home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Портреты трудящихся в интерьере

– Андрей, но и госсектор у нас тоже никуда не денется, бюджетники наши. Не стоит о них забывать. Можете нарисовать психологический портрет работника, сотрудника каждой из сфер, которые мы уже обозначили?

– Что касается работников бюджетной сферы, то тут в капиталистической экономике работает такой принцип: бюджетные ставки в целом занимают люди с низким уровнем социальной активности, то есть с низким уровнем личностных амбиций и притязаний. Наверное, это вполне естественно, ведь каждый из нас в какой-то момент жизни, согласуясь со своими потребностями и умонастроениями, совершает этот выбор – или стабильность при отсутствии больших перспектив (и тогда это бюджет), или большие перспективы, но никакой гарантии стабильности (и тогда это частный сектор). Одно и то же образование, но разные способы его употребления…

– Есть исключения? Ну, например, гениальный ученый, которому в КБ или НИИ будут платить миллион?

– Государство никогда не будет платить сверхъестественных денег, будь ты семи пядей во лбу. Но ты получишь гарантированную зарплату, статус, а в ряде случаев – как, например, с этими КБ – возможность заниматься тем, что тебя по-настоящему интересует. В коммерческой сфере от тебя будут требовать то, что пользуется спросом. И фундаментальной наукой в конструкторском бюро, конечно, не позанимаешься. Впрочем, корпорации, надо полагать, гениальность, употребленную для потребительских нужд, оценят достаточно высоко.

– Но в каком смысле вы говорите о «низком уровне социальной активности»?

– Тут все очень просто. Задумайтесь над тем, какое количество деловых контактов ожидает человека в бюджетной сфере и в коммерческой деятельности. Условно говоря, сколько надо произвести звонков, деловых встреч, переговоров, договоров и так далее – в одном случае (бюджет) и в другом (коммерция)? Очевидно, что от бюджетника не требуется такой социальной напряженности – базовые вопросы за него решены, дальше он только выполняет свои обязанности в рамках определенного ему государством коридора. А в коммерции – нет, тут постоянное движение, поиск новых ниш, новых возможностей, способов употребления своих знаний. Поэтому множество контактов, партнеров, соглашений, что, конечно, далеко не каждому под силу да и не каждому по нутру.

– Вы имеете в виду количество задач, где надо принимать самостоятельное решение?

– Да, и принятие решений в том числе. Новый контакт, новый проект, какая-то внештатная ситуация, изменение определенных значимых показателей в сфере деятельности, вообще всей ситуации в экономике и бизнесе. В государственном секторе редко когда раздается телефонный звонок с какой-нибудь «новостью», требующей принятия неких экстраординарных решений. Редко. А так – проведут в лечебном учреждении конференцию врачей (обсудят какую-нибудь новую инструкцию, которую «сверху» спустили), педсовет в школе организуют (согласуют планы и программы), планерку на каком-нибудь гособъекте… Причем это происходит раз в полгода или раз в месяц, редко где раз в неделю. Теперь берем малый бизнес. Бизнесмен хочет договориться с некой сетью магазинов по поводу реализации своего нового продукта, ему необходимо найти оптовиков, которые сделают ему какие-то ощутимые скидки по запчастям и по расходным материалам, он думает, как оптимизировать расходы на рекламу и так далее. Это огромный объем действий, которые производит представитель малого бизнеса для того, чтобы получить прибыль, увеличить возможность распространения своего продукта, его рекламы. Сколько звонков в день он получит и сколько раз сам позвонит?

– Десятки.

– Ну, хотя бы пять раз в день он точно будет очень серьезно разговаривать. Теперь возьмите крупную компанию. Там телефон вообще не перестает звонить! Поэтому вопрос в социальной активности, в постоянной готовности человека к новым и новым социальным контактам. На самом деле я поражаюсь руководителям корпораций, крупным бизнесменам, представителям топ-менеджмента. Их способность и готовность в любое время суток говорить на любую рабочую тему впечатляют. Они всегда готовы заниматься работой, всегда. У них нет такого понятия, как «выходной». Выходные, конечно, есть, но так, чтобы ты ему позвонил, а он тебе сказал: «Извините, у меня выходной», – такого не бывает. «Нет, нет, давайте!» – такой ответ. И вперед, и с песней! При этом такой человек сам активно ищет новые социальные связи – назначает встречи одну за другой, генерирует идеи, привлекает новых людей. Количество активности, которое он производит, – запредельное. Я просто знаю таких своих клиентов… Смотришь на них, и возникает ощущение, что у них батарейка просто не садится. Никогда! У него работа уже закончилась, он двадцать пять встреч сегодня провел, на пятьдесят звонков ответил, три десятка писем составил, пять контрактов подписал, и кажется: сиди уже себе не шевелясь и смотри в потолок! Не-е-е, он давай еще что-то делать, кому-то звонить, с кем-то общается, обсуждает что-то…

– Андрей, а это не патология? Может, вы просто описываете классического работоголика?

– Нет, болезнью это назвать никак нельзя. Хотя соглашусь, что это и не норма, – если понимать норму как нечто среднее. Таких людей по сравнению с общей массой, конечно, немного. В этом смысле их поведение «ненормально», но и не болезненно. Просто от природы мы разные – есть те, кому других людей не хочется видеть никогда, а есть те, которые готовы с этими людьми горы ворочать день и ночь, и ничто их не останавливает. Это биологическая детерминанта.

Кому-то такой «социальный тонус» от природы достался, кому-то – другой. Сказать, что кому-то повезло, а кому-то нет, – нельзя, потому что счастье – это соответствие твоих индивидуальных особенностей твоей (организованной тобою) социальной действительности. Поэтому для одного счастье – миллион контактов, для другого – пассивность и наблюдение за цветением сакуры. И ничего с этим не сделать, а как результат: один счастлив на бюджетной ставке, другой – на вольных хлебах рыночной экономики.

И последние так активны не потому, что им «денег мало», или «им больше всех надо», или потому что они «психи». Не мало, не надо и не психи, просто они нуждаются в таком объеме такой работы. Это как с обменом веществ – один ест и ест, а весит всего чуть-чуть, другой же чуть съел – уже два килограмма набрал. Кому-то надо десять часов в сутки спать, а кто-то и четырьмя обходится. Ну, особенности…

Поэтому если вы меня спрашиваете, что лучше: быть активным и деятельным бизнесменом или работником бюджетной сферы – размеренным и неторопливым, то я вам так скажу: если у тебя нет готовности двадцать четыре часа в сутки быть социально активным, но при этом ты точно знаешь, что есть в жизни такое счастье – лежать на диване и плевать в потолок, то десять раз подумай, нужен ли тебе пост президента компании и свой бизнес…


предыдущая глава | 5 судьбоносных вопросов. Мифы большого города | cледующая глава