home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Часом позже Дин снял ладонь с руля и махнул на указатель на обочине: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ИСТОРИЧЕСКОЕ МЕСТО МИШНС-РИДЖ, ДЖОРДЖИЯ, САМЫЙ ДРУЖЕЛЮБНЫЙ ГОРОДОК ЮГА. МЫ ЧЕРТОВСКИ РАДЫ, ЧТО ВЫ ЗАГЛЯНУЛИ К НАМ!»

— Говорил я тебе, что идея была хороша, — сказал Дин. — Они чертовски рады.

Сэм вынырнул из-за ноутбука и сухо отозвался:

— Интересно, жертвы бойни тоже заценили знаменитое южное гостеприимство?

— Проехали. Так что там с Ильчестером?

Сэм покачал головой:

— Кто-то хочет, чтобы мы были здесь.

— Или не хочет.

— В любом случае…

— Сэмми, давай называть вещи своими именами. В монастыре Святой Марии, в Ильчестере, Мэриленд, ты выпустил из клетки Люцифера. Это не совпадение.

— Я знаю, — не желая развивать тему, Сэм уставился в окно.

Преодолев железнодорожные пути, Импала въехала в центр города. На взгляд братьев весь Мишнс-Риджс состоял из узкой главной улицы с витринами по обе стороны. Прохожие не спеша брели по тротуару. Перетяжка над дорогой сообщала о ежегодном историческом празднике и реконструкции битвы при Мишнс-Ридже. Целые семьи любителей экзотики бродили по антикварным магазинам, недорогим музеям, выставляющим реликты времен Гражданской войны, экскурсии с привидениями и фото в «настоящих исторических костюмах». Казалось, никто особо не обеспокоен недавними смертями. Братья ехали по центральной части города. Дин сбросил скорость и, наконец, совсем затормозил: впереди неспешно вышагивали две загорелые девушки в джинсовых шортах и топах, причем одна, остановившись, взглянула на Дина из-под солнечных очков.

— С другой стороны, — улыбнулся Дин, — я обожаю Юг.

Тут кто-то громко и заинтересованно присвистнул, и девушки отвлеклись. С другой стороны улицы к ним спешили два молодых солдата в пыльной униформе конфедератов и шляпах. Все четверо застряли на перекрестке, болтая, и одна из девушек потянулась потрогать мушкеты.

— Эй! — заорал Дин в окно. — Мэйсон и Диксон[8]! Война уже кончилась!

Солдаты не обратили на него никакого внимания. Тогда Дин посигналил, и один из парней продемонстрировал ему средний палец, что, как подумал Сэм, едва ли было исторически достоверным жестом. Вслед за тем четверка медленно удалилась.

— Поехали, — Сэм не сдержал улыбки. — Поле битвы на другом конце города.

— Ага, — но машина по-прежнему стояла.

— Дин.

— Ну чего тебе?

— Соберись.

— Уже-уже, — Дин провожал взглядом компанию в зеркале заднего вида. — Чувак, в поездках просто обязаны быть какие-то бонусы. — Он пожал плечами и повернулся к брату. — Эй, поправь галстук. Он у тебя сбился.

Дин потянулся помочь, но Сэм отшатнулся.

— Это еще что? — нахмурился Дин.

Сэм немного помялся перед тем, как ответить:

— Тот сон, который мне снился… Я мало что помню, но что-то обвилось тогда вокруг шеи. И я не мог дышать.

— И только?

— Вроде бы.

Дин не особо поверил, и Сэм не мог его за это упрекать. Но детали он не помнил, а попытки описать неясное чувство страха только взвинтят Дина. Если он вспомнит больше — например, что сказал ему тот голос — он расскажет. А пока лучше поиграть в молчанку.

«Пора сменить тему».

— Что хорошо, — проговорил Сэм, — это что здесь ловится вай-фай.

Сэм снова нырнул в ноутбук и принялся шерстить ссылки, выданные по запросу «Мишнс-Ридж» — многочисленные упоминания знаменитого сражения и ежегодной его инсценировки. Но все это затмевали сообщения о реконструкторе, который необъяснимым образом умудрился убить двоих людей и себя при помощи ненастоящего мушкета и штыка, который был не острее ножа для масла.

Все совпадало с тем, что рассказал на кладбище Руфус, за исключением одной детали: нигде ничего не упоминалось про кровь.

— Кажется, битва в основном происходила на склоне у реки, примерно в шести километрах от города, — Сэм сверился с картой на экране. — Там у них сейчас лагерь.

— Там и произошли убийства?

— Похоже на то.

Дин прибавил газу, снова включил радио и повел Импалу дальше по главной улице. Скоро он нашел «Midnight Rider» от «Allman Brothers» — хороший южный рок-н-ролл — и сделал звук погромче, опустив стекла, чтобы впустить в салон ветерок.

За окнами снова потянулась сельская местность, но пейзаж изменился: поля были очищены где огнем, где застройщиками, трава была зеленая, чуть ли не под гребенку причесанная. На вершине ближайшего холма Сэм рассмотрел изваяния, пушки и ряды автомобилей, припаркованных на площадке размером почти с сам город. Справа стоял коричневый щит, на котором жирным белым шрифтом значилось: «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПАМЯТНИК — ВЫНОСИТЬ СУВЕНИРЫ ЗАПРЕЩЕНО!».

— Вот, вроде, и оно, — Дин покатался по парковке и отыскал свободное место около ряда «Харлеев». Все мотоциклы щеголяли флагами Конфедерации.

— Готов к бою?

Сэм кивнул и вышел из машины:

— В новостях говорят, что стрелка звали Дэйв Волвертон. Он работал официантом в ресторанчике фаст-фуда в аэропорту Атланты. Сюда приехал на выходные.

— Ну, — Дин махнул в сторону парковки. — Он был не одинок.

Взобравшись наверх, Сэм посмотрел на запад, и Дин заметил, как на его лице промелькнуло изумленное выражение. За толпой наблюдателей открывался вид, словно перенесенный из далекого прошлого: две армии в серой и синей форме стояли лагерем на обоих берегах реки; там были палатки и фургоны, лошади, оружие и пушки, флаги и фермерская утварь — и все это тянулось, сколько хватало глаз.

— Что скажешь? — поинтересовался Сэм.

Дин потряс головой:

— Такая Гражданская война мне ни шла, ни ехала.

Они протолкались через толпу, прошли мимо кабинок биотуалетов, к которым тянулись длинные очереди жаждущих воспользоваться удобствами, разряженных кто в шорты и футболки с Кид Роком[9], кто в исторические костюмы.

В лагере кипела жизнь: солдаты сновали между палатками и восхищались оружием и униформой товарищей, женщины и дети тоже оделись соответственно эпохе, а их речь пестрила оборотами, подобных которым Дин не слышал с той поры, как затащил брата пообедать в стилизованный под Средневековье ресторанчик. Откуда-то раздавались звуки труб и пушечных выстрелов.

— Слышишь?

— Это вон оттуда, — Сэм показал на громкоговорители, установленные по краю поля. — В интернете писали, они даже могут передавать звуки настоящего сражения.

— Ага, — отозвался Дин. — А где хворост[10]?

— Дин, это тебе не карнавал.

— Брось! Что за история такая, если даже съесть нечего?

Сэм только головой покачал и зашагал дальше:

— Волвертон был в тридцать втором подразделении.

Они пробирались сквозь толпы реконструкторов, пытаясь найти какой-нибудь знак, по которому можно было бы определить подразделение Волвертона. Было тут что поесть или нет, но Дин признал, что один из атрибутов истории точно имелся: было совершенно невозможно что-либо отыскать. Может, сверху и проглядывалась бы какая-нибудь система, но отсюда…

Внезапно Дина пнули в бок и рявкнули:

— Эй! Смотри куда прешь, идиотина!

Голос принадлежал грузному краснолицему солдату-южанину, который явно перебарщивал с хворостом (или что там они у себя едят).

— Прости? — ощетинился Дин, покрепче упираясь ногами в землю.

— Спокойно, — встрял Сэм и обратился к солдату. — Мы ищем тридцать второе подразделение. Не подскажете, куда идти?

— Дальше, — не отрывая взгляда от Дина, отозвался солдат. — Еще пять-шесть палаток.

— Благодарю, — и Сэм потащил брата в указанном направлении.

— Идиотина, — повторил Дин. — Думаешь, в Гражданскую войну так выражались?

— Что-то сомневаюсь, — улыбнулся Сэм.

И они зашагали дальше — сквозь группы солдат, мимо палаток и фургонов. В одном месте Сэм услышал лязг и обнаружил мускулистого кузнеца, склонившегося над наковальней с горном и горячими угольями. Кузнец трудился над конскими подковами, а толпа любопытных провожала взглядами рассыпающиеся искры. Вдоль полосы деревьев проходили рельсы, а поодаль в импровизированном загоне лошади тыкались мордами в деревянную ограду. Восхищенные детишки протягивали животным морковь и яблоки. Побродив еще минут десять, братья наткнулись на дюжину солдат-конфедератов, стоящих под потрепанным тентом. На стене его значилось: «Подразделение 32 — Команчи».

Когда они подошли поближе, ветер переменился, и Дин учуял запахи пота и немытых волос, а еще едкий запашок аммиака, который у него обычно ассоциировался с вытрезвителями и домами престарелых.

«Кажется, эти парни относятся к достоверности чересчур серьезно…»

Сэм, судя по его виду, думал о том же.

Братья остановились около одной из опор тента.

— Парни! — позвал Дин.

Конфедераты оглянулись на него так равнодушно, будто были манекенами. Двое продолжали чистить мушкеты, один, скрючившись, плескал на голову и шею воду из фляги. Еще двое и вовсе отпрянули в сторону, и с головой ушли в пергаментную карту.

— Я федеральный агент Таунс, мой приятель — агент Ван Зандт. Вы, парни, сражались вместе с Дэйвом Волвертоном, так?

— Точно, — отозвался стоящий ближе всех солдат и закинул ружье на плечо.

Это был долговязый парень с густой копной растрепанных рыжих волос и куцей порослью на подбородке, сбегающей вниз по шее и только подчеркивающей сильно выступающий кадык.

— Вы были здесь вчера? — начал расспросы Дин.

Парень кивнул с таким лицом, что стало ясно: он бы предпочел не пускаться в воспоминания.

— Да, я был сзади. Может, шагах в десяти, — он таращился в пространство.

— Вы видели, что произошло?

— Да, видел, — он повернулся к Дину и окинул жестом всех присутствующих. — Мы все видели.

— И уже беседовали с шерифом, — к ним шагнул другой солдат. — Нам больше нечего рассказать.

Дин оценил второго собеседника: здоровый, как медведь, с широченными плечами и словно нарисованными жирным черным маркером бровями. Кажется, он играл свою роль слишком буквально — навис над Дином и выставил подбородок, будто вызов бросил. Дин покачал головой, не желая идти на конфликт.

— Остыньте, лейтенант, — спокойно проговорил он. — Я ничего такого не имел в виду. Просто спросил.

— Я рядовой, — прогромыхал великан. — Норволк Бенджамин Петтигрю, Конфедеративные Штаты Америки[11], прибыл для прохождения службы.

— Это ваше настоящее имя? — поинтересовался Сэм. — Или ваше?..

— Мое что?

— Ваше маскарадное имя, — завершил Дин.

— Это не маскарад, — возразил рыжий. — Мы исторические реконструкторы. Меня зовут Орен Генри Эшгроув. Мы…

— Мое настоящее имя Фил Ойлер.

Это снова вмешался громила. Теперь, признав правду, он выглядел не так угрожающе и даже как-то съежился, так что Дину даже стало его немного жалко.

— Я продаю страховые полисы в Атланте.

— Вы хорошо знали Дэйва?

— Очень хорошо, — ответил Эшгроув. — Он состоял в подразделении не один год. Поэтому то, что случилось, кажется действительно безумием. В смысле, он был увлеченный …

— В каком смысле увлеченный? — перебил Сэм.

— Во всех возможных, — отозвался Ойлер. — Например, сбросил уйму веса. Во время войны солдат-конфедерат весил в среднем шестьдесят один килограмм. Дэйв два года сидел на диете Аткинса[12], чтобы загнать свой вес в нужные рамки. Таскал камни в сапогах. Брился ржавым куском жести. А про форму его слышали?

— Удивите меня, — кивнул Дин.

— Он следовал истории во всем. Взять хотя бы пуговицы. Он их выдерживал в собственной моче, чтобы металл как следует окислился. Он-то все и начал…

— Погодите-ка, — до Дина дошло, откуда взялся запах аммиака. — Хотите сказать, вы писаете на свою форму?

— Не в то время, когда мы ее носим. Но да, — на лице Ойлера появилось выражение восхищения, чуть ли не благоговения. — Это единственный способ достичь того, чтобы она правильно выглядела, — в его голосе на смену уважения пришло почти отвращение. — Когда вы сюда шли, то видели, наверное, парочку павлинов, проверяющих портфели акций по мобильникам. Они позорят свои мундиры, понимаете? Но Дэйв был не такой. Он был очень…

— Увлеченный, — закончил Сэм.

— На все сто.

— Такой увлеченный, что решил пронести на мероприятие настоящее ружье и острый нож?

Парни замотали головами, что выглядело скорее жестом недоверия, чем реальным ответом. Как будто предположение Сэма было таким кощунственным, что им аж слов не хватило.

— Но вы видели, как Волвертон стрелял, — не сдавался Дин. — И что пострадали люди.

Эшгроув промолчал, но Ойлер неохотно кивнул.

— Значит, оружие действительно было настоящим. Должно быть, Волвертон как-то переделал мушкет.

Дин подождал немного:

— Правильно?

Ответом была тишина.

— А где оружие сейчас?

Эшгроув пожал плечами:

— В офисе шерифа, наверное. Все-таки улика.

— Кровь на оружии была? — спросил Сэм.

— Кровь везде была.

— В смысле, до того, как Волвертон выстрелил.

Эшгроув взглянул озадаченно:

— А с чего ей там быть?

Не успел Сэм придумать достойный ответ, как к беседе присоединился еще один солдат — высокий и лысый, который явно прислушивался к разговору, прикрывшись картой.

— Думаю, вся кровь появилась уже потом, — сказал он.

Дин шагнул к нему:

— А вы?..

Солдат протянул руку:

— Рядовой Трэвис Уопшот, приятно познакомиться.

— Тоже состоите в плохой компашке[13]?

— Команчи? Да, у нас довольно постоянный состав, — Трэвис передернул плечами. — Звучит, наверное, диковато. Черт, да так оно и есть. Но все-таки лучше, наверное, чем зависать в казино или оттягиваться с секретаршами, так? — он посмотрел на собственные чумазые ладони. — По крайней мере, нашу грязь можно смыть.

— Ну не знаю, — протянул Дин. — Часть про секретарш прозвучала неплохо.

— Простите? — нахмурился Трэвис.

— Не берите в голову. Я еще вот что хотел спросить: зачем вы этим вообще занимаетесь?

Солдаты обменялись короткими беспомощными взглядами, потом Трэвис все-таки ответил:

— Иногда современная жизнь кажется слишком уж легкой. Нам хочется знать, каково было этим ребятам в свое время. Незамутненный опыт, понимаете? Настоящий, — он подумал немного. — В нашем подразделении был трубопроводчик. Его звали Арт Эдвардс, он умер в прошлом году. У него была метастатическая опухоль мозга — затяжная кошмарная болезнь. Но он тусовался с нами, пока родные не отправили его в хоспис. Он говорил, раз будущее ему светит неважное, то лучше уж прошлое.

— Может, Дэйву Волвертону так наскучила легкая жизнь, что он решил с ней покончить раз и навсегда? — предположил Сэм.

Солдаты печально кивнули: разобрать по их лицам, что они думают, было сложно.

— Не знаете, с кем еще можно поговорить насчет Дэйва?

— С Уиллом Таннером, наверное, — отозвался Трэвис. — Он тоже в нашем подразделении. Они с Дэйвом были приятелями, общались даже в реале.

— Он здесь?

— Не видел. Посмотрим, может, смогу выведать его электронный адрес.

— И они должны увидеть новенького, — вмешался Эшгроув. — Ну, того врача.

— О да! — оживился Ойлер. — Вы просто обязаны поболтать с врачом. Он просто супер-увлеченный.

— Разумеется, — согласился Дин, который уже был сыт по горло «увлеченностью». — Слушайте…

— Кроме шуток! У него лазарет вооон за теми деревьями, — Ойлер нахмурился. — Он еще себе такое прикольное имя выбрал… доктор… как его там? — он вопросительно взглянул на товарищей.

Эшгроув немного подумал и прищелкнул пальцами:

— Точно! Доктор Кастиэль!


* * * | Нечестивое дело | Глава 4