home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6


Солнце вышло в зенит, когда мы все собрались под навесом у моря. После легкого завтрака есть совсем не хотелось, и обед решили перенести на вечер. Все стали раздеваться, чтобы позагорать и поплавать. Мама достала тюбики с лосьоном для загара. Я взял один и направился к Елене.

— Хочешь, я намажу тебя? — предложил я.

— Не нужно, давай лучше я тебя намажу.

— Не спорь. Я жду.

Она сложила руки на груди и замерла на месте.

— Я не понял, ты собираешься раздеваться?

— Нет, — резко ответила она.

— А как ты будешь купаться? В одежде? — засмеялся я.

— Я не буду купаться, Лайо. Просто немного помочу ноги.

— Ты не умеешь плавать?

Елена так посмотрела на меня, что я сразу понял: она это серьезно.

— Я боюсь воды, и плавать не собираюсь. Раздеваться я тоже не буду. И это не обсуждается. Помнишь, ты обещал не задавать вопросов?!

Я понял, что этой темы мы больше не коснемся.

— Тогда надень что-нибудь на голову, — скомандовал я.

Елена улыбнулась. Похоже, мой тон ее позабавил.

— Отдай мне тюбик и раздевайся, — засмеялась она.

Я быстро скинул с себя одежду. Елена подошла сзади и стала наносить лосьон сначала на спину, затем на руки, грудь, живот и ноги. Я стоял с закрытыми глазами и наслаждался моментом.

— Все, впитался. Теперь можешь купаться.

— А ты?

— Я буду на берегу, — ответила она.

Быстро поцеловав ее в губы, я побежал в воду.

За весь день Елена ни разу не зашла глубже, чем по колено. Она так и не сняла свою майку и шорты. Конечно, это заметили все. Но Джошуа попросил не обращать на нее внимания, потому что "она такая с самого детства".

Что же произошло с ней в ее далеком прошлом, что так крепко держало ее на берегу? И чего больше не желала Елена: загорать или обнажаться?

Невольно, я думал об этом весь день, но, как и обещал, не задавал вопросов. Вечером, перед закатом, все разбрелись по пляжу. Мы с Еленой ушли довольно далеко и устроились прямо на песке перед водой.

— Ты не устал? Целый день в воде.

— Нисколько.

— Помнишь, я не успела поговорить с тобой утром.

— Да, конечно.

— Я хотела сказать тебе, что не буду раздеваться и плавать.

Я молчал. Было видно, что ей трудно говорить об этом.

— Я никогда не рассказывала тебе о своем прошлом. Но думаю, что теперь настала пора это сделать.

Она повернулась ко мне лицом и взяла за руки. Я крепко сжал ее ладони и приготовился слушать.

— Семья Маден удочерила меня по просьбе старого друга семьи. Он нашел меня без сознания, лежащую на пляже. Я уже еле дышала. По всей видимости, я довольно долго пробыла в воде. Моя спина была изуродована не только осколками стекла, застрявшими под кожей, на ней были…..татуировки.

— Татуировки???

— Да, символы, значения которых он не знал, и, — она вздохнула, — штрих-код. Но не это было самое ужасное.

— Что может быть хуже этого?

— Я была не единственной, кого вынесло на берег. Тела еще троих детей он нашел недалеко от меня. К тому времени они все уже были мертвы. Этот человек сказал, что на их спинах тоже были татуировки.

— Символы и номера?

— Да, только не такие как мои. Папин друг отвез меня в госпиталь. По геному попытались определить, кто я такая, но в международной системе данных обо мне не было ни слова.

— Это невозможно! Получается, что тебя не картировали после рождения?

— Очевидно так. Врачи надеялись, что когда я приду в себя, ситуация проясниться. Но травма головы сделала свое дело: я ничего не помнила. Специалисты определили, что мой биологический возраст соответствовал примерно десяти годам. День моего спасения стал новым днем рождения, а имя я выбрала себе сама. Каждый день в то ужасное время мне снились кошмары, в которых я бежала по длинному светлому коридору и звала какую-то Елену.

— Но почему именно из своего кошмара ты выбрала себе имя?

— Я подумала, что если это мое воспоминание, то некая Елена в той моей жизни была для меня важна. Возможно, это было глупо с моей стороны, но ведь мне было всего десять.

Друг отца посчитал, что меня держали там, откуда нет выхода, там, где геномы не вносят в общую базу. Именно тогда он решил, что вносить мои данные в международную систему слишком опасно и принял решение их подделать. Оставлять меня у себя папин друг не захотел, предположив, что это слишком опасно. Но ведь семья и фамилия была мне так необходима. И он нашел выход.

— Твой отец, — подытожил я.

— Да. На мое счастье он не отказал другу. Они вместе состряпали фальшивый образец, картировали его и внесли в базу.

— Но как же твои данные?

— Сканирования пальцев и радужки глаз вполне достаточно.

— А твоя спина? Ведь необходим был настоящий геном, чтобы вырастить кожу и пересадить ее?

— Это была небольшая цена за спасение. Я выросла и покрыла спину новой татуировкой, спрятав под ней рубцы и штампы своего прошлого.

Я сидел, смотрел на нее и не мог поверить, что такое вообще возможно. В голове крутилось море вопросов. Кем были те изверги? Зачем они сделали это с ней? Какая правда скрывается в недрах ее сознания? И все ли рубцы прячет от посторонних слой краски на ее спине?

— Ты поэтому не раздевалась сегодня?

Она отпустила мои руки и поднялась. Я встал вслед за ней. Она молча повернулась ко мне спиной и резким движением сняла с себя майку.

— Ты думаешь, мне было бы легко показать это окружающим?

В лучах заходящего солнца цветы, усыпавшие ее спину, казались настоящими. Белые, розовые, синие, красные и черные, они оплетали ее на зеленых ветвях. Чуть ниже поясницы виднелся синий треугольник, перевернутый вершиной вниз. Я присел, чтобы разглядеть его, и тогда заметил, что между ветвей проступают какие-то символы. Они были такие мелкие, похожи на буквы неизвестного мне языка. Их было много, они спускались четырьмя столбиками вниз, располагаясь справа от позвоночника. Такие же синие, как и треугольник. Я попытался найти штрих-код. Это было не трудно. Слева от позвоночника под цветами проступал ужасный синий рисунок:1347906. Я невольно протянул к нему руку и дотронулся. Елена вздрогнула. Я нежно провел подушечками пальцев по ее коже и почувствовал, как натыкаюсь на рубцы. Я протянул к ней вторую руку и аккуратно повел ее от лопаток к пояснице. Ран было так много! Я подался вперед и поцеловал один из цветков. Елена резко сорвалась с места и натянула на себя майку. Она зашла в воду по колено и остановилась. Я понял, что она плачет. Сердце сжалось, и боль разлилась в груди.

— Елена! Постой!

Она молчала и вытирала слезы руками. В брюках я зашел в воду и остановился у нее за спиной.

— Елена, не надо, не плач.

Она не ответила мне. От этого стало еще больней. Я развернул ее лицом к себе. Крупные капли скатывались по щекам, падая вниз. Я стал вытирать их своими руками.

— Не надо, Елена. Я расстроил тебя? Прости меня.

— Эти рубцы. Они такие ужасные. Я, такая ужасная.

Она сильнее расплакалась.

— Елена, ты самое прекрасное создание во Вселенной. Слышишь?!

Я взял ее лицо в свои руки и стал целовать в щеки. Соленый привкус появился на губах. Не останавливаясь, я продолжал говорить.

— Они не ужасные… Елена… Это всего лишь рубцы…

— Моя спина… Я ненавижу ее…

Я остановился и взглянул ей в глаза:

— Елена, перестань так говорить!

Она стала всхлипывать:

— Лайо, я так боялась…..что когда ты увидишь…..ты больше не захочешь меня.

— Так вот, почему ты плачешь? Глупенькая! Для меня не существует в Мире человека, более желанного, чем ты! Твои глаза, губы, руки — все это часть тебя. И твоя спина — это тоже часть тебя. И она тоже сводит меня с ума.

Она набросилась на меня. Ей не хватало воздуха, она задыхалась, но продолжала меня целовать. Я чувствовал привкус соли на ее губах, ее вкус, ее тело, как оно льнуло ко мне. Я захотел почувствовать ее в своих руках, и с силой оттянул задний край майки, запустив под нее обе руки. Я держал ее, ощущая шероховатости на коже, оставленные стеклом, чувствовал, как волна жара разливается по ее телу. Руки сами скользили по ее спине. Я терял над собой контроль. Медленно, мои ладони опустились вниз и с силой прижали ее бедра ко мне. Она застонала. Я понял, что это — моя точка кипения. Я убрал руки и аккуратно отстранился.

— Елена, ты меня погубишь, — прошептал я и зашел в воду по пояс. Я закрыл глаза и стал глубоко дышать. Следовало отогнать от себя картинки, в которых разум рисовал ее обнаженной, обвивающей меня своими ногами и стонущей от удовольствия. Елена подошла ко мне сзади, обняла и прижалась всем телом.

— Лайо?

— Да, — сдавленно ответил я.

— Ты в порядке?

Я выдохнул и открыл глаза.

— Да, уже да.



Глава 5 | Раса | Глава 7