home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2


Моя машина бесшумно подъехала к подъезду дома. Гарриет, Джошуа и Елена остановились в нескольких метрах за мной. Я посмотрел в зеркало заднего вида: сестра с женихом первыми вылезли из авто. Елена продолжала сидеть за водительским сидением. Она очень сосредоточенно смотрела на руль, выражение ее лица было немного обеспокоенным. Я мог догадаться, о чем она думает. Осознанно или нет, но Джошуа подвел ее, и теперь ей самой придется отдуваться за него.

Елена подняла голову, посмотрелась в салонное зеркало, натянула улыбку на лицо и надела свои очки. Быстрым движением она открыла дверь и выпорхнула на свободу. Я поспешил сделать то же самое.

На улице Гарриет уже рассказывала историю нашего семейства. Все члены семьи — сверхновые. В роду браки заключались исключительно между "связанными" друг с другом. Конечно, я слабо верил в эту бредовую историю, но традиция требовала определенных жертв.

Елена, похоже, не слушала Гарриет. Она повернулась спиной к дому и смотрела на залитое солнечным светом зеленое поле. Старое высохшее дерево дополняло картину вдалеке справа, а густой лес завершал пейзаж. Я подошел к ней и остановился немного позади. Пьянящий аромат ее тела ударил в голову.

— Настоящий? — не оборачиваясь, спросила она.

— А как Вы думаете?

Она улыбнулась.

— Думаю, нет. Слишком много свободного пространства: было бы довольно расточительно не задействовать его.

— А если для нашей семьи это не имеет значения?

Она не ответила, продолжая всматриваться вдаль.

— Я не чувствую запаха травы, значит, не настоящий, — подытожила она.

— Датчики располагаются по краю дороги, — признался я. — За проекцией находятся здания архива, библиотеки и хозяйственный комплекс.

— Жаль, что я прослушала рассказ Гарриет.

— Поверьте, Вы ничего не потеряли. Если захотите, позже я Вам перескажу эту старую историю.

Елена повернулась. Ее лицо оказалось настолько близко ко мне, что достаточно было бы только чуть наклониться, чтобы дотронуться до него губами.

— А в Вашем рассказе найдется место для личного мнения рассказчика? — спросила она.

— Я подумаю над этим, — пообещал я.

— Не стоит, обычной истории будет вполне достаточно. Извините.

Она опустила голову, и я опомниться не успел, как уже смотрел ей в след.

— Постойте, Елена!

— Да, — обернулась она.

Я быстро догнал ее.

— Я могу показать Вам нашу фамильную библиотеку, если хотите, конечно. Думаю, Вам как лингвисту будет интересно.

Она просияла в ответ.

— Это было бы так любезно с Вашей стороны!

— Может, завтра или послезавтра?

— Завтра, — настояла она.

— Решено, завтра идем в библиотеку.

Я не сразу смог осознать, насколько значимым было для меня ее согласие. Тепло завладело телом. Мгновение — и я горел. Теперь я видел только ее: сначала в просторном холле, затем в гостиной, столовой, бесчисленных кабинетах, коридорах, гостевых. Вот она повернулась к брату, сняла очки, что-то говорит, я не знаю, что — это сейчас не важно. Вот мельком посмотрела на меня и сразу же отвела глаза. Улыбка. Смущение. Опять она что-то говорит. А вот смеется. Я смеюсь в ответ. Она смотрит на меня. Я не отвожу глаз, и она тоже. Я улыбаюсь ей. Краска заливает ее лицо. Она улыбается в ответ.

— Гарриет, а что это за помещение? — спросил Джошуа, указывая на огромную двойную деревянную дверь.

— Это зал Лайо, — ответила сестра. — Там он тренируется. Хобби такое, я же рассказывала, что в семье, кроме него, никто не занимается единоборствами.

— Ах, да, припоминаю, — ответил Джошуа, — зайти-то можно?

— Лайо, к тебе обращаются.

— А? Что? Конечно, проходите, там нет ничего особенного.

— Ну, это мы сейчас посмотрим! — усмехнулась Елена.

Джошуа открыл дверь, и все зашли в мой тренировочный зал. Светлые стены, одна зеркальная, вдоль другой — стеллажи с одеждой, обувью, гантелями и другими "игрушками". Пол деревянный, покрыт лаком.

— Посмотри, Джошуа, — воскликнула Елена, — пол деревянный!!!

— Можно было сделать его упругим, но натуральное дерево мне приглянулось больше.

Елена уселась на пол на входе и стала стягивать с себя сапоги.

— Что Вы делаете? — удивился я.

— Не хочу испортить покрытие каблуками.

Я искренне рассмеялся.

— Что за глупости? Верните сапоги на ноги.

Но она даже не обратила внимания на мои слова и уже стягивала с себя носки. Теперь рассмеялся Джошуа:

— Ничего лучше не смогла придумать?! Пол она боится испортить. Лайо, она опробовать его хочет.

В ответ Елена показала брату язык.

— Падать здесь больно, — заключила она, — но какой запах и как приятно его чувствовать!

— Лайо, не обращай внимания. У нас дома в тренировочном зале лежит полимер, вот она и сравнивает.

Я удивился:

— У вас дома есть зал для единоборств?

— Да, — ответил Джошуа. — Он немного больше, чем этот, и стены я сделал мягкими, чтобы Елене было легче падать, а то костей бы не собрала.

— Я??? — возмутилась Елена, — братик, ты что-то путаешь, я тебя в два счета уложу.

— А я знаю, знаю! — запрыгала Гарриет, — Елена, уложи Лайо, пожалуйста, отомсти за годы моих страданий.

— Вы обижаете сестру? — укоризненно произнесла Елена.

— За кого Вы меня принимаете? Просто, иногда ее следует вовремя остановить, чтобы она все не снесла на своем пути.

— О, да, — подтвердил Джошуа, — это про тебя, зайчонок.

— Видишь Елена, за меня некому заступиться.

— Вижу. Мужская солидарность против женской.

Я был заинтригован. Гарриет не упоминала, что Джошуа тренируется. А заявления Елены просто обескуражили меня. Человек ее сложения против массивного борова, да еще и сверхнового. Интересно…

— Хотите, устроим поединок? — предложил я.

— Да, да, давайте, — подзадоривала Гарриет, — я буду независимым экспертом.

— То же, мне, эксперт, — хмыкнул я.

— Лайо, я смогу понять кто кого. Ну, давайте, Джошуа, Елена, пожалуйста.

— Хорошо, хорошо, — согласился Джошуа. — Елена, ты с нами?

Она молча посмотрела на брата, потом на меня.

— Да, только давайте переоденемся.

— Конечно, — ответил я, — встречаемся через 20 минут здесь. Гарриет покажет вам ваши комнаты. Чемоданы уже должны быть там.

Елена быстро натянула носки и сапоги на ноги и побежала за братом и Гарриет. Я направился к полке с одеждой. Выбрал хлопковую майку и широкие тренировочные штаны. Переодевшись, я подошел к зеркалу.

Высокий, хорошо сложенный молодой человек смотрел из него прямо на меня. Интересно, я понравился ей? Обычно, я всегда нравился девушкам. Темные волосы, черные брови, большие глаза насыщенно синего цвета, густые длинные ресницы, скулы, аккуратный нос, ровный контур губ, идеально выбритое лицо. Мне говорили, что я привлекательный, но я никогда не придавал этому значения. Сейчас же для меня это стало важным. Мне хотелось увидеть, как она дерется. Мне хотелось побороть ее, чтобы показать, что я сильнее, что смогу защитить ее, что она может положиться на меня в случае опасности. "А вдруг она меня уложит? Э, нет, даже не думай об этом, парень". Мои размышления прервал голос Гарриет:

— Мы вернулись! Джошуа, ты начнешь первым?

— Да. Елена? — позвал Джошуа.

— Я здесь.

Я посмотрел в сторону двери, ожидая появления той, о ком только что думал. Елена, босая, словно порыв ветра, ворвалась в зал. Густые длинные волосы были собраны в пучок. Черная майка с коротким рукавом облегала фигуру. Она вытянула руки вперед — проступили контуры мышц. Небольшая грудь, подтянутый живот. На ногах — обтягивающие штаны, также черные. Ноги стройные, сильные, ничего лишнего. Я бы назвал ее фигуру "точеной". Сердце забилось быстрее.

— Лайо, давно занимаешься? — спросил Джошуа.

— Да, с 4-х лет.

— Ого!

— Да, братик у меня что надо, — подтвердила Гарриет.

— А вы давно занимаетесь? — поинтересовался я у гостей.

— Я с шестнадцати, — ответил Джошуа, — а вот Елена, даже не знаю.

— Он хочет сказать, что в десять лет у меня уже были определенные навыки самообороны, — пояснила Елена.

— Ну что, Джош, — обратилась она к брату, — я готова.

— Я тоже, — ответил Джошуа с большим энтузиазмом в голосе.

Мы с Гарриет уселись на пол возле стены с полками. Я с нетерпением ждал начала поединка. Елена встала напротив Джошуа, метрах в трех от него. Они поклонились друг другу в качестве приветствия и тут же заняли боевые стойки. Елена слегка присела на одну ногу и выставила полусогнутую другую вперед. Руки в оборонительной позиции, ладони раскрыты. Она казалась такой расслабленной в этом положении. Джошуа наоборот, немного сжался. Стойка и положение рук те же, что и у Елены.

Первым атаку начал Джош. Он резко двинулся вперед, руки сжались в кулаки и правой он попытался нанести удар в голову. Елена с легкостью блокировала предплечьем его руку, в то время, как ладонью второй руки, нанесла удар в живот Джошуа и быстро вывернулась в бок. Он слегка согнулся, но не остановился, двинувшись на нее намного быстрее, чем в первый раз. "Скорость сверхнового", — подумал я. Но для Елены, казалось, это было медленно. Их руки несколько секунд летали в воздухе. Удар — блок, удар — блок. Вдруг Елена молниеносно развернулась, наклонилась в противоположную сторону, взмахнула ногой и попала Джошуа прямо в живот. Он согнулся, но не упал.

Елена улыбнулась.

— Ну, все, ты меня разозлила, — прошипел он.

Теперь я понял, что он имел в виду. Скорость, с которой они пытались ударить друг друга, увеличилась в несколько раз. Мои глаза едва различали движения в воздухе. Джошуа бил рукой, Елена блокировала и одновременно заносила другую руку. Джошуа не пропускал удары. Елена намеревалась сбить его подсечками, но он во время перебирал ногами, и она всегда промахивалась. Джошуа попытался выполнить захват рукой, Елена снова была на высоте: легкое небрежное движение, и она свободна. Вдруг Елена стала отходить от Джошуа назад. Он следовал за ней, не оставляя попыток ударить ее.

— Елена, только не это, ты же знаешь, как я этого не люблю, — заговорил Джошуа.

— Мне надоело с тобой церемониться, — ответила Елена.

В одно мгновение между ударами она с разворота устремилась вниз и движением ноги по обеим лодыжкам Джошуа сбила этого борова с ног. Он с грохотом упал на пол. Елена не остановилась. Она с разбега налетела на брата и выкрутила его правую руку. Дикий вопль заполнил комнату: Джошуа корчился в муках на полу. Елена с легкостью ногой перевернула его на живот.

— Сейчас она его добьет, — комментировал я для Гарриет.

Сестра сидела молча с широко раскрытым ртом. Елена взяла вторую руку Джошуа и тоже выкрутила ее. Стон вырвался из груди ее брата. Елена уперлась своим коленом в его спину и слегка ослабила хват.

— Все?

— Нет! — закричал он в ответ.

— Сам напросился.

Она резко надавила ему на хребет и перекрестила руки брата за его спиной. Я поморщился, представляя, что он испытывает.

— Все, все, все, сдаюсь.

Елена тут же отпустила Джошуа и встала в полный рост ему на спину.

— Ты как? В порядке? — поинтересовалась она.

— О, да, — с облегчением в голосе ответил Джошуа.

Я посмотрел на Гарриет: сестра, похоже, пребывала в шоке.

— Гарриет, все хорошо?

— Да, Лайо. Это просто непостижимо. Елена, я ничего подобного не видела. Ты — невероятна!

— Я согласен, — добавил я, гладя прямо ей в глаза, — прекрасная техника.

Удивительно, ее дыхание практически не участилось, в то время как Джош уже еле дышал. Это очень значимая деталь. Елена полностью контролировала ситуацию во время поединка. Скорость — ее конек. Просто невероятно, что человек способен на такое. Но во время их сражения я приметил важные для себя нюансы: для боя ей было необходимо пространство, значит легче ее одолеть, если вести поединок на близкой дистанции. Кроме того, ее конек руки, мой — ноги, и, наконец, я в любом случае сильнее и быстрее ее. Разложив все по полочкам в своей голове, я уже знал, как уложу ее на пол. Улыбка непроизвольно озарила мое лицо.

— Да, похоже, сейчас мне будет туго, — верно подметила она.

— Елена, побей его, — скомандовала Гарриет.

— Я сделаю все возможное, Гарриет, но не обещаю, — засмеялась Елена.

Казалось, будто она прочла мои мысли.

— Лайо, я надеюсь, ты за меня отомстишь? — простонал Джош.

Комната разразилась смехом.

— Вставай, — скомандовала Елена — Иди, Гарриет тебя пожалеет.

Она сошла со спины брата и вернулась на исходную. Гарриет раскинула руки, чтобы принять в объятия побитого жениха. Он не сопротивлялся и быстро прильнул к ней. "Твой выход, Лайо, не подведи", — подумал я про себя. Медленно поднявшись, я подошел и встал напротив Елены. Без своих каблуков она была на голову ниже меня. Мы поклонились друг другу. Я занял свое место в двух метрах от нее. "Я не сведу с тебя глаз", — пронеслось где-то в голове. Она слегка улыбнулась мне, будто ответила: "Я тоже".

Стойка. Я атаковал. Руки были расслаблены, я наносил удары раскрытыми ладонями, так же, как и она. Елена блокировала их и пятилась назад: как я и предполагал, ей было неудобно бороться так близко. Я следовал за ней. Она пыталась ударить меня ногой, но я, пользуясь мгновениями ее уязвимого положения, нанес удар в живот. Боль не нашла отражения на ее лице. Она всего лишь немного прогнулась. Я подошел еще ближе. Теперь я наносил удары и коленом. Она великолепно защищалась. Я сделал шаг назад и с разворота в воздухе ударил ногой, она руками захватила мою ступню, изменила траекторию удара и ответила ногой сама. Прямое попадание в грудь немного отрезвило меня.

"Очень хорошо", — подумал я. Она расслабилась, будто услышала мои мысли. И тут же резко упала вниз и снова ударила ногой. Я успел подпрыгнуть — она промахнулась. Я двинулся на нее, непрерывно работая руками и коленями. Она защищалась. Тогда я увеличил скорость. Ей уже становилось трудно защищаться, дыхание участилось, но она блокировала все мои удары. "Сейчас!" — пронеслось у меня в голове. Я замер на месте, она отошла, я ударил ногой, она уклонилась, второй удар ногой, опять уклонилась, третий — осечка, четвертый — она блокировала его. В этот момент я резко приблизился и выполнил захват рукой. Она не успела освободиться, и одна ее рука уже принадлежала мне. Удар ногой — и она потеряла равновесие. Оставалось немного. Я выкрутил ее руку, она повернулась ко мне спиной, ее лицо слегка морщилось. Я притянул ее за руку вплотную к себе.

Аромат ее тела обжег мой нос, и я вспыхнул, реагируя на такую близость. Затем я немного наклонился, и ее щека оказалась прижатой к моей. Наши взгляды встретились. Ее дыхание участилось. Я ослабил хват и локтевым сгибом второй руки зажал ей горло. Я не давил на него. В тот момент она могла запросто освободиться. Но она не сделала этого. Ее лицо расслабилось, но тело все еще было напряжено, точно так же, как и мое. Я аккуратно надавил руками вниз. Она поддалась. Я опустился и сел на колени, отвел одну свою руку вместе с ее рукой немного вбок, и Елена оказалась у меня на груди. Я продолжал смотреть ей в глаза. Ее сердце колотилось, отбивая бешеный ритм, а мое, в ответ, спешило его догнать. Я был уверен, что она чувствовала его своей спиной, как я чувствовал ее сердце своей грудью. Голова отключалась, губы заныли в желании прикоснуться к ней. Необходимо было что-то предпринять. Я перевел взгляд на стену и аккуратно опустил ее на пол. Молчание становилось мучительным. Кровь ударила в голову.

Я не смог совладать с собой и снова посмотрел на нее. Елена лежала неподвижно. Ее грудь вздымалась в попытках схватить больше воздуха. Она смотрела на меня затуманенным взором. Это было вожделение. Но, тоже время, я понимал, что она напугана. Я убрал руки, но продолжал сидеть на коленях, потому как возбуждение охватило все мое тело. Меня кинуло в дрожь. Я напрягся настолько, что пальцы непроизвольно сжались в кулаки. Еще мгновение, и я не смог бы совладать с собой и набросился бы на нее. Но она успела закрыть глаза. Я выдохнул с облегчением, волна расслабления захлестнула все тело.

Все молчали. Я поднялся и обернулся. Джошуа и Гарриет смотрели на нас с выражением неподдельного удивления. Я еле нашел в себе силы улыбнуться им. Ничего не изменилось. "Плохой знак. Что они видели? Они поняли, что произошло? Надеюсь, нет". Я повернулся и наклонился к Елене, протянув ей руку. Нежно сжав хрупкое запястье, я притянул ее к себе. Я не смог посмотреть ей в глаза. Мне хотелось провалиться сквозь этот деревянный пол. Я ослабил хват, и ее рука плавно выскользнула из моей. Не знаю, где, но я нашел в себе силы задать ей главный вопрос:

— Все хорошо? — чуть слышно спросил я.

Молчание. Я поднял глаза. Елена смотрела в пол. Ее щеки просто горели огнем.

— Да, — наконец, ответила она.

Вдруг Джошуа закричал:

— Ничего себе! Ребята, это было просто, просто потрясающе. Лайо, такого я еще не видел. Ты первый, кому удалось ее победить. Елена, ты прекрасна, я горжусь тобой, сестренка.

Казалось, Елена не слышала его. Обездвиженная, она продолжала смотреть в пол.

— Елена? Ты меня слышишь? — забеспокоился Джошуа.

Я понял, что необходимо что-то предпринять, иначе может случиться непоправимое. Я медленно потянулся к ее руке и легонько продел свои пальцы сквозь ее, затем нежно сжал их и накрыл ладонью другой руки так, чтобы никто этого не видел. Елена подняла глаза на меня. Она была спокойна, волнение и возбуждение покинули ее.

— Похоже, я немного расстроена поражением, — наконец, ответила она, затем повернула голову в сторону зрителей и улыбнулась. — Лайо — блестящий противник.

Я сделал вид, что пожал ей руку и выпустил ее из своих ладоней. Она обернулась ко мне.

— Спасибо, — чуть слышно произнесла она.

— И тебе, Вам, — запнулся я.

Тут в себя пришла Гарриет:

— Лайо, Елена, это было удивительно. Я ничего не поняла, пока ты не оказалась на полу. Я вами горжусь, ребята. Спасибо.

— Не за что, — ответил я и тут же продолжил, — скоро приедут родители и братья, а мы в таком виде.

— Да, точно, — опомнилась Гарриет, — давайте переоденемся и встретимся внизу через, скажем, минут тридцать. Вы как?

— Мы только "за", — подытожил Джошуа.

Они с Гарриет поднялись и поплыли в свои комнаты. Елена еще несколько секунд после их уходя стояла обездвиженная, потом развернулась и молча направилась к выходу. Я не мог пошевелиться. Вдруг стало так стыдно за себя, за свои эмоции и несдержанность.

— Елена…

Она ничего не ответила и вышла из зала. Гробовая тишина повисла в воздухе. "Что же я наделал?" В ушах зазвенело, мысли спутались. Я все еще чувствовал ее аромат, теплоту ее кожи, биение ее сердца. Я все еще хотел ее. "Разве может желание быть настолько сильным? Что это за чувство?"

Я испытывал теплоту, нежность, трепет и страх, от того, что смог ее обидеть. Ее глаза, тело, аромат, — все сводило меня с ума. "Я ведь познакомился с ней только утром, что же это такое? Если бы она была сверхновой, я бы сказал, что это импринтинг, но она — человек. Что же будет дальше? Она же поняла, что я хотел ее? Что она думает обо мне теперь? Я напугал ее? Да, очевидно напугал. Я себя напугал".

Я понял, что влюбился в эту девушку. Вопреки всякому здравому смыслу, я полюбил человека! И что же я сделал? Вместо того, чтобы отнестись к ней уважительно, постепенно привязать ее к себе, опутать и не дать возможности убежать, я позволил эмоциям и желаниям взять над собой верх.

Я почувствовал себя животным. "Может, можно все исправить? Может, она тоже поддалась эмоциям? Она ведь горела в моих руках. Я чувствовал. Она хотела меня. Если бы мы были одни, даже не знаю, чем бы все это закончилось. Необходимо все исправить. Я все исправлю. Я докажу ей, что мои намерения серьезны, что физическое — это не все, что интересует меня, что духовное гораздо больше. Я добьюсь ее".

Внезапно мне стало легче. В голове рассеялся туман. "Необходимо поторопиться: родители с братьями вот-вот нагрянут. Сегодня я буду нужен ей. Я поддержу ее и никому не позволю обидеть".



Глава 1 | Раса | Глава 3