home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Лана

Нет, длинные и пышные платья, это, конечно, красиво. Но как же это неудобно! Во–первых, приходиться постоянно держать спину. И корсет не дает, и гордость – в таком наряде да ссутулившись. А во–вторых – ног не видно. Поэтому наступить себе на подол – нечего делать. Вот и приходится либо задирать юбку при хождении, либо цепляться за кавалера. Исключительно из чувства самосохранения, а не из–за чего–то другого. И под конец меня обуяло горячее желание повернуть назад, когда телепортом нас перекинули к трехметровым воротам. Назвать дверями это сооружение язык не поворачивался.

Возле них обретался и Викор, нервно поглядывая по сторонам. Увидав, наконец, нас он застыл мухой в янтаре, потер глаза и еще раз пристально изучил явившееся видение с ног до головы.

– Э–э–э… Рони? – робко осведомился он.

Девушка важно кивнула и заговорщически подмигнула предводителю. Я же, понаблюдав за реакцией друга–товарища, решила не рисковать. Мало ли чего, а потом еще и виноватой окажусь…

Видя, что потихоньку сдаю назад, Рони крепко ухватила меня за руку и решительно кивнула застывшему у дверей привратнику или как он там правильно называется. Викор тут же перекрыл все пути к отступлению. Да, зажали в угол…

В ухо влез ехидный девичий шепот:

– Ты их что, боишься?

Ага, щаз! Бегу и за колонны прячусь! Ладно, раз ничего не осталось – пойдем вперед… на баррикады…

– И ничего я не боюсь, – уверенно развернула плечи я и приняла вид «сгиньте, презренные!»

Дворецкий отвел от меня взгляд и, решительно распахнув створки, дурным голосом проорал:

– Пресветлая Эйлана ал'Анаркалимэ и Рониэкуэль – Хранительница жизни в сопровождении!!

Так, не поняла, это вот то… калимэ которое… это что, я? Судя по тому, что взгляды устремились на нас – таки действительно я.

М–дя…

Я стояла на верхней ступеньке лестницы, сверху вниз глядя на людское море, раскинувшееся по залу, размером с приличный стадион. Да сколько же их тут?! Над толпой, словно маяк во время шторма, возвышалась ошарашенная рожа Монка. Решив, что потеряться тут – нефиг делать, я сделала невозмутимо–надменное лицо, взяла курс на эту каланчу и начала спускаться на растерзание местным хищникам…

Рони следовала за мной, тихо подхихикивая. Вот поймаю я ее… в темном уголке! Нет, это ж надо было сказать – гостей там совсем чуть–чуть! Если это – чуть, тогда я – паровоз! Викор хранил гордое молчание, демонстративно сжимая короткий сувенирный то ли укороченный меч, то ли длинный кинжал.

В толпе произошло шевеление, и перед лестницей выстроилась шеренга кавалеров, протягивающих руки (словно под стеной храма), дабы помочь даме слезть с последней ступеньки. Да… была бы я осьминогом… или индийской богиней, у которой там целая куча рук – вот самое оно! Неожиданно перед самой ступенькой вырос… ну, наверное, это все же был Ланик. Только причесанный, одетый с иголочки, украшенный всевозможными висюльками, весь из себя такой… правильный, что мне тут же захотелось устроить какую–нибудь каверзу.

Видимо, он тоже ощутил это мое желание, поскольку быстренько цапнул меня за руку и повел в сторону торчащей над остальными макушки орка. Одновременно с ласковой улыбкой шепча на ухо:

– Слушай, я не знаю, за что ты меня так не любишь, но хоть пару часов, хоть один бал ты можешь вести себя, как подобает?

– Как подобает кому? – не менее ласково и фальшиво улыбнулась я ему.

Но ответа не дождалась. Рассекая толпу на манер ледокола, к нам приблизился какой–то человек, от которого за несколько метров разило духами. Сладкими, приторными, женскими…

– Ах, какая душка! – это он чего, мне? Нет, пялился сей тип явно на Ланика.

Хи, не повезло эльфу! Как не я, так другие!

Ланик тихо заскрипел зубами и позеленел. Видимо, это создание (назвать его парнем или еще каким существительным мужского рода у меня язык не поворачивался), успело хорошо его достать задолго до моего появления. Не удивлюсь, если окажется, что эльф был рад даже моему появлению в качестве предлога отделаться от чрезмерного внимания.

– А что вы сейчас делаете? – кокетливо осведомился этот тип у уже плавно побуревшего эльфа.

– Танцует. Со мной! – мило мурлыкнула я, за руку утаскивая Ланика куда подальше от этого создания.

Нет, ну это ж надо? Все у меня не слава Богу. И эльф бракованный попался, и на голубых «повезло»… Нет, это явно злобные происки кармы совместно с Масяней.

– Ты куда это меня тащишь? – сквозь намертво сомкнутые, но демонстрируемые в широкой и радостной в улыбке зубы, поинтересовалась моя вторая половинка.

– Куда подальше, – просветила я его. – Правом тебя доставать обладаю только и исключительно я. Так что нечего всяким тут, это им не здесь, и даже не вот там!

– Правом? – возмутился Ланик.

– Нет, левом! – огрызнулась я. – Должна же я с тебя хоть что–то поиметь? Платье – и то самой из покрывала шить пришлось…

Ой, кажется, что–то в лесу сдохло… Или дракон в полете навернулся. Ба–а–альшой такой дракон и о ба–а–альшую такую гору. Ибо ушастому стало стыдно! Он даже порозовел слегка.

– Извини, я сам недавно узнал, – смущенно опустил очи долу он. – Еле–еле переодеться успел.

– И кто это тебя так любит? – мне аж самой любопытно стало, кому еще сие ушастое по любимой мозоли танком проехалось.

– Знаешь, терзают меня смутные сомнения, – нехорошо прищурился Ланик. – Вот только надо их проверить.

Резко развернувшийся на проверку своих сомнений эльф едва не столкнулся с тихо подошедшим разряженным придворным, больше похожим на ходячую выставку всевозможных лент, бантов, шнурков и заколок.

– Светлый лорд? – чопорно уточнил он.

Ланик сразу же принял вид «самодовольный, наглый эльф» и молча кивнул.

– Его величество оказывает вам честь начать Большой Летний Бал! – все, приехали… Всерьез и надолго.

Сотворив свое черное дело вестника, придворный гордо удалился в неизвестном направлении, оставив мою вторую половинку молча подбирать челюсть с пола и скрежетать зубами. И за что его все так «любят»? Немного пришедший в себя ушастый обернулся и угрюмо посмотрел на меня.

– Я танцевать не умею…

Я говорила, что эльф бракованный? Вот! Танцевать не умеет, петь, наверняка – тоже. Даже по деревьям не лазает!

– Да и я тоже – не особо… – пробормотала я, от всей широты души желая организатору сей подлянки икать всю жизнь и не переставая!

Единственный классический танец, который я более–менее знала, был вальс. Из чистого упрямства выучила на выпускной бал. Правда, его так и не танцевали, но это уже другой вопрос. Только… только сомневаюсь я, что наши миры уж так похожи. В смысле, что здесь тоже знают этот танец. А, если?..

Пока мы обменивались столь содержательными репликами и думали, как бы отказаться от такой чести, середина зала быстро опустела, и мы теперь торчали посреди пустого пространства как два тополя на Плющихе. А в первом ряду, рядом с мужчиной и женщиной в короне (король и королева?) обреталось ото… существо.

Та–а–ак… Кажется, я уже знаю автора сей «чести».

– Ланик, – пихнула я эльфа в бок, – не сопротивляйся, ладно? Сейчас мы им всем…

Он пристально взглянул в глаза, криво ухмыльнулся и вышел со мной в центр освободившегося пространства. Я молча развернулась к нему лицом, положила одну руку ему на плечо, а вторую вложила в протянутую ладонь. Обнять меня за талию он догадался сам. Ну что же, честь и хвала ему за это.

Ну, Книжечка, не подведи, родимая…

В голове тихо зазвучали первые такты вальса Дога. Шаг назад – потянуть эльфа за собой. Развернуться и… и провалиться в какую–то отстраненность. Не знаю даже, как сказать. Словно нет ничего – ни зала, ни этих незнакомых людей, ничего. Только я и только музыка. Музыка, музыка, музыка…

Я не знаю, сколько прошло времени. Пришла в себя опять же в середине зала, уткнувшись носом в камзол Ланика и чувствуя себя так, словно пробежала километров эдак с десять. Судя по сопению эльфа – он ощущал себя не лучше. А вокруг стояла тишина…

М–да, потанцевали что называется. В обморок я стоя упала, или что? Да еще не одна. Я же просила и ушастого поспособствовать. Хотя… Стоя – да в обморок, разве так можно?

Ой, какая теперь разница – можно или нельзя? Хотела помочь – и что? И – ничего. Классическая иллюстрация к поговорке: «Хотели как лучше, а получилось – как всегда.» А всегда у нас получается… не слишком хорошо, в общем. Я тихо хлюпнула носом, отстранилась и быстро вышла в стеклянные двери зала.

А за ними была ночь и сад. Ну, или парк. Во всяком случае деревья и цветы имелись в наличии. За спиной тихо скрипнула дверь, и раздались шаги нескольких человек. М–да, не совсем человек. Вся наша разряженная кто во что горазд компания, за исключением эльфа, собралась на балконе.

– М–да, – в такт моим мыслям протянул Бефур. – Его высочество принц Нирлем от зависти свой парик готов съесть.

– Ага, – подтвердил его размышления Ламар. – Еще и подперчить. Такого начала Бала давно уже не было.

Рони молча обняла меня за плечи и уткнулась в плечо. Викор и Монк согласно сопели за спиной.

– Ну да, – грустно согласилась я. – Такого цирка у них действительно никогда не было.

– Цирка? – удивился Викор. – Это что?

– Развлечение, хохма, представление… что–то вроде этого, – с вздохом отозвалась я, прикрывая глаза и уютно устраивая подбородок на плече у Рони. – Вон, даже Ланик исчез, чтобы не прибить ненароком. Я же просто хотела помочь… Ну почему так, а?

Ответом мне было подозрительное молчание. Я приоткрыла один глаз и в очередной раз полюбовалась картинкой дружного офигения.

– Ребят, вы чего? – осторожно поинтересовалась я.

Раньше я и сама знала, что сказала нечто странное. Но сейчас–то чему удивляться? Желанию помочь?

– Лан, ты что, считаешь, что у вас ничего не получилось? – Рони отстранилась и удивленно посмотрела на меня.

– Ну да, – кивнула я. – Я же абсолютно ничего не помню. Прямо провалы в памяти какие–то.

– Знаешь, – Рони склонила голову к плечу и отступала на шаг. – Пожалуй, я не буду ничего тебе рассказывать. Пусть другие это сделают. Им ты поверишь быстрее.

– Так, что произошло? – тут же насторожилась я.

Но девушка в ответ только ухмыльнулась, взяла Викора под руку и они быстро ушли в зал. Упустив одного свидетеля, я решила заняться оставшимися. Ламар, Бефур и Монк, увидев хищный прищур, мгновенно испарились в неизвестном направлении.

– Вот ведь! – раздраженно топнула ногой я. Такого предательства я от них не ожидала.

Немного повертевшись у двери, я все же рискнула войти. И тут же почувствовала себя весьма и весьма неуютно. Ведь стоило мне только появиться – как все уставились на меня. Я испуганно сдала назад и ощутимо приложилась о кого–то, так неудачно оказавшегося на моем пути тактического отступления. При этом, умудрившись душевно протоптаться ему по ногам.

– Лана! – «радостно» прошипел до боли знакомым голосом этот кто–то, схватив меня за плечи.

– Извини… – покаянно вздохнула я, надеясь, что при всех убивать не будут.

И действительно, меня просто развернули, нос к носу столкнув с незнакомой эльфийской парой.

– Что–то эльфов развелось… – пробормотала я. Интересно, к чему бы это?

– Эйлана, позволь тебе представить, – пафосно изрек Ланик, от греха подальше удерживая меня за плечи, – мою сестру Туилиндэ и ее жениха.

Угу, а жених у нас безымянный…

– Очень приятно, – кивнула я, делая попытку присесть в реверансе. Но все мои поползновения на вежливость были безжалостно пресечены ушастым, при помощи «жарких объятий».

– Нам тоже, – восторженно отозвалась Туилиндэ, боги, что у них за имена? Пока произнесешь – так язык узелком завяжется! А эльфийка продолжала: – Братец, отпусти свою леди. Мы ее похищать не собираемся. Ведь свадьба уже была?

Ланик сумрачно кивнул, и нехотя позволил эльфийке увлечь меня в прогулку по залу. Мужчины пристроились следом, тихо переговариваясь о чем–то своем.

– Скажи мне, Эйлана, – начала, это получается, моя золовка, задушевный допрос с пристрастием. Но я ее быстро перебила:

– Зови меня Ланой, хорошо?

Туилиндэ сбилась с шага, пару раз недоуменно моргнула, а потом расплылась в улыбке.

– А ты меня – Илин. Идет?

Я радостно кивнула головой. Произносить полное имя меня совсем не тянуло. Ну чего это они так над собой издеваются?

– Лана, а… – она замялась, пытаясь одновременно и спросить, и не обидеть меня вопросом.

Я тяжело вздохнула. Как же, их всех на данный момент интересует только одно. И уж совсем не мое здоровье…

– Ты хочешь узнать, как мы поженились? – я принялась задумчиво разглядывать потолок. Роспись, скажу я вам… Красивая!

– Мммм… – замялась Илин, быстро зыркая по сторонам. – А давай об этом мы поговорим в другом месте?

Я едва не подпрыгнула от радости и усиленно закивала. Куда угодно – лишь бы отсюда! А то меня эти пристальные и местами даже оценивающие, если не сказать – раздевающие, взгляды изрядно достали. Ланик быстро испарился и через пару минут вернулся со всей остальной Командой. И в этом составе мы перенеслись в довольно уютную комнатку.

Кстати, меня заранее предупредили о телепорте. Так что все прошло нормально.

Рассевшись по диванам и креслам и обеспечив себя стимулом для развязывания языков в виде изрядного количества темных бутылок, содержащих в себе отнюдь не воду, мы начали активно общаться.

Сперва, как всегда, рассказали нашу с Лаником свадьбу. В ходе рассказа эльф кривился и грозно сверкал на меня глазами. Я давилась от смеха и строила ему невинную физиономию. Ламар с Монком вовсю подкалывали Ланика, Викор с Рони обсуждали что–то свое, а Бефур осаживал излишне активных. Новые знакомые тихонько удивлялись и делали круглые глаза.

Постепенно, по мере увеличения количества пустых бутылок на столе, и уменьшения влаги в еще наполненных, настроение становилось все теплее и теплее. Я уже обнималась с Илин, горестно жалуясь ей на то, что Ланик ну совсем не эльф и по деревьям не лазает. Она соглашалась со мной и говорила, что Тирон, ее жених – тоже! Вернее, как по лестнице подняться – так пожалуйста, а как по веткам влезть… И тут же предложила загнать их туда. На дерево, в смысле. Для обэльфячивания.

Мужчины пьяно отнекивались, что там им делать нечего и вообще, они уже страшно взрослые. А лазать по деревьям – это ребячество. Прислушивающиеся к нашему разговору остальные были согласны именно с нами, и путем голосования было постановлено, что эльфов на деревья загнать! И без всяких тут!

Затем мы перенеслись в сад и стали шумно искать подходящее дерево, попутно разгоняя с дороги всяких прохожих–перехожих. Вскоре дерево было найдено. Высокое и скользкое, нижние ветки росли метрах в двух, двух с половиной от земли. Независимая комиссия признала, что подойдет. И началось…

Первым на штурм пошел Тирон. Он попытался просто взбежать по стволу, но поскользнулся. После чего мы выслушали длительную тираду на тему что все это происки темных колдунов, смазавших все три дерева жиром. Откуда он взял третье, если их тут всего два? – удивилась вся компания. Признав первого претендента на обэльфячивание непригодным, на дерево погнали Ланика.

Он успешно преодолел первый рубеж. Восторженный вопль был ему наградой. Мы аж вперед подались, горя желанием навечно запечатлеть в памяти все моменты покорения древа.

За что и поплатились. Вернее – поплатился Монк. Поскольку ушастый, каким–то образом промахнувшись мимо ствола, упал прямо ему на руки. Не ожидавший такого орк шагнул пару раз назад. Трепетно, словно ребенка прижимая к себе эльфа. Но земля была явно против их всех. Поскольку затормозили они только в кустах. Колючих и густых. Постанывая и поминая то организатора сего действа, то темных богов, они вырвались из жестокого плена.

После чего было решено признать Ланика полуэльфом. Так как хоть частично, но по деревьям он лазать умеет.

И перенестись праздновать обэльфячивание назад, в комнатку.

Что удивительно, но вернулись мы именно туда, откуда прибыли. Но тут уже возмутилась я. Как это так – мы тут празднуем, а Ваня?! Он же там один!! Скучает, бедняжка… шмыг–шмыг… Рони и Илин поддержали меня согласным стоном и всхлипами. Мужчины устыдились своего поведения и отправили нас за Ваней. Нет, чтобы самим сходить! Эксплуататоры.

Рони еще помнила, где находится моя комната, и приземлились мы мягко. На кровать. С которой я сползла на пол и отправилась в тяжелое зигзагообразное путешествие за Ваняткой, благополучно выкопав его из–под завала платьев, лент, материи и прочего. Укоризненно глядящей на меня треугольными глазами тыкве было клятвенно обещано, больше не его бросать. И в обнимку с Ванечкой мы переместились назад, в комнатку.

Да… Картина Репина – «Не ждали»…

У дальней стены за баррикадой из диванов кресел и стола окопались наши друзья–товарищи. А враг, в лице длинного, под два метра, субчика в сопровождении двоих худющих и обдерганных типов наступал на героически обороняющуюся пустыми бутылками крепость.

Нет, вы видели это хамство? Сами дерутся – а нас не пригласили! Жа–ди–ны!

– Демон! – тихо пискнула позади Рони, вцепляясь мне в плечо.

– Тирон! – придушенно выдохнула Илин, оккупируя другое.

Нет, они что считают, что я железная?! В голову ударила нешуточная злость. Это уже ни в какую калитку, даже с подъездной дорогой! Только–только расслабились, как понабежало тут… Всякого!

Слабо соображая что делать я оглянулась в поисках какого–никакого, но оружия. Ни–че–го… Все бутылки уже захапали. Жадины! Еще раз. Вышеупомянутые увидали нас и стали активно корчить рожи. Это что, вас спасти? Ну сейчас, сейчас! Только того, валенки поглажу…

Взгляд упал на тыкву… Ой, Ванятка, жалко–то как… Но надо ж хоть что–то для этих мымриков сделать, а то оставят меня тут одну… на растерзание злобным Магистрам и Масяням.

Стараясь ступать как можно тише я со спины подкралась к самому большому, резонно рассудив, что он тут самый главный, и в прыжке со всей дури опустила оранжевый овощ туда, где по идее должна находиться голова. Тыква спружинила вместе с присевшим типом. Но не раскололась, как ожидали, а словно бы прилипла! Намертво.

Получивший по голове развернулся и ловко сцапал меня за шкирку, подняв до уровня глаз. Оранжевых, треугольных…

– Ваня? – робко пискнула я.

Треугольники недоуменно моргнули. Как это произошло – понятия не имею, но он моргнул!

– Л… Лана? – с запинкой выговорил раздвинутый в клыкастой ухмылке рот.

– Нет, твой ночной кошмар! – висеть в чьей–то руке было неудобно до ужаса. – Поставь, где взял!

И я лягнула державшего в голень. Уй! Он что, цельнометаллический?

Рука разжалась, роняя меня на пол. Как назло, первой частью тела, принявшей на себя весь вес, оказалась моя уже ушибленная левая нога. Так что я еще ее и подвернула.

– Ох, чтоб вас через зеркало Галадриэли, на–под–через палантиры, тридцать три кольца Всевластья, жерло Ородруина, в центр мирового равновесия да Барад–Дуром сверху!! – взвыла я, плюхаясь на пятую точку и копаясь в ворохе юбок в поиске поврежденной конечности.

Они тут развлекаются, а мне одни травмы достаются! Моральные и физические.

– Лана! – вскрикнул Эрланион, подпрыгнул на одной ноге и, прихрамывая, бросился ко мне. За ним на обидчиков ринулись и все остальные.

Оба длинных и тощих типа отлетели к стенке, ворохом тряпочек сползая на пол.

– Лана! – поддержала начинания эльфа Рони, наклоняясь ко мне и активно помогая копошиться в юбках. – Что этот гад тебе сделал? Покажи немедленно! Да щас мы его!..

Медленно… Немедленно… Как найду, так и покажу! Сложносочиненную фигуру из нескольких пальцев…

Двухметровое создание столбом стояло посреди суетящихся людей и нелюдей, недоуменно моргая, пока злой эльф не сшиб его на землю. Явно горя желанием сделать с ним что–то весьма и весьма нехорошее… Хм… Тыква не тыква, но соображало оно быстро!

– Мама! – возопил гибрид овоща с человеком, шустро, на карачках убегая за мою спину.

Теперь офигели все… Я даже стенать забыла!

– Мамочка! – надрывался этот тип, словно щит выставляя меня между собой и злой компанией. – Они меня обидеть хотят!

За спинами полностью переключившихся на заговорившую тыкву парней медленно отлипали от стены длинные наборы тряпок, подкрадываясь и доставая даже мне показавшиеся страшными мечи.

– Ваня, угомони их! – не нашла ничего умнее, чем воскликнуть я.

Тыква из–за моего плеча поглядела в направлении указующего перста и коротко рявкнула:

– Брысь!

Типы устыдились своего антиобщественного поведения и скромненько отошли в уголок. Подумать.

Рони поглядела сперва на меня, затем – на стоявших столбами парней. На прячущегося за моей спиной двухметрового верзилу, на скромненько стоявших в уголке длинных и обдерганных типов и… рассмеялась. Громко, истерически и самозабвенно. За ней к этому приступили мои старые друзья, а последними развезло на хи–хи эльфов. Нет, брешу. Последними засмеялись я с Ваняткой.

Мы сидели в разгромленной комнате, кое–как разместившись на уцелевших диванах и креслах. Ванятка (по умолчанию, я именовала получившееся существо Ваней) уютно устроился у меня в ногах, и я почесывала ему хвостик тыквы. Отчего тот млел и блаженно щурил треугольные глаза.

Ланик устроился рядом на подлокотнике, предварительно телепортом сгоняв домой за мечом. «Во избежание», как он объяснил. Длинные наборы отходов трикотажной промышленности тенями сновали вокруг нас, подливая в уцелевшие бокалы вино из еще не разлитых бутылок. Действительно, надо же и им хоть чем–то заняться?

Монк сидел прямо на полу, Викор с Рони заняли одно кресло, а Ламар с Бефуром делили уцелевший диван. Эльфийская пара разместилась на изрядно побитом в неравной схватке столе, предварительно вернув ему нормальное положение.

– И что мы имеем? – вслух рассуждала Рони, дирижируя в такт собственным мыслям полупустым бокалом. – А имеем мы многое. Во–первых – Безумного Демона, стараниями одной девицы обретшего голову и теперь зовущего сию леди мамочкой. Во–вторых, что теперь, фактически, этой девице подчинен Дикий Отряд. И в третьих, но отнюдь не в последних – кто–то подготовил на нас покушение. Есть предложения или предположения?

– Масяня, кто же еще? – пожала плечами я, продолжая почесывать Ванятку.

– Кто бы сомневался, – ехидно ответил сверху эльф. – И с чего бы это она, а?

– Нехолосая, – важно кивнул блаженно жмурившийся Безумный демон. То есть гибрид моего Ванятки и того двухметрового амбала.

– Да уж, чего хорошего… – синхронно протянули Монк, Ламар и Бефур, удивленно переглянувшись.

– А Масяня, это кто? – робко уточнил Тирон, доливая себе в бокал вина и покачиваясь, как подсолнух на ветру.

– Марайна. – просветил его Викор.

– Кто?! – эльф едва не облил себя вином. Вместо него досталось ощетинившемуся щепками столу.

– Марайна, – повторил Викор. – Ты не удивляйся, способности к именованию у Ланы просто уникальные!

Я же отчаянно терла глаза, мешая им слипнутся окончательно. Но в неравной схватке с уставшим организмом, вином и потрясением безжалостно проиграла и, уютно прислонившись к Ланику, задремала. Сперва до меня еще доносился невнятный гул голосов народа, что–то активно обсуждающего, но вскоре я провалилась в глубокий и спокойный сон.

Все же хорошо, так что можно со спокойной совестью поспать…



Взгляд со стороны. | За дурною головой | Эрланион