home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Лана

Наступающий день обещал быть веселым. И не просто обещал – благим матом орал об этом на весь свет с самого утра. Просыпаться после такого могут только явные мазохисты. Все остальные нормальнее сущности натягивают одеяло на голову и ведут себя тихо–тихо, чтобы боги не вспомнили про их существование. А это неугомонное остроухое создание подхватилось с кровати, едва рассвело! На этот раз истерик по поводу дележа комнаты не возникло. Но вот все поползновения на поднятие за компанию еще и меня, я пресекала на корню тяжелой артиллерией – подушками, которые в великом множестве громоздились на кровати.

Я уже и не вопияла на предмет общих ночевок. Узы вещь, конечно, местами хорошая, но иногда так хочется придушить того, кто эту тягомотину придумал! Я думаю, что эльф тоже поминает «незлым тихим» словом того, в чью светлую или не очень голову пришла подобная идея. Ибо отключаться не тогда, когда хочется, а тогда – когда хотят другие – удовольствие ниже среднего. Да и мне его ранние подъемы… в печенках, не в печенках – но достали по самое не балуйся! Никогда не любила будильники. К сожалению, этот конкретный «будильник» не так–то просто засунуть под подушку или разбить молотком. Разве что попробовать? Вдруг получится? Нет, как–нибудь попозже, а то рискую не дожить до радостного момента возвращения…

Спотыкаясь обо все, что только можно (в комнате раза в четыре меньше предметов, чем умудрился споткнуться эльф!! Наверное, похмельный эльф вообще талантливая личность. Натыкался на предметы дважды. С первого раза не доходило…) меня все же усовестили. Вернее обещали придушить подушкой, чтоб не мешала. Так что, вспомнив случайную обмолвку Магистра, я представила себе Узы в виде веревочек, на которых мысленно завязала шикарнейший бантик!

Ланик странно хрюкнул и быстро вымелся из комнаты в обнимку с очередной запущенной подушкой. А я рухнула на честно отвоеванную кровать, в надежде проваляться на ней до самого обеда…

Но вскочила уже через какой–то час, от сильной боли. Я же вчера ни обо что не билась! Или… Лихорадочно прикинув, какое сейчас число по земному исчислению со стоном зарылась в ворох подушек. Блин, как же я могла об этом забыть?!

Так что весь сон накрылся белой простынкой и тихо уполз на кладбище, откуда в ужасе разбежались все местные зомби. А я, свернувшись бубликом под одеялом и закопавшись в нагромождение подушек, тихо стонала, чувствуя себя на последнем издыхании.

Вот ведь! Знала бы где упаду… взяла бы хоть анальгина, что ли… А, может, пойти и попросить Монка чтобы добил? Или вытребовать у слуг бутылок пять вина и выпить? В итоге отключусь надолго или навсегда. Сейчас меня устраивал любой из рассматриваемых вариантов.

Ёк… note 1

На самом интересном месте раздумий меня прервали самым хамским образом!

Вот когда смотришь на запряженную в повозку лошадь, и на то, как ее шлепают поводьями по спине, думаешь, что это не так уж и больно… Так вот, официально заявляю, что это только кажется! Я не уловила момента, когда это произошло, но Узы, досель висевшие дохлыми червяками, резко дернулись. Бантик слетел, словно уколотый чуть пониже спины. А резко распрямившиеся и приобретшие твердость проволоки Узы с размаху хлестнули по спине. Типа для полного счастья, чтоб не только живот болел, но ещё и спина? Для гармонии? У–у–у, садисты–недоучки!

Я выполнила красивый прыжок из положения «свернувшись в клубочек» и непроизвольно скинула боль в широко распахнувшийся канал. А потом, зло ощерилась, завязала вмиг ослабшие Узы морским узлом. Единственным, который умела вязать…

А то взяли моду лезть, куда не просят…

Я снова закопалась в подушки, уютно свернувшись калачиком на роскошных перинах…

Хм, если эти типы, по какому–то недоразумению считающиеся моими друзьями, задались целью не дать мне поваляться в постели, то они могут поздравить себя. Как устно, так и письменно, в нескольких экземплярах и наградить себя медалью. Можно даже не одной. Хоть с занесением в личное дело! Потому что произошедшее не лезло ни в какие ворота! В двери, как оказалось позже, оно тоже не протиснулось…

Это я о чем? Просто через пару минут, после того, как я во второй раз отключила Узы в одностороннем порядке, в комнату вошла дверь.

Нет, я отнюдь не ошибаюсь! Безо всякого скрипа, треска, прогибания и прочих разрушительных эффектов, дверь аккуратно отделилась от косяка и влетела в комнату, шлепнувшись на ковер метрах в двух от своего законного места. Хорошо что меня там не стояло, а то ещё и пришибло бы для комплекта. Чтоб и голова болела. Не. Угробить они меня в приключении хотят – определённо. И кому же надо сказать пламенное «спасибо» за такую заботу, а?..

В образовавшийся же проем в лучших традициях всяких там «Альфы» и «Беты» и прочих букв греческого, да и не только алфавита, влетела Команда, вооруженная да зубов и очень злая.

Бли–и–и–ин, они подумали что меня обидели? Сработались, это точно. С первого взгляда видно – друг за друга горой. В другое время это бы даже порадовало. А когда болеешь, только бесит. И сильно…

Профессионально рассредоточившись по комнате, они взяли кровать в коробочку, настороженно зыркая по сторонам и поводя оружием. Это что, отработка захвата меня в случае… ну, на всякий случай, в общем? А Рони, влетевшая последней, тут же сиганула на кровать с самым зверским выражением лица.

От неожиданности я брыкнула, сбив ее в полете, и мы вместе забарахтались, пытаясь выбраться из громадного одеяла. Победил Монк, молча вытряхнувший нас обеих. После чего я вновь укуталась по самые уши, удивленно разглядывая изготовившуюся к бою компанию.

– Где они?! – взвыла Рони, тряся меня как погремушку.

– К–к–к–то–то–то?! – отстучала зубами я, рискуя остаться без языка.

– Враги! – народ потихоньку расползся по комнате в поисках таинственных недоброжелателей, а Ланик с размаху плюхнулся на кровать, едва не отдавив мне ноги.

Хм, утро только началось, а он уже замаскировался под цвет молодой травки. По кустам, что ли, ползать собрался? И смотрит на меня как–то… подозрительно…

– А что, собственно говоря, происходит, а?

Народ замер, как вкопанный, таращась на меня как на сумасшедшую.

– Тебя же пытали! – пораженно выдала Рони, заламывая руки.

Теперь уже я смотрела на нее как на умалишенную.

– Чего–чего?! Это кто вам такое сказал?! – возмутилась я. – Вломились, подняли и даже «Здрасьте!» не сказали!

– Но… – девушка перевела недоуменный взгляд на эльфа, – Ланик сказал…

– Так это был ты? Ну и фигли было лезть?! Понятно же, что не хочу делиться! – я гневно нахохлилась и приготовилась закатить громкую истерику. Настроение в такие дни у меня портилось просто катастрофически.

– Он поступил правильно! – с самым решительным видом прервала меня Хранительница Жизни. – Мы, в конце концов, вместе! И если тебе плохо мы просто обязаны помочь!

– Обязаны?! Так вот вы как… – теперь уже ударилась в обиженку я.

– Не придирайся к словам! – меня толкнули обратно на подушки и попытались вытряхнуть из кокона. Я упрямо не давала этого сделать. – И отцепись ты, наконец, от этого одеяла!! Лана, да что с тобой сегодня?

В голосе Рони прорезалось нешуточное удивление и обеспокоенность моим поведением. Я хмуро, исподлобья посмотрела на Хранительницу и, выпростав одну руку, подтянула к себе, тихо прошептав в ухо причину моего отвратительного настроения.

Девушка пару минут сидела, оторопело моргая. А потом завалилась на спину, схватившись за собственный живот и заливисто хохоча. Я же, задохнувшись от возмущения, бросилась на нее. Хранительница, обхватив меня за плечи и придавив к кровати, попыталась что–то сказать, но смех душил ее капитально. А через пару мгновений – не только смех…

Наконец–то сквозь всхлипы прорвалось:

– И ЭТО все ты скинула Ланику!!

На пару мгновений я оторопела, отняла руки, подумала немного и… загнулась от смеха рядом.

– Рони, ну это же просто не вежливо! – возмущенный вскрик Викора вернул нас к действительности.

– Так, парни, – взялась командовать девушка. – Ну–ка быстро очистили комнату! С Ланой все в порядке и никто ее не мучил. Сейчас мы немного поколдуем и присоединимся к вам.

Она говорила быстро, не давая никому вставить и слова, одновременно подталкивая самых упертых в спину. Как ни странно, но последним выпихался эльф. Узы нервно дернулись, но завязала я их на совесть. А Рони быстренько провела надо мной сеанс обезболивающей магии. А, кроме того, удалила саму дальнейшую возможность возникновения такой конфузной ситуации. Как оказалось, при помощи магии возможно и не такое! В этом мире женщины вообще не знают таких проблем. Разве что в самый первый раз…

Я слабо поняла заумные магические термины, которыми в изобилии сыпала Хранительница Жизни. Единственное, что я вынесла из всей ее лекции, что это никоим образом не влияет на общее состояние организма и ничему не вредит. В том числе и возможности иметь детей. Просто все неприятные последствия куда–то исчезают и проблемы не возникают. Полезное колдовство, однако. Наша медицина до такой нужной и очень востребованной вещи еще не додумалась. Обидно…

Ну ладно, закончив с неприятностями, я быстро оделась в привычный темный наряд. Хранительница неодобрительно покачала головой, но влезать в платье просто так – это удовольствие не для меня. И вообще, я все более и более склоняюсь к мысли, что корсет изобрел явно какой–то палач! Или садист… Но одно другого не исключает!

Поэтому, полностью проигнорировав фырканье, я застегнула камзол, и мы направились вниз. Кушать. Как говорят – война–войной, а завтрак – по распорядку! Но если не будет кормежки, то война после этого точно неизбежна.

В обеденной зале меня уже ждал нервно переминающийся с ноги на ногу Магистр…

Ой, блин…

Покушать нормально мне так и не дали. Настороженное сопение Магистра и взгляды, провожавшие каждый кусок, перехватывали горло не хуже материальной удавки. Да и Ланик дулся, как незаслуженно обиженный ребенок. Ну ладно, ладно… Я распустила узелок на Узах, всячески демонстрируя свою сытость, благорасположенность и пушистость. Эльф едва не поперхнулся вином, бросив в мою сторону гневный взгляд.

Не, ну посмотрите на него! То он обижается, что от него отгородились, видите ли, а то – что делятся последним! Привереда.

Еле–еле дождавшись, пока я поем (специально делала все ме–е–едленно!), Магистр настоятельно попросил меня проследовать к Его Величеству Королю и рассказать, что за дебош мы вчера тут учинили, и откуда взялся вольготно разгуливающий по коридорам демон со светящейся рожей.

Б–р–р–р! Пока выговоришь… Но идти – пришлось. Зажатая между компанией, я словно под конвоем переместилась в замок. Только теперь не в ту огромаднейшую залу, а в другую. Поменьше и поскромнее. Но с присутствующими там венценосными особами, в лице Его Королевского Величества и толпой дедушек. А в середине зала равнодушно глядя в потолок, стоял Ванятка…

Вот только спина ушастого перекрывала мне весь обзор. Так что пришлось смотреть из–за его плеча. А посмотреть было на что. Разряженные в пух и прах дедушки, при взгляде Ванятки прилипали к стенам, пытаясь то ли стать оригинальными барельефами, то ли сделать вид, что их тут и не стояло. В то время как тыквоносец просто стоял, самозабвенно ковыряясь в носу. Точнее в треугольной дырочке, которая играла его роль. Интересно, что можно там выкопать? Тыквенную семечку?.. Но вот он увидел или почуял меня, и…

– Ма–а–м–а–а–а!!!!

Хм, голосистостью сия «детька» явно в меня… А вот силушкой…

Выковыряв из–за эльфа, Ванятка пылко прижал мою тушку к себе, причем так, что я отчетливо услышала треск собственных ребер.

– Пыштафь фа мефто!! – пытаясь выплюнуть изо рта те тряпочки, в которые он до сих пор был обряжен, пропыхтела я, упираясь всеми конечностями.

– Мамуська! – эта зараза, вместо того, что бы выполнить распоряжение принялась меня тискать, мотая из стороны в сторону.

Все, погибну во цветете лет, задушенная пылкими объятиями собственной тыквы… Какой ужасный конец…

Как глас во спасение из–за спины раздалось командное:

– Положь на место!!

Руки Ванятки рефлекторно разжались, и я полетела на пол, ощутимо стукнувшись пятой точкой. Ой! Какая зараза сказала, что она мягкая?! Ее б саму уронить, и послушать, что скажет!..

Перед недоуменно моргающим гибридом демона и овоща (причём, что интересно, овощ оказался головастее демона. За что демон себе и огрёб.), в лучших традициях строгого отца, стоял Ланик. А… хи–хи… если Ванятка – мой сыночек, то он… ой, не могу–у–у!!!

– И ничего смешного тут нет, – пробурчал он, поднимая меня с пола.

– Это тебе так кажется! – шепнула я.

– А, может, уважаемые герои уделят нам толику своего внимания? – холодно–вежливо спросили у нас.

Ой! Я же к венценосному тылом стою! Все, засунут меня в каземат и тапок не оставят…

Погрозив мне пальцем, Рони придала своему лицу возвышенно–вдохновенное выражение и приготовилась толкнуть прочувствованную речь. Но Его Королевское Величество оборвало все благородные начинания нашей миротворицы. Король встал с трона и, подойдя вплотную, пристально на меня уставился. Я так же пристально уставилась в ответ, постаравшись придать своему лицу самое вежливое выражение.

Но, судя по тому, что Ламар поперхнулся и скрылся за спиной Монка – скорчила на редкость странную рожу. Ну и ладно! Главное – я старалась! И вообще, я живого короля в первый раз вижу. Могла бы еще и пощупать, но вот кажется мне, что это будет уже слишком.

– И вот это… милое и хрупкое создание и есть та жутко могучая волшебница, которая подчинила страшного демона?

Да–а–а–а, королевское, блин воспитание. А где высокий слог, которым королям положено выражать свои мысли? Где изысканные манеры и прочие атрибуты венценосных особ? Вечно мне все бракованное попадается!.. даже обидно. Богам что ли счёт и претензии предъявить? Пусть дорабатывают!

– А, может, все было наоборот? – слащаво–приторным голосом произнесли из угла.

Ой, и это… эта… поганка тут! Ну как же, куда же мы без его светло–синего высочества!

Из темного угла, жеманно покачиваясь и поводя плечами, вышел прынц… как там его… Не помню, в общем. Сегодня он обрядился в угольно–черный наряд, не забыв навесить на себя, наверное, половину королевской сокровищницы. Сильный, парень, столько металла и камней на себе таскать…

И эту ходячую выставку ювелирного магазина, сопровождало человек пятьдесят хмурых и небритых мужиков в вороненых доспехах. И еще один, кутающийся в длинный, до пола, балахон.

Та–а–ак… Дело пахнет дохлой кошкой…

Пройдя к пустующему трону, принц принял картинную позу «Непонятый спаситель отечества» и взвыл гнусавым котом, которому прищемило хвост:

– Сие есть посланница Бездны, приведшая в наш благословенный мир страшного демона! И мой святой долг наказать ее!

На последней ноте патетический вой дал пронзительного петуха.

Я согнулась пополам, держась за живот. Такой комедии я еще не видела! Его б в шуты – цены б не было! Не нашёл своего призвания парень, ой не наше–о–о–о–ол! Все остальные недоуменно моргали, глядя на незапланированное представление.

– Прекрати смеяться, противная, когда я изволю тебя обличать! – взвыл прынц, топая затянутой в кружевной чулок ногой.

Меня качнуло от нового приступа смеха, и я вцепилась в камзол эльфа, стараясь удержаться на подгибающихся ногах. Ой, куда там мне! Тут же ТАКОЙ артист юмористического жанра пропадает! Ланик согласно фыркнул, но равнодушно–скучающего выражения лица не изменил. Восхищаюсь я им. Мне такое не по силам, еще чуть–чуть и я вообще стоять не смогу!..

– Нирлем, это что такое? – тихо спросил король, медленно краснея.

– Извини, папа, но теперь я – король! – любуясь на себя в карманное зеркальце, прынц приложил ко лбу руку тыльной стороной, наверно, репетируя очередную трагическую мину.

– Что?! – удивился папаша. – Нирлем, извольте объясниться!

– Это переворот, отец. Мне надоело ждать! – жеманно хмыкнул тот, дернув плечом.

– Хы, облезешь! – еле–еле выдавила сквозь приступы смеха я. – Вылиняешь и облысеешь!

– Уведите противную! – взвизгнул светло–синий прынц, тыкнув в меня пальцем. – Выкиньте ее прочь!

Темные воины угрожающе двинулись в мою сторону, а я нагло им ухмыльнулась. Хе! Тут мои друзья, пусть попробуют хоть пальцем тронуть! Хотя Магистр только скрежетал зубами, но ничего не делал. Странно, но терпимо. А вот команда стала готовиться к бою. Но та балахонистая поганка вдруг взмахнула широкими рукавами, и мои спутники застыли, как замороженные.

Надо будет поучиться у него этому весьма полезному колдовству, потом как–нибудь. Потому что иногда такое умение очень полезно. Особенно, когда доведу некоего ушастого…

Но размышления о полезности некоторых видов колдовства были прерваны, поскольку вражеские воины беспрепятственно схватили меня! Нет, ну какие хамы, а?

Не обращая никакого внимания на протестующие вопли и попытки вырваться, меня протащили к широким витражам, закрывавшим оконные проемы, и… выкинули! Прямо из окна!!

А–а–а–а!!! Я крылья дома забыла–а–а–а–а!!!

Как я на своей практике убедилась, тот зал находился на одном из верхних этажей строения, в башне. В пересчете на земные… эээ… где–то девятый–десятый этажи, а то и выше. Но это я пересчитывала уже потом, когда все закончилось. А пока я, отчего–то заверещав: «Малыш!!!» камнем устремилась вниз…

Нашла, блин, пегаса…

Не долетела. На половине пути меня аккуратно и нежно схватили уважительных размеров когтистые лапки и понесли вверх. Кое–как изогнув голову, я смогла увидеть еще темно–серое, глянцевое брюхо и кусок огромного черного крыла.

Поднявшись повыше, так, что дома внизу стали напоминать спичечные коробки и коробочки побольше, несущее существо резко подбросило меня вверх и… уронило! Но испугаться я не успела, а успела с размаху плюхнуться опять же многострадальной пятой точкой на довольно жесткий хребет. Вот когда начинаешь радоваться, что не мужчина…

И вообще, не понимаю я этих ковбоев, которые прыгают со второго этажа и прямо в жесткое седло! Бедненькие… Как мне их жа–а–алко…

Зверь, который так самоотверженно меня спас, оказался, щас вспомню умное слово… о! Виверном. То есть тем же драконом, но с одной парой ног, а не с двумя, как обычно рисуют на картинках. Передние конечности были крыльями. Большими и заканчивающимися внушающими уважения когтями. Кроме того, у него длинный, мощный хвост и до боли знакомая рожа на длинной шее…

– Малыш?! – тихо пискнула я, вцепившись в костяной гребень, идущий по шее виверна. Таки пегас…

Угольно–черная, покрытая чешуей и украшенная саблевидными рогами морда развернулась в мою сторону, полыхнула алыми глазами и распахнула страшенную пасть. Огромные крылья равномерно взмахивали.

– Малыш, солнышко ты мое! – я радостно обняла черную громадину, прижавшись к нему щекой.

От избытка чувств мой зверек выписал в воздухе букву «зю». Теперь я уже вцепилась в него не от счастья, а из соображений самосохранения.

Неожиданно по Узам прошла волна боли. Не очень сильной, но какой–то обидной. Мамочки мои! Пока мы тут вензеля в небе пишем, там же моих друзей убивают!

– Малыш, на абордаж!!! – взвыла я, пиная его каблуками.

Виверн спикировал вниз, ревя, словно заходящий на цель истребитель.

Смерть фашистским захватчикам!

Мы ворвались в зал на плечах отступающего противника… тьфу ты, понесло. На самом–то деле, когда я поняла, что Малыш у витражей притормаживать не собирается, то завизжала изо всех сил. Виверн тоже взревел и собственной рогатой головой разнес окошко вдребезги. И вот подо все это «музыкальное» сопровождение мы ввалились в зал, живым воплощением могучего звериного бога, зовущегося очень просто – Писец…

– Всем стоять–бояться!! – завершила свой победный визг я.

Немая сцена…

Я стояла у морды Малыша, почесывая млеющего виверна между рогов. Тот, распахнув свою кошмарную пасть, жарко дышал мне на ноги, время от времени пытаясь облизать и звонко клацал зубами в сторону жавшихся у стенки оставшихся мятежников. Те при каждом движении моего ручного «зверька» вздрагивали и вытирали обильный пот, вжимаясь в стены. Главный зачинщик бился в истерике в уголке зала, аккуратно терзая на груди кружевную сорочку.

Кавалерия а, заодно, и военно–воздушные силы прибыли как всегда – вовремя… Ха! Когда мы с Малышом ввалились в зал, принц как раз хотел избавиться от свидетелей. В смысле «совершено случайно» оказаться круглым сиротой. И кого он хотел обмануть? С таким–то умом в короли нельзя, королевство развалится в рекордно короткие сроки. От одного переворота до другого иногда очень и очень недалеко, особенно когда на троне идиот в короне.

Ну и остальных повязать кровью, типа как соучастники. Команда, во главе с Магистром и Его Величеством, оказались резко против и должны были «погибнуть во благо»… ну, чего–нибудь. Разве так трудно придумать причину безвременной кончины?.. О, я даже стихами заговорила…

Как оказалось, это была единственная зала во всем дворце, в которой абсолютно не действовала магия (так что Магистр был здесь не сильнее обычного седобородого старца). Кроме силы Бездны. Чем и воспользовался принц Нирлем.

Как же это они не доглядели?.. Ну ничего, теперь доведут до ума. Хи, если есть, до чего доводить!

Так вот, оппозиция новой власти решила, что пора уже с оружием в руках отстаивать свою точку зрения. Ванятка, моя гордость, самоотверженно запихал короля себе за спину и подальше, поскольку тот был безоружен. Но их опять спеленали заклинанием и принц начал грязно приставать к Ланику.

Малыш, будь другом, стукни концом хвостика этого гада небесной расцветки! Только не сильно, он мне еще живой нужен. Эльф же наверняка отыграться захочет!.. А то я его не знаю! Нет, ну видали хамство? Им что, именно этого конкретного ушастого медом со всех сторон смазали и сахаром сверху присыпали? Что, других нет? Моё, моё, все моё! Никому не отдам, самой мало.

А когда доведенный до белого каления Ланик тихо, на ушко (что бы не травмировать Рони) сказал прынцу, где именно, с кем и в каком положении он его видел… получил пощечину от этого напыщенного хлыща и удар в живот от одного из охранников (Малышик, а этого меднолобого – сильнее и не раз! И суд меня оправдает!). После чего непонятый его странное высочество отправился стенать на трон, а темным воинам было приказано оппозицию того… исключить из состава живых.

И тут я, вся в белом да на коне… ну ладно, ладно, в черном и на виверне, но не в этом же дело! А дело в том, что переворот накрылся люминевой тарелкой. Маленький такой переворотик, поэтому тазик ему не полагается. Медные тазики заняты Масяней. Все, какие есть, на сотню лет вперёд расписаны.

И теперь изрядно помятое Величество наводило порядок недрогнувшей рукой. Те из министров (разнаряженные дедушки), которые в первых рядах кинулись присягать новой власти – отправились куда подальше. Кто в темницу (самые активные), а кто – по своим самым дальним поместьям. Остальные были реквизированы в собственность короны.

Не забыты были и защитники. Им была выражена устная благодарность, и присвоена куча малопонятных привилегий. А Ванятку взяли под особое покровительство, объявив хранителем царствующей семьи. Уф, теперь можно с чистой совестью оставить «детьку» на попечение Его Величества и отправиться в дальнейший поход. А то как представлю, что еще и моя нежно хранимая тыква будет сверкать на все окружающее пространство… А вдруг ее кто поцарапает?!

Мне же… мне выдали особое разрешение на содержание в городских условиях г'харрата, право приезжать и выезжать в любое время без досмотра, кучу одежды, звание Защитника Королевства и перстенек, символизировавший особое венценосное благорасположение.

Хи, ой, можно подумать, что без разрешения я этого делать не стала бы! В общем, понятно. Что подарить – не знаем, так подарим то, что уже имеется.

А Малышу подарили особую сбрую, которая магически приспосабливалась к изменениям форм тела. А, в свете того, что прежняя разлетелась в клочки… хорошее приобретение. Но, самое главное, – какое необходимое!

Ему очень понравилась обновка. Да и мне тоже. Вся черная–черная, с кучей цепочек, бляшек, заклепок и прочих ремешков. Ремни все плетеные, с тиснением. Красотища–а–а… Так бы и отобрала, но Малыш недвусмысленно намекнул, что это его и нечего тут! И даже обернулся от избытка чувств. Седло тут же съехало ему на холку, подпруга удлинилась, охватывая изрядно увеличившийся живот. Уздечка передвинулась, чтобы не мешать коняшке кусаться и подстроилась под новую морду. А поводья вообще стали тоненькой цепочкой, на которой только болонку водить, а не многотонной тушкой управлять.

Хотя… я и без этой цепки им не сильно–то управляла…

Ну, и еще было решено закатить пир во спасение. В смысле – в честь спасения. Но, если уж день пошел косо с самого начала… То кто поклянется, что дальше все будет нормально?

В общем, говорю сразу – поесть нам так и не дали.

Магистр, на время раздачи праздничных слонов куда–то исчезнувший, потребовал нашего немедленного выезда. Он час рассказывал нам, что ему было божественное откровение (интересно, что и сколько он выпил–выкурил?), что время не ждет, что Темные собирают все силы, чтобы раз и навсегда накостылять Свету. И что бедные и несчастные дедушки–колдуны изо всех сил, дней не досыпая, ночей не бодрствуя, сдерживают напор рвущейся под солнышко нехорошей Бездны в лице свергнутого бога Морронга…

Ой, ну и придумали имечко… Пока выговоришь… Будет Моней и точка! Или Мойшей… надо будет с друзьями посоветоваться, они его лучше знают, вот пусть и решают.

Что бить их надо в их же логове, где находится долгодействующий, а потому очень сильный портал в местожительство этого бога. Который необходимо не просто запечатать – а забетонировать намертво! И заварить сверху металлом. Так, на всякий случай…

Короче, собирайте манатки, товарищи, и живо неситесь в гости к Масяне, а то она вас уже изождалась. И домой кое–кого не отправим, так как все силы брошены на сдерживание.

Нет, ну не гады–шантажисты, а?

Его Королевское Величество серьезно выслушал разошедшегося дедушку и выставил нас за порог, помахав вослед ручкой… В смысле, что нам, конечно, очень рады и все такое, но вы герои – так что идите и геройствуйте!

Пришлось нам оставить торжественное пиршество и спуститься вниз, где нас уже ждали оседланные лошади. Малыш, принявший более привычный для меня вид обычного коня, увлеченно обгрызал какой–то гранитный столбик. Зубки зачесались, что ли? Растут, наверное… Крошка так и летела!

Мы молча сели на лошадей и отправились в логово Масяни, нести свет и добро… А то вдруг она от него увернется, нехорошая?!



Глава 6. Если день начинается паршиво – ничем хорошим он не закончится! | За дурною головой | Эрланион.