home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Эрланион

Прием, как и все, организованное людьми на показ, отличался чрезмерной роскошью. Пышные и безвкусные наряды, кричащее великолепие… Через пол часа меня уже тошнило от приторных духов, которыми обливались с ног до головы местные дамы и некоторые мужчины.

Я бродил по залу, всеми силами «поддерживая честь светлого престола на должном уровне», и ловил косые взгляды. Скорее всего – слухи ветер носит, и половина присутствующих здесь гостей жаждала увидеть Эйлану. Нет, конечно, имени ее они не знали, но, судя по обрывкам разговоров – уже строили предположения каким именно образом она надела на меня браслет.

А так же строили предположения по поводу ее отсутствия на приеме. Тут уж фантазия слабого пола развернулась во всю ширь и мощь. Куда там мужчинам! Те придумали всего две версии, отличающиеся только окончанием. Начало было одно – не пустил муж. А окончания – одни считали, чтобы не позориться, а другие – чтобы не украли.

А то, что я просто не успел предупредить ее, никто даже не заикнулся. Да и если бы успел… не знаю, не хотелось мне ее приглашать на это действо. Это ж все равно, что пустить ураган! Все перекроит по–своему, всех поставит на уши и выкинет очередной финт, после которого мне останется только повеситься на ильмарине.

Но иногда… иногда я жалел, что ее нет рядом. Вот как, например, сейчас. Рядом со мной, на три шага вокруг благоухая женскими духами, отирался его наипротивнейшее величество, принц Нирлем. И ведь не скажешь ему, что готов пристрелить самой тупой стрелой. Официальное лицо, как–никак. А с людьми у нас мирный договор, Бездна его сожри!

Нет, ничего конкретного против людей я не имел, просто некоторые его представители вызывали жгучее желание взяться за меч. Так что оставалось только молча стоять, делая вид, что ничего не слышишь. И перебирать в уме всевозможные способы тихого устранения помехи.

– О, дивнейший, – ныло над ухом это создание. – Обрати свой лучезарный взор…

Бред. Светлые боги, ну какой же бред он несет! Хоть бы постеснялся….

Возле одной из стен мелькнул наряженный в полный церемониальный доспех Монк. А что если…

– Ваше высочество, – голос выражал холодную и равнодушную вежливость, не более. – Прошу меня простить. Меня ждут соратники.

И, не слушая ответа, я направился к стоявшим плотной группой спутникам. На половине пути ровное гудение людской толпы прорезал зычный глас церемониймейстера:

– Пресветлая Эйлана ал'Анаркалимэ и Рониэкуэль – Хранительница жизни в сопровождении!!

Я споткнулся. Как–как они ее назвали? Ал'Анаркалимэ? При чем тут название моего рода? Официального представления и принятия же не было! Ох уж мне эти людские традиции… Причем свои верования они переносят и на остальные расы Тар–Миллора. Отчего–то смертные считают, что жена обязана взять родовое имя мужа. Хотя это совершенно не так.

Собираясь рассказать об этом Эйлане, я поднял взгляд вверх, на входные двери, и споткнулся во второй раз. Кажется, вторая версия становиться все ближе и ближе к истине…

По лестнице медленно, исполненная чувством собственного достоинства спускалась… настоящая Дочь Великого Дома. Изумрудное платье в отблесках света играло мириадами оттенков, а золотая вышивка рассыпала вокруг искры. Волосы, уложенные в высокую прическу, открывали тонкую шею. И вся она выглядела какой–то… хрупкой, тонкой, нежной… И, отчего–то, испуганной, не смотря на всю свою надменность. Пришлось пару раз напомнить себе, что она, вообще–то, ходячее бедствие. Несносная и надоедливая девчонка, считающая, что мир крутиться исключительно вокруг нее. Немного помогло. Во всяком случае я смог оторвать ноги от пола и направиться к лестнице.

Возле которой тут же выстроилась шеренга считающих себя неотразимыми франтов, желающих непременно услужить даме. На что вышеупомянутая повела себя довольно странно. Узы выдали скептическое настроение и раздражение, постепенно перерастающее в желание что–то сотворить. Ой, как же мне это не нравиться!..

Только этой неуемной девицы мне здесь и не хватало. Я уже представляю, как она поспособствует «подержанию чести Светлого Престола»! Так поддержит, что потом мало чего от нее останется.

А вот второй мысли о том, что я сделаю с каждым представителем «встречающей делегации», не было. Не правда, это подумал не я!..

У лестницы я появился как раз вовремя. Когда Эйлана задумалась, на чью же руку опереться. Как будто она сама не сойдет… но руку все же подал. Невесомо опершись о нее моя спутница тут же полыхнула таким набором чувств, что мне стало непередаваемо жалко и находящихся тут людей, и роскошный зал. Но более всего я пожалел себя, поэтому подхватил свою даму и продолжил движение в сторону наших общих спутников, шепотом упрашивая это ходячее несчастье хоть немного пожалеть и меня, и окружающих.

Только вот особым согласием она не горела…

Нашу милую идиллию прервало очередное (О, Боги! Ну сделайте так, что бы последнее!!!) появление его доставучего высочества, тут же с ходу начавшего свое воркование. Убью. Нет, точно убью! Хотя… судя по реакции ланы, она его убьет первой. Чур, я помогаю!

Что–то ответив принцу (честно, не прислушивался. Больше был занят тем, что бы не придушить это на месте!), Эйлана подхватила меня под руку и потащила куда–то в сторону, фонтанируя негодованием. Хм, А интересно, по отношению к чему именно?

Эргхм… Да… Кто бы знал, что называется. Больше всего ее возмутило, что кто–то покусился на ее право доводить меня до белого каления! Так, стоп. Право?! Как оказалось, у нее довольно таки своеобразный взгляд на права и обязанности. Хотя, она права. Я должен был позаботиться о ней. Хотя бы просто обозначить свою заботу.

Но и моей особой вины тут нет. С ней если о чем и думаешь, так как бы выжить, а не о платьях, уборах и прочих тихих и безобидных вещах. А что касается организатора этого… приглашения… есть только одна кандидатура на роль главного подозреваемого или я что–то не знаю!

Как оказалось, не знаю я многого. И оставлять меня в неведении не согласились. Возникший рядом распорядитель важно сообщил, что именно нам досталась честь открытия бала.

М–да, а мне говорили, что его высочество отличается не только… оригинальным складом ума, но и мстительностью. Ну что же, придется вежливо раскланиваться и напирать на то, что не достойны мы этой чести, ой, как не достойны–ы–ы–ы…

Но ни напирать, ни рассыпаться в уверениях не пришлось. Эйлана уперлась. Она тоже не отличается покладистостью, а теперь так и вовсе встала незыблемой скалой. Похоже, ее главный жизненный принцип идти наперекор всему.

Острый локоток довольно чувствительно ударил в бок. Короткий, задумчивый взгляд из–под ресниц. Робкая просьба:

– Ты не сопротивляйся, ладно?

Та–а–к… она уже что–то задумала… И почему мне это не нравиться?

Ну, нравится – не нравится… Но если это поможет умыть его доставшее всех окончательно высочество, то почему бы и нет? Узы напряглись и тонко зазвенели. В воздухе, вокруг нас начала сгущаться сильная, но не поддающаяся определению магия. Мы встали в центре зала лицом друг к другу. Затем Лана чуть отвела наши сомкнутые руки в сторону, сделала шаг вперед. Если этот танец парные, то… вторая рука легла на ее талию.

Еще один короткий взгляд, шаг назад и… и меня выбило из собственного тела. Все, что происходило потом, я наблюдал словно бы со стороны.

По залу под странную, завораживающую и чем–то напоминающую эльфийскую музыку кружилась пара. Я даже не представляю, какие инструменты могут издавать такие звуки! Сперва робкая, несмелая, постепенно музыка заполнила все помещение. А танцующие двигались плавным, стелящимся шагом, словно проплывая над полом, а не касаясь его.

Летящая полупрозрачная накидка схлестывалась с тяжелым коротким плащом. Локоны, выбивающиеся из прически, взлетали, при развороте и вновь причудливо укладывались на спину. А откуда–то сверху начали падать бледно–розовые лепестки цветов, вплетаясь в мелодию и кружась по залу как своеобразный эскорт танцующих.

Только вот… отчего у пары закрыты глаза?..

Музыка потихоньку становилась все тише и тише, движения танцующих замедлялись, пока они не остановились окончательно. С последней нотой меня властно вернуло в тело. И первое, что мне пришлось сделать – это подхватить Эйлану, которая почти не стояла на ногах. Ее пальцы чуть дрогнули, она недоуменно моргнула и покрепче вцепилась в камзол.

Я ожидал, что она обрадуется и можно будет с чистой совесть расспросить, что же здесь произошло. Но вместо этого Узы затопило… разочарование, чувство вины и обида. От неожиданности я даже не смог пошевелиться, когда она резко развернулась и почти выбежала в парк через стеклянные двери. Да что же случилось?!

В след за ней, недоуменно посмотрев на меня, направились и остальные мои спутники, а меня перехватила тихо подошедшая сзади Туилиндэ.

– Эрланион, а что это было? – ухватив меня за локоть, поинтересовалась она, восторженно сияя глазами.

– А я знаю? – задумчиво протянул я, провожая глазами широкую спину Монка, скрывшуюся за стеклом летних дверей.

– Это и была та самая Эйлана? – задумчиво разглядывая меня, спросил спутник сестры – Тирон.

Особо пристального внимания удостоился браслет на моей руке. Если бы мы были одни, он бы еще и пощупал его, на предмет наведенной магии.

– Не та самая, а Эйлана. – я хмуро посмотрел на него.

Возмущаться ее поведением, привычками и характером имею полное и законное право только я. А остальные пусть молчат себе… в тряпочку, как говорит Лана. Это не их дело.

– Прошу прощения, – церемониально поклонился Тирон. – Конечно же, Светлая леди Эйлана ал'Анаркалимэ.

– Тирон, не паясничай, – просительно посмотрела на своего спутника сестричка. – Лайни, а ты нас познакомишь? – теперь чести созерцать умоляющее выражение личика удостоился я.

Мне осталось только обреченно кивнуть головой. По настойчивости Илин ни в чем не уступала Эйлане. Разве что в методах достижения желаемого. Эльфийка брала больше жалостью и сочувствием. А моя э'гленер – напором.

– Кстати, а почему у нее такое интересное имя – Эйлана? – Тирон решил все загладить возникшее напряжение и перевести разговор в другое русло.

– Я не знаю, – еще один напряженный взгляд на двери, за которыми скрылась почти вся команда. Да что они там делают? – Она сама так называлась…

Из–за стеклянных створок, о чем–то тихо перешептываясь, вышла Рони с Викором. Бросив на нас заговорщические взгляды, они поспешили раствориться в толпе. Тут же, словно скрываясь от преследования, из них выскочили и остальные участники похода против Темных. Эйланы с ними не было. Тихо ругнувшись под нос я решительно направился в ту сторону, желая выяснить, наконец, что же та происходит. Узы передавали какой–то сумбур чувств, еще больше укрепляя это мое желание.

Только я приблизился, как из–за темного стекла вылетела, горя жаждой знаний, моя э'гленер. Не заметив меня, она резко остановилась. По Узам резануло запоздалым страхом. Непроизвольно я сделал шаг вперед, за что и поплатился. Отступавшая в это время назад Эйлана всем весом опустила свои каблуки на мои ноги!

Ур–р–р… Вроде же и не такая большая на вид, но веси–и–ит!!!

– Лана! – выразить свое недовольство я мог только интонацией, и именно в нее я попытался вложить все испытываемые мной на данный момент чувства. И, судя по поднявшимся плечам и виноватому «Извини» – мне это удалось более или менее.

Решив больше не искушать судьбу и не дать ни единого шанса э'гленер вытворить еще что–то, я решительно развернул ее в сторону следовавших следом сестры и ее жениха. Никаких восторженных воплей не последовало. Единственной реакцией на присутствие рядом представителей Светлого народа было недоумение и раздражение от чрезмерного внимания.

– Позволь тебе представить… – начал торжественную речь я, на всякий случай удерживая Эйлану на месте. И, судя, по ее настроению – не зря.

Вежливо кивнул, она дернулась, собираясь что–то сделать. Не знаю, что, но лучше уж перестраховаться, а то потом стоять и краснеть, как последнему идиоту. Причем голову даю на отсечение, что сам виноват окажусь! Ей же только дай – так отберет все, и еще добавки попросит.

Жадно разглядывающая чуть встрепанную э'гленер Илин явно намеревалась завалить ее сотней вопросов, если не меньше. Хоть ей недавно и исполнилось сто семьдесят лет, но вела себя она как ребенок. Во всяком случае, с чисто детской непосредственностью может спросить что угодно. А отвечать потом мне! Причем долго, вдумчиво и обстоятельно. И не раз.

И что ее потянуло вспоминать наши милые внутренние традиции? Слава богам, что Эйлана не обратила на ее слова ни капли внимания, а, наоборот, быстро сошлась с Илин и они, о чем–то тихо переговариваясь, стали бездумно идти по залу. Нам же с Тироном ничего не оставалось, как продемонстрировать хорошие манеры и, чуть приотстав, начать свой разговор. Темой которого, естественно, тут же стали последние происшествия, как со мной, так и со всей нашей командой.

И первый вопрос тут же четко определил самой интересное и важное событие.

– Слушай, Эрланион, мы хоть с тобой и не сильно близко знакомы, но все же, расскажи, как это тебя угораздило?

ЧТО именно меня «угораздило» можно и не уточнять. Я готов поклясться, что Илин интересуется у Ланы тем же самым, а потом они сопоставят наши рассказы и решат – верить или нет. От необходимости описывать те события, в которых я чувствовал себя просто какой–то марионеткой в руках всесильной Судьбы, меня отвлекло нездоровое оживление наших дам.

Как оказалось, они решили сменить столь шумное и многолюдное место на более тихое. И более подходящее для милой и дружеской беседы. Увидев стоящих недалеко остальных участников тех же знаменательных событий, я решил, что и им тоже будет интересно.

Во всяком случае отобьют, если что…

Они так же были не против посиделок и мы всей компанией, не прощаясь, переместились в одну из много численных гостиных Магистра. Резонно решив, что там уж нам никто не помешает.

Как оказалось, Тирон основательно готовился к этой встрече. Об этом прямо и не двусмысленно свидетельствовало два десятка бутылок. Судя по запаху, донесшемуся из откупоренной – с Золотой Лозой. Одним из самый ценных эльфийских вин, не оставляющих похмелья.

Как оказалось, нашей команде прямая дорога в театр. Поскольку то действо, которое развернулось перед глазами немного оторопевшей эльфийской пары, было достойно великой сцены. Я–то уже немного привык и вживую наблюдал весьма опасное создание под невинным именем «Эйлана». А вот для сестрички с ее кавалером сие действо напоминало больше всего горячечный бред. И вызывало ощущение, что мы все сговорились и рассказываем сказку, вместо того, что бы честно признаться в содеянном.

Но, глядя на мое страдальческое выражение лица – верили, что именно так все и было. Тогда наступило время удивляться другому. Как это все могло произойти? Ха, наивные! При активном содействии Эйланы произойти может все, что угодно. Даже то, чего не бывает в природе. Но это уже так, лирика…

А прозой бытия стало то, что мы пренебрегли коварством эльфийских вин и немного пришли в себя только тогда, когда стало уже поздно. Изрядно поднабравшаяся Лана втолковывала не менее пьяной Илин (как она ее напоила? Сестренка же вообще не пьет!!), что я не эльф. Нет, ну вот чего она так прицепилась к моей… эльфистости?.. Эльфячности? Эль… тьфу ты, проваль, к моему отношению к эльфам, во! И при чем здесь деревья, я никак не могу понять?

Но, как оказалось, мое понимание не столь важно. Главное – «энтуззязизьм масс». Кстати, надо спросить, что это за странное животное такое… и вот, подбив заодно на проверку… эльфийности?.. У–у–у–у… В общем, чистоты эльфийской крови Тирона мы всей изрядно пошатывающейся компанией направились в королевский парк. На меньшее Тирон не соглашался, бия себя кулаком в грудь и заявляя, что ему по статусу в других парках делать нечего.

Хм, странные тут придворные. Пугливые какие–то. Никогда пьяную в хлам Команду не видели, в сопровождении официальных, но не менее пьяных эльфийских послов. Которые за каким–то темным богом с умным видом щупают все деревья и, размашисто жестикулируя, спорят о том, подходит ли сие растение для ихней странной «проверки».

Пригодным к испытанию признали старый и мощный вяз, нижние ветки которого возвышались едва ли не в полтора человеческих роста. А если учесть, что данное лиственное еще и периодически двоилось, коварно сбивая с толку пришедших пройти очень тяжелое и важное посвящение эльфов, то составить представление о его характере было нечего делать. В смысле эта… как два пальца обо… что?

Подожди, Лана, а что такое – «Асфальт»? Мостовая? Значит, как два пальца о мостовую? А какие два пальца? Любые… А на какой руке? Тоже на любой? И как их об эту самую… мостовую? Просто? М–да, какие глубины философской мысли! Я даже не успеваю…

Ладно, ну ее куда подальше, тут Тирон на дерево полез. М–да… ну, немножко не долез, приложившись о ствол лбом. Уй, ему же завтра на королевский прием! И как он туда, с шишкой?.. молча? А, ну да, действительно, молча.

– Это все Темные! – раздался недовольный выкрик официального представителя Светлого Престола, тьфу ты, ну его, этот официоз! В общем, раздался вопль нашего прынца, пытающегося вырваться из крепких рук Викора и доказать всем растущим неподалеку древам, кто в лесу эльф.

Но тут решительно воспротивились Илин и Лана. Боги и зачем я их познакомил? – мелькнула в голове единственная трезвая мысль, вдохнула пары Лозы и, пьяно икнув, свалилась под стол. Девушки, выступив единым фронтом заявили, что дерево и темные тут не при чем. Просто эльф попался… бракованный! Так что нечего на сии милые кустики волну гнать.

Ик? Тирон же не умеет использовать водную магию! Да и волне тут взяться не откуда. Ближайшее болото, ой, то есть пруд – с другой стороны дворца. До него ж идти и идти! Да и не перетащить его сюда. И волны в нем… так, одно название.

Эта… чего это ты меня толкаешь? Чего? Моя очередь? Ик… Ща мы его…

Ветви качались перед галлами, или это я качался перед ветвями? А, собственно, разница–то какая? Все равно – поймаю… и, что самое интересное – поймал. И даже смог влезть на подвернувшуюся под руку ветку. На ней пришлось посидеть, решая, который из двух стволов дерева, наиболее подходящий для дальнейшего продвижения.

Но, казавшийся таким надежным и удобным ствол подло выскользнул из рук и я полетел вниз. Прямо в крепкие объятия орка. Монк отшатнулся на пару шагов назад. Потом было еще одно короткое ощущение полета и очень даже не короткое ощущение впивающихся во все доступные места иголок. Так, кажется это был любимый розарий королевы… Был…

После нашей с Монком героической борьбы за освобождение с коварным, ой, и колючим, теккер, врагом на клумбе осталось едва ли три целых куста. Я думаю, для одной королевы их вполне хватит.

Так что мы дружно решили отправляться назад и праздновать наше освобождение, удачно сложившийся поход (удачно?!) и результаты проведенного испытания на… нет, не буду даже пытаться выговорить то слово. Споткнусь на первом же слоге. Ну у людей и язык! Пока выговоришь – три раза помянешь весь светлый и темный пантеон и его происхождение.

Но как только мы решили, что жизнь налаживается – появилась проблема. И имя сей проблеме – Ваня. Вот ну чего она так прицепилась к этому… этой… ну, к той голове отрубленной? И за похитителями ринулась так, что я думал, мы ее и не догоним, и таскает за собой везде, и хватается, если что, именно за него.. нее… Обидно! Мы тут тоже, между прочим, не мимо пробегали! Ну и ладно, ну и пусть отправляется. Я помню, тут была початая бутылка… где же она…

У? А это еще что за нахлебники, тьфу ты, набутыльники нарисовались, фиг сотрешь? О, Пресветлая Владычица, как я выражаюсь?!

Из темного угла на нас бросились два длинных и худых типа. А третий, ростом с Монка но выглядящий как–то странно, неторопливо следовал за ними. Да и этот знакомый, мерзкий запах…

– Нежить! – громкий вопль разнесся по помещению.

Только что расслабленно стоявшие мужчины быстро сгруппировались и подобрались. Хмель моментально выветрило из головы острое чувство опасности. Стол, уставленный пустыми бутылками и заваленный объедками (откуда мы еду взяли?), быстро перевернули. Наиболее мощные и широкие диваны и кресла так же пошли на строительство баррикады. А вот оружия… Оружия ни у кого не оказалось. Таскать на королевский прием боевые мечи и прочие острые и опасные предметы считалось дурным тоном, за который можно было и в тюрьму угодить. А то и сразу – на плаху.

Поэтому в ход пошли довольно тяжелые винные бутылки, метко запускаемые из–за укрепления. Но на долго нам такого оружия не хватит. Да и против этого странного типа оно… во имя всех богов и бездной сверху… он же без головы!! Ох ты, нарвались… Если это не Безумный Демон, то я готов признать, что моя мать была орчанкой!

Только я собирался поделиться своими наблюдениями с остальными, как за спиной нападающих заискрился переход, и из него появились пошатывающие дамы, с Ваней в нагрузку. Только их здесь не хватало! А я уж было возрадовался, что хоть они в безопасности…

Как раз в это время запускавший очередную бутылку в полет Тирон так же увидел это.. явление.

Вот это да! Никогда не знал, что он знает столько слов на языке хамитов!!

По Узам, обжигая, словно кипятком, прокатилась ярость. Лана, зло сощурив глаза буравила тяжелым взглядом спину демона. Тот, если даже и почувствовал появление за своей спиной других существ, не подал и вида. Не знаю, наверное посчитал, что и потом с ними справится.

Мы же стали жестами просить девушек скрываться отсюда, пока можно, и позвать на помощь хотя бы Магистра. Он должен справиться. А мы… а мы пока отвлечем это порождение Бездны и его приспешников.

Ха, когда это Лана поступала так, как советует разум? Она всегда идет своим путем, ставит все с ног на голову и отрицает все догмы, традиции и общепринятые правила. Ей стоило зваться не Разделяющей и Разрушающей. Нервы всем нам.

Вот и сейчас, вместо того, что бы скрыться куда подальше, она незаметно (ха! К демону – и незаметно!) подкралась со спины к Безумному и… огрела его Ваняткой!!!

Как ни странно, но голова не отскочила в сторону, как должна была. А словно бы приросла! Треугольные глаза, и до сих пор сиявшие каким–то странным светом, полыхнули золотистым светом и… мигнули! Удивились все. Да что там – удивились! Бой замер. Как в каком–то сне мы наблюдали, как безумный развернулся, схватил Лану, оторвал от пола и…

Недоуменный возглас прозвучал странно громко в казалось бы застывшем воздухе. От этого, казалось бы невинного действа, началась настоящая лавина. Началом которой стал голос, донесшийся из новой приросшей головы.

– Л… Лана? – казалось, он заново привыкал к своему голосу, удивляясь, что может говорить.

А той достаточно было и такого небольшого послабления. Она тут же начала возмущаться. А венцом всего стал удар, нанесенный девичьим сапожком по демону. Ха, как же! Его не всяким магическим ударом прошибешь, а тут…

А тут этого оказалось достаточно… Да–а–а… Рука демона разжалась и Эйлана упала на пол, вскрикнув от боли. Ногу внизу обожгло резкой болью, подстегнувшей собственную ярость, подкрепленную вернувшимся хмелем. Что он с ней сделал?! Не посмотрю, что демон – по стене размажу!!

Моя э'гленер, внятно, четко и эмоционально рассказав всем, куда им следует направиться, тут же озаботилась состоянием собственного здоровья. Рони, как Хранительница Жизни, тут же бросилась ее помогать.

А мы, не сговариваясь, бросились на опешившего противника. Состоявшие в свите Безумного мелкие демоны отлетели к стене от нашего слитного порыва. Рони и Илин, так же собрались заставить обидчика ланы ответить по всей строгости закона. Во всяком случае, их взгляды сулили предать покусившегося на их подругу страшным мучениям.

А безумный, не догадываясь о том, что ему грозит, неподвижно стоял посреди комнаты, недоуменно моргая светящимися глазами. Только до тех пор, пока я не добрался до него. От бокового удара в корпус его бросило на пол, а меня сильно качнуло назад. Не упал я только потому, что Налетел на Тирона и мы вдвоем удержались на ногах.

Хотя нас снова чуть не повергло на пол. На этот раз от реакции атакуемого. Тот, вместо того, что бы переключиться на нас, с поразившим нас проворством и довольно таки странным образом… спрятался за спиной у Ланы, выставляя ее живым щитом между нами и собой. Ох ты ж, это что в мире твориться? Конец Света, не иначе. Отчего же еще демону сходить с ума и искать защиты у слабой девушки, пусть даже и не сильно дружащей со своей собственной головой.

Да еще и называть ее своей мамой и просить защиты!!! Ту мы окончательно потеряли соображение, кто друг, кто враг и вообще, что мы тут делаем? Моя э'гленер, так же ошарашено сидя на полу, неожиданно расширила глаза, испуганно глядя нам за спину.

– Угомони их! – хоть и напуганным, но приказным тоном воскликнула она, указывая куда–то назад.

Обернувшись, мы увидели, что забытая свита Безумного решила проявить самостоятельность и напасть на ничего не понимающий народ.

– Вон! – громко рявкнул демон, полыхнув глазами как пристало истинному творению Бездны, но, тем не менее, не стараясь выбраться из–за спины Ланы. Как он там умещался – я понятия не имею… Ик!

В наступившей за этим рыком тишине неожиданно громко прозвучало несколько истерическое хихиканье. Рони, зажимая себе рот, давилась рвущимся наружу смехом. Увидав, что все смотрят на нее, она махнула рукой и расхохоталась в голос. Эпидемия смеха оказалась весьма и весьма заразительной. Ее тут же подхватил Викор, за ним как–то дружно расхохотались Бефур с Ламаром… Лана с этим… тем, что вышло из демона и Вани, недоуменно смотрели на наше веселье. Потом переглянулись, пожали плечами и присоединились ко всеобщему веселью.

Милая гостиная, в которой мы так неосторожно обосновались, теперь здорово напоминала место, где активно кутил эскадрон кавалерии. Разбросанные тут и там бутылки, частью разбитые, а частью не плохо сохранившиеся. Огрызки, раскиданные по всему полу. Поломанная и посеченная мебель, разлитое вино (убить бы кого–то за такое расточительство!)… И мы, вольготно расположившиеся посреди всего этого бедлама «полечиться», как окрестила сие действо Эйлана. Лечились мы, конечно, остатками вина.

Демон, теперь с гордостью носящий странное, если не сказать смешное имя Ванятка вольготно развалился на полу, примостив свою новообретенную голову на коленях у моей э'гленер. Его уже никто не боялся и Тирон даже расщедрился на целую, даже не раскупоренную бутылку. «За знакомство» – подняла бокал лана и мы, по новой традиции, стукнулись своими емкостями для вина. Ну, по крайней мере те, кто дотянулся. Обосновавшиеся на столе эльфы просто их приподняли. Мол, мы тут, мы с вами.

Мне же в качестве места для сидения достался довольно широкий подлокотник. Больше ничего в близи не наблюдалось, а вновь оставлять Эйлану одну, да на долго… нет, Магистр меня, конечно, уважает. Но вот не думаю, что это спасет, если мы разрушим его дом. Поэтому я сидел и тихо радовался, что хоть бокал у нее отбирать не пришлось. За неимением оного. А еще я предусмотрительно телепортировался домой и захватил меч. А то после этой… встречи без него чувствую себя голым.

Правда, при телепорте я слегка промазал, приземлившись не в комнату, а на крышу, но после подвигов в древолазаньи спуститься по ней в окно было просто. Как… нет, рукой о мостовую я биться не буду. Это хоть и просто, но очень больно. Особенно, если о камни.

Пресветлая Владычица, о чем я думаю? То, что я пьян в никуда – это уже факт, не поддающийся опровержению. А ведь зарекался пить! Угу, надо еще заречься поить Лану. Узы в этом случае работают с поразительным усилением эффекта. А тут мы вообще пили вдвоем… Да–а–а…

А идея моей э'гленер приспособить в качестве виночерпиев свиту безумного встретила живейшее оживление. Ибо передвигаться самостоятельно мы уже не рисковали. Во избежание, так сказать. И попутно старались выяснить, что же здесь произошло?

Рони, как самая осведомленная в магической теории, строила версии. Вернее – версия была одна. Только вопросов от этой версии возникало хоть и не много, но мерзкие это были вопросы. Неприятные.

Так, например, кто натравил на нас демона? Чья задумка и чье исполнение? Откуда они его взяли? Как они узнали, где мы находимся? Ну и так, по мелочи – что делать со свалившейся на нашу шею Дикой Ордой, предводителем которой был Безумный Демон и с самим этим демоном. Ибо последний мертвой хваткой вцепился в Эйлану, не желая отпускать ее далеко и на долго. Ну вылитый ребенок…

Что касается того, кому мы должны сказать «спасибо» за сегодняшнее – кандидатура была только одна.

– Масяня, – твердо и уверенно (немного пьяно, но это так, мелочи) кивнула Лана.

Действительно, список больших и могущественных врагов у нас на удивление короток. И состоит всего из одного имени.

Все остальные согласились, что хоть и желать нашей смерти могут многие, но сил, а, главное, умения вызвать и подчинить Дикую Орду достанет только у одной кандидатуры.

А единственными, кто ничего не понял из нашего разговора, оказались эльфы. Недоуменно моргая, Тирон робко уточнил, кто же эта такая таинственная Масяня и почему он о ней никогда не слышал. Узнав же, что так переименовали Майрану, он едва со стола не свалился.

Еще бы! Как же, страшная и ужасная предводительница Темных сил, служительница Темного бога и ты пы дальше по списку (да, дурной пример действительно заразителен!) – а обзывают, как… я не знаю, что! Как недоучку какую–то!

– Марайна, – повторил на всякий случай Викор и добавил, что автором сего именования является Эйлана, а потому удивляться бесполезно. Надо радоваться, что всего лишь исказили имя, а не придумали чего–то… ну… странного и не хорошего. Типа… м–м–м… нет, даже не представлю, что моя э'гленер может выдать в отношении этой колдуньи.

Обсуждение пошло по накатанной колее. Стали строить предположения, кто мог быть ставленником Масяни, спорить, доказывать, оправдывать и обвинять. Я прислушивался к разговору в пол уха, озабоченно поглядывая на Лану. Она зевала, терла слипающиеся глаза и всячески старалась удержаться и не заснуть. Но это ей давалось все труднее и труднее. Чувствуя, что отключимся мы вместе, я тихо окликнул Рони с Илин и молча кивнул на уже откровенно дремлющую девушку.

Рони так же молча кивнула, и нас втроем перенесло в комнату. Вместе с креслом. Илин осталась в комнате убеждать Ванятку, что мамочка просто пошла спать. А ему там делать нечего.

Я осторожно достал почти заснувшую э'гленер из кресла, перенес на кровать, и собрался уходить. Увы. Мне не хватило всего минуты. Лана сладко зевнула и провалилась в глубокий сон. Прихватив, как всегда и меня. Единственное, что я успел понять, прежде чем уснуть – упал я на кровать, так что синяков не будет. А вот кто перенесет меня в мою комнату?

Может, я опять увижу сон…


предыдущая глава | За дурною головой | Отступление номер раз! Хм, ну нужно и про других немного рассказать, а?