home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19


Я очнулся в просторной светлой комнате. Кто-то держал меня за руку. Я открыл глаза, но пошевелиться не мог. Первая мысль была о Елене:

— Елена? — позвал я.

— Успокойся, Лайо, я рядом с тобой, — ответил любимый нежный голос. — Все хорошо, любимый.

Кто-то сильнее сжал мою руку.

— Елена, это ты?

— Да, Лайо, это я.

Я закрыл глаза и вздохнул с облегчением: с ней все было впорядке.

— Лайо, через минуту ты сможешь двигаться, потерпи. Я очнулась раньше тебя. Мы в безопасности.

— Что случилось? — спросил я.

— На крыше нам ввели какое-то лекарство. Это были ребята Инзо.

— Рошен — это и есть Инзо?

— Да, Лайо. Это он.

— Голова не слушается.

— Сейчас это пройдет. Открой глаза, Лайо

Я приоткрыл глаза и едва ли смог разглядеть ее лицо. Она будто бы улыбалась. Я поморгал, и резкость немного улучшилась. Такие знакомые, любимые черты!

— Елена! С тобой все в порядке?

— Да, Лайо!

— Я думал, что это конец.

— Нет, родной. Нам помогли наши друзья.

Она дотронулась до моих губ.

— Полежи немного, я посижу рядом с тобой.

— Елена, кто эти люди?

— Лайо, думаю, лучше Инзо сам все тебе расскажет.

— Ты узнала о своем прошлом? Кто ты?

— Пока нет. Я попросила отложить разговор до тех пор, пока ты не сможешь присутствовать при нем.

— Выходит, все меня ждут?

— Ничего, подождут. Я тебя не оставлю.

— Елена?

— Да.

— Я люблю тебя, очень сильно.

— И я люблю тебя, родной, — она снова дотронулась до меня губами, но в этот раз я смог ответить на ее поцелуй.

— Попробуй пошевелиться, Лайо.

Я медленно повернул голову и осмотрелся. Мы находились в какой-то комнате, похожей на палату интенсивной терапии. Светлые тона не напрягали глаза. Елена сидела рядом со мной на кровати. Она была одета в свободный хлопковый белый костюм, похожий на врачебный. Выглядела она хорошо. Только небольшие тени под глазами выдавали усталость. Я краем глаза взглянул на себя. Я был одет в такой же белый костюм, как и Елена.

— Это ты меня переодела? — съязвил я, вспоминая тот день, когда она проснулась дома после болезни.

Шутка удалась, и Елена засмеялась.

— К сожалению, нет! Но я бы хотела!

— Я бы то же хотел, чтобы это была ты, солнышко.

Незаметно для себя, возможность управлять своим телом вернулась ко мне. Почувствовав прилив сил, я резко поднялся с кровати. В голову ударила кровь и меня повело.

— Оу- оу- оу! Не так быстро, Лайо, — запротестовала Елена.

— А почему ты уже пришла в себя, а я нет?

— Ты так напугал ребят, что они вкололи тебе больше, чем требовалось. Инзо пришлось о тебе позаботиться.

— За это ему спасибо.

Она крепко обняла меня.

— Я думала, что умру там, упаду вниз, но ты меня вытащил. И в твоих объятиях мне было так спокойно. Я закрыла глаза и очнулась в такой же палате, как эта. Рядом сидел Рошен. Он сразу признался, что он и есть Инзо Руме. Отделаться от нас в Орвайс у него не получилось. Вчера он засек нашу машину в городе, и решил действовать по-другому. Заманить в нужное место, вырубить и доставить сюда, чтобы во всем разобраться. Но тут появились те, которые пытались нас убить. Трое из них поджидали его на крыше. Он нужен был им живым. А от нас они хотели избавиться на первом этаже. Не получилось. Ты спас и его, и меня. Объясняться было не когда. Его люди разобрались внизу и во время подоспели к нам. Правда, с тобой они все же перестарались.

— То есть — это не его люди пытались нас убить?

— Нет! Руме хотел все объяснить мне, но я сказала, что пока не увижу тебя, и ты не будешь в порядке, никаких разговоров мы вести не будем. Он даже не настаивал, — улыбнулась она.

— Ты не знаешь, где мы? — спросил я.

— Это какой-то лабораторный комплекс. Они здесь работают и живут.

— Ты тоже жила здесь?

— Не знаю, возможно.

Нас прервал молодой человек, вошедший в комнату.

— Пойдемте со мной, Вас ожидают.

Мы даже не спрашивали, кто. Просто встали и последовали за ним. Он вел нас вдоль длинных коридоров с белыми дверями из матового стекла. Их было так много! Наконец, он остановился и пригласил нас в одну из комнат. Первым вошел я, придерживая за руку Елену и заслоняя ее своим торсом.

— А вот и вы! — поприветствовал нас Инзо. — Мы вас ждали!

Помещение оказалось весьма просторным. Вдоль всех его стен, за исключением прозрачной, с видом на озеро, располагались многочисленные мониторы. Недалеко от них было установлено большое белое кресло, очевидно, специально для манипуляций. Возле прозрачной стены стоял белый стол и четыре стула. Кроме Инзо в комнате находился еще один норд, на вид лет двадцати.

— Проходите, не волнуйтесь. Сюда, — Инзо указал рукой на стулья у стола.

Мы молча вошли и сели за стол. Руме присаживаться не стал.

— Очевидно, у вас ко мне очень много вопросов, — начал он. — Но я вынужден попросить вас пока не задавать их мне. Я уже знаю, что случилось с моим другом Карлом, твоим отцом, Омния. Мне очень жаль. Я рад, что ты нашла меня, и, несмотря на мое замешательство, проявила терпение и выдержку.

Мы с недоумением смотрели на него.

— "Замешательство"? "Выдержка"? — возмутился я. — Вы узнали ее в тот момент, как увидели на пороге своего дома! И Вы не стали помогать ей, хотя кроме Вас помочь никто не мог. И почему после всего Вы решили привезти нас сюда и поговорить?! В чем дело?!

— Лайо, не нужно, — стала успокаивать меня Елена. — Он все расскажет нам.

Она сильнее сжала мою руку, и я не стал продолжать.

— Лайо, твое негодование вполне оправдано, и я прошу прощения перед вами за свои ошибки, — ответил Инзо. — Позвольте мне начать.

— Конечно, Инзо — разрешила Елена.

— Сначала, я спрошу тебя, Омния.

— О чем?

— Почему ты выбрала имя "Елена"?

— Это имя из моих ведений, — ответила она. — Я бегу по коридору и зову Елену.

— И ты решила взять это имя, потому что оно было в твоих воспоминаниях?

— Да. А чье оно?

— Это имя твоей сестры. Она погибла, когда тебе было десять лет.

— У меня была сестра?

— Да, ей было тогда девятнадцать.

— Расскажите мне все, — попросила Елена.

— Твоя история началась двеннадцатого августа 2227 года на планете Земля. Ты родилась в человеческой семье, как и твоя сестра. Твои родители были членами организации за права и свободу человечества. Их звали Джероми и Айрис Вернхорн. По воле судьбы, твоя старшая сестра сразу же после рождения попала на Орию в особый центр, который сотрудничал с этой организацией. Там она росла, встречалась с родителями и обучалась. И твои мама и папа знали, что тебе предстоит пройти тот же путь, что и ей.

— Но почему?

— Потому что вы были особенными детьми. Совершенными созданиями самой природы. Омния, ты одновременно и человек и сверхновая, так же, как и твоя покойная сестра.

— Что? Это что, возможно? — не выдержал я

— Да, Лайо! И она живое тому доказательство. Итак, двеннадцатого августа у твоей матери Омния, начались преждевременные роды, и вопреки нашим планам, она попала в обычный госпиталь на Земле. Когда ты родилась, у тебя взяли кровь на анализ для регистрации в международной базе. Когда твои данные попали в головной центр "Генезиса", твоя судьба и судьба твоих родителей была решена. Мы успели спасти тебя, но Айрис и Джероми убили прямо в больнице.

— Но почему? — не выдержала Елена.

— Потому что ты человек, который может доказать, что сверхновые — это не новый вид человечества, а просто отдельная его раса.

Я смотрел на него, и не мог поверить своим ушам. Все мои знания, весь мой опыт, мои жизненные взгляды основывались на простой истине: я — представитель другого вида! Я — другой!

— Постойте, это как — "раса"? — переспросил я.

— Так. Омния могла забеременеть как от человека, так и от свехнового. Всегда. Это не стало бы невозможным, будь сверхновые представителями другого вида. Но, об этом позже. Для того, чтобы все стало на свои места, вернемся в прошлое. Твой дедушка, Лайо, которым так восхищается вся элита Земли, никогда не открывал "ген бесплодия", потому что он сам его изобрел.

Я уже перестал анализировать то, что он говорил, и просто слушал.

— Твой дедушка был генильным ученым. Но его болезненные идеи о создании идеальных людей, натворили очень много бед. Джорж Эсте по долгу службы занимался изучением геномов одаренных людей. Это было международное исследование, проводимое частной корпорацией. Эсте отобрал среди них всех со светлыми глазами, темными волосами, физически выносливых, а главное, бездетных, никогда не беременевших и не рожавших, и внедрил им искусственные гены бесплодия. Естественно, проектом руководила корпорация. И эксперимент удался. Несчастные люди, которые ничего не подозревали, действительно стали бесплодны. Твой дедушка также внедрил этот ген себе и своей жене. Она забеременела и родила в 2020 Майкла Эсте. Это был фантастический успех. Начало формирования нового искусственно созданного вида.

— Ну почему тогда эти гены, которые он внедрил, нельзя было блокировать? И откуда, тогда, гены физических данных? Они тоже искусственные? — с негодованием в голосе спросила Елена.

— Нет, Омния. Джорж всех обманул. Гены физических данных и внешних проявлений существовали у этих людей от природы. Они были подобны новой расе, зарождающейся на Земле. Но природа не сотворила их отдельным видом! Не смотря ни на что, они должны были оставаться обычными людьми. Жить, любить, заводить детей. Просто они бы немного отличались от всех остальных, как другие, например, отличаются цветом кожи.

— Так в чем гениальность плана? — спросила Елена.

— Эсте внедрил гены бесплодия не только в тот сектор, о котором рассказал, но и в еще один. И не просто добавил эти гены, а разместил их рядом с теми, без которых жизнедеятельность невозможна. В случае блокировки "гена бесплодия", запускалась реакция блокировки соседних генов, и особь погибала.

— Но почему его никто не остановил? И как такое можно было скрывать столько лет?

— Потому что это был коммерческий проект. В 2020 году корпорация переименовала себя в "Генезис", а Джорж Эсте вошел в совет директоров. Зачем нужно было создавать искусственный вид? Ответ кроется в сущности человеческой природы. Каждый хотел быть уникальным, отличным от таких же, как он. Представь себе, что можно было просто прийти и купить свою уникальность. Потом выбрать среди одаренных свою половину и создать детей, более совершенных, чем остальные.

— Селекция, — одним словом я описал все то, о чем он говорил.

— Но все это приобрело огромные масштабы. Сверхновые стали пропагандировать свое господство на вашей планете. Особые люди, венец творения природы. Постепенно, все превратилось в простую, по сути, расовую нетерпимость. Одни лучше, другие хуже. Одни умнее, другие — глупее.

— Одни — сверхновые, другие — простые люди, — помог ему я.

— Да, Лайо!

— Выходит, что только я не в курсе этой истории? — заключил я.

— Нет, мой мальчик. Твоя семья ничего не знает. И некоторые члены правления тоже. Большинство жителей Земли даже не подозревают, что все догматы, на которых основана их жизнь — сплошная ложь. Поколения сменяли друг друга, и вера в превосходство сверхновых сделала свое дело. Для кого-то признание в истинных причинах отличия было постыдным. Поэтому осведомленные предки стали скрывать от собственных детей искусственность своей природы. Но были и другие — сверхновые, которым было выгодно знать правду. Среди этих людей — члены правительства, видные деятели политики и науки, некоторые члены правления "Генезиса" и их подопечные. Эти люди охраняли секреты всеобщего прошлого. Они тормозили исследования генома, которые могли раскрыть их тайну, способствовали, в свое время, созданию единого банка генов Земли. Они продвигали закон о монополии "Генезиса" в проведении всех генетических исследований. Эти люди в ответе за смерть твоих родителей, Омния, твоей сестры и Карла Мадена. Они хотят и твоей смерти, Лайо.

— И если мой отец капнет слишком глубоко, его тоже уберут? — спросил я.

— Не важно, кто твой отец. Если он не в круге — он за ним.

— Так, все-таки, кто такая Елена?

— Омния, ты имеешь в виду?

— Да.

— Около пятидесяти лет назад, когда уже существовало нелегальное движение за права человека, Земля наводнилась слухами о случаях рождения детей у простых людей от сверхновых и наоборот. Это явление послужило толчком к началу настоящей невидимой войны между организацией за права и свободы человечества и закрытым обществом просвещенных сверхновых. Именно в то время члены этой нелегальной организации обратились за помощью к нордам. Мы с человечеством самые близкие виды во всей Вселенной. Норды не стали отказывать, но условия свои, все же, выдвинули. Мы хотели быть нейтральной стороной и не собирались участвовать в чужой войне, а тем более, убивать кого бы то ни было. Норды сказали, что помогут провести генетические тесты и выяснить, в чем причина такого явления. Но если другая сторона попросила бы помочь им в сборе данных, норды бы им не отказали.

— И что, сверхновые попросили? — поинтересовалась Елена.

— Нет, они стали убивать. Всех. Без разбора. Целые семьи истреблялись сразу, после попадания геномов в базу данных Земли. Нас возмутил этот факт, но мы не ввязывались, пока однажды на исследовательскую лабораторию на Ории не напали. Там работали только представители нашего вида, и их всех убили. Естественно, после такого норды приняли сторону сопротивления. На нашей планете были организованы целые жилые комплексы, в которых проводились исследования геномов людей. В этих лабораториях жили и обучались дети, которых нам удалось спасти. Эти дети стали ключом к разгадке тайн эволюции человечества. Их создала сама природа, дабы исправить ошибки, допущенные людьми.

— Эти дети были такими же, как и я? — спросила Елена.

— Да, дитя мое. Ты родилась в человеческой семье, но у тебя есть два "гена бесплодия", созданных природой. Один из этих генов находится там же, где и у сверхновых. Он практически идентичен их гену бесплодия, но функция у него иная. Другой ген расположен в новой области. Он не связан с функциями жизнедеятельности. Омния, первый ген был всегда активен в твоем теле. Его функция — возможность забеременеть от человека. Второй "ген бесплодия" был заблокирован другой, новой, неизвестной никому группой генов. Мы назвали их "генами активности". После активации второго гена ты могла беременеть и от человека, и от сверхнового. Поэтому, я и утверждаю, что ты и человек, и сверхновая одновременно!

— А глаза?

— Если активируется второй ген — они становятся синими. Если его искусственно заблокировать — глаза станут такими, с которыми ты родилась — карими.

— Это у всех так? — поинтересовалась она.

— Нет, некоторые рождаются со светлыми глазами, и ты никогда не отличишь их от сверхновых. Но во всем остальном — вы одинаковы.

— А как активируется и блокируется второй "ген бесплодия"? — спросил я.

— В вашем случае, Омния систематически контактировала с твоей семенной жидкостью, Лайо. В начале, организм воспринимал ее как чужеродную, но со временем адаптировался. Определенные вещества проникли в клетки Омнии и запустили активацию второго гена бесплодия. В случаях с мужчинами роль провокатора, так его назовем, играет секрет женского тела.

— И сколько времени на это требуется? — продолжала Елена.

— По-разному, от месяца до года, все зависит от иммунитета.

— А если бы Лайо был простым человеком?

— Активации бы не произошло. Вы бы прожили всю свою жизнь, не осознавая, что ты и ваши дети — особенные люди.

— Выходит, я хамелеон, какой-то, — подытожила Елена.

— Ты не хамелеон, дитя. Ты — создание природы, призванное исправлять чужие ошибки. Подобные тебе рано или поздно населят всю Землю. И тогда грань между человеком и сверхновыми сотрется. Система отношений, которая существует на вашей планете, неизбежно рухнет, и на смену ей придет новый мир, который создадут Ваши дети. И поскольку мы полагаем, что такое развитие событий неизбежно, мы приняли решение их ускорить.

— Что значит, ускорить? — в один голос спросили мы с Еленой.

— Мы предоставим всему населению Земли информацию о природе сверхновых. Мы расскажем, сколько невинных жизней было отобрано для того, чтобы сохранить этот секрет. Ясно, что это вызовет волну негодования, прежде всего со стороны человечества. Рано или поздно, все закончится, и Вы, и ваш ребенок сможете вернуться на Землю.

Я перевел взгляд на Елену. Внезапная догадка осенила меня. Какой же я дурак! Этот постоянный голод, усталость, синяки под глазами. Я посмотрел на ее грудь: она действительно казалась немного больше, чем обычно.

— Лайо, не смотри так, — мгновенно отреагировала Елена. — Я не беременна! Я бы знала! Инзо, я ведь не беременна?

— Простите, я думал, что Вы в курсе.

— Но как я не заметила? — сокрушалась пораженная Елена.

— Три недели — маленький срок, для того, чтобы заметить, — приободрил ее Инзо.

Елена схватилась руками за живот и посмотрела на меня. Ее большие синие с фиолетовым глаза стали влажными, и вот, одна капелька вырвалась и покатилась вниз. Она была такой красивой в этот момент! Я опустился перед ней на колени, обнял за талию и приложил голову к ее чреву. Конечно, я не мог почувствовать эту жизнь внутри нее, но осознание того, что она в ней есть, заставляло сердце биться быстрее. Я встал, дотронулся губами до ее уха и тихо прошептал:

— Я так рад, любимая, не смотря ни на что. Мы ведь мечтали о нем!

— Да, — прошептала она.

— Может, Вас оставить наедине? — вежливо предложил Инзо.

— Нет! У меня еще слишком много вопросов, — твердо заявила Елена.




Глава 18 | Раса | Глава 20