home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I. КРЫМ

Этот полуостров, называемый жителями как Крымом или Кырымом, так и Кырым-Адасы[11] (остров Крым), или просто Ада (остров), образуется с севера (в наибольшей части), с юга и запада Черным морем; с востока Каффинским проливом[12] и Азовским морем. Перешеек, имеющий в ширину приблизительно одну географическую милю,[13] соединяет его на севере с Восточным Ногаем. Он[14] расположен между 51 гр. 8 мин. и 53 гр. 44 мин. восточной долготы и между 44 гр. 44 мин. и 45 гр. 55 мин. северной широты.[15] Площадь его заключает около 270 квадр. миль.[16]

Страна эта имеет большие природные преимущества: она имеет обширные плодородные равнины и прекраснейшие живописные горы. Жара летом сильна но все же переносима; она умеряется северными и морскими ветрами. Зимы умеренны, более снежны, чем морозны; сильные холода продолжаются редко более трех дней. Северные ветры, правда, часто бушуют в северной части, где они не задерживаются горами, но они очищают в то же время воздух и укрепляют тело. Ранней весной и осенью, когда бывает необычайно тепло, появляются заболевания, но они не свирепствуют. Исключение представляет чума, заносимая сюда из османских стран. Так называемая крымская болезнь род проказы, обычная и в соседних [16] русских землях, живет здесь прочно. Вообще же климат Крыма один из самых здоровых. Обитатели живут долго и даже в глубокой старости имеют хороший в бодрый вид.

Большая, северная часть полуострова представляет собою равнину, лишь немного возвышающуюся над Уровнем моря. Здесь почти везде ровное поле, древесной растительности нет нигде, но почва чрезвычайно плодородна, хотя несколько камениста. Кое-где есть и песчаные местности. Редкие воды, встречающиеся там, большей частью солены. Зато везде имеются и глубокие колодцы, достаточные для целых деревень и дающие хорошую и здоровую воду.

Южная гористая часть имеет всего вдоволь, чего недостает северной: горы, долины, леса, холмы, реки и озера. Нагорье расположено как бы в виде полулуния от Инкермана до Каффы и простирается от южного берега от 3 до 5 миль вглубь страны. Оно часто высоко и круто, но прерывается обширными долинами и покрыто лесами. Оно включает в себе множество отдельных гор, из которых самые замечательные: Синаб-Даги — между Балуклавой и Ламбатом, Джадир-Даги — между Алуштой и Акмесджидом,[17] Баба-Даги, на котором лежит Мангут, Агирмиш-Даги у Эски-Крыма и Качи-Даги.[18] В этом нагорье берут начало более пятидесяти больших и малых рек, дающих очень хорошую воду и изобилующих рыбой, небольшой, но очень вкусной.[19] Самые значительные из этих рек: Салгир, в который впадают Большой и Малый Кара-Су, и другие речки; Булганак,[20] три Индала или Андалея, Чюрюк-су,[21] все текущие на восток в Гнилое море (Чюрюк-Денгис);[22] Алма, Качи, Кабарта[23] и т. д., впадающие на западе в Черное море. Вдоль этих рек страна прекрасно возделана: деревни кажутся прилегающими одна к другой; все покрыто здесь, как вообще в нагорье, домами, фруктовыми садами, виноградниками и пашнями. Леса дают прекрасный материал для кораблестроения. Кипарисы, яблони, груши, сливы, вишни, айва и ореховые деревья растут везде в изобилии, и, несмотря на то, что фруктовым деревьям уделяется мало или никакого ухода, плоды их все же очень хороши и вкусны. Тюльпаны и лилии — обычные цветы, которыми покрыты их луга. В лесах встречаются фазаны, куропатки, рябчики, бекасы и множество других птиц. Медведей и волков теперь уже мало, но в большом изобилии дикие кабаны, олени, дикие козы, [17] дикие овцы,[24] зайцы, земляные зайцы, барсуки, сурки, горностаи, куницы и т. д. Горы между Эски-Крымом и Каффой, как говорят, богаты золотом, серебром и лучшей железной рудой.[25] Хорошее вино, имеющее большое сходство с венгерским, производится повсюду, но лучшее в Судаке; оно в большом количестве вывозится на Украину и в Турецкие земли.[26] Почва особенно у подножия гор[27] и на Керченском полуострове, состоящем также почти сплошь из холмов и долин, так плодородна, что обыкновенно дает урожай сам, тридцать.[28]

Ничего не может быть более обильным рыбой, чем. Черное и Азовское моря у берегов Крыма. Самый богатый улов рыбы бывает с октября до апреля. Осетры, севрюги, белуги, лещи, карпы, сомы, судаки, щуки, белорыбица, стерлядь,[29] караси, лососи, раки, окуни, лини и еще несколько видов ловятся в это время в большом изобилии. Встречались, говорят, некоторые экземпляры белуги такой величины, что весили от 800 до 900 фунтов и что из них можно было добыть от 3 до 4 квинталов[30] икры. Большая часть пойманной рыбы солится и составляет вместе с икрой очень значительную статью крымской торговли. Богатый, улов рыбы давал часто названия морям и населенным пунктам в этих местностях. Азовское море у команов[31] называлось Кар-Балук, т. е. город или родина рыбы; у татар в генуэзский период — Чабак-Денгизи, т. е. лещиное море; у османов оно называется и теперь Балук-Денгизи, т. е. рыбное море. Балуклава означает рыбный пруд и т. д.

Первыми известными обитателями Крыма были киммерийцы, большой и воинственный народ из племени фракийцев.[32] Задолго до Гомера они совершали походы в Малой Азии. Из всех своих обширных владений, которые отняты были у них скифами, они сохранили за собою всего дольше Крым. В 655 году до Р.Х. они, кажется, были изгнаны из равнины этими слишком могущественными соседями; но в горах они все-таки продолжали обитать под именем тавров. От этих тавров весь полуостров получил название Таврики и Тавринии.[33] В первой половине VI века до Р.Х. начали селиться здесь греки. Милетцы[34] построили Пантикапей или Боспор, нынешнюю Керчь, и Феодосию,[35] нынешнюю Каффу; понтийские гераклейцы и делосцы[36] — Херсон.[37] Торговля, которую греки с этого времени начали здесь вести, чрезвычайно процветала и [18] немало послужила к расширению географических знаний.

В 480 г. до Р.Х. археанактиды, род, происходивший из Митилены,[38] основали в Боспоре и некоторых городах при устьях Кубани монархическое государство. Сорок два года спустя власть в лице Спартака[39] перешла к новой династии. Хоть эта вторая династия владетелей была, вероятно, фракийского происхождения, ее члены любили греков, в особенности афинян, и управляли с добротой и мягкостью. Они изгнали скифов с Керченского полуострова, завладели Феодосией и расширили свои владения на Кубани.

Приблизительно за 380 лет до Р. X. скифы были большею частью истреблены сарматами. Тогда тавры понемногу распространили свое владычество почти на весь полуостров. Они теснили Боспорское государство и Херсонскую республику налогами и опустошениями до тех пор, пока эти отдались под власть великому Митридату Понтийскому[40] около 112 г. до Р.Х. Этот могущественный государь покорил тавров и владел после этого всем Крымом. Около времени Р. X. на полуостров вторглись аланы,[41] принудили боспорских царей к уплате им дани и наконец истребили около 62 г. тавров. Владычество этих аланов продолжалось около полутораста лет.

Место аланов в середине второго века заняли готы.[42] В эпоху их владычества (во времена Диоклетиана и Константина Великого) в Крыму распространилось христианство, и одна за другой были учреждены епархии — одна в Херсоне, одна в Боспоре и одна у готов. Хотя эти готы сделались с 375 г. подвластными гуннам,[43] они сохранили свои местожительства в горах, где жили также аланы, и на Керченском полуострове и имели своих царей, исповедывавших христианство. К концу четвертого столетия прекратилось также существование Боспорского государства.

Наконец, после распадения владычества гуннов, в 464 г. пришли сюда венгры.[44] Они вместе с булгарами[45] завоевали отсюда земли между Доном и Днестром. Затем они вернулись частью обратно в Азию и принудили готов, живших на Керченском полуострове, перейти на ту сторону, в Тамань, где им предоставили места для поселения. То племя венгров, которое с этого времени кочевало на равнинах Крыма, называлось аулциагры или ульцингуры. Но в 679 г. эти и остальные венгры должны были покориться власти хазар.[46] [19]

Хазары заставили также готов в горах и греческие города у берегов платить им дань. Готы, правда, восстали около конца восьмого столетия, но были все-таки опять, порабощены, удержав, однако, еще своих собственных царей. В 840 г. император Феофил учредил Херсонскую провинцию, к которой принадлежали все греческие города и поселения в Крыму и в Зихии (на Кубани). Ибо платя дань хазарам, готы все-таки признавали верховную власть византийского двора. Со времени владычества хазар над Крымом этот полуостров стал называться Хацарией (Гацарией). Горная часть его по готам, жившим там, получила название Готии, а также по сохранившимся еще цихийским (язским) аланам — Зихией.[47] Во время этого хазарского периода было в Крыму уже значительное количество евреев.

Печенеги,[48] или кангли, прогнали в 882 г. венгров из Крыма и других владений. Две отделившиеся ветви булгар и венгров остались все же по ту сторону перешейка Ора; они сделались известны, особенно в русских летописях, под именем берендеев, или черных булгар, и торков.[49] Хазары с этого времени владычествовали только в Азии, где, однако, их государство было разрушено в 1015 г.; но все же Крым продолжали называть Хазарией. В середине одиннадцатого столетия печенеги принуждены были уступить Крым, как и большую часть других своих владений, номанам (уцам, половцам). Эти команы[50] тоже заставили крымских готов и греков платить им дань.

В эту эпоху город Сугдая (также Солдая, нынешний Судак) своей торговлей достиг такой славы, что все греческие владения в Крыму получили название Сугдия, Сугдания и Солдания. До 1204 г. они все еще признавали верховную власть Византийской империи. Затем они сделались независимыми и или избирали себе своё собственное начальство, или попадали под власть особых князей. Два таких княжества просуществовали до османского завоевания: княжество Теодори (Ингкирман) и Готское (Мангут).[51]

Команы в 1237 г. были в Крыму уничтожены или покорены монголами (татарами). С этого времени удельные татарские князья, которым дали название улуг-беги, стали кочевать с переданными им ордами по степи, пока, наконец, Менгели-Герай основал собственное крымское государство. Греки и готы платили монголам дань, как прежде команам. В этот первый [20] период татарского владычества поселилось в Крыму также много черкасов, а один черкасский князь Миллен даже владел в 1333 г. Керчью. По городу Крыму,[52] где монголы вели большую торговлю, весь полуостров, особенно у восточных народов, стал называться этим и еще теперь обычным названием.

Пока латиняне[53] господствовали в Константинополе, они, а особенно венецианцы, вели значительную торговлю с Крымом, Таманью (Матрига) и Таной. Но после того как генуэзцы, по договору с Михаилом Палеологом[54] в 1261 г., получили свободу мореплавания на Черном море, они стали присваивать себе исключительное право торговли с Крымом и вытеснять из нее греков и других латинян. В кровопролитных войнах, вызванных этим, генуэзцы по большей части имели перевес.[55] С разрешения монгольского хана они вновь построили Каффу и сделали этот город, ставший очень цветущим и давший одно время полуострову свое название, средоточением своей торговли. Они локорили один за другим Солдаю (Судак) и Чембало (Балуклава). Они платили, правда, подати монголам, когда те были могущественны, но когда внутренние беспорядки тех ослабляли, они оказывали им и сопротивление; повелители Крымской равнины выбирались и свергались большею частью по желанию генуэзцев. К этому времени через эти местности проходило два пути торговли с Индией — один через Аму,[56] Каспийское море и Астрахань в Тану, другой через Багдад и Тавриз в Трапезунд и Севастополь.[57] Таной владели генуэзцы совместно с венецианцами, правда, под монгольским верховенством; в Трапезунде и Севастополе они имели консулов.

Однако в 1475 г. османы завоевали Каффу, Солдаю, Чембало, а также Тану[58] на Дону и уничтожили этим генуэзскую власть в Крыму. В то же время они положили конец княжествам Готии и Теодори.[59] В значительных городах, особенно на побережьи, они поставили гарнизоны; таким образом они установили надзор за крымскими ханами, которые, однако, несмотря на это, вплоть до 1584 г. были скорее союзниками, чем подданными Высокой Порты; с этого времени они (османы) назначали ханов, или по крайней мере утверждали их, когда те оказывались достаточно смелыми, чтобы захватывать власть по собственной воле.

Османы учредили в Каффе санджак[60] и затем беглербегилик,[61] в который входили все их владения в [21] Крыму, на Дону и у Азовского моря. В Каффе находился всегда сильный гарнизон, чтобы держать крымских ханов в повиновении. Торговля упала почти совсем, так как Черное море было османами закрыто для всех остальных европейских наций. Торговые города Крыма поставляли с этого времени только туземные продукты и невольников.

Ко времени воцарения в Крыму Менгели-Герая на полуострове было мало жителей татар. В результате войн, которые он вел со своими соплеменниками на Волге,[62] он приводил с собой в Крым много тысяч ногайцев, которых заставлял там селиться. Его преемники подражали ему в этом и населили таким образом, кроме того, также Кубань и земли между Доном и Днестром. Теперь в Крыму имеется, вероятно, около 400 000 жителей. Кантемир[63] указывает численность казанларов[64] или семейств в 70 000.

Долго Крымское государство было страшно для русских и поляков, пока эти народы не овладели лучше военным искусством. Вплоть до Карловицкого мира[65] каждое из этих государств должно было отправлять крымскому хану ежегодно подарков приблизительно на 100 000 рейхсталеров,[66] чтобы предохранить свои земли от опустошения их татарами. Наконец, русские отобрали у этого государства значительные части его земель и утвердились даже в самом Крыму.[67] Они положили зато конец верховной власти османов и возвратили этому государству так давно потерянную независимость.[68]

Крымские татары составляют ветвь многочисленного тюркского племени, хотя и смешаны сильно с монголами. Об этом свидетельствуют их язык, внешний вид и история. В настоящее время это уже не такой грубый, грязный, разбойный народ, какой когда-то описывали такими отвратительными красками.[69] Они живут все, исключая некоторых ногайцев, недавно переведенных в Крым, оседло, в домах, деревнях и городах. Они занимаются хлебопашеством, виноградарством и садоводством, хотя еще не с должным усердием. Они ревностно занимаются скотоводством.

По большей части они среднего роста, но при этом прекрасного, правильного сложения, задушевность сквозит в их чертах; на лицах читается их честность и добродушие. Они ценят человечность и общественные добродетели. Они просты и легковерны, смирны, приветливы, услужливы и понятливы. Они одарены [22] прекрасным природным умом и гибким духом, что. делает их в высшей степени способными к образованию. Вообще они утратили очень многое из той дикой храбрости, которая делала их столь страшными во время первого их появления в Европе.[70] Более знатные из них стараются превзойти друг друга обходительностью и хорошим тоном. Одеваются они очень чисто, аккуратно, и, если обладают средствами, — роскошно. Их одежда не только удобна, но еще более привлекательна, чем турецкая, возвышает и украшает наружность. Их шапки (калпак) зеленые, каковым, цветом они отличаются от других народов (османов, манкатов, персов).

Крымцы культивируют сами и при помощи своих невольников почти все сорта хлебов, главным же образом пшеницу, ячмень и просо, особенно крупнозернистое, красное и желтое, а также немного ржи, овса, тари и чечевицы. В садах своих они выращивают отличные фрукты и среди других прекрасных растений — арбузы (карпус).[71] У них большие стада скота и овец, среди которых знаменита крымская курдючная овца. У них имеются двугорбые верблюды и много лошадей, не очень красивых, но быстрых, сильных и выносливых.

Они питаются хлебом — как пшеничным, так и просяным, просяной кашей, рисом и финиками,[72] мясом своего рогатого скота и овец, дичью, рыбой, молоком, маслом и медом. Фруктов и овощей они едят мало.[73] Лошадиное мясо все еще многими употребляется в пищу,[74] но уже не всеми. Они пьют вино, хотя оно и запрещено, кумыш, шербет, бозу и мед, также ром, который импортируется. Они охотно пируют, но легко переносят и голод.

Они чрезвычайно гостеприимны и охотно уделяют все, что могут, путнику, независимо от его религии. Вообще в Крыму в мирное время можно путешествовать, если и не так удобно, то столь же безопасно и, бесконечно более дешево, чем в самых благоустроенных странах Европы. Дома крымцев построены по большей части по османской манере; они плохо выглядят снаружи, но внутри они не лишены удобства и даже нарядности. Они живут на одном месте,[75] их дома и деревни окружены большей частью рощами и аллеями кипарисов[76] и других деревьев.

Язык крымских татар является тюркским наречием,[77] но в нем имеется также множество арабских и [23] монгольских слов. Османы понимают их не без труда. Язык ногайцев для них еще менее понятен, так как они говорят очень поспешно и сильно гортанно, почти как арабы. Ногайский язык между тем тот же, что г крымский, хотя не такой развитой.

Постановка военного дела у татар нисколько не должна внушать страх. Они слишком хорошо сознают превосходство регулярных дисциплинированных войск, чтобы атаковывать их даже при численном превосходстве. Они более способны делать набеги и грабить, чем сражаться, но все же в последней войне[78] они часто выказывали много храбрости. Все они наездники и трудно найти более легкую конницу, чем крымско-татарская. 200 лет тому назад хан имел также готскую пехоту из 800 человек, которая составляла ядро его войск. Османский двор держал для него гвардию телохранителей (сейменлер), в 2000 человек, которая была конной.[79] Каждый татарин является солдатом.[80] Хану нужно только указать место сбора, и они являются со всех сторон. Но многие слишком стары, другие слишком молоды, чтобы идти на войну. Большая часть имеет плохих лошадей. Сабля, ружье и пара пистолетов составляют вооружение богатых, но большинство имеет только луки и стрелы или деревянную пику, закаленную или заостренную при помощи огня. О военных упражнениях они имеют мало или никакого понятия. Одни крымцы могут выдвинуть в поле 80 000 воинов. Их считают гораздо более храбрыми, чем остальных татар, находящихся под властью хана.

Крымские татары разделяются на четыре колена (Staemme) (аймаклар, кабейлелер): 1) Ширин, 2) Барин (древняя орда, которая сражалась в 1397 г. за Тохтамыша против Тимур-бага), 3) Мансур (Монсур, вероятно, также Мангут) и 4) Сучувуд. Эти колена имеют своих собственных бегов, называемых кырым-бегълери.[81] Ширинский бег самый знатный среди них. Он вообще самая важная и видная особа в государстве после самого хана, хотя он собственно должен быть следующим за калга-султаном.

Хан (т. е. царь, Koenig) претендует на титул падишаха (императора). Он подписывается: Улуг Йортнинг, ве Техти Кырымнинг, ве Дешти Кыпчакнинг, улуг хани, что означает: Великий хан великой орды и престола (государства) Крыма и степей Кыпчака (Капджака). Ханом всегда бывает представитель рода Гераев, разделяющегося на две линии: настоящую или [24] ширинскую и побочную, называемую Джобан-Герай или Пастухи-Гераи.[82] Настоящая линия была всегда обладательницей трона, а из линии Джобан только один Кёр-Герай носил титул хана в течение одного года после битвы у Вены.[83] Джобаны могут, однако, носить сан калги или нурреддина. Они обыкновенно живут вне Крыма, преимущественно в Джамболи.[84] Еще в начале османского периода[85] ханы или назначались своими предшественниками, или избирались народом, через кырым-бегьлери и уполномоченных ногайских мурз;[86] они обыкновенно царствовали до своей смерти. Стамбульский двор только утверждал их. Но со времени второго завоевания в 1584 г.[87] избрание лишь редко предоставлялось народу. Высокая Порта назначала и смещала ханов в зависимости от своих интересов. Падишаху обыкновенно достаточно было попросту через знатного придворного послать султану,[88] предназначенному быть новым ханом, почетную шубу, саблю и соболью шапку, усыпанную драгоценными камнями, вместе с хаттишерифом, т. е. собственноручно подписанным приказом, который читался собранным в диване[89] кырым-бегам; тогда прежний хан без ропота и противодействия отрекался от престола. Если же он решался сопротивляться, то большей частью без особых усилий приводился к послушанию гарнизоном, стоявшим в Каффе, и посылавшимся в Крым флотом. Низложенных ханов обыкновенно отсылали на Родос.[90] В последнее время было чем-то чрезвычайным, если хан сохранял свой сан семь или восемь лет. Теперь, по мирному договору 1774 г., избрание принадлежит снова только народу. Четыре кырым-бега и отдельные уполномоченные мурзы из Буджака, Едисана, Джембойлука и Едишкула выполняют это именем народа. Как только избрание совершилось, избранный хан садится на середину ковра, и все присутствующие мурзы с обнаженными головами кричат ему громким голосом: «Коп! Иаша!», т. е. «Встань! Живи!».[91] После этого кырым-беги берут ковер за четыре конца, поднимают на нем хана вверх и объявляют его ханом всех татарских орд.

При обмене ратификациями последнего мирного договора[92] между Россией и Турцией в 1775 г. пришли к следующему соглашению: «Новый хан по своем избрании будет извещать об этом петербургский двор и Порту; падишах, по получении этого извещения, будет обязан признать его в этом сане и послать [25] ему почетную шубу, дульбенд[93] и саблю; в крымских месджидах[94] будут продолжать молиться о падишахе[95] и чеканить монету с его штемпелем; кадии[96] должны будут назначаться константинопольскими кадиелескерами,[97] — но все это под условием, что Порта не будет иметь ни малейшего влияния на гражданское правление Крыма в ущерб его независимости; все это должно служить лишь указанием на то, что падишах, как халиф,[98] имеет право признать хана как исповедующего религию Мохаммеда, следовательно, исключительно в религиозном смысле, без всякого отношения к гражданским делам».

Его подданные[99] оказывают ему величайшие знаки уважения. К его прерогативам, которыми он пользовался даже под османским владычеством, принадлежат: публичная молитва (хутба[100]), издание законов, командование войсками, чеканка монеты, стоимость которой он по желанию повышает или понижает, право устанавливать пошлины и облагать по своему произволу своих подданных христиан и иудеев податями и т. д. Во всем другом его власть крайне ограничена. Он обязан управлять по древним законам и обычаям. Он не может начинать войну или иные важные государственные дела без согласия кырым-бегов и вышеупомянутых ногайских мурз. В таких случаях они все созываются ханом в Бахчисарай или Карасу, чтобы принять или отвергнуть делаемые им предложения.[101] Никакие договоры, законы или распоряжения, относящиеся к нации, не имеют ни малейшей силы, если они не утверждены и не подписаны этими бегами и этими мурзами. На государственных собраниях[102] голос ширинского бега имеет наибольший вес, и его воля имеет обычно больше значения, чем воля самого хана. Правда, хан может отрешить от должности чрезмерно строптивых бегов, но это шаг, на который он редко решается и который мало приносил бы ему пользы, даже если бы удавался. Хан также не может никогда быть судьей султанов (принцев из рода Гераев); но эти султаны, напротив, подсудны собранным в диване бегам, которые могут присудить их даже к смерти. Наконец, если хан издает приказы, противные его конституции (Kapitulation) и законам, то беги могут их опротестовать, и хан должен отменить свои приказы.

Хан обыкновенно имеет резиденцию в Бахчисарае. Его жилище (Сарай) обширно и внушительно и состоит [26] из нескольких соприкасающихся строений с садом. Он содержит большой гарем, по обычаю восточных повелителей. Его придворный штат довольно значителен. У него имеется Диван, который устроен почти целиком по турецкому образцу. Самые главные из его министров следующие: 1) Калга-султан, имеющий в своих руках войско, защиту страны, командование над всей армией именем хана. Его резиденция в Акмесджиде; он владеет Карасу и другими поселениями. Он всегда из принцев крови. При назначении нового хана стамбульский двор обыкновенно назначал также калгу-султана. 2) Каймакан. Он наместник хана, когда тот в отсутствии. Все управление тогда в его руках. Его доходы выражаются в сумме 3000 турецких пиастров.[103] В отсутствие хана он живет в Бахчисарае, а в другое время в одном из своих имений, неподалеку оттуда. 3) Муфти Крыма или кадиелескер (впрочем, г. Клееман[104] различает эти должности). Он живет в Бахчисарае, является главой духовенства и толкователем закона во всех спорных или важных случаях. Он может смещать кадиев, если они судят неправильно. Но после соглашения 1775 г. он, как и все крымские кади, определяется на должность константинопольскими кадиелескерами. 4) Нурреддин, обыкновенно принц крови, является президентом в малых и местных судах и командует в походах меньшими корпусами. 5) Кадиелескер (в просторечии кази-оскер). Он, по сообщению г. Клеемана, является полицейским надзирателем Бахчисарая и может решать все процессы в городе и его районе. В начале этого столетия существовал еще орбеги. Он охранял границы и наблюдал за ногайскими ордами вне Крыма. Он всегда был из султанов. Его резиденцией был Ор.[105]

Принцы из рода Гераев носят титул султан. Они прирожденные предводители войска.[106] Из них избираются ханы. Они отчасти пользуются пенсиями от турецкого двора. Они имеют поместья как в Крыму, так и на Кубани и в Румили.[107] Число их доходит, как говорят, до 200. Султанша-валиде, обычно ула-султанша, есть мать, или сестра, или близкая родственница хана, которым она избирается на эту должность и утверждается в ней. Она имеет следующий ранг после калга-султана и значительные доходы.

Кырым-бегьлери — князья над своими племенами. Старший из мурз каждого племени избирается в кырыгм-беги, и его избрание утверждается ханом. [27] Ширинский бег имеет резиденцию в Эски-Крыме.[108] У него многочисленный придворный штат, свой калга-султан из принцев крови,[109] каймакан, муфти, нурреддин, кадиелескер. Бег Барин имеет каймакана, нурреддина, кадиелескера; два других бега[110] имеют только нурреддина, Они то же, что были пэры[111] в некоторых государствах.[112] Они составляют противовес могуществу хана, они — охранители свободы народа,[113] защитники закона, одним словом, соправители хана. Они избирают и утверждают хана, они могут его и низложить.

Мурзы или дворяне очень многочисленны. Они проживают в своих деревнях и живут на подати, собираемые со всех подданных. Своим дворянством они очень гордятся и никогда не оскверняют его неравными браками. Ширинские мурзы могут даже претендовать на ханских принцесс. Только крайнее обеднение может заставить мурзу взять служительскую должность при дворе. Едут ли они верхом или идут пешком, они всегда имеют при себе свиту из прислуги. Они вообще очень воспитаны (gesittet) и обходительны.[114] Простые татары — не что иное, как вассалы этих мурз.[115]

После татар в Крыму наиболее многочисленны армяне. Они почти все занимаются торговлей, но здесь они много беднее, чем в восточных странах. По описаниям они ленивы, нечестны, грязны и невежественны.[116]

Из греков, имевших прежде[117] так много цветущих владений в Крыму, осталось еще много в южной части страны, частью в деревнях, частью в торговых городах. Они тоже очень невежественны и рабски послушны. Остатки готов и аланов, вероятно, слились с ними теперь в одну народность.[118]

Итальянцы, потомки тех, которые поселились здесь в генуэзский период, живут еще, но в небольшом количестве, в Каффе, Сорташе[119] и еще кое-где.

Евреев здесь очень много, даже караимской секты. Они древние местные жители; и в то время, когда хазары были господами Крыма, некоторые из их[120] властителей (по сказанию) даже исповедывали иудейскую религию.

Цыганы как в Крыму, так и в других владениях хана также очень многочисленны.

Татары все следуют учению Магомета и очень правоверны (сунниты). Даже после восстановления независимости они признают императора османов своим [28] духовным главой. Они имеют муфтия,[121] своих мулл, своих коджей,[122] своих кадиев; эти последние — их судьи. Они молятся в своих мечетях (месджидах) к джами[123] пять раз в день, копают колодцы и учреждают ханы (каравансараи), чтобы быть угодными богу, но не преследуют никого за его религию. У них имеются школы, где объясняется коран и преподаются другие менее важные науки.[124] Христианам и иудеям они предоставляют много религиозной свободы; армяне и греки имеют в городах и деревнях свои церкви. Есть здесь также два армянских епископа; один имеет местопребывание в монастыре Сурп-ац-вацацин, или св. Девы, в Каффе, и его епархия простирается на восток от Каффы до Кабарды. Второй находится в монастыре Сурп-Хач, или св. Креста, приблизительно в трех географических милях западнее Каффы;[125] его епархия простирается на западную половину Крыма и на остальные владения хана в Европе, до Каушан в Бессарабии. Греки имеют в Каффе митрополита, именующего себя архиепископом Готии и Каффы. После завоевания Крыма русскими[126] греки, как их единоверцы, получили много преимуществ и свобод в исповедывании своей религии. Католиков терпят менее всего, и миссии, которые здесь имели францисканцы, иезуиты и тринитарии, имели мало успеха.

Доходы хана оценивались в 1769 г., вместе с тем, что он получал от турецкого двора, в три миллиона пиастров или гульденов.[127] Источниками их являются несколько дворцовых вотчин (Domaenen), десятина[128] с хлеба и скота подданных и с захватываемой на войне добычи, дань ногайцев, доходы с колодцев; поборы с иноверцев, соленые озера, монета, пошлины и т. д. Прежде эти доходы были гораздо значительнее, так как татары могли больше грабить, и соседние христианские государства должны были покупать себе мир значительными ежегодными подарками.

Наиболее значительная торговля производится в Каффе и Гезлеве.[129] Торговля невольниками особенно значительна в Каффе, за нею до значению следует торговля соленой рыбой, икрой, солью, пшеницей, ячменем, просом, маслом и вином. Вывозится также много шерсти, тонких шкур ягнят, черного и особенно серого цвета, обработанных белых бесшерстных бараньих кож, говяжьего мяса, сала, нефти, меда, воска и т. д. Торгуют большей частью товарами, за товар.

Турецкая монета обращается везде в Крыму. Настоящие [29] татарские монеты[130] имеются только двух родов: 1) беас-бешлик, белый пятак, сделан из серебра и содержит пять карабешликов или двадцать[131] ахче (Achtze); 2) кара-бешлик, черный пятак, сделан из меди с малым количеством серебра и содержит пять ахче. Воображаемые монеты следующие: 1) ахче,

2) татарский пиастр, называемый груш или чюриг[132] и имеющий всегда 20 кара-бешликов или 100 ахче. Таких татарских пиастров или грушей содержится 7 1/2 в одном турецком пиастре и 22 1/2 в одном турецком дукате или алтюне.[133] Так во всяком случае было в 1769 г. Но курс очень переменчив и поднимается или падает, как это хан находит лучшим для своих доходов.

По переписи, произведенной по приказу хана Менгели-Герай II около 1740 г., в Крыму оказалось 48 кадиликлер[134] или судебных округов (присутствий, камер), 9 городов и 1399 замков (Burgen)[135] или деревень. Названия кадиликлер следующие: 1) Ор-Капуси или Перекоп, 2) Сакал, 3) Сеид-Эди, 4) Нуссуф, 5) Тамак, 6) Беш-Паре, 7) Бочалы, 8) Шейх-Эли, 9) Сейдлер, 10) Кутеш, 11) Четерлык, 12) Самарджик, 13) Караул, 14) Мегит, 15) Каракуд, 16) Диптархан, 17) Бойнак, 18) Гьюзлеве или Гезлеве, 19) Чонгар, 20) Рибат или Арабат, 21) Керш-Беш-Пармак, 22) Орта-Керш, 23) Дип-Керш, 24) Енги-Кале, 25) Мангут или Мангуп, 26) Судак, 27) Кьеффе или Кафа, 28) Эски-Крым, 29) Ширин, 30) Ичэли, 31) Аргун, 32) Ташэли, 33) Карасу, 34) Кучук-Карасу, 35) Жагмурчи, 36) Чо унче, 37) Салгир, 38) Таклы, 39) Даир, 40) Карагез, 41) Завие, 42) Улан, 43) Буралчи, 44) Акмесджид, 45) Такетлы, 46) Багча-Сарай, 47) Качи, 48) Балуклава.[136] Из них первые девятнадцать лежат в равнине, т. е. севернее Салгира и Булганака, пять следующих на Керченском[137] полуострове, а последние 24 в горной, обильной водой части Крыма.

Я разделяю страну на 1) нагорье, 2) равнину и 3) полуостров Керчь. Это разделение у самих татар не необычно и к тому же очень полезно для изложения истории и физического землеописания.


КРЫМСКОЕ ХАНСТВО | Крымское ханство | 1.  НАГОРЬЕ