home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Лана

Наверное, местные Боги решили дать нам передышку. Как еще можно понять то, что уже дня три мы никуда не спешим, ни от кого не убегаем и вообще, не жизнь – а болото стоячее?

Ну, не совсем, конечно, стоячее, но около того.

После нашего перемещения в его то ли лабораторию, то ли музей какой, славного дедушку откачивали всей компанией, хором объясняя, что при моем посильном участии магия творит то, о чем возжелает моя левая пятка. Поэтому ему стоит возрадоваться, поскольку все прошло нормально. После последнего заявления наш гостеприимный хозяин сделал еще одну попытку упасть в обморок, решительно пресеченную Рони. Она помахала у него перед носом ладошкой, и тот подскочил.

Затем он покивал с умным видом головой, выслушал краткий рассказ Викора, тихо сглотнул и опасливо покосился на меня, когда ему сказали про сидевшую где–то внутри меня Книжку. И от всей широты души предложил остаться у него. Всем.

Народ радостно покивал в ответ, но вот Ланик чегой–то возгорелся желанием навестить своих родичей. И, судя по удивленным лицам нашей тесной компании, такого патриотизма за ним раньше не водилось. Но он, нагло проигнорировав вопросительные взгляды, отвел дедушку, которого здесь все уважительно называли Магистром, в уголок и чего–то у него спросил. Вот ставлю Ванятку, что спросил про Узы!

Хм, судя по перекосившейся физиономии – ничего хорошего он не услышал. Наивны–ы–ый!..

А я загорелась исследовательским пылом. Оставив Ванятку в отведенной мне комнате (довольно красивой и просторной, между прочим), я ринулась разведывать новую территорию. Первым в списке посещений стоял Малыш. Что его переправили сюда, я узнала у Викора когда мы еще покидали эту комнату. Ведь я едва не устроила истерику на тему – «Моего Малыша забыли! А вдруг его кто обидит?»

А сам предмет истерики был доволен и счастлив. Во всяком случае, конюх, сидящий на верхушке подпирающего потолок столба и отчаянно пытающийся не сползти вниз, меня в этом клятвенно заверил. Попросив чуть попридержать «веселого и игривого зверька» пока представитель обслуживающего персонала не скроется с глаз долой. Прочитав смотревшему невинными глазами коню нотацию на тему «А кто тебя тогда кормить будет, если ты всех конюхов пораспугаешь?» я вычесала ему гриву и хвост. Малыш млел и блаженствовал, а столпившийся в дверях местный обслуживающий персонал смотрел на меня как на диковинку.

После Малыша я направилась на поиски кухни, ориентируясь в основном на запахи. То помещение, которое именовали этим словом, меня впечатлило… Хотя, я подозреваю, что не видела и половины за закрывавшим обзор паром.

Дородная кухарка, безраздельно царствовавшая здесь, отловила меня за воротник и посадила откармливаться. Ибо я, оказывается, позорю Магистра своим непотребным видом. И вообще – мне только за шваброй и прятаться и под привидение маскироваться. Эдак я вообще замуж не выйду, с такой–то фигурой. На последней фразе я едва не подавилась булкой. Слышал бы это Ланик…

Кое–как умяв то, что в меня влезло, я быстро ретировалась, пока мои ноги еще соглашались таскать изрядно отяжелевшее тело. Далее было просто хаотичное передвижение по этому обиталищу благообразного дедушки–Магистра. По ходу дела меня все чаще и чаще посещала мысль, он сам вряд ли знает всю его планировку. Найдя пару библиотек и огромнейшее помещение, в котором было много растительности и открытого пространства, я направилась в свою комнату, поскольку ноги настоятельно требовали отдыха. А на зрительную память я никогда не жаловалась, так что заблудиться не грозило.

В комнате меня уже поджидала засада в лице Рони. Которая гневно высказала все, что она думает об одной блуждающей особе.

Они, оказывается, уже часа три ищут по всему замку свою странную спутницу! Причем, все встреченные им говорили, мол, вот только что я была именно тут! А магический поиск ничего не дал. Вернее, он показал, что я где–то да–а–алеко–о–о–о на севере, но раз Малыш тут… Магистра, от мысли, будто кто–то куда–то уволок его гостью – чуть Кондратий не обнял! После этой головомойки я была цепко ухвачена за локоток и под охраной отконвоирована к дедушке. Он собирался задать мне… пару вопросов…

Хм, это еще кто кому чего задаст! После первых же попыток выяснить хоть что–то я завалила этого милого Магистра тучей вопросов, имеющих для меня первостатейную важность. И проговорили мы с ним до глубокого вечера. И что выяснилось?

Значит, попытаюсь вспомнить все по порядку…

Вопрос первый. Как я тут появилась.

Мол, Ланик, когда его приносили в жертву, решил сорвать ритуал, по–тихому уйдя в местный аналог эльфийского Рая, и отпустил свою душу. Но у того, кто там ставил защиту от нежелательных действий жертвы – руки явно не из плечей растут. Он поставил обязательным условием, что душа должна быть! Быть – и все. А какая… как оказалось, это не столь важно. Вот это самое заклинание вместо того, чтобы удержать душу Ланика цапнуло через ворота первую же попавшуюся. Только цапнутая душа не захотела расставаться с родным телом, перетащив за компанию и его. В результате чего калиточка в иные миры накрылась медным тазиком. И восстанавливать ее придется с самого начала.

Так что теперь у нас по теории две души. Но каким–то образом мою умудрились засунуть в оба тела разом да еще и гвоздями прибить, чтоб не дергалась. Или просто оставили между нами «канал» такой мощи и ширины, что по нему метро пускать можно! Как сказал Магистр – чтобы у пришедшего сквозь Врата Темного Бога был надежный и практически вечный Проводник. Он являлся бы носителем сущности этой самой темной редиски, пока тот не подобрал бы себе новое тело. Ну, или другое не сконструировал. И теперь у нас фиг разберешь, где чья душа. Только вот одно маленькое «но». Поскольку мою душу впихнули в эльфа раньше и едва не прибили гвоздями, то я в доме хозяин.

Ха! Вот Ланик попал, да?

Ну, и теперь он меня читает вдоль и поперек, а я могу завязать Узы в узелок, чтобы дать покой и себе и ему. В смысле – отключиться. Целиком и полностью. Или не дать что–то прочитать. Еще я могу сказать, где он находиться, кто вокруг него – друзья или враги, передать ему если не мысли, то образы, чувства. А также, что меня более всего грело: синяки и боль. Нет, Узы все же полезная штука!

А! И еще. Теоретически, я могу видеть его глазами, но как это делается на практике… Никто не знает.

А теперь про Книжку.

Магистру до сих пор икалось при мысли, что она во мне. На самом деле это был жутко раритетный фолиант, написанный в древности каким–то великим магом–экспериментатором, доэкспериментировавшегося до того, что от всего его богатства осталась только вот эта милая Книжка. И считалось, что ее обладатель приобретает грандиозные возможности. А как по мне – так только неприятности. А грандиозные или нет… пока не знаю.

Каким образом я умудрилась с ней соединиться – никто и не представляет. А на заданный мне вопрос я просто пожала плечами, выдавив:

– Предупреждать же надо!

Кроме того, из–за нее я теперь понимаю, что говорят окружающие, да и для них моя речь не набор невнятных звуков. Но это касается только языков, на которых была написана эта самая Книга. С другими – увы и ах. Учитесь сами. Кстати, это же касалось и письма. Но вот самостоятельно писать… Только на своем родном, русском. Правда, я не думаю, что освоить новый язык мне будет трудно…

Был единственный недостаток. Песни и прочие эмоциональные и рифмованные творения передаются только языком оригинала. То есть если ихние песни я понять смогу, то они мои… Только если выучат русский.

Кроме того, эта Книжка, по сути, является единственным правдивым источником заклинания, открывающего дверь между мирами. Так что теперь Масяня, крупная редиска местного разлива, будет за мной гоняться, в попытке или достать из меня Книжку, или прикопать меня, чтоб никому не досталось это знание.

А скорее всего – и то, и другое. Поскольку я поломала ей все планы своим появлением. Ждали–то са–а–авсем не меня, а главу местного темного пантеона, которому теперь придется ждать следующего рейса скоростного поезда Эргорх – Тар–Миллор. Так что теперь этот божок на меня тоже клык точит. Ба–а–альшой такой клык.

В общем, если я хочу и дальше любоваться закатами, восходами, Малышом и прочими красивостями, а также заиметь шанс вернуться домой, то должна наглухо закупорить этого нехорошего дядьку в его теперешнем месте обитания. Нда–а–а… Чего–то похожего я и ждала. Это ж какой герой, да без задания? Так что нате, получите, распишитесь. Не заказывали? А кто вас спрашивать–то будет, любезный!

Теперь что касается колдовства… После того, как был затронут этот вопрос, Магистр сказал, что Силы, в принципе, у меня не меряно, но что касается использования… Из сбивчивых речей было понятно только одно. Я с Книгой – что обезьяна с гранатой. Обидно, знаете ли! Только вот дедушку не сильно волновали мои обиды, а больше – как эту самую Книжку выковырять.

На что я мстительно подумала: «А вот фиг вам, а не Книжка!» Надеюсь, она тоже согласна…

Кроме того, опять же теоретически то, что я являюсь Генеральным Вождем, дает мне право повелевать этими, как его… Землей, Небом… Тучки там еще кажись пробегали… Но я за собой ничего подобного не замечала.

Пока.

И, наконец, о телепортации или как оно тут называется.

Оказывается, у бедненьких и несчастных магов, коими в отряде значились Рони и Ланик (как ни странно), во время обряда отобрали всю энергию, ману, силы… не знаю, как правильно. Так что они на какое–то время стали вполне обычными жителями. Не–магами. А потом – храм темного божества рядом да еще я на голову свалилась. В общем, не до колдовства им стало.

Собственно, Рони восстановилась быстрее, ее же в жертву не приносили. Но извечное женское любопытство, помноженное на исследовательский пыл, настоятельно требовали понаблюдать, чем закончатся наши с Лаником отношения. Поэтому и не стала обращать всеобщее внимание на восстановившиеся силы. А эльфу было, что называется, глубоко не до сил, восстановления и прочего. С моей–то помощью. И только в том городке, когда я его окончательно достала и появилась реальная угроза, что меня захватят – народ оставил все шуточки и оперативно добрался до Магистра.

Неубедительно? Ну, не знаю. Мне рассказали именно что эту версию. Как оно там было на самом деле… А я знаю? И знать не хочу. Меньше знаешь – дольше живешь.

Хм, но вот кажется мне, что знал бы дедушка, что из этого выйдет… Забаррикадировался намертво!

Но больше всего меня развеселили разъяснения Магистра по поводу этих… свадебных браслеток.

Во–первых, он долго не мог поверить, что точно такой же носит и Ланик. Пару раз переспрашивал. И не у одной меня. Ему даже церемонию венчания рассказали в лицах. И чего они все так удивляются? Ну, женился чело… тьфу ты, эльф, ну и что?

Затем он поведал мне о браслетках. Как оказалось – это универсальный оберег от всех проявлений любовной магии. Не самый сильный, но какой есть. Кроме того, он обладает исцеляющими свойствами и может согреть, если холодно.

Но более всего меня поразила противо… изменческая? Изменятельная? Короче, меры против измен. Оказывается, если один из супругов вознамерился изменить другому, то браслет на руке изменщика нагревался. Постепенно, но до довольно–таки ощутимого уровня. А у второго – охлаждался или покалывал руку.

А мне больное воображение тут же картинку нарисовало: пристает это Ланик к какой–то девчушке. И так к ней, и эдак. И как только дело дошло до самого главного – подхватывается и, тряся в воздухе рукой, начинает нарезать круги. Дама, естественно, в ужасе убегает, От смеха я сложилась пополам.

Хи! Бешеный эльф! Или – взбесившийся… не повезло парню. Мне его почти жалко.

Почти.

Ванятка, кстати, Магистра не сильно заинтересовал. Тот поводил над ним руками, сказал, что есть толика магии – и все. Мне аж обидно стало. Мой Ванятка – и все! Нет, злые они. Уйду я от них…

Может быть.

Под конец нашей беседы Магистр уже откровенно засыпал, и мне приходилось постоянно толкать его. Сообразив, что просто так не отделаться, он отправил мешавшую дрыхнуть причину в комнату. Спать. Мол, завтра договорим… если поймаешь. Ну и ладно! Не больно–то и хотелось!

После этого разговора обо мне просто забыли. Во всяком случае, обещанных бесед больше не было. Была пара его учеников, пытавшихся разбудить «Великую Силу», но ничего кроме ехидных подначек не добившихся. После этого как отрезало, и я неприкаянным духом бродила по замку, избрав местом своего обитания одну из библиотек, кухню и загончик Малыша. Выпускать из Замка одну меня отказывались категорически, а с Малышом так вообще – едва в обморок не падали. И чего они так его боятся? Остальные же знакомые куда–то бесследно испарились.

Вот! И спасай их после этого…

Обидевшись на всех и вся, я затарилась на кухне местным аналогом яблок, имевших непроизносимое название и вкус банана, кувшином сока, отдаленно напоминавшим томатный. И закрылась на целый день в своей комнате с толстенным фолиантом «Самые распространенные и эффективные заклинания» под редакцией какого–то там апологета всего, чего только можно. Увлекательная выдалась книженция, скажу я вам. В общем автор ездил по всем городам и весям, попутно уничтожая толпы нечисти и нежити. Как посмотришь – и где люди живут? Кругом же одни зубасто–когтисто–клыкастые монстры.

А под вечер обо мне вспомнили… хотя, лучше чтоб забыли!

В комнату вместе с пламенно–оранжевыми лучами заходящего солнца вихрем ворвалось нечто золотисто–голубого цвета, пылая праведным негодованием, и разразилось громким воплем:

– Как?! Ты еще здесь и даже не одета?!

Я чуть не подавилась надкушенным яблоко–бананом. Так и замерев с сим плодом во рту, самой себе сильно напоминая зажаренного поросенка. На мой недоуменно–вопрошающий взгляд последовала не менее бурная реакция мимолетного торнадо:

– И не говори мне, что ты ничего не знаешь!

Интересно, а как я вообще могу говорить с «яблоком» во рту?!

Возмущенное мычание не дало никакого результата. Так что пришлось сплюнуть в руку откушенный кусочек, укоризненно покоситься на Рони, изображавшую из себя воплощенное Негодование и Порицание, и осторожно, предварительно укрывшись за толстенной книгой, поинтересоваться:

– Это ты о чем?

Видимо, мои перепуганные глаза над обложкой произвели на посетительницу успокаивающее действие, ибо следующая реплика была на полтона ниже.

– О Большом Летнем Бале, а о чем же еще? – начиная потихоньку соображать, ответила Рони. – Тебя что, вообще никто не предупредили?

– Нет, – пожала плечами я, устраиваясь на кровати поудобнее, – и не заикнулись даже, а что?

– Но ведь Эрланион приглашен! Самим Правителем! – испуганно округлив глаза и закатив их к потолку, выдала Рони, тем не менее метко приземляясь в стоявшее рядом кресло.

– Ну и что с того? – недоуменно буркнула я, вновь погружая глаза в чтение, а зубы – в ароматный плод.

– А вы – женаты! – не хуже Гончих взвыла Рони.

Я едва не подавилась в очередной раз. Им что, съеденное мною покоя не дает? Ну нельзя же такое – да под руку. Вернее – под зубы, но не в этом же суть!

– Кхе–кхе–кхе! – емко высказалась я, – ну и что? Какое кому до этого дело?!

Рони как–то резко, вдруг, успокоилась и ровным голосом сказала, глядя куда–то в потолок:

– Просто, если он появится без тебя, то все получат право говорить, что он принудил тебя силой. Или – что он врет.

– К чему? О чем?! – о книгу, оказывается, челюсть тоже ушибить можно…

– К браку, к чему же еще…

– Он?.. Меня?.. Силой?!. – мозги буксовали на месте, отказываясь воспринимать полученную информацию. – В лоб дам! – неизвестно кому пообещала я. – Со всей силы. Книгой.

– Кому? – решила уточнить Рони.

– Тому, кто такое вякнет! – пылая праведным негодованием, я ринулась на выход с «Заклинаниями» наперевес. Всех убью, одна останусь! Но была вовремя перехвачена бдительным конвоем. Тьфу ты, бдительной Рони.

– А давай мы им всем покажем, а? – ехидно прищурилась девушка, поглядывая на меня. – И пусть они завидуют, но ничего сказать не смогут!

Когда это я отказывалась творить добро и причинять его ближним?..

Я моргнула пару раз, пытаясь понять, чего от меня хотят, и расплылась в ответной и не менее ехидной улыбке. Ну, щас они у меня увидят… небо в алмазах, пальмы в попугаях и истинную Леди!

Сперва меня загнали в ванну. Во всяком случае, на ванну это было больше всего похоже. Кроме того, мне на руки было выдано с десяток всяческих пузырьков, с инструкцией чего и куда лить.

И обещанием вылить собственноручно, если мне вздумается сачкануть. Пришлось намазываться, спрыскиваться и вообще, терпеть всяческие издевательства над собой. Хотя… результат того стоил! Во всяком случае словно покрывшаяся серебристым налетом кожа мне очень понравилась. А таких пушистых волос у меня отродясь не было! Они у меня вечно – вредные и упрямые. И пахла я теперь цветочной поляной. Как бы у кого аллергии не случилось…

Выковыряв меня из ванны (ну нравится мне плескаться, ну что я могу поделать?!), Рони приступила к одеванию меня для предстоящего мероприятия.

Какая нормальная особа женского полу не любит одежду? Как по мне – так только нудистки, наверное, да на голову стукнутые. В остальной своей массе мы просто обожаем копаться во всяческих платьях, юбках, отрезах материи и прочих необходимых предметах, даже если они нам нафиг не нужны. Хотя иногда скрываем это и пытаемся выглядеть равнодушно. Не верьте! Это все – игра. На самом деле – нам только дай! Так можно и без «дай», и без «отдай», и без «да чтоб вы подавились!» остаться. Вот мы с Рони и приступили к этому занятию, вороша все, что попадалось под руку. И в этом нам очень помогла неприметная дверца за драпировкой, оказавшаяся гардеробом. Моим, я так полагаю.

Только одно «но». Противное и мерзкое, как всегда. Шилось это все явно не на меня, а на Дюймовочку. Ибо платья были мне или катастрофически коротки, или я в них вообще не помещалась. Плюнув на это дело, я уже решила отказаться от выхода в свет. Да мало ли кто и чего говорят? Вот только выражение глаз Рони… не, не хочу я ее обижать! А потому… включаем мозги на полную мощность!

Я еще раз оценивающе оглядела комнату, нашими усилиями больше похожую на лавку одежды, чем на жилое помещение и остановила враз загоревшиеся глаза на кроватном покрывале.

А вот и мое будущее платьишко…

Чем ролевик отличается от актеров? Да тем, что историчный наряд он может сделать из чего угодно! А девушки–ролевики, в своем стремлении казаться леди способны даже из простыни сделать себе свадебное платье. И ни один кутюрье не подкопается!

– Рони, а ты ткань сращивать умеешь? – тихо спросила я уже начавшую впадать в отчаяние девушку. А в голове носилась туча идей, как чего кроить и чего куда пришивать.

– Какую? – удивилась она.

– Да вот… всякую… – я потеребила уголок покрывала.

И вышивка на нем есть… Красивая. И само оно словно из атласа… И цвет…

– Ты имеешь ввиду?.. – похоже, ей тоже понравилась моя идея.

Мы переглянулись. Рони потянула со стоявшего в центре комнаты стола ножницы…

– Ага! – кивнула я, и с энтузиазмом стаи моли мы набросились на бедное покрывало.

В результате уже через час я стояла перед зеркалом в куче валявшихся на полу тряпочек, боясь пошелохнуться или просто глубоко вздохнуть. А Рони активно сращивала на мне все те кусочки, из которых состояло мое платье. Украсили мы его тоже от души. Правда, получилось немного неряшливо, но пару минут назад у меня и того не было!

– Слушай, Рони, – задумчиво обратилась я к колдующей девушке, – или я чего–то не понимаю, но ведь муж должен обеспечивать свою жену одеждой, крышей над головой и всем прочим?

Рони оторвалась от шва на юбке и задумчиво пожевала нижнюю губу.

– Ну да… – она подергала себя за локон, – я просто об этом как–то не задумывалась.

– А этот… остроухий шовинист меня даже о бале не предупредил! – картинно простенала и заломила руки я, глядя в потолок.

Рони подняла на меня взгляд, который обещал объекту нашего обсуждения много «приятных» минут.

– Я ему напомню, – многообещающе протянула она. – Не сомневайся.

Похоже, я сделала Ланику очередную подлянку… И почему у меня на душе так радостно?..

Полюбовавшись в зеркало трудами праведными, я тяжко вздохнула. К такому шедевру портновского искусства еще бы и соответствующую прическу, но… Но, но, но! Я не парикмахер и даже не училась. А про косметику тут, наверное, даже и не слышали.

Я еще раз тяжко вздохнула, зажмурилась, ярко и красочно представляя себе, как бы я смотрелась… да с прической… да в длинных перчатках… да чуть накрашенная… да…

Где–то за спиной придушенно пискнула позабытая Рони. Недоуменно оглянувшись, я увидела картинку под названием «явление привидения».

Рони стояла, прижав руки ко рту и глядя на меня округлившимися глазами. Блин, наверное швы разошлись… Или лента оторвалась. Металось–то все на живую нитку… Я глянула в зеркало и чуть сама не отпрыгнула в сторону с испуганным воплем.

Из ровной и чуть серебристой поверхности на меня смотрела настоящая Леди… В изумрудно–зеленом платье, расшитом бледно–золотой нитью и широкими лентами с вышивкой. С глубоким вырезом и свободными полупрозрачными рукавами. Сами руки были затянуты в тонкие атласные перчатки, выше локтя. Пышная юбка стояла колоколом, скрывая ноги до самого пола. Волосы подобраны и заплетены в замысловатую прическу, из которой на спину падала пара прядей, а лицо… У… Всегда мечтала ТАК выглядеть!

– Спасибо тебе, Книжка, – тихо прошептала я себе под нос, погладив живот.

В ответ что–то тепло коснулось меня отчего–то в районе шеи. Ну да ладно. Это не столь важно. А важно было отражение в зеркале, в котором не хватало одного… вернее – двух вещей. Украшений, безусловно, и…

Кстати, я же впервые себя в зеркале вижу, с момента переноса! Озерцо не считается, там был тихие страх и ужас, а не я.

– Рони, а ты не скажешь, куда это с меня черная прядь делась?

Девушка смущенно уставилась в пол и развела руками.

Понятно… Убрали от греха подальше. Чтоб не вводить людей во искушение. Я еще не забыла, как Ланик на меня кидался… и чем это сии Тра–ля–ля так всех достали, а?

А пока я направилась к своим седельным сумкам. Я же помню, там были камушки… Точно! Небольшой кулон и диадема, украшенные зелеными камнями.

Честно говоря, я в них ничегошеньки не смыслю, поэтому сказать, настоящие они или так, имитация – не смогу. Но смотрится – красиво! Большего и не требуется. А теперь еще содрать занавеску с окна в качестве шали–шарфа–плаща, и можно идти пугать честной люд!

Единственное, что мы так и не смогли поменять – мои сапоги. Местные тапочки я категорически отказывалась одевать! Не могу я без каблука ходить. Падаю назад. А под юбкой все равно ничего не видно.

Еще раз критически оглядев себя в зеркало, мы с Рони пошли на выход.

Трепещите, несчастные! Я иду!



Эрланион. | За дурною головой | Эрланион