home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 4. Первые подозрения

Немедленно проведённое расследование ничего не дало. Сладости действительно принесли, дабы повысить настроение Его Высочества, однако они были приготовлены для принца заранее и были бы доставлены в его покои если не сегодня вечером, так завтра утром. Подложить на самый верх печенье, приготовленное по особому рецепту, было не то чтобы просто, но возможно.

В данном расследовании я не участвовала, так как к нему были привлечены люди, способные справиться с работой намного лучше меня. Назавтра я занялась своими обычными делами, надеясь на то, что дознавателям удастся в конечном счёте выяснить хоть что-нибудь достойное внимания. Увы, эти надежды не оправдались. После обеда, так и не дождавшись мало-мальски содержательных новостей, я в первый раз за день покинула Оранжерею. Надо было переговорить с плотником по поводу новой кормушки, которую я хотела заказать для игуаны. В качестве компании я взяла с собой Кирилла, нашего чёрного ворона, который теперь сидел у меня на плече, величаво поглядывая по сторонам. Плотника я обнаружила в саду, где он чинил одну из скамеек. Обсудив всё, что нужно, я отправилась обратно, но по дороге услышала знакомые голоса, которые доносились из старой беседки. Судя по интонациям, спор разгорелся нешуточный и грозил в любую секунду перерасти в ссору. Спорили двое моих приятелей — Юджин, помощник секретаря Его Высочества, и Мейбл, камеристка принцессы.

Я никуда особенно не спешила, и потому свернула на тропинку, ведущую к беседке. Затем, повернув голову направо (ворон сидел на правом плече), скомандовала:

— Кирилл, Юджин!

Ворон, который знал Юджина и потому мог выполнить команду, взмыл в воздух. Несколько взмахов крыльями, и он опустился Юджину на плечо. Тому потребовалось несколько секунд на то, чтобы сообразить, что происходит и о чём свидетельствует появление птицы. Тогда он обернулся, выглянул из беседки и помахал мне рукой.

— Вот кто вправит тебе мозги! — воскликнул он, обращаясь к своей собеседнице.

— Следи лучше за собственными мозгами! — возмутилась Мейбл.

— По какому поводу такой шум? — поинтересовалась я, поднимаясь по ведущим внутрь ступенькам. — Зачем вправлять мозги? Что, снова привидение?

— Если бы! — откликнулся Юджин. — Оказывается, привидение — это так, детский лепет. Нет, эта красавица влюбилась!

— Ну и что, в чём же тут проблема? — рассмеялась я. — Влюбилась — и на здоровье! Для мозгов занятие, конечно, не самое полезное, но оно того стоит.

— Дело не в том, что она влюбилась, а в том, в кого! — пояснил Юджин.

Я перевела взгляд на Мейбл, но та лишь сердито фыркнула, демонстративно отворачиваясь от секретаря.

— И в кого же, если не секрет? — спросила я.

— В трубадура! — возмущённо ответил Юджин.

— Ну и что? — снова рассмеялась я. — На то и трубадуры, чтобы в них влюбляться.

— Вот! Понял? — победоносно сверкнула глазами Мейбл.

— Ох, эта женская солидарность! — разочарованно покачал головой парень.

— Про какого трубадура вы говорите? — поинтересовалась я. — Того, который приехал в город вместе с актёрской труппой несколько дней назад?

— Тот самый, — кивнул Юджин.

— Ну, тогда Мейбл тем более можно понять. У тебя хороший вкус, — похвалила я камеристку. — Он очень даже привлекателен.

— Ох нет, неужели и ты туда же? — в ужасе схватился за голову Юджин.

— Я не влюбилась, если ты это имеешь в виду. Я просто констатировала факт. И вообще, за ним фанатки бегают толпами. Чем наша Мейбл хуже?

Я расслабленно уселась под сенью свисающего с крыши плюща и пристроила локоть на спинке скамейки.

— А вот напрасно ты ей потакаешь, — продолжал сердиться Юджин. — Она же решила, что это всё серьёзно. С неё станется сбежать за ним следом, когда труппа уедет из города, а то и просто перерезать себе вены от расстройства.

— Нет, вот этого уже делать не стоит, — согласилась с юношей я. — И вообще, с трубадуром по определению не может быть серьёзных отношений.

Юджин победоносно посмотрел на поджавшую губы Мейбл.

— А с принцами что, может? — парировала та.

О, я гляжу, слухи и правда распространяются быстро.

— Ну конечно же нет, — улыбнулась я. — Перспективных отношений с принцами не бывает, если, конечно, ты сама не принцесса.

— И зачем же в таком случае ты с ним связалась?

— А как ты думаешь, зачем женщины обычно вступают в связь с принцами? — ответила я вопросом на вопрос. — Разумеется, чтобы что-то от них получить.

— Я тебе не верю, — скривилась Мейбл.

— Наконец-то мы с тобой в чём-то совпадаем, — поддержал её Юджин.

— Ты хочешь сказать, — Мейбл сверлила меня недоверчивым взглядом, — что спишь с ним, как обычная продажная женщина?

Я неопределённо пожала плечами.

— Давай не будем навешивать ярлыки. Каждого человека можно купить, весь вопрос в том, за что, — своевременно припомнила я рассуждения принца.

— Глупости, — фыркнул Юджин.

— Как сказать. Допустим, Рауль пообещал мне что-то, от чего я не смогла отказаться.

— Например что? — насмешливо спросил Юджин.

— Ну…например, дельфина.

— Какого ещё дельфина? — Юджин опешил примерно так же, как в своё время Его Высочество.

— Самого обыкновенного. Серого дельфина, афалину или, на худой конец, белуху.

— Ты хочешь сказать, что отдалась принцу за дельфина? — фыркнул юноша.

— А если и так, то что? — с вызовом спросила я. — Это же лучше, чем наоборот!

— По-моему, ты кривишь душой, — заявила Мейбл.

— Совершенно верно, — поддержал её Юджин. — Нет у неё никаких отношений с принцем.

— Как это нет? — отмахнулась Мейбл. — Есть, конечно, об этом все знают. Она была на королевской трапезе! Он не привёл бы её туда просто так.

— Тогда чему ты не веришь?

— Тому, что она делает это в корыстных целях. Знаешь, что я думаю? — обратилась она ко мне. — Я думаю, ты по-настоящему в него влюблена, но только стесняешься в этом признаться.

— В кого, в принца?! — изумилась я.

— В него самого, — убеждённо подтвердила девушка. — А что тут такого? — добавила она, без труда выдерживая скептический взгляд Юджина. — Он, между прочим, красавчик. Вообще в такого, как он, очень легко влюбиться.

— Но он же принц! — простонал Юджин.

— Ну и что, что принц? — пожала плечами камеристка. — Принц — он что же, не человек?

— Да, но мы возвращаемся к тому, с чего начали, — отозвался Юджин. — Отношения с принцем совершенно бесперспективны по определению.

— Это смотря к каким перспективам стремиться, — возразила я. — Замужество тут не светит, это понятно. А вот если, например, графский титул для брата…

— У тебя нет брата, — напомнил Юджин.

— Ну, какая разница, тогда для мужа.

— И мужа у тебя тоже нет.

— Да? Какая досада. Не для кого выбить титул… Ну, а может, я просто хочу норковую шубку или бриллиантовое ожерелье.

— Для тебя мелковато.

— Между прочим, ты, Юджин, неправ, — вмешалась Мейбл. — Насчёт бесперспективности отношений. Это, конечно, редкость, но иногда отношения с принцами у женщин более низкого круга бывали очень даже серьёзными. Книжки надо читать.

— Женские романы, что ли? — презрительно скривился Юджин.

— Нет, учебники истории, — возразила девушка. — В некоторых случаях фаворитки становились вполне постоянными спутницами жизни, и имели немалое влияние при дворе. И я слышала как минимум о двух историях, закончившихся свадьбой. Например, в одном из соседних государств принц совсем недавно женился на кухарке! Не больше, не меньше. Правда, она оказалась в родстве с феями.

— Ну, у меня в роду фей не было, так что до свадьбы дело не дойдёт, — подытожила я.

— Да ладно, хватит морочить нам голову, — отмахнулся Юджин. — Нет у тебя никакого романа с принцем. Готов поспорить на всё, что угодно.

— Романа нет, — согласилась я. — Только постель.

Принимать спор я по понятным причинам не торопилась.

— Врёшь.

— Хорошо, тогда скажи, что я делаю в покоях принца каждый вечер?

— Понятия не имею.

— Юджин ещё не пережил подростковый возраст, — усмехнулась Мейбл. — Он даже не знает, что делают женщина и мужчина, оставаясь вдвоём в опочивальне.

— Хорошо, — не сдавался Юджин, — тогда скажи-ка мне, Айрин, на каком плече у принца шрам?

— А у него что, есть шрам на плече? — с любопытством спросила я и тут же прикусила язык.

Юджин смотрел на меня с самодовольством победителя.

— А сам-то ты откуда знаешь про шрам? — перешла в нападение я. — Ты что с принцем, в баню ходил?

— Знаю, и всё. Морис как-то проговорился, принц с ним фехтует время от времени. А ты от ответа-то не увиливай!

Чёрт бы побрал Юджина с его прозорливостью. Хоть бы не болтал о своих выводах при посторонних. А то отправят меня в подвалы за разглашение, и это при том, что я честно держала язык за зубами!

— А я и не увиливаю, — защищалась я. — Там в опочивальне обычно темно. И вообще, зачем мне его разглядывать?

— Юджин, прекрати её смущать! — возмутилась Мейбл.

— Что-то она не выглядит сильно смущённой. — Он поднял голову и посмотрел на небо. — Чёрт, мне пора во дворец. Эштон буквально завалил меня работой.

Джордж Эштон был личным секретарём Его Высочества.

— В последнее время он загружает тебя всё больше, — недовольно заметила Мейбл.

— Это как-то связано со смертью Эдварда и передачей короны? — предположила я. — У вас стало больше дел, чем обычно?

— Да нет, он просто вконец разленился, — объяснил Юджин. — Не делает почти ничего. За последнюю неделю я самостоятельно составил текст трёх указов и написал с десяток писем королям и министрам соседних стран. При том, что такими вещами секретарь обязан заниматься самолично.

— Зато тебе оказано особое доверие, — попыталась подбодрить я.

— Это, конечно, прекрасно, — отозвался Юджин, — но в случае чего отвечать тоже придётся мне. А я, в отличие от Эштона, в кабинет к принцу не вхож и при обсуждении указов не присутствую. Могу где-нибудь и оплошать, и что тогда?

— Тогда первой всё равно полетит голова Эштона, — обнадёжила его я. — И раз уж он перекидывает эту работу на тебя, значит, уверен, что ты справишься с ней не хуже.

— Я, может, и справлюсь не хуже, — согласился Юджин, — особенно учитывая то количество вина, которое он в последнее время поглощает. Но кто-нибудь мне объяснит, почему я должен выполнять работу секретаря, имея при этом жалованье помощника?

— Я могу объяснить тебе это с лёгкостью, — заверила его я. — У Эштона двоюродный дядя барон, правильно? Правильно. А ты всего-то навсего закончил академию. И никакого дяди у тебя нет. Так что извини.

— Я бы с удовольствием с тобой поспорил, но увы. Ты права. Всё, мне пора бежать. Юджин перемахнул через ограждение и, обернувшись, добавил:

— А в твой роман с принцем я всё равно не верю.

И, сделав прощальный жест рукой, побежал в сторону дворца.

— Мальчишка и есть, — фыркнула Мейбл, глядя ему вслед.

— Не забывай, что этот мальчишка выполняет важнейшую в управлении государством работу, — возразила я. — В некотором роде он сейчас — второй человек в королевстве после принца. Вот только соответствующего почёта он не получает. Исключительно дела и ответственность. Все минусы и никаких плюсов.

— Хорошо, что тебя не слышит Мелинда, — сказала Мейбл. — На роль второго человека в государстве она несомненно претендует сама.

Хорошо если не на первую, подумала я.

— Кстати, хотела тебя спросить… Ты не замечала, в последнее время в поведении принцессы не было ничего необычного?

— Не знаю. Наверное нет. А что ты имеешь в виду? — нахмурилась Мейбл.

— Может быть, она встречалась с кем-то, с кем обычно не общается. Передавала какие-нибудь тайные послания. Или, к примеру, у неё было недомогание, и она сама ходила к аптекарю?

— Да нет, не было ничего такого, — задумчиво покачала головой девушка. — Единственное что… У неё действительно была одна странная встреча. Буквально вчера. Ты что, знала?

— Скорее предполагала, — уклончиво ответила я. — А что в этой встрече было такого странного?

— Ну как, она же ходила туда без сопровождающих, — пояснила Мейбл. — Я видела, как она выскользнула из дворца. На ней был плащ с капюшоном, как будто она не хотела быть узнанной, и она несколько раз оглянулась, словно проверяя, не идёт ли кто-нибудь по пятам.

— Понятно, — кивнула я. Тут было о чём подумать. — А привидение ты как, больше не встречала?

— Хочешь поиздеваться? — огрызнулась она. — Не старайся, Юджина тебе всё равно не переплюнуть.

— Ну почему же, я вовсе не издеваюсь, — возразила я. — Наоборот, вполне искренне интересуюсь.

Мейбл бросила на меня полный подозрения взгляд, но подтверждений тому, что я иронизирую, не обнаружила.

— Нет, с тех пор я его больше не видела. Но двух раз тоже, знаешь ли, хватило. Теперь я предпочитаю не покидать свою комнату после десяти часов вечера.

— Скажи, а как ты полагаешь, это не могла быть обычная светловолосая девушка, которой захотелось над кем-то подшутить?

— Не могла, — уверенно ответила Мейбл. — Во-первых, там никого, кроме меня не было, а я сомневаюсь, чтобы какая-то девушка захотела так подшутить надо мной. Вот если бы это был мужчина, тогда да, я бы сразу заподозрила Юджина. Во-вторых, её белизна — совсем не естественная, это не похоже на обыкновенную белую одежду и светлые волосы. А главное, она же летела!

— Летела? — удивлённо переспросила я.

— Именно! Она передвигалась, не касаясь пола. Немного странно для шутки, правда?

Я задумчиво кивнула. Для шутки это и правда был перебор. Но если не розыгрыш, то что же это было на самом деле?

В Оранжерею я возвратилась, получив добрую порцию пищи для размышлений. К вечеру у меня возникла одна идея. Хотелось проверить теорию принца о том, что привидение всё-таки изображает самая обыкновенная женщина. К утверждению Мейбл о неестественной белизне бродящего по замку существа я отнеслась не слишком серьёзно. Ночью, в темноте, вообще трудно судить о цвете увиденного предмета, что уж говорить об оттенках. Что же касается способности привидения летать, это был, конечно, более весомый аргумент. Но об этом я могла поразмыслить и позднее.

Вечером я расположилась перед зеркалом и принялась приводить себя в нужный вид. Снова пригодились белила, при помощи которых я уродовала себя несколько дней назад. Сегодня я опять нанесла их на лицо плотным слоем, но только не стала ни красить щёки, ни рисовать синяки под глазами. Далее настала очередь костюма. Для сегодняшних целей я приготовила своё единственное платье белого цвета. Для работы такое платье было непрактичным, для выхода — простоватым, а вот для роли привидения вполне могло подойти. Белого плаща я не нашла и представления не имела, где таковой можно было бы раздобыть, поэтому решила обойтись простынёй, которой придала нужную форму при помощи нитки с иголкой. Довершал образ светлый парик, одолженный у Аманды, моей приятельницы, профессионально занимавшейся макияжем и причёской многих придворных дам.

К тому моменту, когда я завершила перевоплощение, колокол пробил одиннадцать раз. Теперь можно было прогуляться по коридорам дворца. Мой план был предельно прост. Я хотела увидеть реакцию здешних обитателей на появление одетой в белое, но вполне себе живой женщины в поле их зрения в ночное время. Будут ли они убеждены в том, что видели привидение, или же с лёгкостью раскусят самозванку? Испугаются или подойдут поближе? Наконец, если само знаменитое привидение надумает выйти на встречу с сородичем, я тоже не стану возражать. Поболтаем с ним разок тет-а-тет и расставим все точки над "и".

Я тихонько вышла из Оранжереи, поднялась на один из жилых этажей и принялась бродить по коридору. Увы, вокруг было пусто: дворец спал. Неужели все здешние обитатели — такие ранние пташки? Или многие, так же, как и Мейбл, сидят по своим опочивальням, опасаясь встречи с привидением?

Продолжая бесцельно прохаживаться по этажу, я постепенно погрузилась в размышления. Итак, что мы имеем? Мелинда является главной претенденткой на престол, случись что-нибудь с Раулем. Она определённо беспокоится о вопросе престолонаследия, об этом говорит её недоверие и неприязнь по отношению к Ридзу. Далее, она инкогнито отправляется на тайную встречу, и вечером того же дня на жизнь Рауля совершается покушение. Если бы не феноменальный нюх Тони, принца скорее всего уже не было бы в живых. Какой можно из всего этого сделать вывод?.. В сущности никакого. Подозрений много, а фактов — ноль.

Я так глубоко задумалась, что не сразу заметила появившуюся в коридоре горничную. Мы были шапочно знакомы, поэтому я улыбнулась и помахала ей рукой. Совершенно неожиданно для меня женщина вскрикнула, схватилась за сердце и стала пятиться назад. Естественно, она почти сразу же споткнулась и упала.

— Вы не ушиблись? — с сочувствием спросила я.

Не задумываясь о своём внешнем виде, я поспешила горничной на помощь. Пока та копошилась на полу, я подошла, склонилась над ней и протянула руку, чтобы помочь встать. Горничная изменилась в лице, цвет которого стал ещё более бледным, чем у меня, и принялась быстро отползать назад. Сообразив, наконец, в чём причина её странного поведения, я попыталась ободряюще улыбнуться, и именно это, похоже, окончательно доконало бедняжку. Она закатила глаза и потеряла сознание.

Что мне было делать? Бросить её в таком состоянии в пустом коридоре я не могла. Но и пытаться самолично привести её в чувство тоже было плохой идеей. Придя в себя и увидев над собой моё лицо она, должно быть, снова потеряет сознание в ту же секунду. Поэтому я решила действовать по-другому. Подойдя к ближайшей двери, я постучала. Ответа не было, и я постучала погромче.

— Откройте! — позвала я. — Тут женщине стало плохо. Помогите, пожалуйста!

Щёлкнул засов, и дверь распахнулась. На пороге показалась молодая женщина, одетая в лёгкую ночную рубашку, поверх которой был наспех накинут халат. Взглянув на меня, женщина издала какой-то странный булькающий звук и медленно сползла по стене на пол.

Чертыхнувшись, я присела на корточки, взяла её за запястье и пощупала пульс. Жить будет. Пожалуй, больше ничего предпринимать мне здесь не следовало. Стучаться в другие двери глупо, возвращать в чувство этих — тем более, дело могло закончиться чьим-нибудь сердечным приступом. Я уже почти решилась оставить всё, как есть, и ретироваться, как вдруг у меня за спиной кто-то произнёс:

— Не обращайте на них внимание. Дуры — они дуры и есть.

Я обернулась и увидела возле двери одной из комнат мужчину лет сорока, худого и невысокого.

— Ну хоть вы-то понимаете, что всё это бред? — с чувством облегчения спросила я.

— Конечно! — заверил меня он. — Бояться привидений! Это в наше-то время!

Наконец-то я вижу перед собой адекватного человека! На радостях я почти была готова его расцеловать.

— Вот зелёные чёртики — это да, это страшновато, — со знанием дела заявил мужчина. — А привидение — это что, это нисколечки не страшно, с привидением даже на брудершафт выпить можно.

С этими словами он вытянул вперёд руку, в которой, как оказалось, держал наполовину опорожнённую бутыль с каким-то горячительным напитком. Мужчина шагнул ко мне поближе и дохнул такой волной перегара, что настоящее привидение на моём месте развеялось бы в ту же секунду.

— Будешь? — спросил он, протягивая мне бутылку.

— Нет, спасибо, — вежливо отказалась я. — Когда из неё вылезет джинн, передавайте ему привет.

— А что, и передам, — не моргнув глазом, пообещал он.

Я направилась в сторону лестницы. Да, похоже, что адекватных людей в этом дворце встретить трудно. Помимо принца и Юджина их можно пересчитать по пальцам… Внезапно я застыла на месте, чувствуя, как принимается учащённо биться сердце. Передо мной, возле высокой каменной колонны, стояла светловолосая женщина, облачённая в белое одеяние. Мертвенно-бледное лицо обрамляли многочисленные длинные локоны цвета льна. Я инстинктивно отступила назад… и поняла, что женщина сделала то же самое. Я с шумом выдохнула воздух. Не знаю, зачем кому-то понадобилось устанавливать возле колонны зеркало, но оно сыграло со мной злую шутку. А заодно доказало, что адекватных людей во дворце — на одного меньше, чем я думала. Саму меня из этого списка явно следовало исключить.


Глава 3. Родные и близкие | Записки фаворитки Его Высочества | Глава 5. Визит в Оранжерею







Loading...