home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20


Мы немного пришли в себя, после самой главной новости, которая навсегда изменит нашу жизнь, и продолжили.

— Инзо, Вы говорили, что хотите открыть правду населению Земли. Вы отдаете себе отчет о последствиях таких действий? — я говорил решительно, пытаясь надавить на него.

— Конечно. Массовых беспорядков не избежать, но это единственный путь к сохранению невинных жизней.

— А сколько людей погибнет? Вы подумали об этом? Когда все узнают правду — это только разожжет межвидовые противоречия! Люди обвинят во всем сверхновых и станут убивать всех подряд. И если раньше подобные мне угнетали простых людей, теперь будут преследовать нас. И по существу, ничего не изменится.

— Рано или поздно, это все равно произойдет, — ответил Инзо.

— Когда вы намереваетесь осуществить задуманное?

— Через неделю, — без тени сомнений заявил он.

— Что? — Елена была в шоке. — Да вы представляете, что будет? Лайо прав, люди выйдут на улицы, чтобы убивать сверхновых!

— Инзо, а если я предложу вам другой вариант решения этой проблемы, — я сам не ожидал от себя такой быстрой реакции. Идея пришла в голову моментально.

— Я обещаю выслушать вас, но решение принимаю не я один.

— Для того, чтобы спасти новых людей, не обязательно раскрывать правду. Достаточно уничтожить всю базу данных о геномах человечества и сверхновых. После этого восстановить всю эту информацию уже никто не сможет.

— Это невозможно, — воскликнул Инзо.

— Я бы не предлагал, если бы не знал, как это сделать.

— Допустим, мы уничтожим эти данные, кто даст гарантию, что никто их не восстановит.

— Во-первых, на восстановление уйдут годы, — ответил я. — А во-вторых, мало кто знает, что не все люди и сверхновые хотят добровольно сдавать кровь на анализ. Они утверждают, что это нарушение их прав. Вполне достаточно сканирования отпечатков и радужки.

— Ты хочешь сказать, что большинство откажется вносить свои геномы в базу?

— Да. И по закону никто не может заставить совершеннолетних сдавать кровь на картирование генома. Конечно, возможно я ошибаюсь, но в любом случае, так мы сможем выиграть пару лет. А сколько геномов можно подделать? Сколько времени у них уйдет, чтобы выявить изменения у новых людей? За пару лет можно многих спасти и многое изменить.

Елена взяла меня за руку и улыбнулась:

— Это отличная идея, Лайо. Инзо, и не нужно людям сообщать правду о сверхновых и таких как я. Прошлого не изменить. Со временем все подумают, что мы — это новые представители Земли. И мы появились в результате эволюции сверхновых, которые теперь смогут жить с простыми людьми.

— И все поверят? — засомневался он.

— А-то! — подхватил я. — В эволюцию и сверхновых поверили. И в это поверят.

— Допустим, ты прав. Но как уничтожить информацию о геномах? — продолжил Инзо.

— Мало кто знает, что все данные хранятся в электронном виде в одном месте. У этих данных есть резервные копии, но они находятся в том же здании, где и оригиналы. Каждый, кто на планете Земля проводит картирование и сравнение генома, всегда вынужден входить в эту базу.

— А как же данные, что копий много и систему уничтожить невозможно?! — спросил Инзо.

— Об этой детали знают только члены правления и их преемники. И я, как один из рода Эсте, бывал там, куда другим вход запрещен.

— И ты знаешь, где все это находится?

— Да.

— Но ты в их черном списке вместе с Омнией! Как ты собираешься это сделать?

— А я и не собираюсь. Это сделает мой отец — Элмар Эсте.

— Ты уверен?

— Абсолютно! Нужно всего лишь заразить две системы вирусом. Отец знает пороли для входа в них, и у него есть высший уровень доступа. Пока остальные кинутся, дело будет сделано. Вам останется только помочь ему выбраться и скрыться вместе с моей семьей, нами, и семьей Маден. Естественно, новые документы — это ваша обязанность.

— А твой отец согласиться помочь нам?

— Вам — не знаю. А мне, Елене и своему будущему внуку — да.

— Я должен обсудить все детали с остальными. Наш ответ я вам дам завтра. Идет?

— Я согласен.

— Это еще не все! — напомнила о себе Елена. — Почему Вы не признались сразу, что Вы и есть Инзо?

— Потому, что увидел одного из рода Эсте. И ты была с ним. Тогда я не мог с уверенностью сказать, что вы оба на нашей стороне. Кроме того, я не был уверен, что тебе следует знать правду.

— Почему Вы изменили свое мнение? — не успокаивалась Елена.

— Я собрал информацию о Лайо. Потом мне сообщили, что на вас обоих началась охота, — и я понял, что терять вам уже нечего.

— Что за знаки на моей спине?

— Это почетные символы того места, где ты выросла. У твоей сестры были такие же. Они говорят о твоей исключительности, способности дать жизнь, о твоих талантах и принадлежности к особому миру, куда попадали не все.

— Вы о моих способностях?

— Да, о них.

— Но зачем вы обучали меня?

— Мы просто давали возможность тебе реализоваться.

— "Тест — активность отрицательная" — это о втором "гене бесплодия"?

— Да, это о том, что он заблокирован.

— А штрих-код?

— Это код доступа к возобновлению памяти.

— Что-о-о? Мою память можно восстановить?

— Да, но я не думаю, что это хорошая идея, Омния. Ведь ты сама хотела ее стереть.

— Я сама удалила все воспоминания?

— Омния, ты не представляешь, о чем тебе придется вспомнить, если ты воспользуешься этим шансом. Поверь, это не нужно тебе. Того, что произошло тринадцать лет назад — не исправить. А значит, не имеет смысла ворошить осиное гнездо.

— Но это часть моего прошлого! Часть меня! Вы не представляете, что значит жить, и не знать кто ты.

— Но это будет слишком болезненно для тебя, Омния.

— Меня зовут Елена! Омния мне не знакома.

— Ты понимаешь, тебе будет больно вспоминать.

— Больно — это когда твоя спина изуродована рубцами, а ты даже не понимаешь, откуда они! Когда появляются вспышки из прошлого, а ты не знаешь, про что они. Когда ты выбираешь себе имя из ночных кошмаров! А потом узнаешь, что эти кошмары про твою сестру! Хватит! Я не отступлюсь!

Я обнял ее:

— Елена, дорогая, успокойся. Если ты действительно этого хочешь, я не думаю, что Инзо откажет, ведь так? — я вопросительно глянул на него.

— Ты сама выбираешь свой путь, я не вправе препятствовать тебе, — ответил Руме. — Садись в то кресло.

Елена встала со стула и прошла к креслу. Парнишка одел ей на голову какой-то шлем. Затем оголил спину и просканировал штрих-код. Елена снова легла в кресло и закрыла глаза. Инзо подошел к ней и зафиксировал ремнями запястья и лодыжки.

— А это зачем? — забеспокоился я.

— Информация будет загружаться с большой скоростью в виде картинок, — пояснил Инзо. — Это вызовет перегрузку ее нервной системы. В первые секунды она не будет знать, где она и что с ней. Поэтому, эти ремни удержат ее на месте, пока она не придет в себя. Вся процедура займет около минуты. Ты сможешь увидеть ее воспоминания на этой проекции, — он указал на прозрачную стену. — Однако, понять их значение сможет только она.

— Ребенку это не навредит? — спросил я.

— Физически — нет. Просто она испытает очередной стресс.

— Елена, ты уверена? — еще раз спросил я.

— Да, Лайо.

— Кайл, начинай! — приказал Инзо.

Я стоял возле Елены и смотрел на проекцию. Картинки мелькали с бешеной скоростью, и я едва ли мог разглядеть их. Вот, кто-то протягивает ей книгу. А вот она бежит к воде. И Инзо — я узнал его. Белые комнаты. Толпы детей. Все бегут куда-то. Пустой коридор. Девушка. Я уже видел это лицо: оно мелькало до этого. Елена бежит куда-то. Взрыв. Инзо. Карл Маден. Все закончилось.

Первые секунды Елена лежала, не двигаясь. А затем резко сорвалась и стала орать. Она пыталась вырваться, плакала и тряслась.

— Я убью Вас всех! Елена! Ненавижу! Я вас всех найду и убью! Вы ответите, ублюдки!

— Елена, все хорошо, Елена! — стал успокаивать ее я.

Казалось, она не слышит меня. А потом, в одно мгновение, она успокоилась и откинулась назад. Она больше не кричала, только плакала. Инзо подошел к ней и отстегнул ремни. Она вскочила с места и обняла его.

— Учитель, за что?

— Ни за что, моя дорогая. Просто такая судьба.

— Почему она сделала это?

— Она любила тебя больше всех. Это все, что она могла тебе дать.

— Я ненавижу их! Я ненавижу их всех!

Я стоял в оцепенении. Казалось, будто меня для нее больше не существует. "А вдруг она говорит о сверхновых? Вдруг, это подобных мне она ненавидит. И что тогда? Кем я буду для нее — олицетворением кошмаров прошлого?" Эти мгновения, которые я там простоял, показались мне вечностью. Елена плакала, Инзо успокаивал ее, а я, молча, наблюдал в стороне за происходящим.

Наконец, она повернулась ко мне.

— Лайо!

— Я здесь! — проговорил я и протянул к ней руки. Она сразу же кинулась ко мне в объятия. Это было таким откровением для меня! Будто мы встретились впервые в жизни, и я всегда любил ее, но еще не знал, полюбит ли она меня. И вот, она полюбила.

— Лайо, это было так ужасно. Я ненавижу их, всех их.

— Я знаю, дорогая. Знаю.

— Пообещай мне кое-что, — вдруг попросила она.

— Что угодно, — согласился я.

— На Землю ты возьмешь меня с собой.

— Я пока никуда не лечу.

— Ты полетишь, чтобы встретиться с отцом. И меня возьмешь с собой.

— Я не могу обещать, Елена.

— Если не пообещаешь, я сама лично расскажу всему Миру правду. И мне плевать, что будет с Землей. Я хочу лишить их всего, ради чего они это делали. Всего!

— Хорошо, Елена. Я возьму тебя с собой.

— Омния, какое имя ты выберешь теперь? — подал голос Руме.

Елена отстранилась и взглянула мне в глаза.

— Омния погибла там, где и ее сестра. Теперь меня зовут Елена, в память о ней.

Она повернулась к Инзо.

— Учитель. Так много жертв! Лишить их власти будет самым большим наказанием. А потом вы отстреляете их по одному, как собак. Да, и еще одно. Учитель, даже если бы я помнила, я бы все равно полюбила его. Это было с первого взгляда, с первого слова. Как будто импринтинг.

— Я знаю, милая. Его большое сердце невозможно было не полюбить.

Она взяла меня за руку и повела к выходу.

— Пойдем отдыхать. Завтра все станет ясно.

Я молча повиновался. Когда мы уже были в дверях, Инзо вдруг крикнул нам в след:

— Елена, ты же помнишь, что импринтинга не существует?

— Помню, но само слово мне очень нравится, — ответила она.



Глава 19 | Раса | Глава 21