home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 13. Следствие

К утру в моей голове сформировалось чёткое решение касательно того, как выйти из сложившейся ситуации, и я сразу почувствовала себя лучше. Я сочла, что самым правильным будет вести себя так, как будто этой ночью ничего не произошло. В конце-то концов, навряд ли для принца это событие было таким уж из ряда вон выходящим… и для меня будет лучше всего, если я тоже не стану считать его таковым. Я проснулась раньше Рауля и привела себя в порядок — в той степени, в какой это было возможно в данных условиях. К тому моменту, как проснулся принц, я вовсю занималась животными, и продолжала это занятие до тех пор, пока мы не отправились домой. Нога у лошадки к этому времени зажила, и мы достаточно быстро и безо всяких приключений добрались до дворца.

Если первая стадия переполоха охватила королевскую резиденцию после того, как принц оказался похищен, вторая началась в ту же секунду, как наша повозка остановилась у главных ворот. У стражников, не сразу, но всё-таки узнавших наследника, невзирая на его не слишком опрятный вид, глаза вылезли на лоб. Выражение их лиц смотрелось особенно забавно, учитывая, что при этом они дружно вытянулись по стойке смирно. Впрочем, по-видимому, не все: кто-то всё-таки отправился бегом во дворец. Во всяком случае к тому моменту, как, прокатившись по двору, мы подъехали ко входу в здание, на крыльцо уже высыпало некоторое количество придворных.

Препоручать повозку слугам я не спешила, поскольку намеревалась самолично довести лошадь до конюшни и дать конюху некоторые указания касательно ухода за её ногой. Поэтому спускаться с повозки я не стала, просто осталась сидеть на месте, ожидая, пока Рауль отправится навстречу собравшейся у крыльца свите.

— Тебе понадобится какая-нибудь помощь? — спросил он, прежде чем сойти на землю.

Я отрицательно покачала головой, но затем сообразила, что поспешила с ответом.

— Впрочем, ваша помощь может мне понадобиться, — признала я, — в случае, если возникнут проблемы с Россом. Вдруг он рассердится и надумает покарать меня за ослушание?

— Кто такой Росс? — спросил Рауль.

Я пощёлкала пальцами у принца перед самым лицом, стараясь вернуть его к реальности.

— Это ваш советник по вопросам безопасности, припоминаете?

— У меня нет советника по вопросам безопасности, — хладнокровно сказал он, — эта должность вакантна. Хочешь её занять?

— Нет уж, увольте! — воскликнула я и даже отодвинулась от него подальше, насколько того позволяли размеры повозки.

— Вот этого я делать как раз не собираюсь, — отозвался Рауль. — Не хочешь, как хочешь.

— Вообще-то, если совсем по справедливости, он не так уж и виноват, — не слишком охотно признала я. — Всё-таки приказ ограничить поиски он получил от кого-то сверху, он сам мне об этом сказал. Теперь я так полагаю, что приказ исходил от Вилстона, хотя точно знать не могу.

— Что это меняет? — спросил Рауль, спрыгивая с повозки. — Зачем мне советник, который начинает исполнять чужие приказы, стоит мне на два дня отлучиться из дворца?

С этим поспорить было трудно, да мне, по правде сказать, не очень-то и хотелось.

— Постойте, а если бы я согласилась, вы что, действительно назначили бы меня на эту должность? — недоверчиво спросила я.

— Даже не задумываясь.

— Понятно. Случай тяжёлый. Давайте договоримся: вы не будете принимать никаких важных решений, пока как следует не отоспитесь.

— Я прекрасно отоспался.

— Ну, в таком случае на голодный желудок.

— Ты сомневаешься в моих умственных способностях или в своих?

И в тех, и в других, учитывая то, что произошло сегодня ночью. Но я дала себе слово больше к этой теме не возвращаться, поэтому промолчала.

— Я предложил тебе должность советника по вопросам безопасности, — заметил Рауль, не дождавшись ответа. — Я не спрашивал твоего мнения по поводу того, как я подбираю кадры.

— Ну и напрасно, — не осталась в долгу я. — Как раз в этом вопросе я могла бы дать вам пару хороших советов.

— Договорились, — хмыкнул он. — Кстати, совсем забыл. Когда ты предлагала скормить кого-нибудь из разбойников голодным псам, ты ведь это несерьёзно?

— Конечно нет, — горячо заверила его я. — Про голодных — это я соврала. Чтобы я да не кормила своих собак целый день?

— Я так и предположил, — усмехнулся Рауль и, отвернувшись, направился к дверям.

Я замешкалась, устраиваясь поудобнее и заново перехватывая вожжи, и потому успела увидеть, как Рауль жестом подозвал к себе начальника стражи, не торопясь при этом воссоединиться с остальными встречающими.

— Вилстон во дворце?

Принц говорил негромко, но мне со своего места почти всё было слышно.

— Да, Ваше Высочество.

— Немедленно арестовать его и отправить к дознавателям. Лишнего шума не поднимать, но и строжайшую секретность соблюдать необязательно. Самое позднее к завтрашнему полудню я хочу знать все подробности о его преступлениях.

— Будет ли мне позволено спросить, о преступлениях какого рода идёт речь?

— Измена короне, сговор с бандитами, несколько покушений на жизнь наследника. Пусть ко мне пришлют старшего дознавателя, он получит ту информацию, которую я сочту нужным ему сообщить.

— Как быть с госпожой Флорой и леди Стеллой?

— Пока только наблюдать, — поразмыслив несколько мгновений, сказал Рауль. — Не выпускать из виду ни при каких обстоятельствах.

— Слушаюсь, Ваше Высочество.

— У тебя что-то ещё? — спросил Рауль, видя, что офицер замешкался и нерешительно топчется на месте.

— Один вопрос, если позволите. Какие методы допроса прикажете применять?

— Любые, какие понадобятся, — ответил принц таким тоном, словно это само собой разумелось. — Меня интересует только результат.

Начальник стражи почтительно кивнул, готовый отправляться выполнять приказ.

— Да, и ещё, — задержал его Рауль. — Передай дознавателям, чтобы не перестарались. Мне нужна вся, предельно подробная информация о том, что сделал Вилстон. Но то, чего он НЕ делал, меня не интересует. Пускай имеют это в виду.

Кивком головы он дал офицеру понять, что тот свободен, и я собралась направить лошадь к конюшне, но голос Росса заставил меня задержаться и снова прислушаться.

— Ваше Высочество, какое счастье! Мы буквально сбились с ног. Какая радость, что всё обошлось!

— Вы называете это "обошлось"? — ледяным голосом спросил Рауль.

Холодность тона не укрылась от внимания советника.

— Что вы имеете в виду, Ваше Высочество? — нахмурился он.

— Я имею в виду, что от ваших сбитых ног мне нет никакого прока. Я жду вас у себя через полчаса.

С этими словами принц демонстративно повернулся к Россу спиной, давая понять, что разговор окончен.

Любопытно, как поступит Росс теперь? Учитывая занимаемую им (пока ещё) должность, соображать он должен быстро. Лично я бы на месте советника побежала упаковывать вещи, так, чтобы через полчаса и духу моего во дворце не было.

Рауль скрылся в здании, сопровождаемый несколькими придворными. Я подозвала к себе его камердинера, прежде чем тот удалился следом за остальными. Камердинер приблизился к фургону, опасливо поглядывая на высунувшую наружу нос болонку.

— Распорядись на кухне, чтобы в покои принца доставили какой-нибудь еды, — велела я. — Причём пускай поторопятся, в противном случае он может съесть лично тебя. Да, и ещё!

Вытянув руку, я извлекла из фургона сапог. Вообще-то я вспомнила о нём раньше, но бежать следом за принцем с сапогом и выкриками "Ваше Высочество, вы забыли!" показалось мне неразумным.

— Вот, забирай, в хозяйстве пригодится! — сказала я, передавая сапог камердинеру.

Тот с удивлением уставился на вручённый мною предмет, сперва припоминая, сколько сапог только что было на принце, а затем прикидывая, сколько у принца ног. Приводя мозг несчастного в полное смятение, я почему-то уточнила:

— Четвёртый сапог заберёшь у Пьера.

Камердинер окончательно отчаялся подсчитать, сколько ног у Рауля, а я с чистой совестью направилась в конюшню.


Помощь мне действительно была не нужна: доставить в Оранжерею тринадцать собак, трёх соколов и одного ворона не составляло для меня особого труда. Помощь потребовалась тем придворным, которые встречались нам по дороге, большей частью психологическая. Даже не знаю, почему небольшая стая волкодавов в коридорах дворца так пагубно сказывается на душевном равновесии тех, кто движется ей навстречу. Здоровые мужчины вполне внушительного вида при виде нашей компании вжимались в стену, безуспешно стараясь стать абсолютно плоскими. Один лакей при встрече с нами задрожал, как осиновый лист, но тем не менее с пути не свернул и в целом был близок к тому, чтобы выдержать испытание с достоинством. Однако его доконала болонка, сидевшая у меня на руках и громко тявкнувшая, когда мы подошли к нему почти вплотную. Лакей развернулся и с воплем кинулся бежать.

В общем, оказавшись в Оранжерее, я почувствовала себя значительно спокойнее. Первым делом накормила псов, еду вчера, конечно, получавших, но всё же оставшихся без ужина. Немного костей, на счастье прихваченных мною с собой, им перепало, да и наверняка что-то ещё они самостоятельно надыбали в лесу, но всё-таки я чувствовала себя виноватой. Разобравшись с кормёжкой, но прежде, чем приступить к прочим своим обязанностям, я рухнула на скамью и, откинув голову на спинку, просидела без движения минут пять, а может, и все десять.

Свою работу — вторую работу, не ту, которая относилась к Оранжерее, — я считала выполненной. Человек, стоявший за покушениями, найден и обезврежен. Вполне вероятно, что у него были сообщники, точнее сказать, подчинённые, выполнявшие его приказы, либо наёмники вроде Рика Вольфа. Но получить от Вилстона их имена теперь дело техники, и техникой этой, к счастью, занималась не я, а дознаватели и палачи. Так что моя миссия была окончена. Больше можно было не разыгрывать из себя фаворитку и не появляться в покоях принца. Это меня более, чем устраивало. В сложившейся ситуации продолжать напоказ разыгрывать страсть было бы мягко говоря непросто.


— Это правда?

Голос Юджина вырвал меня из очередной обволакивающей дрёмы, и я непонимающе открыла глаза, силясь поскорее понять, где нахожусь и что вообще происходит. В течение дня я несколько раз вот так задрёмывала на скамейке. Сказывалось напряжение прошедших суток и недосып.

— Что правда? — хрипло спросила я, насилу проморгавшись.

— То, о чём все говорят? — нетерпеливо уточнил Юджин.

— Нет, — ответила я и, зевнув, снова закрыла глаза.

Секретарь определённо не был настроен дать мне отоспаться.

— Ты вообще знаешь, что все говорят? — спросил он, тормоша меня за плечо.

— Нет, — сонно сказала я.

— Тогда как ты можешь знать, что это неправда? — возмутился Юджин.

— Можно подумать, что сплетни хоть когда-то бывают правдой, — отозвалась я, в очередной раз вынужденно разлепив веки.

— Ты действительно спасла принца от разбойников, воспользовавшись для этого помощью стаи голодных шакалов? — Юджин всё ещё не желал оставить меня в покое.

От такой новости я закашлялась и даже проснулась.

— Нет, стаи шакалов не было, — горячо возразила я. — Была стая динозавров. И ещё с воздуха нас поддерживал косяк летучих крокодилов.

— Кого-кого? — фыркнул он.

— Крокодилов, кого же ещё? Ты разве не знаешь, что разбойников нельзя атаковать без участия летучих крокодилов?

— И как же они делаются летучими? — ехидно поинтересовался секретарь.

— А очень просто. Даёшь им приворотное зелье, и они взлетают на крыльях любви.

Вообще со сна очень легко бывает извергать из своих уст поток сознания.

— Кончай морочить мне голову!

Судя по тону, Юджин почти обиделся.

— Так зачем ты морочишь голову мне? — отозвалась я. — Ну, какая стая шакалов? В наших лесах и шакалов-то почти не осталось. Уж лучше пускали бы слух про медведей или, скажем, енотов.

— Не увиливай от ответа!

И в кого ты такой настойчивый?

— Задай нормальный вопрос, и я отвечу.

— Это правда, что ты в одиночку вызволила принца от бандитов? — чеканя слова, повторил Юджин.

— Ну, в некотором смысле можно сформулировать и так. Наверняка та добрая дюжина волкодавов, которых я привезла с собой, здесь ни при чём. Бандиты просто испугались моего свирепого вида.

— То есть слухи не так уж далеки от истины, — заключил помощник секретаря.

— Удивительно редкий случай.

Я попыталась поуютнее устроиться на скамейке, но сна, какая жалость, уже не было ни в одном глазу.

— Почему ты это сделала? — изумлённо спросил Юджин. — Он что, действительно так много для тебя значит?

— Да что вы все заладили — почему да почему? — сердито буркнула я. — Это обыкновенная часть моей работы! Принца никто не мог отыскать целые сутки, а Файдо на это потребовалось не более трёх часов.

Судя по подозрительному взгляду Юджина, мои слова не слишком его убедили.

— Лучше скажи мне, Вилстона арестовали? — осведомилась я.

— Да, уже давно.

— О результатах допроса что-нибудь известно?

Юджин покачал головой.

— Всё, что касается дознания, держится в строжайшей секретности. Даже Эштон не в курсе. Он, кажется, не слишком этим доволен, жалуется, что принц ему не доверяет.

— Надеюсь, жалуется не лично принцу?

— Нет, конечно. Всё больше мне. Как будто я могу чем-то ему помочь.

— Он поступает очень мудро, — кивнула я, вместо того, чтобы посочувствовать Юджину. — Если обратится с этим к Раулю, может попасть под горячую руку.

— "К Раулю"? — переспросил секретарь, внимательно глядя мне в лицо.

— А что такого? — сердито откликнулась я. — Его зовут именно так, разве нет?

— Но раньше ты никогда его так не называла.

— Послушай, у тебя никаких важных дел нет? — негостеприимно осведомилась я.

— Ладно-ладно, уже ухожу. Кстати, ты в курсе, что Росса выгнали из дворца? Я самолично оформил документ об увольнении. Правда, Росс его получить не успел. Говорят, ему даже вещи забрать не дали.

Да, господин советник, вам следовало собраться сразу, а не ждать назначенной аудиенции… Но вы оказались недостаточно проницательны. Впрочем, вам ещё повезло. Судя по тому, что вас всего лишь вышвырнули из дворца, а не отправили в темницу, определённые результаты допрос Вилстона уже дал. В частности показал, что Росс прямого отношения к заговору не имеет.

Я проводила Юджина до самой двери — не из вежливости, а с целью поскорее его спровадить. Уже стоя на пороге, он спросил:

— Ну, так на каком плече?

— Пошёл к чёрту! — не выдержала я.

Надо же, ну, не везёт мне с этим плечом! Не обратила внимания…да и не до того мне было. Но Юджин понял мои слова по-своему.

— Что, целая дорога домой, ночью, через густой лес, в крытой повозке, и ничего не было???

Я зарычала по-звериному, но постаралась взять себя в руки.

— В этой повозке было ещё семнадцать человек животных. Я побоялась в темноте перепутать.

На этой оптимистической ноте я вытолкнула Юджина наружу и захлопнула дверь.


Больше в тот день мой покой никто не тревожил. Пожалуй, это было достаточно странно, учитывая распространившиеся по дворцу слухи. Впрочем, возможно, от визитёров меня обезопасил Юджин, передав окружающим, что я нынче бросаюсь на людей и приближаться ко мне небезопасно. Или повесил на двери записку "Осторожно! Злая Говорящая". А может, помогло то, что, рассердившись, я заперла дверь Оранжереи на замок?

На следующее утро я мельком видела принца в коридоре на втором этаже. Кажется, он хотел со мной заговорить, но я сделала вид, что этого не заметила, и, коротко кивнув, предпочла исчезнуть. Общих дел у нас больше не было, а всё остальное лучше было не обсуждать. Ну и, в конце-то концов, если Раулю по-настоящему что-то понадобится, он всё равно меня найдёт.

Можно сказать, что именно так и произошло. Ближе к вечеру, часов около четырёх, в Оранжерею в очередной, даже и не припомню который, раз заявился Джон.

— Говорящая, — он обратился ко мне так уважительно, что я чуть было не села на кактус, — Его Высочество созывает срочный совет в своём кабинете и приглашает вас принять в нём участие.

Сказав всё это, телохранитель застыл в лёгком поклоне. Я, в свою очередь, застыла в лёгком шоке.

— Когда состоится совет? — сглотнув, спросила я.

— Как только соберутся все приглашённые. В совете участвуют только избранные, их число невелико.

Я ждала, что сейчас он скажет мне поторапливаться. Не сказал.

— Хорошо, только пройдём через мою комнату. — Я подхватила со скамейки слетевшую с волос ленту. — Я приведу себя в порядок и последую за тобой.

Должен же был кто-то напомнить мне о необходимости привести себя в порядок. Если — о ужас! — этого не сделал Джон, пришлось взять сию обязанность на себя.


Срочно собранный совет проводился в рабочем кабинете принца, и участие в нём принимали всего четыре человека. Это были Дилан Крэгг, советник по военным вопросам, Бенджамин Хоулман, состоявший при Эдварде на не вполне официальной должности советника по особым вопросам, принц и, собственно, я. Участие последней персоны в этом совете лично мне казалось весьма странным. Нет, в принципе я понимала причины, по которым присутствовала сейчас в кабинете. Рауль несомненно собирался говорить о Вилстоне, а волей обстоятельств я знала о событиях последних дней больше, чем другие. И тем не менее моё участие в мероприятии такого рода было не вполне подобающим. Мой официальный статус разительно отличался от статуса остальных присутствующих, и я невольно чувствовала себя выскочкой, нагло пробравшейся на совет вопреки всем существующим правилам. В конце концов, если Рауля интересовало моё мнение по какому-то вопросу, он мог бы спросить меня лично, не вызывая в общество своих советников.

Трудно сказать, относились ли последние к моему присутствию так, как я предполагала, или нет. Нам часто бывает свойственно приписывать окружающим свои собственные ощущения. Могу лишь сказать, что вели себя советники предельно вежливо, но в то же время явно чувствовали себя не вполне комфортно. Словом, обстановка была несколько напряжённой.

Когда мы дошли до кабинета, и Джон распахнул передо мной дверь, сам оставаясь снаружи, Рауль и Хоулман были уже на месте. Следом за мной пришёл и Крэгг. Когда все оказались в сборе, принц встал из-за стола и, обведя комнату взглядом, начал совет.

— Все вы в той или иной степени посвящены в те обстоятельства, в связи с которыми я вас здесь собрал, поэтому обойдёмся без предисловий. Допрос Вилстона закончен. — Он кивнул на внушительную стопку бумаг, лежавшую на столе. Единственный лист, который мы могли видеть, был сверху донизу исписан мелким косым почерком. — Результаты допроса не вполне ожидаемые.

— Он не признался? — хмурясь, спросил Крэгг.

— Признался. В определённом смысле именно это и интересно. Вилстон признался, но не во всём. Сговор с разбойниками и попытку вынудить меня отречься от престола он действительно взял на себя. Тут всё понятно. Он раскололся очень быстро и сообщил все подробности; никаких сомнений в его виновности не остаётся. Правда, сначала он утверждал, что не собирался ни при каких обстоятельствах прибегать к убийству, но в ходе допроса изменил показания.

На этом месте меня слегка передёрнуло. Нетрудно было догадаться, какого рода методы заставили Вилстона сделать это признание. И хотя он без сомнения был виновен, мысль о процедуре допроса была крайне неприятна. Впрочем, остальные присутствующие, включая Рауля, моих чувств в этой связи явно не разделяли, относясь к подобным мерам как к само собой разумеющимся.

— Однако, — продолжал принц, — он начисто отрицает своё участие в поджоге и попытках отравления. Клянётся, что не имеет к этим преступлениям никакого отношения. Утверждает, что попытался овладеть короной исключительно при помощи нанятых им бандитов.

— Лжёт? — предположил Хоулман.

— Не думаю, — покачал головой принц. — Дознаватели знают своё дело. И потом, не забывайте: в подкупе разбойников и организации похищения он признался. Этих преступлений более, чем достаточно, чтобы отправить его на плаху. Признается он в остальном или нет, для его судьбы это никакого значения не имеет. Так какой смысл ему упорствовать?

— Покрывает сообщников? — задумчиво произнёс Хоулман.

— Возможно, — кивнул Рауль. — Но в этом случае сообщники должны быть очень ему дороги.

— Или он действительно не имеет к тем преступлениям ни малейшего отношения, и их совершил кто-то другой, — выдвинул свою версию Крэгг.

— Вполне вероятно, — кивнул принц. — Пожалуй, я поставлю четыре против одного, что дело обстоит именно так. Но и альтернативный вариант не следует сбрасывать со счетов. Кроме того, кто-то мог попытаться помочь Вилстону взойти на престол и без того, чтобы его об этом уведомить.

— В первую очередь на ум приходят две кандидатуры, — заметил Хоулман.

— Флора и Стелла? — уточнил Рауль.

— Они самые, Ваше Высочество. Если Вилстон кого-то и выгораживает, то только одну из них.

— Что вы думаете по этому поводу, Крэгг? — повернулся ко второму советнику принц.

— Стелла слишком молода для подобного, — заметил тот, немного пожевав губами. — А Флора не кажется мне достаточно… изощрённой.

— Говорящая?

И надо было ему при всех обратиться лично ко мне? А я-то собиралась благополучно отмолчаться.

— Не думаю, чтобы это была Флора, — вздохнув, сказала я. — Из этих двух женщин только Стелла подходит на эту роль.

— Что заставляет вас так думать? — удивился Хоулман.

— Её фигура.

Я бросила на Рауля вопросительный взгляд. Связь между покушениями на убийство, включая поджог, и привидением до сих пор не афишировалась. Как, впрочем, и моё участие в этой истории. Однако похищение, моё вмешательство в ход поисков и арест Вилстона существенно изменили расклад, и теперь я не знала, следует ли в открытую упоминать роль привидения в присутствии советников. Судя по реакции Рауля, он предпочитал обойтись пока без этого.

— Госпожа Рэндалл знает, что говорит, — отметил он, отвечая на немой вопрос советников. — Подробности сейчас не имеют значения. Давайте исходить из того, что участие Стеллы более вероятно. Тем не менее полностью забывать о Флоре не следует. Как и о том, что виновен может быть кто-то третий, не имеющий отношения к семейству Вилстонов. Каковы должны быть наши дальнейшие действия?

— Арестовать обеих женщин и допросить по всей форме, — высказался Крэгг.

Я поморщилась. Действенно, но мерзко. Особенно учитывая, что их причастность под большим сомнением.

— Ничего не выйдет, — вмешался Хоулман. — Во всяком случае не прямо сейчас. Они в отъезде, гостят у какой-то своей родственницы, кажется, двоюродной сестры Флоры.

— Верно, — кивнул принц. — Мне доложили об этом вчера, после того, как я отдал приказ за ними проследить.

— Это не подозрительно само по себе? — нахмурился Крэгг.

— Само по себе вряд ли. Это происходит не так редко, — ответил Рауль. — Но в данном контексте безусловно наводит на определённые мысли.

— Если они в этом замешаны, то во дворец по доброй воле уже не вернутся.

— По доброй воле они не вернутся в любом случае, — подала голос я. Решила, что присутствовать здесь и отмалчиваться — не слишком разумно. Раз уж сами меня сюда позвали, извольте выслушивать. В следующий раз будете умнее. — Узнав, что Гектора арестовали, они, разумеется, предпочтут найти убежище подальше отсюда. Даже если не имеют к его преступлениям ни малейшего отношения.

— Это справедливо, — согласился Хоулман. — В таком случае нам следует первым делом выяснить, где они в действительности находятся в данный момент. А до тех пор действовать в других направлениях.

— Кое-что можно сделать и в этом направлении, — возразила я. — Можно расспросить людей из их круга общения, поговорить с фрейлинами, со слугами. Мы точно знаем, когда и где были совершены покушения. Надо выяснить, чем в это время занимались Флора и Стелла. Если виновна одна из них, этому наверняка найдётся подтверждение. Когда точно знаешь, что искать, поиски становятся не слишком сложным делом.

— Следует также продолжить поиски и по другим направлениям, — добавил Хоулман. — Если исходить из предпосылки, что Вилстон говорит правду и ничего не знает об отравлениях, расследование придётся начинать сначала.

— Я предлагаю всерьёз заняться аптекарями, — сказал Крэгг. — Яды проще всего приобрести именно через них. Даже те яды, которые никак не используются в лечении, — многозначительно добавил он.

— Я бы поработал в направлении пожара, — задумчиво произнёс Хоулман. — Поджог требует определённой подготовки, а башня посещается нечасто. Возможно, кто-нибудь припомнит что-нибудь полезное. Но вопрос заключается в том, насколько вероятно, что возгорание было случайным.

— Очень маловероятно, — ответил принц, вдаваться в подробности, однако, не ставший. Видимо, по-прежнему никому не доверял до конца и предпочитал выдавать окружающим информацию по строго отмеренным порциям. — Есть ещё какие-нибудь предложения? — спросил он, обводя нас взглядом. Новых предложений не поступило. — Хорошо. В таком случае вы, Крэгг, берите на себя аптекарей, а также поиски Флоры и Стеллы. Хоулман, ваша задача — разобраться с пожаром. Говорящая, ты знаешь, что делать. Если у вас появится важная информация, обращайтесь ко мне напрямую. Не через секретаря.

На этом совет был окончен. Крэгг и Хоулман направились к выходу. Судя по выражению лица Рауля, он собирался поговорить со мной наедине после их ухода. Но, во второй раз за сегодня, я сделала вид, что ничего не заметила, и выскользнула за дверь перед Крэггом.


Глава 12. Дорога домой | Записки фаворитки Его Высочества | Глава 14. В поисках привидения







Loading...