home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

— Не земля, а черт знает…, камни одни. Почему только? — он вновь прошелся по периметру раскопа детектором. — Не я буду, там что-то есть.

— Кастрюля или ржавый горшок, — скептически хмыкнул Игорь. — Брось ты это.

— Не-ет, я эту сову разъясню, — просипел Михаил, пытаясь вытянуть из ямы здоровый валун.

— Дай-кося, — подвинул напарника плечом Кубик. Крякнул и выворотил камень.

— Ого, здоров, бродяга, — удовлетворенно выдохнул атлет.

— Ты можешь мне объяснить? Как это могло случиться? — Леший провел ладонью по неровной поверхности валуна. — Ясное дело, булыжник долгое время лежал в реке или на берегу. Как он попал сюда?

— А я Пушкин? — отозвался Вовка, работая лопатой, словно заправский землекоп. — Ох, уж лучше бы ты эту папку треклятую выбросил. Мороки меньше…

Благодаря усилиям здоровяка, яма быстро превратилась в приличный раскоп. Однако все равно попотеть, и не один раз, пришлось всем.

Заканчивая свою смену, Игорь искренне клялся, что больше никакая сила не заставит его принимать участие в этом идиотском деле.

Но отдохнув, покорно брал в горящие от мозолей ладони лопату и спускался в яму.

День подошел к концу, проявились на небе неяркие звезды.

Землекопы, прервав увлекательное занятие, бессильно сидели у прогоревшего костра и вяло переругивались, решая, кто отправится за дровами.

Сил не было ни у кого, поэтому дискуссия затянулась.

Незаметно с выбора истопника перекинулись на непонятный источник сигнала.

— А я говорю, все это глупость, — категорически заявил Абрек. — С такой глубины детектор взять сигнал не способен по определению. Может, аномалия какая? Вот и сбоит. А мы, как идиоты, купились.

— Плохо другое, — произнес Вовка, не открывая глаз. — Пока мы с этим делом не разберемся, придется рыть. Ну, сам посуди, интересно ведь.

В беседу включился Михаил, до этого молча рассматривавший свои руки.

— Что-то там есть, — повторил он. — Я даже, наверное, могу сказать, что. Другой вопрос, нужно ли оно нам?

— Так ты не томи, поведай, — приоткрыл глаз Кубик.

— Я, когда в университете учился, на практику в поле ходил. Мы под газопровод измерения проводили. Так вот, как-то с археологами пересеклись. Они аккурат на нашей линии копали, ну и немного поучаствовал.

Судя по всему, это могильный холм. Так сказать, на скорую руку. Походный.

— Почему так решил? — скорее чтобы не молчать, поинтересовался Абрек. — И чей?

— Чей — это как раз проще. Тут в восьмом-девятом веках викинги страсть как озоровали. Прямо, что твой рэкет на дороге. Грабили. А вот, кто там лежит, тут, как говорится, возможны варианты.

Скорее всего, обычный воин, ничего ценного. Железо за столько веков погнило, кожа — естественно, а бляшки, застежки разные, они нам на кой?

— Ну, а золото, ценности какие? — предположил Кубик.

— Увы, согласен, — Михаил развел руками. — Золотишко купцы по реке мало везли. Серебро разве, да только маловероятно, что его в могилу, тем более времянку, положить могли. Ну, одну две монеты, брусочек, может?..

— Вот спасибо. Дорогой ты наш человек, — возмутился Игорь. — А раньше ты этого сказать не мог? Мы тут уродуемся из-за черепушки и обрывка кожи, а он, видишь ли?..

— Так любопытно все-таки, — попытался оправдаться ученый. — А вдруг?..

— Нет, все беды на земле от этих, прости, яйцеголовых. Им, блин, интересно, а все человечество страдает. То они вирусы скрещивают, то ускоритель, как его, коллайдер, запустить норовят. А этот на нас отыграться решил, — подвел итог беседе Кубик.

— Если кому интересно, вот пусть сам и роет. Я больше к этой яме на пять метров не подойду, — категорично заявил Абрек. — И вообще. Отдохнули, называется.

Он охнул, выпрямляя натруженную спину, и двинулся в палатку. — Сегодня пусть этот археолог на воздухе спит. Ему полезно, — сердито бросил он уже на ходу.

Заснул как убитый. Едва успел опустить голову на свернутую куртку, служащую подушкой.

Сон возник исподволь. Словно проявился из молочной белизны.

Могучий, никак не уже метра в плечах, человек сидел у костра.

Все, словно наяву. Контур едва различимой в ночной темноте машины, облепленная комарами палатка, и горящий неровным светом огонь костра. Все до мельчайших подробностей. Даже зарубки от топора на тяжелом сосновом комле, который приволок Вовка.

Игорь всмотрелся в черты лица сидящего напротив. Лицо как лицо. Твердый, плохо пробритый, с торчащими клочками пегой щетины под нижней губой, подбородок, Длинные вислые, словно два куска пакли, усы вокруг сжатых губ. Тяжелый взгляд пожившего человека. Смутило одно. Несмотря на ночную сырость и прохладу, сидит незнакомец в одной светлой нательной рубахе с вышитым воротом, а на груди виднеется приличных размеров темное пятно.

— На кровь похоже, — отметил наметанный глаз повидавшего всякого оперативника. — Засохшую. Вон и бинт, вроде, видать, — додумать не успел.

Губы молчаливого гостя дрогнули.

— Зачем? — вдруг произнес человек тяжелым низким голосом. И добавил: — Зачем потревожил?

— Кого? — Абрек даже не удивился. — Все-таки сон, ничего необычного. Гость этот — тот самый викинг и есть, неведомо когда в здешних местах сгинувший и наскоро похороненный.

— Не знаю, — честно отозвался Игорь, всматриваясь в грубые черты скандинава. — А ты кто?

— Хм, — усмешка вышла мало сказать недоброй, угрюмой и зловещей. — Правда, знать хочешь? Ну, смотри, сказать могу, не пожалей только. Но сперва сам ответь.

— Да случайно наткнулись, — не стал скрывать истину Абрек. — Поехали вот… — он растерянно замолчал, пытаясь подобрать нужное слово. — Думал, может, найдем что, заработаем, — чуть покривил он душой.

"Ну не рассказывать же сну, что хотел сбежать от себя. От своей неприспособленности, от глупого характера, помешавшего в один день заработать три сотни тысяч рублей. Кому какое дело, тем более во сне".

— Вот, значит… — странно, показалось — ответ удовлетворил собеседника.

— Сребра жаждешь? Понимаю. Тогда сговоримся. Клад отдам и уйдешь. Дальше копать не станешь.

— Да, — коротко ответил Абрек, чуть удивляясь своему состоянию. Словно жжет что-то руку. Опустил глаза и заметил попавший на кисть огонек от костра. Смахнул мимоходом и повторил, уже тверже: — Согласен. Не трону.

— Тогда смотри, — кивнул себе за спину чужак. — Где упала, там и копать.

Светлячок искорки горел в нескольких метрах от разрытого провала. Тлел еще пару секунд, словно давая запомнить место, и погас.

Игорь тряхнул головой и оторвался от зрелища. Никого. Дымок от затухающего костра, да звон голодных комаров над головой.

Дунул случайный порыв ветерка, запорошил глаза золой от костра, и вновь ушло все в туман, провалилось в неясную белизну.

— Эй, командор. Вставай, проспал все, — голос Лешего заставил открыть глаза. — Утро уже, просыпайся.

Поднялся, зевая, нащупал мыльницу телефонной трубки и глянул на мигающий огонек часов. — "Семь — десять". Обалдел, что ли? Профессор, — попытался вновь рухнуть на матрас Игорь. — Дай поспать.

Однако раздумал. Выполз из палатки и уставился на сидящих у костра товарищей.

— Чего не спится? — поинтересовался он, разминаясь.

— Мы, это, решили докопать, — отозвался Вовка чуть извиняющимся тоном. — Ну, мало ли. Может, найдем чего. Жаль бросать.

— Дело хозяйское, — отозвался Игорь, наливая в кружку кипятка. — Не жаль рук, копайте. Он присел на обломок сосны и хлебнул растворимого кофе. — Я не буду. Без толку. Кстати, сон дурацкий приснился, — он замолчал, припоминая детали, и вдруг наткнулся взглядом на держащую стакан руку. На тыльной стороне ладони, между большим и указательным пальцем виднелся маленький ожог. Совсем крохотный.

— Что за сон? — отозвался Михаил, скорее, чтобы поддержать разговор.

— Забыл… — удивленно пожал плечами Абрек. — Напрочь.

— Это бывает, — согласился Кубик. — Я перед соревнованиями, бывает, такое вижу? Думаю, запомню, утром все по полочкам разложу, а проснулся, ничего. Бывает. А то, вот…

Но Игорь, уже не слушая очередную спортивную байку приятеля, встал и медленно подошел к тому месту, где в странном сне горел ярко красный кровавый огонек.

"Здесь. Точно. Два кустика и сухая проплешина травы, размером с ладонь".

— Мужики, есть предложение. Копать там не стоит. Если умник сказал, что ничего толкового в ней нет, так какой смысл? Время тратить. Лучше — здесь.

— Почему? — Михаил озадаченно уставился на говорящего. — Хотя, что там и правда чего ценного найдем, это не факт. Но почему ты считаешь, что тут нужно? Ты ведь вообще против был?

— Какая разница? — Абрек усмехнулся. — Приснилось. Устроит ответ?

— А, ну тогда, конечно. Но можно ведь и одновременно, — не мог успокоиться Кубик. — Мы там, ты здесь.

Негромко стукнуло, словно подломился сухой сучок, а следом послышался шорох осыпающейся земли и глухой стук камней. — Чего это? — вскинулся Михаил и двинулся к месту раскопок.

— Ни фига себе… — удивленно протянул он, заглянув в яму.

Довольно глубокий, метра в полтора раскоп теперь оказался наполовину засыпан обвалившимся пластом земли. Грунт, кажущийся плотным и твердым, необъяснимым образом умудрился ссыпаться на дно.

— Да, теперь точно, никакого желания нет, — разочарованно протянул Вовка из-за спины товарища. — Ну его, к нечистому. А я как раз спускаться хотел. Представляю, такие булыжники по ногам…

— Да, уж… — Леший с досадой сплюнул в яму. — Ни хрена не радует.

— Знаешь, что, — построжел Абрек. — Вылазь от греха. Лучше вот в этом месте проверь, — на всякий случай предложил он.

Михаил поколдовал с прибором и прошелся в указанном месте.

— Глухо. Как в танк. — отозвался поисковик, опуская штангу. — С таким же успехом можно наугад в любом другом месте копать.

Охладев к раскопкам, он положил прибор и вернулся к костру: — Поесть бы не мешало. А то вчера с этой ямой и забыли.

— Вот и займись, — с облегчением согласился Игорь. — Придумай чего-нибудь.

Он примерился и воткнул отполированное частым использованием лезвие лопатки в грунт. Дело пошло ходко. Сам не заметил, как углубился по колено. Расширил ямку и с новой энергией принялся выбрасывать землю на бровку.

Вовка не выдержал через пару минут: — Эй, ты. Дай мне, — он потянул лопату из рук подуставшего землекопа. — Отдохни. Глупость, конечно, но, по сути, не глупее, чем наше вчерашнее ковыряние.

Через две смены, когда из ямы торчала только половина туловища Абрека, лопата вдруг стукнула о что-то твердое. "Камень? Не похоже, слишком звонко", — решил тот и принялся расчищать место вокруг. А еще через минуту из земли показалось нечто полукруглое, ржавое, похожее на металлическую крышку от казана или маленький щит.

— Эй, камрады, гляньте, — позвал Абрек отвлекшихся друзей.

Первым подошел к месту раскопок Михаил.

Он близоруко прищурился, и вдруг рухнул на колени: — Ох ни… — только и смог произнести обалдевший ученый.

Вовка отнесся к находке куда более сдержанно: — Точно говорю. Мент, он и есть мент. Смотри, нашел. Чего только?

Раскопав больше, Игорь понял, что находка, и впрямь, не что иное, как крышка закрывающая большой котел. "Сантиметров семьдесят в диаметре", — прикинул он, пытаясь сковырнуть ее с казана. Однако толстое железо прикипело насмерть.

После долгих попыток, кое-как, ударяя с разных сторон, удалось расшатать.

— Ну, помолясь… — он сунул в щель лезвие лопаты и резко нажал. Хрустнуло, и крышка отлетела в сторону.

На фоне ржавого кружевного железа лежащая внутри темная рвань впечатления не произвела.

— Да, уж… — разочарованно протянул Кубик, вглядываясь в рассыпавшийся от ударов хлам. — Одно достоинство, что ему хрен знает сколько лет. А так, мусор и мусор.

Игорь осторожно зацепил верхний слой мусора и убрал в сторону. А вот тут охнули все. Под истлевшей кожей обнаружилась темная, тусклая куча монет. Плотно утрамбованные неправильной формы кругляшки казались монолитной массой.

— …Мать моя, — выдохнул Игорь и взглянул на приятелей. — "Немая сцена. Ревизор", — он отбросил лопату и потянулся к карману куртки за сигаретой.

— Такое дело, — наконец прорезался голос у Михаила. Он сполз в раскоп и дрожащей рукой вынул слипшиеся в комок монеты.

— Сохран идеальный, — едва дыша прошептал ученый, разве что не уперевшись носом в находку.

— Ладно, давайте вынимать, — добил окурок Абрек. — Вова, принеси нам брезент.

Выкладывать добычу пришлось долго. За многие века хранения серебро окислилось, поспособствовала и стлевшая кожа, но сами монеты отделялись легко. И имели вполне приличный для старинного клада вид.

Игорь протер один из отделенных кругляков, всмотрелся в узор арабской вязи.

— Да, уж. Вещь старинная, цены немалой, — глубокомысленно произнес он и бросил в общую кучу. — Восток — дело тонкое.

И напоролся на возмущенный взгляд Михаила. — Осторожно, — скрежетнул севшим горлом сидящий в яме приятель. — Аккуратно нужно.

— Да. А ведь Мишу зацепило, — хмыкнул, в принципе не особо впечатленный находкой, Кубик.

— Эй, Леший, ты не шуми, — решил он взять быка за рога. — Нашел-то все это богатство, если, конечно, оно что-то стоит, Абрек. Так? Чего делать с ним? — глянул он на Игоря. — Государству отдать?

— Не-а, — легко отозвался владелец и улыбнулся. — Фигу им. Или пусть сначала Толик-рыжий за мой ваучер кусок своего холдинга отдаст. Или чего там еще обещали? А так… умоются.

Михаил осторожно опустил монету в котел.

— Мы обязаны сообщить о находке, — категорично заявил он. — Здесь артефактов на три экспедиции. Несомненно, это могильник крупного вождя. Там, наверняка, закопан и сам конунг. Здесь его добыча, а правее должны быть останки воинов, если кто-то погиб вместе с ним. Оружие, утварь, да много чего.

— Интересно, — Вовка озадаченно почесал в затылке. — Выходит, двадцать пять процентов? И куча вопросов? Ну, я так не играю, — он вопросительно глянул на заводилу.

Игорь озадаченно поднял бровь, скривив гримасу: "Как ему объяснить, что есть условие? И вообще, расскажу про сон, на смех поднимут".

Он помолчал и, наконец, ответил: — Я считаю, нужно разделить поровну, но реализовывать целиком. Скинуть чохом надежному покупателю и забыть. Все. Точка. Место тоже забыть.

— Слышал? — Кубик присел возле ямы. — Миша, тебе говорю, слышал?

— Это как вам будет угодно, — глянул тот из глубины. — Я считаю своим долгом ученого сообщить о находке. Никаких других вариантов. Да, потаскают. Но законные наши двадцать пять процентов дадут… Наверное…

— Ага. Ответ понятен, — разочарованно выпрямился спортсмен. — Могут дать, могут не дать, а могут и вовсе крайними сделать. Знакомо.

— Ладно, — понимая, что товарища не переупрямить, решил не обострять отношения Абрек. — Жаль, но, ежели он уперся, это уже все. Даже забери мы свою долю, этот "Шлиман" нас без колебаний сдаст, из любви к науке. Тогда уж точно ни копейки не обломится, да еще статью огребем.

— Но, не будем о грустном… — он, и впрямь, не очень расстроился уменьшением суммы гипотетической выплаты. Не было счастья, не стоит и привыкать. Тревожило отчего-то другое. Если это был не сон, тогда… что?

Вытащив добычу на поверхность, осмотрели место раскопок: "Ничего".

Однако, взвесив клад на руках, решили, что монет никак не меньше пятидесяти килограммов.

— Конечно, серебро, само по себе, стоит гроши. Будем надеяться, что сами монеты хоть сколько-то ценны, — хмыкнул Абрек, умываясь.

— Эй, "Джордано", — примирительно позвал он все еще сидящего около монет Михаила. — Хватить мордой светить. Никто твой артефакт не отберет. Успокойся. Лучше скажи примерную стоимость. Только без этих пошлых слов о бесценности в глазах науки. Рыночную стоимость.

— Ну, не знаю… — протянул Михаил. — Слышал только, что подобный на Псковщине, весом примерно в тридцать килограмм, оценили в пятьсот тысяч.

— Тоже неплохо, — разделил на троих бонус Владимир. — По тридцатнику на нос. Я ноутбук новый куплю.

— Да, действительно, — согласился Абрек. — Хоть что-то. Это в рублях? — решил он все- таки уточнить у вернувшегося к изучению монет Лешего.

— А? Чего? — вскинулся тот. — Нет… в долларах, кажется, или в евро, я точно не помню.

— Ох, ни хрена себе. Какая разница? — уже с другой интонацией озвучил новость Владимир. — Тридцать тысяч евро — это серьезно.


Глава 3 | Кольцо викинга | Глава 5