home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

Сара Рафферти ухватилась за платформу и подтягивалась, пока не поднялась рядом с орудием, установленным на пулеметной башенке. Шериф Дэниэлс уже была там и пыталась обеими руками повернуть рычаг, налегая всем весом, но механизм словно заклинило.

— Думаешь, сработает? — спросила Сара.

— Я? — Дин высунулся из окна паровоза и взглянул на брата. — Скажи им, Сэмми.

— Что он должен сказать?

— Дин любит фильмы с Клинтом Иствудом[104], — сказал Сэм.

Сара уставилась на братьев:

— Я что-то не уловила?

— Ты когда-нибудь смотрела «Сквозь строй»?

— Нет, вряд ли.

Дин закатил глаза:

— Никакого понятия о классике. Ладно, Иствуд там играет спивающегося копа, который сопровождает бывшую проститутку, готовую дать показания против коррумпированного комиссара полиции. Все, что ему нужно, это доставить свидетельницу живой. Все копы поджидают Иствуда, они вооружены до зубов и превратили центральные улицы Финикса в один сплошной здоровенный тир. Так что Клинт объявляется на задворках в древнем дребезжащем автобусе дальнего следования, снабженном металлическим листом на ветровом стекле. И ему с проституткой приходится пробираться под огнем двойного строя копов.

Он посмотрел на обеих женщин выжидающе, но те ответили непонимающими взглядами. Наконец, Сара нарушила молчание:

— И как именно нам это поможет?

Старший Винчестер начал было отвечать каким-то остротами, но потом осмотрел кабину повнимательнее и понял, что не так уж в себе уверен. Массивный паровой котел был огромный, словно дом, и щетинился всевозможными измерительными приборами, рычагами, клапанами и трубками. В ногах торчала какая-то куцая фигня, смахивающая на алюминиевый чайник с ручкой. Внизу зев холодной безжизненной топки напоминал гигантский рот, выдыхающий несуществующие угольные пары топлива, сгоревшего в позапрошлом веке.

«Да брось уже. Возьми себя в руки. Обычный двигатель внутреннего сгорания, так? Неужели будет сильно отличаться от «Импалы»?»

Дин схватился за длинный рычаг, проходящий горизонтально через всю кабину — должно быть, регулятор. Он ухватил регулятор обеими руками и дернул изо всех сил: тот и не двинулся.

— Э, Сэм?

Сэм с охапкой окровавленных тряпок в руках залез в кабину с пустой угольной платформы.

— Тебе лучше поторопиться.

— Что? Почему это?

Не дожидаясь ответа, младший Винчестер затолкнул половину ноши в огневую коробку, захлопнул металлическую решетку и отступил.

Ровным счетом ничего.

Винчестеры молча уставились на топку.

— Сдается мне, — начал Дин, — когда такой трюк провернул Даг Хеннинг[105], у него получше вышло.

— Постой, — Сэм наклонился и заглянул в отверстия решетки: обрывки лежали внутри и на вид ничуть не изменились.

Он снова открыл решетку, подобрал прислоненную к котлу длинную кочергу и, медленно потянувшись к груде тряпиц, осторожно поворошил их, как ребенок, тычущий палочкой в спящую змею.

— Не понимаю, — он ткнул сильнее, кочерга проскрежетала по металлу, выбив искры. — Может, нужно больше кро…

И тут обрывки взорвались — как будто ракету в коробке запустили. Голубое пламя вырвалось из огневой коробки мощной вспышкой, устремившись к лицу Сэма. Он отшатнулся, выронив кочергу, и, на какой-то шаткий момент потеряв равновесие, чуть было не вывалился из кабины, однако Дин сгреб его за воротник и втянул обратно.

— Закрой! — заорал Сэм. — Закрой обратно!

Дин схватил кочергу и сумел захлопнуть решетку, голубое пламя, извиваясь змеиными языками, жадно тыкалось в прорези. Тем временем паровоз содрогнулся и заскрипел. Скрежетало железо, в трубках двигателя засвистел пар, воздух наполнился завитками дыма, клапаны изнемогали от давно позабытого давления. Стрелки приборов возвращались к жизни, описывая широкие дуги. Сквозь швы котла пробивались тонкие струйки пара. Дин схватился за одну из трубок, и под его рукой она нагрелась так, что держать дальше стало невозможно. Высунувшись из двери, старший Винчестер услышал шерифа:

— Что происходит? Работает?

Не успел Дин ответить, как поезд тронулся.

В июле 1938 года локомотив «Маллард» установил рекорд для паровозов на переходе от лондонской станции «Кингс-Кросс» в Англии по железнодорожной линии Восточного побережья. Его скорость достигла ста девяноста восьми километров в час, прежде чем двигатель начал перегреваться и машинисту пришлось замедлить движение. «Еще немного, приятель, — надо думать, сказал он кочегару. — И мы отправимся на ночлег к самому Всевышнему».

Когда перед Винчестерами появилась окраина города, они двигались не так быстро — километров сто тридцать, хотя Дину, удерживающему клапан регулятора открытым, из кабины казалось, что все сто шестьдесят. Над головой непрерывно свистал гудок. Еще клапаны можно было регулировать ножным рычагом тормоза лебедки, и Дин им воспользовался, когда до центра города осталось меньше километра. В считанные минуты они оказались почти на месте. Поезд тяжело катил по рельсам, стуча поршнями и попыхивая дымом, и все время тянуло думать, что он живой. Дин удерживал регулятор на максимуме, и вот промелькнули последние деревья, и начались дома и фермы. Глаза слезились от ветра и скорости. Сэму пришлось кричать, чтобы брат услышал:

— Надо остановиться!

— Чего?

— Тормози!

— С ума сошел!?

И тут Дин увидел: впереди, где первые магазины отмечали начало непосредственно города, на рельсах лежали тела. Кажется, некоторые все еще живые.

Эта идея пришла МакКлейну в голову в самый последний момент при взгляде на несчастного, пришпиленного к стенду. Он услышал далекий паровозный гудок и немедленно сообразил, как именно Винчестеры собрались вернуть петлю. Томми опустился на колени и потрогал рельсы: те уже вибрировали.

— Быстро! — приказал он. — Приведите мне парочку детишек!

Их привели и привязали к рельсам.

Дин уже разглядел их лица, хотя на мгновение просто отказался поверить в происходящее: вот светловолосая девочка в синем платье и лицом, превратившимся в фарфоровую маску чистого ужаса; а за ней еще десяток связанных детей. Одни кричали, другие беззвучно смотрели вверх. Сердце замерло. Единственная мысль осталась — «Где их родители?», но ответ напрашивался сам и стучал, словно колеса под ним: одержимы или того хуже, мерт-вы, мерт-вы, мерт-вы. Старший Винчестер со всей мочи рванул пневмотормоз: взвыл металл, загремели сцепки между вагонами, в клапанах засвистел пар, колеса заскрежетали, выбрасывая снопы искр, однако поезд продолжал по инерции двигаться.

— Мало времени! — заорал Сэм.

Поезд скрипел, шипели тормозные колодки, а локомотив неуклонно двигался по главной улице, и силы трения не хватало, чтобы его остановить. Нет, он в самом деле замедлялся — тридцать километров в час, двадцать… Но для полной остановки требовалось большее расстояние. Дин удерживал тормоз, сжав челюсти и предельно сосредоточившись, будто мог остановить состав силой воли.

А Сэм прыгнул. Старший Винчестер даже не понял, что именно брат сделал, пока не увидел, что тот не то что бежит, буквально мчится вперед. В руке Сэма что-то блеснуло, вероятно, клещи, а потом он побежал вдоль рельсов перед паровозом. Бросившись к светловолосой девочке, младший Винчестер начал клещами перекусывать веревку, врезаясь в волокна так быстро, как только получалось. Едва освободившись, девочка со слезами вскочила. Следующим был мальчик лет пяти в рваной футболке и грязных красных шортах. Сэм справился с веревками на руках, но ноги были такие скользкие от пота и масла с рельсов, и еще мальчик все время дергался. Наконец, веревки поддались и спасенный отполз в сторону. Младший Винчестер двинулся к следующему ребенку, но поезд уже приближался, рельсы не просто подрагивали — их колотило: невероятно сильная ровная вибрация. Сэм взглянул на оставшихся детей, их было много, слишком много, десяток или даже больше, все накрепко привязанные. И они смотрели теперь прямо на него. Поезд бросил на него тень, и Сэм понял, что не сможет спасти всех. Он развернулся: паровоз приближался. Пятнадцать метров. Десять. Пять… Сэм словно примерз к месту. Смерть указывала костлявым пальцем прямо на него. На какой-то безумный момент захотелось броситься под колеса и оказаться последней необходимой преградой: может, это спасет хотя бы самого дальнего ребенка, может… Он зажмурился.

С заключительным душераздирающим визгом поезд остановился.

Младший Винчестер открыл глаза: до паровоза осталось меньше метра, можно было протянуть руку и дотронуться до скотосбрасывателя.

— Сэм! — заорал Дин из кабины. — Отвязывай детей! Мы…

И тут из верхних окон загремели первые выстрелы. Теперь, когда в венах бурлил адреналин, Сэм действовал быстро, его дрожащие руки работали со скоростью почти невероятной. Но все равно недостаточно быстро, и двое детишек пострадали: одного он сам нечаянно поранил клещами, другого ударила в ногу шальная пуля. А потом рядом появился Дин с кинжалом Руби и они начали рассекать веревки вдвоем и толкать освобожденных детей в ближайшие открытые двери. Выстрелы выбивали камни и кусочки асфальта. Сэму даже смотреть вверх не понадобилось, чтобы понять, что происходит.

Демоны палили с обеих сторон, осыпая улицу картечью.

«Они целятся рядом, все еще не хотят испортить сосуд Люцифера…»

Когда он поднял взгляд в следующий раз, последний спасенный ребенок нашел убежище в пиццерии. Спустя несколько секунд окно здания разнесло выстрелом, и Сэм понадеялся, что находящиеся внутри дети догадались пригнуться.

На линии огня, ничем не защищенный, Сэм посмотрел на брата. Он уже увидел солдат и сообразил, что первый залп был не всерьез, просто чтобы попугать, а теперь игры кончились. Солдаты были в окнах, на крышах, и сравнение с фильмом «Сквозь строй» перестало быть просто сравнением. Все происходило по-настоящему, и они оказались в центре событий.

«Нам крышка. Дину так точно…»

И тут с платформы в хвосте поезда послышался новый размеренный звук, и к нему тут же примкнула очередь выстрелов, будто кто-то открыл огонь из пулемета.

«Какого…»

Прежде чем Сэм сообразил, что произошло, демоны начали падать. Наверху, на крышах, они роняли оружие, отшатывались дергаными танцевальными па, а потом оседали и летели вниз, ударяясь о землю, будто решили воспроизвести знаменитое падение с небес их Несущего Свет. Сэм перевел взгляд на платформу: Шериф Дэниэлс стояла за пулеметом Гатлинга и сосредоточенно вертела рукоять, дымящиеся стволы мерно вращались, выплевывая очереди. На металле, обтертом окровавленными тряпицами, виднелось алое. Дэниэлс заработала рукоятью быстрее, а позади Сара крутила башенку, чтобы пули доставали до всех крыш. Тут шериф заметила, что Сэм на нее смотрит, и бешено замахала рукой:

— Поехали дальше! Вперед!


Глава 36 | Нечестивое дело | Глава 38