home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Передвижная лаборатория выехала со стоянки и тяжело покатила за город. Дорога была ухабистая, за окном неспешно тянулись бесконечные зеленые холмы и голубое небо.

— Если демоны не пожалели времени разворотить снарядами все поле, — предположил Сэм, — значит, они не сомневались, что петля в гробу Бошама.

— Так давай проверим.

— Прямо сейчас? — с сомнением уточнил Сэм. — Уверен?

— Да без проблем. Если только найдешь мне отвертку.

— Нет, в смысле, ты действительно хочешь вскрыть гроб?

— Так мы затем и приехали, правда?

— Неизвестно, что может случиться.

Дин тяжело вздохнул:

— Ясно, что гроб не сдержит силу петли. Значит, ее надо достать и уничтожить.

— Давай я сначала Бобби позвоню, — Сэм позвонил, но попал на голосовую почту. — Не отвечает.

— Ну и ладно.

В задней части машины обнаружились стальные шкафчики и контейнеры с аккуратно разложенными внутри инструментами, химикатами и медицинскими приспособлениями. Дин выудил оттуда лопатку и, присев около гроба, поддел его крышку. В это время водитель заглянул в зеркало заднего вида и крикнул:

— Эй! Нам нельзя трогать улики!

— Все пучком, — отозвался Дин. — У нас письменное разрешение.

— От кого?

— Э, от полковника… Сандерса[66].

— Чего-чего?

Сэм метнул на брата испепеляющий взгляд «Какого хрена?», а Дин пожал плечами и изо всей силы налег на ручку лопатки. Что-то громко треснуло, низко заскрипели петли, и крышка подалась вверх.

— Ребята, вы же там не трогаете гроб, правда?

Не обращая внимания на шофера, Дин надавил сильнее. Сэм, присев рядом, схватился за крышку и, поднатужившись, потянул ее на себя.

— Боже, — отшатнулся Дин. — Да оттуда еще сильнее воняет! Такое возможно?

Младший Винчестер вздрогнул и зажал нос. Когда задние колеса подскочили на ухабе, вонь, кажется, только усилилась — не такая гнилостная, как из захоронения, но более насыщенная, затхлая и острая, словно от вяленого мяса полуторавековой давности. Сэм заглянул в гроб: сбившиеся на сторону и оттого выглядящие маленькими и перемешанными кости, одно ребро обвито старым ремнем с металлической пряжкой, ржавый револьвер давным-давно начал разваливаться.

— Ох, чувак, как это понимать? — Дин порылся в хрупких останках с видом ребенка, чей рождественский подарок оказался сломанным еще в упаковке, и отложил в сторону череп.

Раскрошенные кости да сбитые сапоги — вот и все, что осталось от Джубала Бошама, не считая потрепанных обрывков серой униформы и нескольких медных пуговиц, рассыпанных, как выпавшие зубы.

— Похоже, в «Киндер-сюрпризе» сюрприза не оказалось, — подытожил Дин. — А где же петля?

— Не здесь.

— Эй! — не терял надежды приструнить их водитель. — Эй!

— Тогда где она?

— Дин, я не знаю.

— Может, спросим у Джонни Реба[67]? — Дин снова схватил череп Бошама и развернул к себе, изображая Гамлета. — Привет, Джубал. Где петелька-то, приятель? — он оглянулся на Сэма. — Представляешь, неразговорчивый попался.

— Дин…

Но старший Винчестер больше на него не смотрел — он смотрел на тонкие струйки темного вещества, которые начали сочиться из пустых глазниц.

— Э, Дин?

Вещество поднялось в воздух, все еще вяло, будто пробудившись от долгого сна. В его глубинах что-то извивалось, что-то живое и — сообразил Сэм — пугающе разумное.

«Моа…»

Вещество медленно, даже с каким-то любопытством, кольцом обвилось вокруг его головы, напоминая при нынешних обстоятельствах ту самую петлю. Будто чернила растеклись по воде, только вместо воды был воздух. Пару секунд оно сохраняло форму вопросительного знака, потом начало сжиматься. Сэм ощутил пульсацию в висках, будто резко переменилось атмосферное давление, его повело, замутило, словно во время особо противного гриппа.

— Не смотри на нее, — приказал Дин.

— Не… что? — младший Винчестер выгнул бровь. — Как «В поисках утраченного ковчега»[68]?

— Черт возьми, Сэм…

— Хорошо-хорошо. Не смотрю.

— И без резких движений, — добавил Дин. — Наверное, она еще не очухалась. Слишком долго пробыла взаперти, — он следил глазами за движениями Моа. — Но скоро она сообразит, что ее потревожили, и пойдет вразнос. Я положу череп на место.

— Отличная идея.

Дин как можно аккуратнее вернул череп в гроб, и тварь начала втягиваться обратно в глазницы — будто, встав перед выбором атаковать незнакомца или остаться с трупом, с которым она провела последние сто шестьдесят лет, Моа выбрала наиболее привычный вариант. Во всяком случае, до поры до времени.

— Да что за?.. — рявкнул водитель и злобно развернулся к братьям. — Воняет, как черти что!

— Извиняйте, — Дин попытался говорить беззаботно, но получалось слабо. — Это все бобы виноваты.

— Вы не…

— Осторожно! — выкрикнул Сэм.

Водитель перевел взгляд на дорогу, но было уже поздно: до микроавтобуса, стоящего аккурат на двойной желтой полосе, осталось не больше шести метров. На скорости чуть меньше ста километров в час фургон врезался в бок микроавтобуса, сминая его своим полуторатонным весом. На секунду все поле зрения затянуло красным, потом чувства стали понемногу возвращаться. Сэм услышал звон бьющегося стекла, их с Дином швырнуло по ходу движения вместе со шкафчиками и канистрами, разбилась какая-то склянка, распространяя едкие пары формалина. Открытый гроб, заложник собственной тяжести, тоже сорвался с места, и его по инерции, словно не обошлось без невидимой катапульты, с силой вмазало прямо над передним сиденьем. Теперь треснуло и лобовое стекло. А потом водитель начал кричать. Смутно, словно сквозь густой туман, Сэм увидел, как черная субстанция обволокла голову шофера — она что-то делала с его лицом, а он дергался, молотил руками по воздуху и пытался освободиться. Вскоре крики стихли. В наступившей тишине Сэм различил влажные хлюпающие звуки и понял, что Моа осталась на месте, обернув собой голову человека. В памяти почему-то всплыла строчка из бессмертного стихотворения «Ночь перед Рождеством»[69]: «Обвил голову, словно венок…». Сзади посыпалось стекло, зазвенели инструменты, и Дин со стоном поднялся на ноги:

— Сэмми, ты как? В порядке?

— Ага, — Сэм покривил душой: плечо болело, по правому бедру будто кувалдой заехали, — но все же соскреб себя с пола. — Пойду проведаю водителя.

Пригнувшись и прихрамывая, он начал пробираться к переднему сиденью. На секунду его внимание приковало зрелище, открывшееся в разбитом окне: фургон спихнул микроавтобус с дороги и сбросил в канаву на обочине, там он теперь и лежал — полусплющенный, со струящимся из-под капота дымком и продавленным боком, хотя внутри, как Сэм заметил, никого не было. Кто-то просто оставил микроавтобус на двойной полосе и ушел. Гроб Бошама лежал прямо перед фургоном в середине дороги — он приземлился на бок, и большая часть останков высыпалась на асфальт. Черепа видно не было, хотя он бы явно нашелся неподалеку. Кости выглядели частью какой-то невероятно сложной настольной игры, результат которой наверняка определял грандиозные повороты судьбы всех участников. Наконец Сэм перевел взгляд на водительское сиденье и разглядел затылок шофера: тот сидел, чуть склонив голову влево, словно хотел посмотреть в боковое зеркало.

— Эй, друг, — хотя ответа он не особо ожидал.

Подойдя совсем близко, младший Винчестер похлопал шофера по плечу, потом потряс: голова откинулась, открыв на обозрение зияющую алую дыру на месте лица — глаза, нос и рот будто выскоблили. Передняя часть рубашки, как под фартуком, скрылась под мешаниной свернувшейся крови, мозга и стеклянного крошева. Сэм мигом вспомнил вопли и хлюпающие звуки.

«Это сделала Моа. Но зачем?»

А потом он увидел, что во время краткого полета гроба череп Бошама выпал из своей обители и приземлился аккурат водителю на колени. Приглядевшись, он рассмотрел в глазницах едва заметную пульсирующую черную массу.

«Тогда она была сонная, а теперь проснулась. И — прав был Дин — не на шутку рассердилась».

— Сэм, — подал голос брат. — Там все плохо?

Сэм не ответил: какое там, если он даже дышал едва-едва. Очень осторожно, словно гнездо с роем шершней, он поднял череп. От движений Моа лобные кости вибрировали, как сотовый телефон. Держа череп кончиками пальцев, Сэм размахнулся и сквозь разбитое стекло выкинул его на дорогу. Покатившись по асфальту, череп остановился около черного сапога.

— Спасибо, Сэм. Приятно, когда работу делают за нас.

Младший Винчестер поднял голову на источник насмешливого голоса: метрах в двадцати от фургона плечом к плечу стояли пять реконструкторов в униформе Конфедерации и Союза — с улыбками на лицах и сплошь черными глазами.

— Дин, — устало позвал он. — Демоны.

— В курсе. Новости смотрю, — пробормотал брат.

— Сэм и Дин Винчестеры, — проговорил демон, стоящий около черепа. — И снова становится ясно: что бы вы не получили, мы можем это отобрать.

— Он цитирует «Индиану Джонса»? — простонал Дин.

— К месту пришлось, — пояснил демон. — Кстати, симпатичная одежка. Надоели костюмы ФБР?

Не дожидаясь ответа, он поднял череп и вытянул руку, чтобы лучше разглядеть копошащуюся внутри Моа:

— Где петля, мальчики?

— Не здесь, — отозвался Дин.

— Что?

— Уши на что, урод, — старший Винчестер открыл дверь и выбрался на улицу. — Кажется, у вас, ребятки, ложная информация.

— Не смейте врать.

— Мы не врем, — вступился Сэм. — В гробу петли не было, сами проверьте.

Сжимая в руке череп, солдат подошел к гробу. Остальные последовали его примеру, и двое присели на корточки, рассматривая останки.

— Он прав. Петли нет.

— Кажется, пора брать сумочку и выходить за дверь[70], дорогуши, — съехидничал Дин. — Не скажу, что мы…

Солдат зарычал от ярости и изо всей силы швырнул череп об асфальт. Череп треснул, но не развалился.

— Я бы поостерегся, — Сэм тоже вышел из машины и стал рядом с братом.

Демон наступил на череп каблуком — с размаху. И тут одновременно случились две вещи: кость лопнула с коротким резким хрустом и Моа — очень бодрая и очень злая — вырвалась из-под нее и стремительно накинулась на обидчика. Сэм никогда не слышал, чтобы демоны так кричали. Моа вскрыла тело солдата менее чем за секунду, пропоров грудную клетку и почти разорвав ее надвое. Не успел он упасть, как Моа расправилась еще с двумя демонами с такой скоростью и свирепостью, что за ней было сложно уследить, а последних двоих скосила одним молниеносным броском. Когда все закончилось, она устроилась среди разворошенных костей, бывших ее пристанищем полтора столетия, и над ней с лязгом захлопнулась крышка.

— Ух ты, — прокомментировал Дин. — Побежали?

— Ага. Неплохая идея.

— Сколько примерно до города?

— Километра три.

— Отлично.

— Почему это, — удивился Сэм.

— Потому это, — Дин похлопал себя по плоскому животу. — Физкультура полезна для здоровья.

Они развернулись и бросились бежать обратно по дороге, но успели сделать буквально несколько шагов, прежде чем наткнулись прямиком на полицейскую машину — и пытаться скрыться было уже слишком поздно.


* * * | Нечестивое дело | Глава 18