home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Утро началось с явления Фиски. Старшая служанка и первая мамина помощница выглядела непривычно растерянной.

— Девочки, как спалось? — тихо спросила она.

Мы нервно переглянулись и даже зевать перестали.

— Хорошо, — осторожно ответила я, на правах старшей.

Фиска тем временем прошлась по комнате и, словно невзначай, заглянула в каждый угол, в шкаф, и даже за гардины нос сунула.

— Ничего странного ночью не видели?

— Нет…

— И не слышали?

— Нет, — включилась в игру Мила.

Лина же стрельнула глазками, спросила хитро:

— А ты?

Румянец, окрасивший щёки старшей служанки, по цвету напоминал густой томат, но это полбеды… а беда в том, что меня тоже в жар бросило. О, Богиня! Когда господин Хашшр был для нас просто троллем, вопрос его наготы… ну он в другой плоскости лежал. А вот теперь… Мама! Стыдно-то как!

— Ничего я не видела, — пробормотала Фиска, и стрелой вылетела из комнаты. Уже из коридора, крикнула: — Будьте добры одеться. У нас гости.

— Кто? — дружно возопили мы.

В ответ прилетело едва слышное:

— Господин штатный маг.

О, Богиня!

Я вскочила с постели и, ничуть не смущаясь неподобающего вида, помчалась в свою комнату. И лишь когда распахнула шкаф, вздрогнула осознав — что-то стряслось. Точно стряслось, потому что причин для официального визита у Райлена нет. Он вообще должен был в полночь придти!

Одевалась быстрей, чем бежит пойманный на горячем вор. Заклинания для завивки локонов творила даже не задумываясь о словах и пассах. Шпильки подкалывала уже на ходу, под торопливый стук собственных каблуков.

— Соули? — удивлённо воскликнула мамулечка, отрываясь от чашки. — Ты почему так рано?

Я окинула столовую нервным взглядом, но никого кроме госпожи Далиры не обнаружила.

— А… — хитро протянула мамулечка. — Фиска доложила, да?

— Где они? — сердце почему-то совсем с ума сошло, а чувство тревоги усилилось до предела.

— В кабинете.

Изобразив неглубокий, но очень почтительный реверанс, я развернулась и поспешила покинуть столовую. Увы, маму мой побег не устраивал.

— Соули! — строго позвала она. — Ты что там забыла?

Ой, а ведь действительно… Чем объясню своё вторжение? Ворваться без повода точно не могу — это, как минимум, неприлично.

— Я… я книжку потеряла. Вернее, не потеряла, а оставила. И именно в кабинете.

Родительница неодобрительно покачала головой, отодвинула чашку. Я не посмела продолжить путь — застыла в ожидании отповеди. Всё верно, моё поведение не только недостойно юной воспитанной девушки, но и в высшей степени возмутительно.

— Эх, видела бы тебя тётушка Тьяна… — Мамулечка горестно вздохнула, а потом подмигнула и сказала: — Пойдём! Если поторопимся, к самому началу успеем!

Прежде чем я опомнилась, госпожа Далира вскочила со стула и, с лёгкостью игривого жеребёнка, помчалась к кабинету супруга.

О, Богиня! Мир точно сошел с ума!

Через пять минут мы с мамулечкой оказались в кладовке, бок о бок с хозяйственным инвентарем. Место сперва вызвало недоумение, но когда родительница проворно подцепила и вытащила один из кирпичей кладки, всё стало ясней ясного.

— Зачем вы приехали, господин Райлен? — голос отца звучал сухо.

— Я хотел бы обсудить вот это, — ответил визитёр.

В кладовке царил полумрак — свет пробивался в единственное, крошечное окошко над дверью. Но я таки увидела, как зло сощурились глаза мамулечки. Она, в отличие от меня, поняла, о чём толкует Райлен. Жаль, спросить не представлялось возможным: ежу ясно — если нам слышен разговор в кабинете, то и там наши перешептывания слышны.

Отец выдержал паузу, сказал:

— Хорошо. Хотя, как по мне, обсуждать нечего.

— Ну как это нечего… — в интонациях мага прозвучало раздражение. Послышался лёгкий стук каблуков — брюнет явно расхаживал по отцовскому кабинету.

Я невольно поёжилась, бросила ещё один взгляд на мамочку. Госпожа Далира была крайне сосредоточена, тянулась ухом к заветной полости в кладке.

Папа не выдержал первым.

— Господин Райлен, я не склонен думать о вас плохо. Более того, я уверен, что симпатия к Соули, которую вы выказали на балу, искренняя. Но это ничего не меняет. Мы — простые люди, мы живём в маленьком городе, где свои традиции, свои законы, и сплошь ядовитые языки. Никто не осудит вас, но Соули… На ней на всю жизнь останется клеймо девушки второго сорта.

— И поэтому вы просите меня впредь не приближаться к Соули и даже не смотреть в её сторону? Неужели вы думаете, что моё равнодушие заставит кумушек эти самые языки прикусить?

— Да.

Снова тишина. Недолгая, но какая-то тяжелая. Даже через стену напряжение чувствуется.

— Господин Анрис, я понимаю ваше беспокойство, но сопротивляться слухам о нашей свадьбе не буду.

— Это ещё почему? — возмутился папа.

— Потому что я не собираюсь ставить Соули в положение, о котором вы беспокоитесь, — невозмутимо заявил брюнет.

Папа, кажется, растерялся.

— Простите, господин Райлен, но… что вы имеете в виду?

Опять пауза, только теперь звенящая.

— Я не собираюсь жениться на другой девушке, господин Анрис. Я намерен жениться на Соули.

За стеной что-то упало и звонко разбилось. В нашей кладовке тоже… едва не упало — мамочка случайно спихнула швабру, а я так же случайно поймала.

— Простите, мне послышалось… — начал было отец.

— Нет, не послышалось, господин Анрис, — спокойно перебил Райлен. — Я планировал, этот разговор несколько позже, когда смогу говорить не только о намерениях… но раз обстоятельства складываются таким образом, повторю — я намерен жениться на Соули. На Соули и ни на ком другом.

Папа, видимо онемел, потому что спустя минуту вновь послышался уверенный голос мага.

— Понимаю, сейчас эти планы кажутся несбыточными, но поверьте, господин Анрис, я делаю всё, чтобы воплотить их в жизнь. Как только получу согласие герцога Даорийского, — а я его получу! — мы с Соули поженимся.

Отец всё-таки опомнился, спросил тихо, но сурово:

— А ты ничего не забыл?

— В смысле?

И снова тишина, и короткий смешок Райлена.

— Простите, господин Анрис. Я, естественно, попрошу вашего согласия на этот брак, чтобы соблюсти формальности.

— Формальности? — что-то зловещее в голосе папы появилось. Я даже дрожать начала. — То есть ты уверен, что отказать тебе не смогу?

— Мне сможете. А вот Соули не откажете. Ваша дочь любит меня, вы же видите, — последние слова прозвучали тихо, с какой-то особой… нежностью что ли.

Сердце сперва споткнулось, потом вообще позабыло как стучать нужно. А мамулечка, кажется, дышать разучилась и окаменела заодно.

— Нет. Не вижу, — выпалил папа.

— Что?..

— Не вижу, господин зазнайка! Не вижу! И вообще не понимаю, откуда у вас такие, с позволения сказать, знания!

А вот теперь Райлен растерялся. Причём не на шутку.

— Но… но ведь она…

— Что она? Что?! Улыбалась? Была любезна? Танцевала?

Видимо, маг кивнул, потому что ответа мы не услышали, а отец продолжил:

— Соули девочка воспитанная. Она даже ядовитой змее улыбнётся, если того потребует этикет. И любезность проявит не задумываясь. Ну а танцы… если б не ваша настойчивость, Соули ни за что на паркет не вышла. Не кривитесь, господин зазнайка, я заметил, с какой неохотой дочь принимала вашу руку.

Брюнет молчал, а мне становилось страшней с каждой секундой.

О, Богиня! Только бы Райлен не начал спорить! Только бы не выдал…

— Я должен поговорить с Соули, — хрипло сказал гость. — Немедленно.

Вздрогнув, бросила жалостливый взгляд на маму. Та почему-то улыбалась, причём до того лучисто, что казалось — в кладовке стало куда светлее.

Отец громко фыркнул, спросил насмешливо:

— И что вы ей скажете, господин маг?

Опять пауза, тяжелый вздох и усталое:

— Ах вот к чему вы клоните, господин Анрис… — Нервный смешок, ещё один, и совсем неожиданное: — Простите, господин Анрис. Забылся. Вы хотите знать, как я отношусь к Соули? Я люблю её. Причём люблю так давно, что… что самому эта любовь кажется настолько явной, настолько очевидной. Мои чувства только слепец не разглядит.

— Я — слепец, — признался папа. Голос не потеплел, ну ни капельки. А мамулечка тихонечко вздохнула и, поймав мою ладонь, крепко сжала пальчики.

Лучше бы она мне во-он ту швабру подала! Потому что удержаться на ногах оказалось ой как непросто!

— Да, и не вы один, — сказал брюнет. Мне почудилась горечь. — Мой отец тоже не верил… до тех пор, пока не узнал о моём назначении на должность штатного мага Вайлеса.

— Только не говорите, что приехали в нашу глухомань ради Соули.

— Вы считаете, что ваша дочь недостойна таких жертв?

— Опять хамишь? — рыкнул отец.

— Извините, — раскаянья в голосе мага не было. — Просто я устал отбиваться от нападок. Устал оправдываться.

— Я на тебя не нападал!

— Конечно… Конечно, господин Анрис. Вы всего лишь прислали мне письмо с требованием не приближаться к Соули, и не глядеть в её сторону.

— Господин Райлен!

О, Богиня… Если так пойдёт и дальше, то драки не избежать. Ну что на них нашло? Ведь взрослые, воспитанные люди.

— Господин Анрис, простите, — тихо сказал маг. — Последние два года я только и делаю, что борюсь за право быть рядом с той, которую люблю. Я действительно устал. Очень устал. Сперва друзья, потом отец, теперь вы… Я рассчитывал на вашу поддержку, господин Анрис, а вы… вот так, письмом, без объяснения причин, лишаете меня…

— Вы сумасшедший? — не уверена, что это вопрос был.

— Хуже, господин Анрис. Я одержимый. И одержим, как не трудно догадаться, вашей дочерью.

В этот раз тишина длилась особенно долго. Наконец, папа сказал:

— Может расскажете всё как есть?

— Ладно. Попробую…

Это случилось два года назад. Линар как раз поступил в аспирантуру и переселился в наше общежитие. По случаю появления новеньких, устроили небольшую пирушку. Линар перебрал, и так вышло, что именно мне пришлось тащить его в комнату. Вот тогда-то я и увидел портрет госпожи Соули. Чемоданы были ещё запакованы, а её портрет уже стоял на письменном столе… Меня словно молнией поразило.

Сперва решил, что это возлюбленная, позавидовал всем сердцем. А на следующий день не удержался, спросил. Линар объяснил что к чему, а я задумался. Я же не мальчик, господин Анрис. Я видел женщин, разных женщин! Но ни одна из них не занимала мои мысли дольше пары часов, а тут… Я начал заговариваться на лекциях, которые читал вместо профессора Дандроа, замирать в разгар тренировочных боёв, путать заклинания… потому что перед глазами всегда, каждое мгновенье, стоял её образ.

Желая избавиться от наваждения, выпросил у Линара её портрет. Не навсегда, на время. Смотрел, вглядывался, в надежде найти недостатки и забыть, но… но увы. Только хуже стало. Тогда попросил Линара рассказать больше. Объяснить, какая она в жизни. И он рассказал… так рассказал, что когда я выбрался на несколько дней в Даор и столкнулся со своей невестой, которую по случаю моего визита привезли в родовой замок, разорвал помолвку. Даже вообразить не можете, какой был скандал.

Отец очень доходчиво объяснил, насколько я неправ. Впрочем, я и без него знал, что столь импульсивные решения и поступки — непозволительная роскошь для аристократа моего уровня. Из Даора я улетел с чётким намерением забыть синеглазую девушку с портрета… И так как опыт общения с Линаром доказывал, что ни одного дурного слова о сестре не скажет, я решился на небольшое преступление. Выкрал её письма. Вы же знаете, письма могут сказать о человеке многое. Эта переписка стала последней каплей. Я понял, что окончательно и бесповоротно влюбился.

Сохранить чувства в тайне не удалось. Впрочем, я и не пытался. Друзья моей привязанности не поняли, осмеяли. Но этого им оказалось мало и вскоре… вскоре я стал кем-то вроде подопытной мыши. На мне пробовали все приворотные зелья, ко мне приводили всех симпатичных студенток и… не студенток тоже. Звучит смешно, но поверьте, когда возвращаясь в комнату после изнурительного дня занятий и тренировок, и находишь там очередную голую девицу, радости не испытываешь.

Потом весть дошла до отца… Он тоже не порадовался. Начал убеждать… сперва убеждать, потом, когда понял, что убеждения не действуют, угрожать. Я взбеленился и заявил, что раз так, то любовью дело не ограничится. Я женюсь. Мне пригрозили отречением и лишением титула. Я, как видите, не сдался. Более того, добился назначения в Вайлес.

А потом увидел Соули. Увидел и понял, что образ, который два года жил в моих мыслях — не мечта, реальность. Вот вы могли бы отказаться от ожившей мечты, господин Анрис? Я точно не смогу. И отнять её не позволю.

Господин Анрис ответил не сразу.

— Действительно одержимый… — пробормотал он. И добавил уже чётко: — А сказать всё это помягче не мог?

— Мог. Но я предпочитаю говорить прямо, если есть такая возможность.

— Ясно… Ясно… — задумчиво протянул папа. — Вы завтракали, господин Райлен?

Мы с мамулечкой вздрогнули. Родительница подхватила вынутый из стены кирпич и проворно вернула на место. Я же застыла соляным столбом — даже дрожать перестала. Щёки пылали, уши горели факелами. О, Богиня! Только не это! Я не смогу посмотреть ему в глаза после того, что услышала! Я… я…

Госпожа Далира сделала знак молчать и приоткрыла дверь, мне совсем дурно сделалось. И сразу вспомнился сентиментальный роман "Мой ненаглядный вампир", в котором героиня тоже за возлюбленным шпионила, пытаясь разгадать его тайну. Её на подглядываниях так и не поймали, значит… значит у нас тоже шанс есть?

— Идём, — шепнула мамулечка, и первой выскользнула из кладовки.

После полумрака, дневной свет, льющийся в высокие окна, показался ослепительным. Я тихонечко ойкнула, прикрыла глаза рукой. Мама, как человек бывалый, поморщилась и только. Дала минуту на передышку, после порывисто обняла и шепнула:

— Смотри прямо и не смей краснеть! Мы ничего не знаем! Мы ходили в цветник, проверить не распустился ли чёрный ирис, который на прошлогодней ярмарке элитных сортов купили!

О, Богиня! После такого напутствия я покраснела ещё сильнее.

— Соули! — от маминой игривости и следа не осталось. — Соберись!

Я вдохнула поглубже и кивнула, хотя уверенности не чувствовала. О, Богиня!


Неспешная прогулка по коридору, поворот, ещё один поворот, и мы в столовой.

— О! — радостно воскликнула мамулечка. И, присев в лёгком реверансе, добавила: — Добрый день, господин маг. Какими судьбами?

Я хотела повторить манёвр, но оторвать взгляд от пола так и не смогла. Ну и покраснела до кончиков ногтей — куда ж без этого.

— Я пригласил господина Райлена на завтрак, — ровно сообщил отец.

— О! Мы несказанно рады вашей компании, господин маг. Правда, Соули?

— Ммм… — поддержала разговор я.

— Ах, ну что же вы стоите? Присаживайтесь, пожалуйста! — продолжала щебетать мамулечка. — Соули, ну что ты замерла на пороге? Вели слугам, пусть ещё один прибор подадут!

О, Богиня! Забери меня отсюда! Умоляю!

Увы, слуги и без меня догадались, что нам дополнительный прибор нужен, так что повод выскользнуть из столовой исчез. И так как разглядывать узоры паркетной доски было уже неприлично, мне таки пришлось поднять глаза… О, Богиня!

Райлен походил на присмиревшего, но чрезвычайно хищного зверя. Глаза горят чёрным огнём, волосы чуть взъерошены, камзол небрежно расстёгнут, на отвороте зловеще мерцает значок магической академии — щит с пересекающей его молнией.

Ответом на мой взгляд стал лёгкий поклон и нервная дробь по спинке стула — брюнет, в отличие от отца, за стол так и не сел. Ждал, в явном намерении поухаживать, а заодно лишить возможности устроиться рядом с родителями.

— Соули, чай стынет, — напомнила мамулечка. Сквозь привычный строгий тон, пробивался восторг. Ну да, госпожа Далира очень любит, когда её детей хвалят, так что Райлен, сам того не подозревая, приобрёл очень влиятельного союзника.

— Да, конечно, — пробормотала я и просеменила к Райлену.

Когда усаживал, всего на мгновенье коснулся плеча. Касание обожгло. Сердце перевернулось, руки задрожали, а разум подёрнулся туманом. О, Богиня! Только разговаривать с ним не заставляйте!

— Мы с Соули были в цветнике, — сообщила мамулечка. — Проверяли, не расцвёл ли чёрный ирис.

— И как? — вежливо поинтересовался отец. Он тоже хищного зверя напоминал. Такого же тёмного, как и Райлен, только седатого.

— Никак. Даже бутон не дал.

Родительница беззаботно пожала плечами, а я вдруг поняла — папа о прослушке даже не догадывается!

— Лучшие чёрные ирисы растят в оранжереях Даора, — включился в разговор маг. Он терпеливо ждал, пока служанка наполнит чашку чаем. — При случае обязательно закажу для вас пару дюжин.

Мама в отличие от чёрного ириса, который мы, к слову, вообще не сажали, расцвела. Причём самым что ни на есть буйным цветом.

— Ой, ну что вы! К чему такие хлопоты!

Райлен тем временем стащил с общего блюда пару блинчиков, теперь педантично поливал их липовым сиропом.

— Нет-нет, госпожа Далира. Обязательно закажу. Какой же цветник без ирисов…

В этот миг в столовую вошли близняшки и разговор заглох, а я вдруг осознала, что совершила невероятную, прям-таки сногсшибательную ошибку! Я единственная из всех одела не домашнее, а прогулочное платье — синее, под цвет глаз. Теперь притвориться, что не знала о визите мага не смогу, и он… он обязательно решит, что старалась ему понравиться. О, Богиня! Как стыдно!

— Доброе утро! — хором возвестили близняшки, присели в положенном реверансе. Так же дружно стрельнули глазками в нашу с Райленом сторону и разулыбались.

Мне захотелось удавиться. Потом вспомнилось, что сёстры видели, как я на шее мага висела, и удавиться захотелось ещё больше.

— Девочки, садитесь, — скомандовала госпожа Далира. И добавила уже знакомое: — Чай стынет.

— А что там с сыном господина Данреда? — вопросил папа. — С этим, как его…

— Господином Дандом, — подсказала мама.

Райлен тяжело вздохнул и начал пояснять…

Затем разговор перешел к теме местных вин, в частности — к продукции винодельни упомянутого господина Данреда. Плавно перетёк на погоду. Опять вернулся к вопросам порчи и проклятий. Краем задел состояние здоровья Его Величества, зато волнения в парламенте заставили мужчин так сцепиться языками, что снова возникла мысль о неминуемой драке.

Во всём этом только один плюс был — меня не трогали. Я молча поливала блинчики липовым сиропом, чинно разделывала полученный кулинарный изыск при помощи ножа и вилки, и неспешно глотала румяные кусочки. Ну и про чай не забывала.

Когда увидела донышко третьей по счёту чашки, поняла, что больше не выдержу и попыталась улизнуть, сославшись на необходимость закончить вышивку. Но мама одарила таким взглядом, что я буквально приросла к стулу. А Райлен в свою очередь повернулся, улыбнулся и сказал:

— Простите, госпожа Соули, вам наверное скучно…

Я бросила быстрый взгляд на сестрёнок — им было куда скучней. Мила методично вонзала вилку в блинчик, с единственной целью — увеличить количество дырочек, а Лина хмуро за этим процессом наблюдала.

— Кровь оборотней, — виновато прошептала я.

— Да, конечно, — столь же тихо отозвался Райлен. И спросил уже нормальным голосом: — Госпожа Далира, могу я взглянуть на ваш цветник? Я знаю пару заклинаний, которые способны взбодрить любое растение. Возможно, чёрные ирисы всё-таки расцветут…

— Чёрные ирисы? — встрепенулась Мила.

— Да, чёрные ирисы, — посылая сестре испепеляющий взгляд, сказала я. Увы, близняшки в цветнике бывали куда чаще папы, и про отсутствие чёрных ирисов знали прекрасно. Собственно, именно они настаивали на покупке этой редкости, а мы с мамой каприз не одобрили и денег не дали.

— Так ведь у нас… — начала было Лина.

— Не цветут! — включилась в игру мамулечка.

— А… Ах да! — пробормотала "старшенькая".

— Не цветут, — поддержала "младшенькая". И, обрадованная тем, что их с Милой тоже к беседе приобщили, добавила: — А когда вы с Соули в цветник сходить успели? Вы же после того, как из кладовки выбрались, сразу сюда пошли.

В столовой повисла тишина. Вся такая абсолютная-абсолютная… можно даже сказать, полная.

— Лина, ты что-то путаешь, — строго произнесла госпожа Далира. — Мы с Соули из цветника сразу сюда пошли.

— Да нет, — встряла Мила, — не путает! Мы же тогда ещё подумали — что вам в той кладовке понадобиться могло. Там ведь одни швабры!

— Швабры? — глухо переспросил отец. — И где же в нашем доме такая кладовка?

Мила нахмурилась, а потом… потом опустила глаза и покраснела. До Лины тоже дошло — на минуту позже, но всё-таки.

— Я жду! — напомнил господин Анрис.

Мы с мамулечкой переглянулись и начали медленно умирать от смущения.

— Рядом с твоим кабинетом, — наконец, призналась Мила.

В этот раз молчание длилось куда дольше, и было ну очень красноречивым.

— Соули, проводи господина Райлена в цветник, — сказал папа. Голос прозвучал ровно. Вернее — слишком ровно. — Покажи ему эти, как их…

— Ирисы, — подсказал маг.

— Да, да… ирисы.

Я покорно встала, присела в положенном реверансе и, стараясь не думать о происходящем, поспешила к выходу. Тяжелый стук каблуков подсказывал — Райлен не отстаёт.

За спиной кто-то на кого-то шикнул, потом рыкнул, а когда я оказалась на пороге, мамин голосок скомандовал:

— И ещё парк покажи! И родовое кладбище! У нас же там недавно та-акое было…

— Какое такое? — тут же откликнулся Райлен.

— О! — радостно воскликнула мамулечка. — Вот Соули и расскажет. Правда, детка?

— Конечно… — пробормотала я. — Обязательно…

Обязательно расскажу! И покажу! И… и всё, что скажете сделаю. А потом поймаю этих желтоглазых дурынд и такую трёпку устрою, что тётушка Тьяна после меня святой покажется!


Глава 15 | Соули. Девушка из грез | Глава 17