home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1


— Мы еще долго будем здесь торчать? Гарриет?! Гарриет!!! Ты меня слышишь?

Сестра стояла молча, вглядываясь в даль узкой аллеи вишневых деревьев, которые уже отцветали. Мелкие белые и розовые лепесточки под действием слабых порывов ветра отрывались от ветвей и кружили, подобно снежинкам, в воздухе, медленно опускаясь на брусчатку.

— Лайо, не будь занудой. Ты знаешь, как долго я его ждала? Десять минут потерпеть не можешь.

— У меня занятия через десять минут.

— Это — вся моя жизнь, а ты боишься пропустить рассказ про 32 галактику?

Я никогда не понимал смысл явления импринтинга, точнее, смысл природной связи я осознавал всегда, но, как говориться, можно тысячу раз услышать… Гарриет уже испытала импринтинг. И теперь она ждала того, с кем ей было суждено прожить всю оставшуюся жизнь, завести детей и, если повезет, умереть в один день. Они познакомились с Джошуа на пляже, когда тот со своими друзьями пытался кого-нибудь "подцепить".

"Вот и подцепил на свою голову", — усмехнулся про себя я. После недолгой разлуки, длиной в один месяц, Джошуа должен был приехать к нам со своей сестрой погостить, познакомиться с семьей, с которой собирался породниться, обсудить планы по поводу свадьбы и вообще.

— Вот он, Лайо, это он! — Гарриет запрыгала на месте, вцепившись в меня обеими руками.

Я обнял ее, чтобы немного успокоить.

— А вдруг это все-таки не он? Ты же воспитанная девушка. Держи себя в руках.

— Я спокойна, — пролепетала она, но прыгать не перестала. Вдалеке аллеи показалась фигура мужчины в белом. Он быстро приближался к нам. Теперь можно было точно сказать, что это Джошуа. Гарриет оттолкнула меня, что было силы, но вырваться я ей не позволил.

Джошуа был одет в водолазку под горло и узкие штаны. Белоснежный наряд выгодно подчеркивал его атлетическую фигуру. Свои длинные черные волосы он собрал в тугой хвост. Губы приоткрылись, и улыбка осветила его лицо. Ровные брови, густые ресницы, синие глаза, прямой аккуратный нос, — вживую он был еще лучше, чем на фотографии.

— Ну, теперь понятно, что ты в нем нашла. Беги уже!

Гарриет мельком взглянула на меня и через мгновение уже летела к нему. Джошуа раскинул руки, чтобы принять ее в свои объятия. Я смотрел, как он кружит ее в воздухе, прижимает к себе, целует щеки, глаза. Любой бы на моем месте испытал восторг. Он остановился, опустил ее на землю, поднес свои ладони к ее лицу и стал целовать в губы. Это была очень красивая пара. Гарриет, такая высокая, статная, с длинными каштановыми волосами, развевающимися среди вишневых лепестков, и он, как ее продолжение, еще выше, намного больше и массивнее.

— Да, есть ради чего пропустить пару, — сказал я себе под нос.

Вдруг мое внимание привлекла черная тень, движущаяся по аллее в нашем направлении. Это была девушка. По мере того, как она приближалась, я смог внимательнее рассмотреть ее.

Она была одета так же, как и Джошуа, только во все черное. Водолазка под горло и штаны облегали хрупкую, изящную фигуру. Сапоги с высокими каблуками подчеркивали длину стройных ног. Бледная фарфоровая кожа, длинные темные волосы, отливающие медью, подвивающиеся на концах в кудряшки, тонкие брови, выступающие над темными очками, скрывающими ее глаза, аккуратный носик, слегка приподнятый на конце и алые сочные губы, которые уже начали свое движение к улыбке. Она приближалась ко мне в облаке бело-розовых лепестков, таких же легких и прекрасных, как она сама.

Проходя мимо Гарриет и Джошуа, она отвернулась и рукой заслонила глаза. Улыбка озарила ее лицо, когда она повернула голову и посмотрела на меня. Я улыбнулся ей в ответ, догадываясь, что она и есть ни кто иной, как Елена, сестра Джошуа.

Я смотрел на совершенство среди совершенных. "Какие же у тебя глаза?" — спрашивал я у себя. "Ведь у синего так много оттенков: голубоватый, фиалковый, бирюзовый или темный, словно глубинные воды океана. Так какие же они, твои глаза?"

— Привет! Вы, наверное, Лайо? Я Елена, сестра Джошуа.

Она протянула мне руку, и я задохнулся ее ароматом: тяжелые ноты амбры и пудровые оттенки сочетались с запахом орхидеи и сандала. Это не был легкий букет, но он показался мне самым лучшим из тех, что когда-либо приходилось почувствовать.

— Привет! Да, я Лайо. Очень приятно с Вами познакомиться, Елена.

Я протянул руку в ответ и бережно пожал хрупкую ладонь.

— Джошуа рассказывал, что у Вас вся семья — врачи. Хорошая традиция, особенно в современном мире.

— Лингвистика так же необходима, особенно в современном мире, Вы не находите?

— Джошуа не скрыл, что я увлекаюсь языками?

— Ну, если бы я владел 13 языками в совершенстве, включая нордический и латынь, слово "увлекаюсь" было бы для меня чем-то большим, чем есть сейчас.

Елена засмеялась.

— Бедные Норды, они и не подозревают, что их язык такой пугающий.

— Бедные не Норды, а те, кто пытаются разговаривать с ними, — сострил я.

Мы оба засмеялись. "Что это со мной? Похоже, я с ней флиртую".

— А в какой области Вы специализируетесь, Лайо, — спросила она, приподняв голову и глядя, по всей видимости, прямо мне в глаза.

— Генетика, точнее лечение людей путем внедрения генов других видов.

Мой ответ должен был удивить ее, ведь лечение людей — это далеко не престижное направление. "Почему меня волнует, что она подумает? Меня не волнует, что по этому поводу думает отец с матерью, а вот ее мнение вдруг стало важным".

— Это прекрасно, ведь каждое существо во Вселенной имеет право надеяться на помощь. Особенно такое несовершенное, как человек…

Она опустила голову, разглядывая что-то внизу. Волна тепла пробежала по всему моему телу. Сверхновая, с такими взглядами на окружающий мир — это не просто редкость, это моя личная находка! Мы молчали оба. Она не поднимала на меня глаз, а я не отрывал своих от нее.

Никогда в своей жизни я не чувствовал себя таким….. "голым" в присутствие девушки. Я заметил, как легкий румянец стал проступать на ее безупречном лице. Очевидно, мое молчание ее смутило.

— Как Вы добрались, наверное, устали с дороги? — продолжил я.

— Думаю, Джош вообще не устал, а вот я немного утомилась.

Она повернулась в сторону наших любимых родных и быстро обернулась назад: они говорили о чем-то, обнявшись. Это было не вежливо с их стороны не замечать никого, кроме себя, но что поделать.

— Может поторопить их? — предложил я.

— Не нужно, пожалейте влюбленных, им и Мира и Вечности мало.

Я только улыбнулся в ответ. Это все, на что я был способен в тот момент. "Импринтинг… Может это то, с чего я еще недавно смеялся? Да ну, тебя, Лайо. Ты ее лицезреешь впервые в жизни. Может, она ханжа, или стерва, или предпочитает женщин? Интересно, а бывали ли случаи безответного импринтинга?"

Я никогда не задумывался о подобных вещах. Это чувство внутренней гармонии, теплоты, обожания и страстного желания, которое дано природой только сверхновым и только для сверхновых, — оно обозначалось одним словом "импринтинг". "А если я ей не нравлюсь? Почему она на меня не смотрит? Или она смущена не меньше моего? Может, в ее голове бродят те же вопросы?"

— Вы надолго приехали? — поинтересовался я.

— Понятия не имею. Я такие вопросы брату не задаю, — уточнила она и вновь посмотрела в сторону молодой пары.

— Вы уже получили диплом? — продолжал я.

— Да, я закончила Университет год назад, досрочно. Сейчас занимаюсь переводами текстов для брата.

— Он ведь биотехнолог, — вспомнил я. — Сложная литература?

— Нет, не для меня…

Я начинал чувствовать себя просто мальчиком рядом с ней: университет досрочно, биотехнологии — не сложно. В этот момент Гарриет и Джошуа подошли к нам.

— О, я вижу Вы уже познакомились? — издалека начал Джошуа. — Елена, только не разбей ему сердце, он слишком дорог нам!

— Джош, Лайо сейчас подумает, что я очень ветрена, и не станет больше со мной общаться. Лайо, я никому сердец не разбиваю.

— О, — перебил Джошуа, — ты просто говоришь всем "нет"!

Джошуа с Гарриет стали смеяться. Елена молчала. Румянец залил ее лицо, она опустила голову и вздохнула. Джошуа обнял ее и поцеловал в макушку.

Студенты начали заполнять парк. Очевидно, начался перерыв.

— Может, поедем домой, пока меня на прогуле не поймали, — предложил я.

Елена подняла голову и повернулась в мою сторону: улыбка озаряла ее лицо.

— Елена, пожалуйста, сними очки, — вдруг попросил Джошуа. — Я хочу видеть твои глаза.

— Но Джош, мне так удобней.

— А мне нет. Ты же знаешь, как я не люблю, когда ты прячешься за ними. Я вынужден все время гадать, куда ты смотришь.

Она повернулась ко мне, как будто ожидая моего разрешения, но я молчал. Больше всего мне хотелось увидеть ее глаза. Она поднесла руку к глазам и резким движением сорвала оправу.

Я замер на месте. Внутри что-то оборвалось. "Как? Этого не может быть?!" Елена смотрела прямо на меня, словно только ради этого момента она сняла свои очки. Ее ресницы обрамляли большие, немного раскосые глаза, которые завершали совершенный портрет ее лица. Карие, темные, с медным оттенком глаза… Совершенство среди совершенных, несомненно, было простым человеком.

— Джошуа, ты не сказал им!? — с возмущением воскликнула она. — Это некрасиво, Джош! Простите меня, я думаю, мне лучше пойти в машину.

В ее голосе было столько разочарования и досады, что мне стало стыдно за нас с сестрой.

— За что Вы просите прощения, Елена? — спокойно произнес я. — Да, мы удивлены тем, что Вы — человек, но только потому, что Джошуа — сверхновый, а Вы — его сестра.

Я лукавил. Выражение негодования на наших с сестрой лицах было не чем иным, как разочарованием.

— Джошуа, но почему ты не рассказал нам? — удивилась Гарриет.

— Понимаешь, дорогая, скажи я сразу, что Елена — человек, у Вас бы непроизвольно сформировалось о ней мнение, как о человеке. Но Елена необычна во всем. Она просто уникальна.

Он обнял сестру за плечи и прижал к себе. Елена съежилась, будто прячась от нас за его плечом.

— Моя Елена любому сверхновому фору даст. Я думаю, время расставит все по своим местам.

Я понял, что импрентинга быть не может, а значит, ничего личного меня с Еленой связывать не должно. Но легче от этот мысли мне не стало.

— Тогда, получается, что ты, Елена, приемная дочь? — рассуждала Гарриет.

— Да, меня приняли в семью, когда мне было около десяти лет.

— Она не помнит ничего о своей жизни до этого возраста, — прокомментировал ситуацию Джошуа.

— Совсем ничего? Но как? — удивилась Гарриет.

— Мои воспоминания похожи на отрывки из фильма, но я не знаю, как смонтировать из них цельную ленту.

— Елена — моя сестра. Так было раньше, так будет всегда, — подытожил Джошуа. — Не думаю, что те десять лет вообще стоит вспоминать.

Он посмотрел на сестру и снова поцеловал ее в макушку. Мы с Гарриет переглянулись. Не нужно читать мысли друг друга, чтобы понять: родители будут в "восторге" от того, что придется породниться с человеком.

Я перевел взгляд на Елену. Она смотрела на меня. Я не мог не улыбнуться ей. По телу пробежала дрожь, когда она улыбнулась в ответ.

— Ну что, может, пойдем, а то точно поймают на прогуле, — засмеялся я. — Где ваша машина?

Джошуа вопросительно взглянул на Елену.

— Я припарковала ее на университетской стоянке.

— Отлично, наша там же, — ответил я. — Если никто не против, предлагаю Джошуа и Гарриет подождать нас с Еленой возле ворот.

— Мы согласны, — улыбнулся Джошуа.

— Пойдем? — обратился я к Елене.

— Конечно!

Она отстранилась от брата и надела очки.

— Елена!!! — возмущенно произнес Джошуа.

— Я не хочу никого смущать, — спокойно ответила она.

— А кого Вы собираетесь смутить? — спросил я.

— Вы прекрасно понимаете, о чем я!

— Перестаньте. Все будут завидовать мне, предполагая, что Вы — моя подруга.

Румянец разлился по ее лицу. В этот момент она была просто неотразима.

— Спасибо.

— Я сказал правду, — ответил я.

Елена сняла очки. Мы шли молча. Сверхновые, встречающиеся нам по пути, не сводили с нее удивленных глаз. В их лицах отражалось недоумение. Человек здесь — редкость. Согласно постановлению от 2230 года в нашем университете запрещалось обучение обычных людей. Предположительно потому, что такой объем материала простой человек не в состоянии усвоить.

Впервые в жизни мне было стыдно за сверхновых. Они оборачивались, хихикали, некоторые умудрялись даже пальцем показать в нашу сторону. Только теперь я понял, зачем нужны такие очки этому безобидному созданию. Спрятать свою слабость за оправой из темного полимера, слиться с толпой, чтобы не уничтожить вконец свое человеческое достоинство.

При мысли об этом мне стало больно. Странно, что никогда до этого я не задумывался о том, какого это быть человеком в нашем Мире? И такие ли мы совершенные существа, как о себе думаем? Не больше ли достоинства, доброты и сострадания в ней, идущей рядом со мной?

Встретив очередной недоумевающий взгляд, я посмотрел на Елену. Она шла рядом с гордо поднятой головой и улыбалась. Вот только ее глаза, от которых я не мог оторваться, выражали вселенскую грусть. Она посмотрела на меня. Я ничего не мог сделать для нее, кроме того, чтобы улыбнуться в ответ.



Пролог | Раса | Глава 2