогда обязательно кончат. И никакое оружие не спасет. За ними деньги и сила. А нас всего двое.

— Кстати, — припомнил варяг. — Видел там, — он кивнул на телевизор, — бумажки, что у вас взамен серебра и золота, — вынул из мешка стопку из купюр, реквизированных у Лазаревских. — Это сколько?

— Это много, — отозвался Игорь. — Три оранжевых — это мой заработок за месяц. Одна синенькая: тысяча рублей — неделю можно жить. Питаться, — уточнил он.

— А сколь серебра они стоят? — попытался привязать к понятной системе ценностей варяг.

— За серебро не скажу. Много. Килограммов десять, или больше. А золота всего грамм пять-шесть.

— Дукат? — скривился норманн.

— Все относительно, — Игорь уже говорил, как с равным. — Еда, одежда дешевле, золото дорогое.

— А оружие? — вновь перевел на понятные материи слушатель.

— Оружие купить трудно. Только у таких, как Лазарь, бандитов. Ну, штук пять-шесть таких вот рыжих бумажек за простенький ствол.

— Понятно, — протянул варяг. — Высыпал на стол содержимое мешка и сноровисто разобрал бумажки. Споткнулся на Евро и долларах.

— Это ваши — варяжские, они же галльские, и норманнские, короче, для всей Европы, — ткнул Абрек в сложный узор. — А зеленые, как жаба, это доллары, заморские, из Америки. Место распространения весь мир. Евро дороже, — не дожидаясь новых вопросов объяснил он.

— Держи, — протянул варяг Абреку стопку бумажек. Даже разделенная пополам кучка вышла внушительных размеров. — Бери, твое.

Норманн сложил руки на груди: — Золото не отдам. Потому, как ежели не было иного уговора, трофей должен быть у каждого свой, так издавна повелось. А это, уже после выдуманное, бумажки — по-вашему разделил. Поровну.

Игорь задумался: "С одной стороны, вроде, как грабеж, а с другой? Это ведь не я их, а они меня в лес вывезли, и чья вина, что так все сложилось? Чего уж тут. Опять-таки, и на похороны деньги нужны.

Он спрятал деньги в карман: " С волками жить, по-волчьи выть. Вспомнив о погибшем приятеле, глянул на Владимира.

— Ты мне скажи, что за кольцо такое, и в чем смысл его? — не сумев подыскать слов, чтобы описать превращение, спросил он.

Однако варяг понял, и темнить не стал: — Сам не знаю. Кольцо мне отец отдал, перед смертью, а ему — дед его. Рассказывал, что испокон века оно в нашем роду. Откуда взялось, никто и не помнит. Так, вроде легенды, сказывали бабки, досталось оно кому-то из предков в давние времена, как трофей. Далеко тогда наши струги ходили, за море, что ныне Русским зовется, и по Средиземельному, туда, в страну черноголовых людей, и еще дальше. Жара там невыносимая, такая, что реки сохнут, и люди в два роста. Вот после того похода и появилось оно в нашем роду. Вроде, как амулет, но я и знать не знал, что может оно такое. Да я и сам сыну наказ давал, когда будет хоронить, с пальца снять. Как вышло, что в могиле оказалось, не знаю, может, забыл или выронил. Да только ведь и нет его, кольца-то? — варяг покрутил ладонью. — Или есть? — он озадаченно пощупал палец. — Не понять.

Он отвлекся и принялся за осмотр добычи. Нацепил на шею блестящую, в палец толщиной цепь, натянул пару колец, примерил золотые часы Лазаря.

— Ты, вот, что, — Игорь покосился в сторону. — Сними пока. Неровен час, дружинники его заявятся, признают, не отпереться.

— И что? — удивился воин. — Налетят, сразимся. Будет воля Одина, победим, нет, знать, так и быть.

— Можно, конечно, — не стал спорить Абрек. — Только есть у меня план, который позволит нам с ними чужими руками справиться, или хотя бы поможет.

Варяг с готовностью стянул побрякушки, уселся удобнее, баюкая в руках ствол, с которым, похоже, решил не расставаться, и приготовился слушать.


Глава 7 | Кольцо викинга | Глава 9