home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Протестовать против

Часто возникает вопрос: правильно ли сочетание протестовать против? В классической литературе его не найдешь, а современные политические обозреватели употребляют его часто. Кое-кто избегает этого сочетания: ведь протестовать уже и есть — против… А теперь обсудим проблему, но по возможности всесторонне, потому что истинные проблемы неоднозначны.

Слово протестовать заимствовано из польского языка в начале XVIII века, но сам глагол — французский, он восходит к латинскому protestari (возражать), и pro здесь действительно значит против, а test — доказательство, подтверждение (ср. современное заимствование тест). Первоначально это был юридический термин, связанный с коммерческим правом: торжественно, публично заявлять, удостоверять. В течение XVIII века русскую публику приучили к этому слову, и с 1782 года оно известно уже в словарях: тем временем из немецкого языка заимствовали и слово протест (публичное и резкое заявление) с тем же латинским корнем. Некоторое время это слово было термином, за которым революционные демократы скрывали весьма сложные понятия. Отчасти это видно и на шутках добролюбовского «Свистка»: «Написал я к одному приятелю в Петербург, прося объяснить, что такое протест, почему — протест, зачем — протест». Вся публицистика «Современника» объясняла значение слова в его политическом смысле.

Так начались изменения в значении наших слов уже в соответствии с нуждами русского общества и языка. На протяжении XIX века протест получил широкое значение решительного возражения против какой-то несправедливости, возражение, которое носит коллективный, массовый характер и обычно выражается хотя и в легальных, но в очень активных действиях. В 1867 году академик Я. Грот признал это значение слова русским. Появились и сочетания с русскими глаголами: заявлять протест, выражать протест и др., всегда с предлогом против. Новое сочетание с иностранным словом накладывалось на старинные русские сочетания с тем же значением. Возражать — против, значит, и протестовать — против (чего-то). Сочетаний таких множество, в том числе и древних: против рожна прати (действовать против). Из таких сочетаний предлог перенесен и в сочетание с новым глаголом: протестовать против. В столичных газетах новое выражение известно с 1838 года, и в «Современнике» М. Е. Салтыков-Щедрин писал иронично: «Какой-нибудь мудрец московского Зарядья засел в свою мурью и протестует оттуда против непреодолимого хода человеческой мысли». Как и во многих других случаях, поначалу выражение носило неодобрительный характер, вот и сатирик не очень одобряет «протестанта». Это оттого, что немецкое слово протест не носило никаких добавочных смыслов — просто возражение. В смысле возражение в середине XIX века это слово и употреблялось только в отношении к петербургским немцам.

Иное дело — протестовать против. Новый смысл выражения сформировался в демократической среде. Уже в «Свистке» 1858 года встречаем только — «протестовать против злоупотреблений». Тот же журнал (1853) впервые осмелился высказаться так: «оппозиция против всего» — что немедленно было поправлено критиком «Москвитянина»: не «оппозиция против всего», а «оппозиция всему»!

Сегодня нас устраивает вариант «Современника». В публицистике революционных демократов во многих сочетаниях с иностранными глаголами присутствовало это против, в том числе — и протест против застояпротесты против общественного строя… Очень важное словечко — против! В нем-то все дело, оно и создало новый смысл всего выражения: протестовать против.

Когда мы делаем что-то — предлог редко употребляется: протестовать вексель — и все. Но как только мы начинаем излагать наше мнение, вообще говорить, тут без предлога не обойтись; оказывается необходимым связать нашу речь с предметом высказывания, чтобы слушающему (читающему) было ясно, о чем и ради чего речь. Вот почему — протестовать против чего-то.

В 1890-е годы возникли и устойчивые сочетания с новым выражением: протестовать против войны, митинг протеста и др. Да, им уже сто лет.

Выделение предлога после заимствованного слова показывает, что глагол стал уже полностью русским. Про в нем никак не выделяется современным сознанием, как и корень тест, составляет единство с корнем.

Одновременно развивались и значения слов. Психологические романы XX века породили представление и об индивидуальном, личном протесте («внутренний протест», «вся душа его протестовала» и т. д.), так что исходное значение глагола (торжественно публично заявлять) забылось полностью. И если прежде можно было только «протестовать вексель», то новые значения глагола потребовали и усиления предлогом, на значение которого как бы опирался переход к следующему за ним существительному: «протестовать против войны».

Со временем сочетание протестовать против настолько распространилось, что стало истинным бичом литературы. К. Чуковский относил его к числу неизбывных «канцеляритов», которым еще в школе «заряжаются» на всю жизнь ученики, «проходящие» русскую литературу: «Главное, чтобы было побольше протестов. Я так и напишу непременно: „Гончаров в своих романах протестовал против“. Уж я придумаю, против чего!»

Свой вклад в чрезмерность употребления глагола вносит и язык прессы, которая иногда забывает, что кроме высокого слова протестовать имеется множество русских, иногда и более точных, но, главное, стилистически нейтральных синонимов, например — возражать. Вот почему и приходится возражать против злоупотребления отточенной в публицистике русской формой протестовать против; само выражение вполне литературно, что подтверждается и практикой русской литературы.


Задействовать | Гордый наш язык… | Повтор