home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Эрланион.

Хотелось ругаться. Долго, грязно и громко. А иначе не получится. Поскольку это создание, по вредности уступающее разве что своей хозяйке и носящее издевательскую кличку «Малыш» так и не дало мне заседлать своего коня! И общение с ним Воронваэ явно пошло не на пользу последнему.

Ведь стоило мне только войти в его стойло с седлом, как он тут же развернулся ко мне боком, заставив повернуться спиной к стойлу Малыша. Я воспринял это нормально, поскольку еще не понял их замысла. Но как только я повернулся спиной… Только смутное предчувствие и быстрота спасли меня от крепких клыков этой черной скотины, лязгнувших очень и очень близко от меня!

Вытянув шею, это порождение Бездны следило за мной алыми глазами и очень уж знакомо щерилось в ухмылке, изредка выдыхая раскаленный воздух. И даже не делало вида, что оно тут не причем!

А мой конь был с ним явно заодно, ибо ни в какую не хотел разворачиваться ко мне другим боком. Отжимая, к тому же, в сторону. Нет, ну вот что они все против меня имеют?

Попытка воззвать к его лояльности так же не дала успеха. Меня просто одарили недоумевающим взглядом, словно спрашивая: «Ну чего тебе надо? Я же не мешаю тебе седлать!» И вот что после этого мне было делать? Вызвать г'харрата на бой? Угу, я уже вижу, как эта ехидно ухмыляющаяся зверюга в полном соответствии с извращенным юмором своей хозяйки в очередной раз выставляет меня дураком.

Единственное, что пришло мне на ум, это пойти и потребовать от его хозяйки усмирить свою зверюгу. Ну, или вдолбить в его мозги хоть каплю уважения.

Стоп, какое к Бездне уважение у Эйланы?! Она же сама ему еще чего и присоветует. Боги! Я скоро с этой э'гленер с ума сойду! А никто и не почешется… Я теперь уже с трудом различаю свои и заимствованные масли и выражения. А что будет дальше? Страшно и представить.

Увлеченный злостью на одну конкретную заразу не все наши головы (вернее, только не мою. Остальные ее заразой не считают. Уже не считают), я все же пропустил выпад этой наглой черной нежити! Неестественно вытянув шею, г'харрат достал до плеча, ощутимо укусив оное.

Все! Достали! Хватит с меня. Пора показать, кто тут главный.

Резко развернувшись я, пылая праведным гневом направился к общему залу таверны, в котором яркой искоркой ощущалось присутствие Эйланы. Вот только слишком поздно ощутил, что она там явно не одна…

Распахнув дверь, я увидел склонившегося к руке моей э'гленер какого–то хлыща, глядящего на нее сальными глазами. И Эйлана ему еще и улыбалась! А томный выдох на прощание? Это еще как понимать?!

Бездна вас всех побери… Скопом.

Парень разогнулся и, наконец, обратил на меня внимание.

– О, Эрланион! Сколько же мы с тобой не виделись! – в повернувшемся ко мне человеке я узнал одного из Хранителей. Видел его пару раз у Магистра. Вот только откуда он меня знает?

– О чем я и не жалею, – холодно ответил я. – Это тебя что ли Магистр направил?

– Ага, – самодовольно надувшись ответил парень. – Слышь, а как я ее, а? – похабно подмигнув, толкнул он меня локтем в бок.

– Тебя как звать, Хранитель? – мечом? Или кинжалом? А стоит вообще сталь марать? Может, Малышу скормить?.. Этот заглотнет и не подавиться…

– Крам ир'Хаттам… – он недоумевал, но отнюдь не беспокоился.

А зря!

– Вот что, Крам ир'Хаттам, – начал я, – а не пошел бы ты… к Магистру, а? Галопом.

Парень недоуменно моргнул.

– Эрланион, ты чего? Это всего лишь девка. Их же сотни! А как для тебя – так тысячи. Хочешь, я и тебе кралю найду?

Нет, Малышу я его не отдам. Сам убью. И с удовольствием.

– Хранитель Крам ир'Хаттам, – я не менял официального тона. – Убирайтесь вон отсюда. Ваши услуги уже не понадобятся.

– Почему это? – удивился тот.

– Обстоятельства поменялись. – так и хотелось съездить ему по лицу… Аж костяшки зачесались.

Парень пожал плечами, недоверчиво поглядел на меня и вышел из таверны. А я остался стоять, недоумевая, чего это я на него так набросился? Вроде бы и сам был не прочь избавиться от одной обузы виде странной девчонки. А тут едва не взбесился… Разум услужливо подсунул объяснение: узы то все равно никуда не денутся, пока Магистр их не разорвет. Вот и заботясь о ней я забочусь в первую очередь о себе.

Но сам–то я знал, что это не так… «Отпущу, – подумалось мне, – но не с этим… Хлыщем, если не сказать сильнее».

Постояв еще пару минут и договорившись как со своей совестью, так и с честью я направился вверх по лестнице, что бы поговорить еще и с Эйланой.

Резко распахнувшаяся дверь явно отвлекла ее от какого–то очень приятного раздумывания. И, судя по остаткам ехидной улыбки – кому–то готовилась очередная пакость. А на стуле под покрывалом как будто кто–то сидел, но абсолютно не ощущался. Да и то, как вела себя Эйлана…

Решив не обращать внимания на тот угол, я сразу же решил показать, кто правит телегой. Но вот оказалось, что в этом вопросе мы с ней кардинально расходимся во мнениях. Хм, а интересно «звездочки на расстоянии вытянутой руки» – это как? А со стороны наше общение явно напоминало разговор глухого с немым.

Она же вообще ничего не знает! И тот свадебный обряд, который я буду вспоминать гораздо дольше жертвоприношения, считает всего лишь удачной инсценировкой или поставленной сценкой. Ни в какую не собираясь поступаться ни своей самостоятельностью ни желанием делать то, что хочется.

А чего я, собственно ожидал? Как раз в духе моей э'гленер и ее привычки ставить все с ног на голову. В том числе и супружеские заповеди на тему «Да убоится жена мужа своего». У нее свое представление кто кого бояться должен. Она даже брачные оковы «браслеткой» называет!

Хм, а вот интересно, что она скажет, когда узнает их свойства? А конкретно то, что по ним супруги всегда знают, где и с кем находится его половинка? А так же то, что при желании изменить они нагреваются? И могут весьма серьезно обжечь? Похоже, это ее мало волнует, как и то, что мы с ней теперь связаны дальше некуда. Узы эти, да еще и оковы эти…

Боги, ну за что вы меня так любите, а? Что я вам сделал?

Гнева уже не было. Просто обреченная усталость.

Разбившаяся как хрусталь последними словами Эйланы. Как–как она меня назвала?!

Что меня всегда восхищало в ней, так это образность речи, особенно проявляющаяся в обзываниях. Все! Хватит с меня!

Сощурившись, я в упор уставился в гневно сверкающие глаза э'гленер, явно горящей желанием подраться. Не фоне этих размышлений слабым отголоском мелькнула мысль о том, что она знала, зачем приехал этот Крам–как–там–его–дальше.

Но наше выяснение отношений в который раз прервали самым наглым образом. Проявившемся в том, что мирно сидевшую в углу то ли даму то ли еще кого направленным магическим арканом выдернули через окно. Похитили, если говорить коротко.

Эйлана, испуганно раскрыв глаза ринулась вослед, зовя по имени свою странную голову. Это что, в этом платье был ее Ванятка? Я вовремя перехватил ее у окна, иначе она бы пешком кинулась догонять этих незадачливых похитителей.

Выслушав мои доводы, она приняла какое–то решение, и меня едва не оглушил ее вопль:

– МАЛЫ–Ы–Ы–Ы–ЫШ!!!!!

Похоже, настоятелю храма Света пора на пенсию. Такого истошного вопля я еще ни у кого не слышал.

Из конюшни донесся взвизг–рык г'харрата, говорящий о том, что обидевшим его хозяйку очень не поздоровится.

Схватив стоящий у кровать собранный композитный лук так, что аж побелели костяшки пальцев, Эйлана выпрыгнула в окно. Куда?! Ушибется!

Метнувшись к окну я увидел, как она весьма резво бросилась по направлению к конюшне. Глянул вниз. А тут действительно не очень высоко. Спрыгнув вниз, я бросился за ней. А в Узах раскручивала огненный маховик ярость, сметая на своем пути все.

Выскочившему на крыльцо Викору я крикнул на ходу:

– У Эйланы Ваню украли!

Наш предводитель молча сорвался с места. Едва мы добрались до конюшни как из распахнутых настежь ворот вылетел злобно сверкая глазами Малыш и, перелетев через забор понесся вниз по улице.

Быстро заседлав собственных лошадей, мы бросились вслед за ними, а то с Эйланы станется подумать о том, как ей победить врагов только после того, как она им на хвост наступит. А остальные остались нас дожидаться в таверне, нервно кусая губы.

Как по мне, так мы нагнали Малыша только потому, что он тоже умел думать, в отличие от своей разозленной хозяйки. Низко пригнувшись в седле Эйлана не сводила взгляда с земли. А, увидев появившихся в пределах видимости похитителей ощерилась почище своего г'харрата.

Похоже, они попали, как любит говорить моя э'гленер.

Мы быстро сближались. Похитители видя, что их нагоняют, решили отделаться от нежданных попутчиков, избрав сперва магию. Вот только Эйлана отчего–то не захотела убираться, а, выхватив лук, пустила в колдовавшего стрелу. И, что самое главное – попала же! Правда, всего лишь в руку, но тому хватило и этой малость, что бы выбыть из игры. Полоснув по нервам каким–то злым восторгом моя э'гленер выхватила вторую стрелу. Резкий звон спущенной тетивы, болезненный вскрик и хрип завалившегося вперед похитителя практически слились.

Не заставляя Эйлану самолично перебить всех своих обидчиков мы с Викором взяли на себя последнего. А не таки уж он был и мастером, каким хотел казаться. Или – каким считал себя сам. Во всяком случае на него было потрачено гораздо меньше времени, чем планировалось. А самый главный похититель, пока мы были заняты его спутниками, извлек из седельной сумки «Ветер бездны» и разбил флакон над головой своего коня.

Жаль, хороший сулурский жеребец был. Но «Ветер» это разовое заклинание, после него конь падает замертво. А пока Крам начал удаляться от нас на большой скорости. Но моя э'гленер была не согласна с тем, что этому вору удастся его замысел. Вскипевшая ней обида оставила во рту металлический привкус и над дорогой разнеслось обиженное:

– Чтоб ты спотыкнулся!!

И опять эта странная магическая вспышка, грубо ударившая под ноги лошади, которая всего на мгновение, но потеряла равновесие.

А когда она его обрела, то всадник уже пытался подняться из зарослей колючек, куда его так неожиданно выкинуло.

Но мы уже осадили своих скакунов и прижали его к сплошной стене кустарника.

– Сам отдашь, или тебе помочь? – разозленный Викор угрожающе покачивал мечом, надвигаясь на испуганно зыркавшего по сторонам похитителя. Хм, а я и не знал, что он может быть настолько опасен.

– Еще шаг, и я убью ее! – загнанный в угол вор понял, что здесь партия сложилась явно не в его сторону. Да, не повезло тебе. Боги еще те игроки. Они всегда меняют расклад в самый интересный момент.

Как, например, сейчас.

Острие меча пропороло ткань плаща и уткнулось во что–то под ним. Эйлана напряглась, как перед прыжком, но тут за спиной похитителя резко хрустнула сухая ветка. Дернувшись всем телом, он налег на меч, вгоняя его все глубже и глубже.

Сообразив, ЧТО он сделал Крам ошеломленно замер на месте. Чем и воспользовалась моя неугомонная э'гленер. Метнувшись вперед она вцепилась в голову заложника и резко дернула ее на себя, убираясь подальше от застывшего в недоумении вора. Из–под вороха тряпок нам была явлена все так же ухмыляющаяся оранжевая голова.

Эйлана сразу же потеряла всяческий интерес к неудавшемуся похитителю, придирчиво изучая отвоеванный трофей. Затем она крепко прижала его к себе, а по Узам волной прошло облегчение и радость, смывая пылавшие угли гнева.

– А где же девка?.. – на Крама было гадко смотреть. Недоумение пополам с испугом и непониманием перекашивало его лицо в немыслимой гримасе.

Эйлана зло зыркнула на него, делая шаг мне за спину и еще крепче прижимая к себе эту непонятную голову. Теперь уже во мне полыхнул собственный гнев и в вора полетели «Цепи», пеленая его по рукам и ногам. Он даже не пискнул, сопротивляясь. А так бревном и упал на землю.

– Викор, – обратился я к предводителю, – забирай Эйлану, и уезжайте в город. Я вас потом догоню…

Слов Викора я не услышал, но какой–то холодный голос моей э'гленер резанул настороженную тишину.

– Сейчас.

Она прошагала к поверженному противнику и ощутимо заехала ему носком сапога по ребрам, четко проговорив:

– Это тебе за Ванятку, «девку» и порванное платье, киднэппер недоделанный! – хм, а кто такой этот самый «кид нэпир», или как там его?

Ну, что это ругательство можно было и не спрашивать.

Эйлана молча села на Малыша и выехала на дорогу. Викор последовал за ней, выразитель оглянувшись на меня. Когда поляна окончательно опустела, я отложил меч и присел рядом с Крамом.

– Ну? – тихо спросил я даже не его, а близ растущие кусты.

Пленник только судорожно сглотнул.

– Значит, самостоятельно говорить на хотим, – сожалеющее протянул я и достал из кармана узкий кожаный ремешок. – Значит, поговорим как я того пожелаю.

Парень испуганно расширил глаза, всхлипнул и забился в путах.

– Я не могу сказать! Она меня убьет!

– Так я тоже, – пожал плечами я, – только я сейчас, а она… хм… Врядли ей скоро будет до тебя.

И я начал прилаживать ремешок к шее похитителя.

Крам дернулся и заверещал:

– Это все Марайна! Это она мне приказала!!

– Что она тебе приказала? – я не снимал ремешка, просто чуть придерживал его пальцами.

– Похитить и доставить к ней сопровождаемое группой светлых существо! – отбарабанил он явно заученный текст.

– Существо, значит… – задумчиво протянул я. Значит, Марайна ничего не знает?

– А почему ты тогда похитил… это? – я кивнул в сторону порванного платья и вывалившихся из него седельных сумок.

Пленник облизал явно пересохшие губы:

– Я подслушал разговор Магистра. И в деревне сказали, что вы сопровождаете какую–то девицу.

Ха! Какую–то! Интересно, а что Эйлана сделает с теми, кто ее какой–то обозвал? Да еще и существом поименовал? Бррр, аж представлять не хочется…

– Я больше ничего не знаю, правда! – заскулил временно позабытый мной пленник. – Ты обещал меня отпустить!

– Когда? – поднял брови я. – Не помню такого…

Крам зарыдал и забился в «Цепях». Противно смотреть на этого слизняка…

Я еще раз глянул на него, а затем резким движением сдернул ремешок, сдирая и кожу. Но вор не посмел даже пискнуть.

– Еще раз увижу… – медленно произнес я, наматывая ремешок на запястье.

Парень, не веря в свое счастье сперва глянул на меня, а затем, встав на карачки ринулся в глубь зарослей, подальше от страшного и ужасного эльфа…

Я мечтательно поглядел ему во след. Если бы еще одно… «существо» так боялось. Хотя нет, не надо.

Подхватив валявшиеся на земле сумки я закинул их на мирно щиплющего травку Воронваэ, запрыгнул следом и ходкой рысью направился за уехавшими в сторону города Викором и Эйланой.



Эрланион | За дурною головой | cледующая глава