home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

— Габина сегодня не придет, ты должна что-нибудь соврать тренеру, — так встретила меня Пимча в раздевалке. — У нее свидание, так что ты уж постарайся.

Вот еще: я со своим чрезмерным правдолюбием должна покрывать ее перед тренером! Если бы она все последнее время не валяла дурака, ей не нужны были бы усиленные тренировки.

Я и так не полностью насладилась триумфом от своей победы в семейном споре, а тут — на тебе!

— Не так уж все и плохо. Сезон у нас в кармане, одна последняя встреча… — Мирка подняла голову от выкройки, которую она срисовывала с «Бурды». — Потрясающая будет, юбочка, все вы лопнете от зависти, дамы!

— Ясно, что отборочные соревнования мы выиграли.

Так чего нам волноваться? — поддержала ее Дулина. — А вот свой шанс я не упущу! — просияла она.

Естественно, наше общество картежниц опять режется в канасту, Мадла стоит перед открытым шкафчиком, пританцовывая и изгибаясь, — вечно на ней наушники фирмы «Уолтмен». Яна Оушкова по прозвищу Ухо глотает детектив, Павла вяжет, Итка перебирает гитарные струны.

— А где Ивета?

— Не бойся, она в душе. Наводит марафет.

— Видали, какие кеды? — хвалится Мадла. — Мне папа привез из Западного Берлина.

Совершенно не понимаю этих девчонок. Свидания, карты, детективы, тряпки, макияж, свитерочки, дискотеки и по меньшей мере тысяча других различных интересов. Конечно, это факт: все, что мы смогли, мы выиграли. Теперь нас ждет только такой пустячок, как летняя трудовая четверть, — и каникулы. Сборы будут сказочными, на берегу озера Балатон. Говорят, что там все на самом высоком уровне. А до этого мы с венгерками встречались у нас в горах — у них таких нету. Как же мы с ними объяснялись — по-русски, по-английски, по-немецки, кто как умеет. Но, конечно, главное была мимика. На этот раз в Шиофоке мы будем одни, а они едут в Киев на товарищескую встречу. Дуда стращает нас, что даст прикурить, но, надеюсь, мы это выдержим, особенно на берегу Балатона, и контрольные игры, конечно, пройдут лучше. Мне бы стоило подумать и о выполнении нормативов Центрального совета по молодежному спорту. Так что отдых на каникулах явно не предвидится: индивидуальный план тренировок надо будет выполнять минимум на сто процентов. И хотя эти нормативы меня не пугают, с гимнастикой на приемных экзаменах на факультет физического воспитания, безусловно, будет трудно. Главное, чтобы сегодня Дуда определился, кто будет кандидатом в юниоры. Решение уже принято после финала на первенство страны. Тренер, конечно, предпочитает меня, но официально это еще не сказано. А тогда останется один шаг до зачисления в команду юниоров, в лигу и сборную. А если дело дойдет до высшей лиги, то и туда я попаду. Я хороший игрок, тут ничего не скажешь. Сейчас нам нечего стыдиться: чем лучше команда, тем лучше и центральный нападающий. И все-таки зачем этим девчонкам баскетбол, если он у них не главное? Нет, глупости, только я так бьюсь, будто это вопрос жизни и смерти, потому что у меня ничего, кроме баскетбола, нет. Что я еще могу? Ведь я выше самых длинных. Как говорит Милуш — она никогда не забывает о моем росте, — без пяти минут два метра. Если бы не было баскетбола, я походила бы на уродину.

Ох, надо тренеру что-то соврать про эту Габину, а ведь я выдумала одну сенсационную комбинацию и хотела потолковать с Дудой… Понемногу я успокоилась и стала переодеваться.

— Ты смотри, мячик не проглоти! — крикнула мне Здена, будущая парикмахерша, которая нас всех причесывает. Она пришла из душа, волосы у нее всегда и везде уложены. Но какой в этом смысл, если через минуту мы будем обливаться потом! Какие уж тут прически? Но Здена есть Здена — маленькая, растет плохо, несерьезно относится к тренировкам, за что на два месяца отстранена от соревнований. Но на тренировки она ходить обязана. К моему удивлению, за меня заступилась Дулина.

— Если бы ты ловила мяч, не пришлось бы нам натаскивать Шарку — играла бы она себе в карты, в «Черного Петера».

Ничего себе аргумент! Точно они приходят сюда, чтобы играть в карты! По дороге на соревнования, в перерывах, за минуту до начала тренировки — все время они играют в карты.

— Однако, если бы ты иногда попадала в корзину, все картежницы пошли бы к чертовой матери, — ввернула я.

— Ты безнадежный случай, Лени. — Дулина хлопнула надутым пакетом, встала и вышла из раздевалки.

Тотчас же из зала раздались знакомые звуки ударов по щиту. Но тут из душа пришла и наша красавица Ивета.

— Чао, Лени, — улыбнулась она мне, — я свистела у вас под окном, а ты не отозвалась. Я подумала, что ушла. Бежала как сумасшедшая, чтобы ке опоздать, а пришла раньше тебя.

— Я не слышала, у нас было очень шумно.

— Не может быть. В такой образцовой семье и кричали?

Недавно мать Иветы в третий раз вышла замуж, но в промежутках между этими тремя Ивете предлагались еще несколько «папочек» на выбор. К счастью, она не очень-то обращала на это внимание, из равновесия не выходила. Театрально подняла руку, пристально глядя на меня. Девчонки побросали свои занятия и стали потихоньку к нам подтягиваться.

— Молчи, ничего не говори — я сейчас буду пророчествовать, как королева Либуша[4]. Собственно, по сравнению со мной Либуша вообще ничто. Вижу большой город. В нем вижу твою маму. Она готовит сенсационное массовое мероприятие под названием «Спартакиада». А по сравнению со спартакиадой супружество моей мамочки — детский сад.

Я, конечно, знаю цену маминым тренировкам, но меня совсем не обрадовало то, что Ивета сделала этот факт достоянием команды. То, что она угадала предмет наших споров, неудивительно. Мы живем рядом и с первого класса вместе ходим в школу, и обычно она стопроцентно информирована о наших семейных делах. Подружились мы благодаря ее второму папе. В пятом классе он начал играть с нами в мини-баскетбол. Исключительно, чтобы Ивета не страдала из-за своего высокого роста. Она была почти такая же, как я, но и не думала переживать: она слишком красива. Каждый год на нашей улице появлялись надписи: «Ивета Машкова + Павел Пешек (Давид Гартл, Ирка Ридл, Марек Боулда и т. д. — имена мальчиков менялись) = великая любовь».

Ивета росла не сильно, и фигура у нее была отличная. Зато мне тот ее папочка очень помог. Это было ужасное время. Ладно, меня уже все тогда звали Жирафкой. И не только за высокий рост. Милуш точно уловила и длину шеи, и наклон головы. Несомненно, от сестры это дошло до мальчишек нашего класса. И все меня так звали. Даже в кружок танцев меня не взяли, потому что не могли найти партнера. Я просто возвышалась над ребятами, как башня. Туфли мне делали на заказ, платья шили у портных — купить ничего нельзя.

— Ужас, столько лет я берегла для нее такие замечательные туфли крокодиловой кожи, а она не сможет их носить, — говорила мама. — По длине ничего, но они ей широки. Что же, она никогда не будет носить «лодочки»?

— Так и надо! Мне не дали — так и надо — пожаловалась Милуш.

— Знаешь, когда ты просила, я их еще носила сама. Ты и так переносила все мои вещи. А с Гелчей не знаю, что и делать: все время плати и плати да ходи на примерки. Но что поделаешь, если в магазине для нее совсем ничего нет.

— Сама бы сшила что-нибудь!

— С ума сошла! Я и пуговицу пришить не умею. А когда училась и жила в общежитии, мне девочки пришивали.

И все в моем присутствии! Только позднее, когда Милуш вышла замуж, она иногда милостиво пыталась спихнуть мне что-нибудь из своих вещей. Но сколько было разговоров!

К росту жирафа надо прибавить рассыпающиеся волосы, веснушки и ужасающую худобу — кожу да кости, в то время как девочки в классе уже говорили о бюстгальтерах.

— Да не расстраивайся ты! — успокаивала меня мама. — Теперь их никто и не носит: не модно.

И поэтому мини-баскетбол стал для меня прямо чудом. А Иветин отчим — фу, какое противное слово, Ивета звала его Марцелом, — так вот этот Марцел сотворил чудо. И этого я никогда не забуду. И навсегда ему благодарна. А раз его теперь нет, то я благодарна Ивете. Поэтому я и держу ее в команде. У нее, конечно, прекрасная фигура, но для молодежного тренировочного центра этого мало. По правде говоря, в нашем обществе «Минерва» такого центра нет, но он должен быть. Временами Ивета играет очень хорошо, хотя и часто сидит на скамье запасных. А тренеры работают с ней из-за внешности: она не только привлекает внимание, когда мы выходим в зал, но и, бывало, вызывает симпатии публики к нашей команде на чужом поле. Надо сказать, среди зрителей обычно преобладают мальчики. Не то чтобы все болели за нас из-за красавицы Иветы, но, во всяком случае, меньше свистят.

Ивета еще раз взглянула в зеркало, заколола волосы и объяснила собравшимся в кружок девочкам:

— Моя мама ходит к ее маме во взрослую группу на тренировки, и там на тренировке Ленина[5] мама объявила, что видела новую женскую композицию, что это полный восторг, и особенно ей понравились ну всякие эти штучки…

— Реквизит, — поправила я Ивету автоматически.

— Да, реквизит просто фантастический…

— Верх женственности, — поддержала я Ивету, да еще с маминым восторженным выражением лица. Я вдобавок повторила мамин домашний театр.

Девочки были в восторге. Ивета продолжала:

— Ленина мама сказала, что всем очень понравится. Особенно прекрасна музыка Дворжака. Успех будет сокрушительный. Ленина мама, однако, говорила, что тренера они получат другого, потому что Ленина мама не может бесконечно испытывать терпение своего мужа.

Ивета подражала маме потрясающе. Мадла внимательно следила за представлением и в конце концов сняла свои наушники, чтобы ничего не пропустить. Девушки развлекались по-королевски, мне показалось, что это слишком.

— Представляю себе этих красоток, — хохотала Тереза.

— А твоя мать? — спросила Пимча.

Фамилия ее Пимкова, но и ее и старшую сестру, которая играет в сборной, зовут Пимчей.

Ивета не смутилась. Она затрясла поднятыми руками, как будто на них звенело множество золотых браслетов, поиграла глазами, красиво выгнула шею, и вот перед нами прекрасная Иветина мать собственной персоной.

— Вы что, с ума сошли? Неужели вы можете представить меня на Страговском стадионе? А ночные тренировки? Конечно, следить за линией — это долг современной женщины, но зачем такой примитив?

Не знаю почему, но все это стало мне вдруг так противно, что я готова была извиниться перед мамой. В это время створки дверей разлетелись в стороны. На пороге стоял тренер Дуда.

— Ну, это у тебя прекрасно. Надо было идти в консерваторию[6], а не в гимназию[7].

— Точно, в консерваторию и потом в театр, — смеялась Ивета. — А вы можете представить рядом со мной трехметрового Ромео, если мне придется играть трагедию Шекспира «Ромео и Джульетта»?

Когда мы вслед за Дудой вошли в зал, Ивета прошептала мне:

— Я скорее найду себе парня на соревнованиях, чем на сцене!

Я была шокирована.

— Мне даже в голову не приходил подобный довод в пользу баскетбола.

— С такими взглядами у тебя не будет легкой жизни! — бросила она мне и заняла свое место в нападении.

— Я хочу извиниться за Габину, — выдавила я из себя против воли. — Ей пришлось пойти к зубному врачу: то ли вырвать зуб, то ли запломбировать, то ли еще что…

— Знаю я что. Какая-нибудь авантюра. Не морочь мне голову, Лени. В такой поздний час какой зубной врач? Частный, что ли? В следующий раз, когда будешь врать, сначала потренируйся. Ох, дамы, дамы, что с вами делает возраст! Но вы у меня не первая такая команда, так что лапшу мне на уши не вешайте и держите себя в руках. Это чистый дарвинизм[8]. При вашем высоком образовании имя Дарвина вам что-то должно говорить. Таня, держись прямо, выбери себе кого-нибудь другого в напарники. Значит, так. Кандидатками в команду юниоров отобраны… Ну, как ты думаешь, Лени, кто, кроме тебя? Конечно, Пимча и — вы будете удивляться — Ивета… Летом поедете в Венгрию. Все организационные вопросы с вами решит после тренировки Мартин. Так же, как это было перед последними соревнованиями. Календарь будет несколько сдвинут, но я не думаю, что вам это помешает. Надеюсь, что с поездкой на берега Балатона не будет таких трудностей, как прежде, когда вы были на горном курорте. Специальная экипировка туда не нужна. У нас есть еще одна проблема: посещаемость тренировок. Тренировки будут. Учебный год, конечно, близится к концу, уроков у вас меньше; то, что вы не выучили, уже не выучите, тем больше времени посвятим баскетболу. Однако и учеба должна быть в порядке. Пимча, к тебе это больше всех относится!

Еще некоторое время Дуда продолжал свои воспитательные речи, в которых взывал к нашей совести, но у нас в одно ухо влетало, в другое вылетало. Даже самые лучшие люди, когда общаются с молодежью, ну никак не могут ее не воспитывать…

Потом речь пошла о плане сегодняшней тренировки. Мы прокричали: «Физкульт-привет!» — и рассчитались.

— Значит, так, дамы: во время пробежек не надо стараться быть взрослыми. Сколько раз еще напоминать, что для вас это подготовка организма к повышенным нагрузкам! Только, по-моему, эта формулировка доходит с трудом, потому что вы — интеллектуалки. Итак, разминка, станьте попарно спиной друг к другу, сцепите кисти рук, напрягайте и расслабляйте мышцы.

Дуда по профессии заводской юрисконсульт, но как тренер он умеет нас завести, и через несколько минут мы все уже носимся, как малышня.

Картежницы держатся отдельной группой и все время забавляются с мячом; меня это страшно злит, я бросилась к мячу и отобрала его с огромным трудом.

— Разговорчики, дамы, разговорчики! И переходим на дриблинг, не должен же я вам все время об этом напоминать! Да вы, пожалуй, могли бы тренироваться сами…

Вперед. Дотянуться до мяча. Быстрее, медленнее; Дуду я почти не слышу, перед глазами оранжево-белая сетка из-за мелькания мяча, но я знаю, что делать. Дриблинг, опуститься на колено, пропустить мяч под ногой, сменить ногу, теперь обвести мяч вокруг себя, правой, потом левой рукой, высоко подбросить мяч, присесть и поймать мяч в этом положении…

— А теперь лечь на спину, руки в стороны, ладонями в пол. И начните поднимать ваши прекрасные длинные ножки, подводя их попеременно то к правой, то к левой руке. Колени не сгибать, пятки вместе. Шарка, не ленись работать мышцами брюшного пресса! Кстати, великанши мои, Лени, — в пятницу контрольный рентген, — а теперь самое замечательное упражнение для баскетболисток: руки на затылок, ноги скрестить, наклоны — пять, и достаточно… И не лениться! Это как в школе: учитесь не для школы, а для жизни. А здесь вы тренируетесь не для меня, а чтобы хорошо играть и выиграть. Да, Пимча, к тебе это тоже относится: если бы твоя сестренка так халтурила в сборной страны, ее бы давно вышибли. Скрестить ноги, подтянуть к груди, колени подтягивать попеременно к правому и левому локтю, медленно. Дулина, не спеши. Теперь еще несколько прыжков и несколько наклонов, и довольно. Выполните — можете отдохнуть. Индивидуальные планы на каникулы уже готовы. Советую всем отнестись к ним серьезно, потом я проведу контрольные упражнения и узнаю, кто из вас ленился. А теперь попарно с мячом к корзине. Перебежками.

Это мне нравится. Дриблинг в два удара, а потом забрасывать мяч в кольцо. Упражнения на силу, быстроту, ловкость, подвижность я воспринимаю как необходимое зло. А вот пас, дриблинг, бросок — это для меня! Это — настоящий баскет, остальное не имеет значения. Остальное побоку, кто бы что ни говорил. Защита, обманные движения, расслабление мышц, передачи, блоки, штрафные очки — ну, не знаю, что там еще, — это в порядке вещей, но не главное. Зато дриблинг, удар и корзина — в этом весь смысл. Ясно, что когда мы тренируемся в тактико-техническом плане, я внимательна, но не больше, а вот во время настоящей игры я воспринимаю ее всем своим существом. Конечно, жаль, что переход в высшую лигу означает расставание с Дудой. Дуда — это класс, но я не хочу упустить свой шанс. Дуда начал работать с нами в старшей подготовительной группе; было нас как маковых зерен, но большинство отсеялось — такой у него принцип отбора. Не все увлеклись баскетболом, не все могли для него стольким пожертвовать… Нет, вру, не стольким, а всем, как я. Только упражнения на снарядах для меня непреодолимое препятствие. Я готова подохнуть на легкой атлетике, лишь бы за это мне дали меньше упражнений на снарядах. За такую систему тренировок я бы расцеловала Дуду. Но чтобы выдержать испытания при приеме в высшую лигу, я должна действовать иначе. Дуда пообещал найти мне индивидуального тренера. Не то чтобы я себя утешала, но хотела бы посмотреть на такую же длинноногую, которая любила бы параллельные брусья и перекладину. Марцел несколько раз тренировал меня в гимнастическом зале; естественно, у меня не было необходимой гибкости и быстроты.

— Дамы, прибавьте темп! Что это сегодня с вами? Кто не попадет в кольцо, сделает три переворота на брусьях! Дулина, ты же у щита, не лови ворон! А теперь каждая со своим мячом начинает от стенки дриблинг до четверти площадки, идет назад, затем дриблинг до половины площадки, опять назад, потом дриблинг до трех четвертей площадки, снова назад и до щита. Кто попадет, раньше освободится. Ухо, не делай вид, что сейчас упадешь в обморок! И, дамы, займемся активной обороной, это очень важно. Если вы вложите в игру хотя бы девяносто процентов своего умения, будет результат. Это относится и к вам, великанши. Слышишь, Павла? Где у защитника центр тяжести? Терка? Правильно, сзади, именно там. — Девушки смеялись над выступлением Дуды, но не слишком — на большее сил не хватало. Пот с нас брызгал во все стороны. Мы едва переводили дух. Одни побелели, другие покраснели.

— Первая шестерка бегом ко второй корзине, будем выполнять такое упражнение: треугольник. Я надеюсь, вам известна эта геометрическая фигура? Только наш треугольник раскрывается и закрывается в зависимости от расстояния до мяча… Куда идешь, Таня? Ах, в уборную… Вот это вы должны делать дома. Мочевой пузырь не так уж мал по объему, и не верьте, что именно переполненный мочевой пузырь послужил причиной смерти Тихо да Браге[9]. Лени, следующая группа тебе обеспечена, но это упражнение изволь-ка сделать. Теперь контратака, только ты должна пробежаться Итка, а то ты похожа на спящую красавицу. Исполнение великолепное, но здесь абсолютно непригодное, Здена. А если подумать, Дулина, что решает передача на расстояние один метр? А теперь каждая — тридцать попаданий в кольцо. Интересно, сумеете ли вы не сбиться со счета. А в заключение — игра. Белые против красных. Мне интересно, Мадла, почему у тебя желтая майка? Неужели во все нужно тыкать носом? Это уму непостижимо, дамы, что вы сегодня вытворяете. Уж не начать ли нам завтра играть в мини-баскетбол подготовишек?

— Самое время. — С этим заявлением возник ассистент Дуды Мартин. — Послезавтра соревнования. Два раза вы уже выигрывали, следовательно, за третий выигрыш вам сунут какую-нибудь вазу.

— Едут все, кроме Здены. Естественно, тренируются все. Единственная уважительная причина для освобождения — смерть кого-нибудь из близких.

— А мы идем завтра вечером со школой в театр, — сказала выжатая как лимон Павла. — Явка обязательна, потому что мы члены клуба «Юный зритель».

— Принесешь Мартину справку из школы. Но прийти на тренировку обязана. Кто выполнил личные нормативы, вечером может идти на дискотеку. Ясно?

— Ясно даже и ежу! — ответили мы хором.


Глава 1 | Жирафка | Глава 3