home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13


— Привет Джошуа! Я не разбудил тебя?

Сонный голос отвечал мне:

— Нет, Лайо! Как ты там?

— Все хорошо, Джош. Я звоню тебе, потому что нам нужно сегодня встретиться. Это очень важно.

— Где и когда? — сразу же спросил Джош.

— Давай в парке в южной части города, скажем в три часа дня.

— Хорошо, я буду у центрального входа.

Я приехал немного раньше и припарковал свой автомобиль. Джошуа появился вовремя.

— Привет, Лайо, рад видеть тебя.

— Привет Джош, — улыбнулся я. — Давай прогуляемся?

— Конечно, пошли, — согласился он.

— Как дела у Елены? — поинтересовался я.

— Она вчера опять самовольно ушла из больницы. Продолжает настаивать на том, что тормоза сами отказали. Сейчас дома сидит с Гарриет.

— Хорошо, что все хорошо.

— Точно. Так ради чего ты вытащил меня из дома? — наконец, спросил Джош.

— Джошуа, я бы не хотел втягивать тебя во все это, но у меня нет другого выхода. Со мной Елена разговаривать не будет.

— Давай, выкладывай, что случилось?

— Я взял образец крови Елены и картировал его сам, не внося в базу.

— Что? Как тебе удалось?

— Долго рассказывать. В общем, я хочу, чтобы ты лично передал Елене то, что я тебе сейчас скажу. Не по телефону, не на видео, а лично.

— Боишься, что заловят как-то?

— Не знаю, просто страхуюсь. В общем, я нашел у Елены "ген бесплодия".

— Почему я не удивлен? — съязвил Джошуа.

— Кроме него, я нашел еще один участок, который мне не известен. Его нет ни у простых людей, ни у нас.

— И что это значит?

— У меня есть одно предположение. Я думаю, что Елена всегда была сверхновой. Просто из-за этого участка ее генома она как бы "спала". Я не знаю, как и почему, но ее неизвестная болезнь, скорее всего, была "пробуждением".

— Ты меня запутал, Лайо, — пожаловался Джош.

— Джошуа, похоже, что Елена — новый представитель сверхновых, с внешностью, как у обычного человека. До этого непонятного заболевания ее организм подавлял в ней природу сверхновой. Возможно, благодаря тем новым генам, что я нашел. А после болезни ее "ген бесплодия" активизировался. Если мое предположение верно, то Елена — представитель нового витка эволюции человечества.

— И что, теперь она будет фертильной сверхновой?

— Судя по тестам, да, — ответил я.

— Честно говоря, ты меня шокировал. Странно, но отец всегда говорил, что генетически она — человек.

— Может он хотел ее защитить? Например, от тех, у кого она была до десяти лет?

— Скорее всего, ты прав. Что собираешься делать дальше?

— Завтра я улетаю на Орию.

— Ясно. Даже домой не заедешь?

— Нет, не хочу. Слишком много воспоминаний.

— Ладно, я не прощаюсь с тобой. Ты ведь мне как брат теперь. Может, ты хочешь еще что-нибудь передать Елене?

— Нет, Джошуа, ничего. Я продолжу исследовать ее геном. Как только получу новые результаты, свяжусь с тобой.

Мы вышли из парка. Я направился к своему автомобилю, сел в прохладный салон, завел двигатель и приготовился уже выезжать, когда вспомнил, что забыл передать для Елены электронный вариант всех трех геномов: ее, мой, и моей пациентки. Я достал из бардачка жесткий диск и выглянул наружу. Джошуа уже стоял у своей машины, метрах в 50 от меня. Я выскочил из автомобиля и побежал к нему.

— Джошуа, постой!

Он оглянулся и замер

— Передай это Елене. Здесь вся информация.

Я уже начал бежать обратно, когда что-то оглушило меня и больно ударило в грудь. Я отлетел назад и упал прямо на капот чей-то машины. В ушах звенело, спина раскалывалась, дышать было тяжело. Я повернул голову и увидел, что Джошуа лежит на асфальте недалеко от меня. Народ стал собираться вокруг нас. Чьи-то крики слышались вдали. Я медленно поднялся и неуверенной походкой, придерживаясь за машины, пошел к Джошуа.

— С тобой все в порядке? — осипшим голосом спросил я.

— Да, кажется, — так же прохрипел Джош.

— Что случилось? — недоумевал я.

— Не знаю, но что-то взорвалось, похоже, — предположил Джошуа.

Мы, не сговариваясь, посмотрели в сторону моей машины. Ее искореженные обломки были разбросаны по всей парковочной площадке и горели. Клубы дыма вздымались там, где я ее оставил.

— Лайо, да что, черт возьми, происходит?!

— Джошуа, увози Гарриет и Елену отсюда! И никому, даже матери, не говори, куда вы едите.

Я смотрел на его охваченное ужасом лицо и не понимал, о чем он думает.

— Лайо, если бы ты не забыл отдать мне диск…

Я посмотрел еще раз на то, что осталось от машины.

— Джошуа, езжай домой и увози Елену и Гарриет. Ты слышишь меня?!

— Лайо, в случае чего, как тебя найти?

Я немного задумался.

— Сегодня я буду в "Совиньоне". Номер на фамилию Паркер. Не звони мне. Пусть думают, кто бы это ни были, что меня нет. Возможно, удастся пару дней выиграть. И ни кому не говори, что произошло.

— Лайо!

— Что?

— У тебя лоб в крови.

Я вытер свой лоб рукой.

— Ничего страшного. Поезжай, Джош.

Я развернулся в обратную сторону и скрылся за углом.

Номер в "Совиньоне" без сканирования удалось снять без проблем. Я принял душ, заклеил медицинским клеем рану на лбу и лег на кровать. Меня просто трясло.

Убийство? Зачем?

Вдруг все стало складываться. Сначала Елена заболела и попала в больницу. Затем она исчезла, и погиб ее отец. Она приехала на похороны отца и встретила меня. Затем ее авария, моя поездка в лабораторию и, наконец, взрыв. Похоже было, что им нужна Елена.

В груди защемило, и страх сковал тело. Неужели ее секрет настолько важен, что кто-то ни перед чем не остановится, чтобы похоронить его?

В номер постучали. Я подхватился и подошел к двери.

— Лайо, это я! Открой!

Я не мог поверить, что это была она. Открыв дверь, я резким движением затащил ее внутрь. Потом выглянул на улицу: дождь лил как из ведра. Я огляделся: вроде бы никого.

Елена вся мокрая стояла посреди моего номера. С ее волос стекала вода и капала на пол.

— Меньше всего я ожидал увидеть здесь тебя, — не скрывая своего удивления, сказал я.

— Почему ты не остался со мной в больнице?

Вопрос меня обескуражил. Наверняка Джошуа или Гарриет ей проговорились.

— Ты бы только расстроилась, увидев меня. Поэтому, я не стал тебя волновать.

— Ты дурак, Лайо! — закричала она. — Ты такой дурак!

Теперь я понял, что вода капает не только с ее волос. Мои любимые синие глаза были наполнены ею. Непреодолимое желание протянуть к ней руки, обнять, поцеловать и успокоить захлестнуло меня. Я потянулся к ней и, что было силы, прижал к себе.

— Больше никогда не оставляй меня одну! — взмолилась она. — Даже если Мир развалиться на части, не оставляй меня одну!

— Не оставлю. Никогда не оставлю. Прости меня, Елена. За всю боль, что причинил тебе. Прости.

Я губами прикоснулся к ее лицу. Ее кожа была холодной и влажной. Привкус соли появился во рту. Я покрывал поцелуями ее лоб, глаза, щеки и, наконец, губы, а она все тихо бормотала:

— Я люблю тебя, всегда любила и буду любить. И я всегда хотела тебя, еще тогда, в спортивном зале, когда мы соревновались. Я так испугалась тогда. Не тебя, я испугалась себя. Я не знаю, как все это время жила без тебя. Эти два проклятых месяца показались мне вечностью. Мое тело тосковало по тебе. Оно хотело тебя, только тебя. Я и теперь хочу тебя. Лайо, я хочу тебя!

Мое сердце как будто вновь забилось в груди. Словно, все то время, что ее не было рядом со мной, оно не сокращалось. Воздух проник в легкие, будто это был мой первый в жизни вдох. Ее аромат с нотками амбры, сандала и орхидеи, снова обжег мой нос. И все вокруг стало таким не важным.

— Елена, я тоже люблю тебя. И хочу тебя. Я так хочу тебя!

Ее руки потянулись к моему лицу. Пальцы нежно ощупывали его черты. Я продолжал целовать ее глаза, полные слез, мокрые щеки, подбородок, шею. Я развязал пояс ее плаща и одним движением снял его с ее волшебных плеч. Рукой отодвинул край кофты и оголил плечо. Я целовал ее, то возвращаясь к шее, то снова спускаясь вниз. Я почувствовал ее руки у себя в волосах. Они так крепко сжимали мою голову! Мне начала мешать ее кофта. Резким движением я снял ее.

Елена дышала тяжело и часто. Ее руки заскользили по моей спине вниз, захватили край майки и потянули ее вверх. Я помог ей снять ее с меня и сразу же вернулся туда, где только что целовал. Она продолжала раздевать меня. Я аккуратно опустил руки и расстегнул застежку на ее брюках. Пальцы с силой вцепились в мою спину. Боль, которую они причинили, была такой приятной сейчас. Я почувствовал, как ее нагое тело прижимается к моему, как острые кончики сосков прикасаются к моей груди. Я нашел ее губы и впился в них поцелуем.

Она застонала, и я совсем потерял голову. Желание завладеть ей немедленно прожгло меня насквозь. Два месяца я не был близок с ней. Два чертовых месяца.

— Прости, я не могу больше ждать, — прошептал я в ее приоткрытые губы.

— Я тоже больше не могу, — задыхаясь, ответила она.

Я почувствовал, как ее руки расстегивают мои брюки и освобождают меня от одежды. Она провела рукой по моей возбужденной плоти и я застонал от обжигающего удовольствия. Она укусила меня за губу, проникая языком, и позволила моему языку проникнуть в нее.

Этот аромат, этот сладостный вкус, это хрупкое тело, эта нежная кожа! Я вспомнил все, о чем так долго пытался забыть. Мои руки заскользили вниз, к ее бедрам. Приникнув рукой к ее лону, я понял, что она так же готова к этому, как и я.

Елена застонала, когда мои пальцы прикоснулись к набухшему бугорку ее тела. Не дожидаясь дальнейших ласк, она запрыгнула на меня.

— Сейчас, Лайо. Я хочу сейчас, — прошептала она.

— Да, любимая.

Я немного приподнял ее бедра и вошел, погрузившись настолько глубоко, насколько мог. В этот миг мы закричали оба. Елена крепче обхватила меня ногами и начала двигаться. Пройдя с ней на руках к стене, я успел прислонить ее к ней. Так было легче продолжать этот безумный приступ страсти. Мы едва ли могли заглушить наши стоны губами. Каждое мое движение находило отклик не только в виде острого плотского удовольствия. В каждом толчке я ощущал, как все больше растворяюсь в ней, как владею ей, как люблю ее, как хочу, чтобы ей было хорошо, чтобы она была счастлива в этот момент. И еще я хотел, чтобы это безумство никогда не кончалось.

Но она закричала и, извиваясь в моих руках, продолжала судорожно дергаться и стонать. Почувствовав ритм ее наслаждения, я не мог больше сдерживаться. Тело напряглось в последний раз, замерло и погрузило меня в пучину блаженства и непередаваемого удовольствия.

Мы еще долго задыхались, лежа на кровати, абсолютно обнаженные. Я прижимал ее горячее тело к себе, и понимал, что снова хочу. Она, почувствовав это, повернулась ко мне, затем запрыгнула на меня и села сверху.

— Это то, чего ты хочешь. Я знаю, Лайо, потому что сама хочу того же, — прошептала она перед тем, как я впился в ее губы и мы начали все сначала.

Я проснулся утром. Елена еще спала, съежившись в комочек и обнимая меня. Я долго смотрел на нее. Мое любимое лицо было таким измотанным, синяки легкой тенью проступали под ее глазами. Что же мы будем делать дальше? Для того, чтобы у нас было будущее, нужно найти ответы на загадки ее прошлого. Прятаться от кого-то и все время бежать — это не выход.

— Лайо? — Елена встрепенулась.

— Я здесь, родная. Все хорошо, спи.

— Угу, — отозвалась она, крепче обняла меня и закрыла глаза.

Однако, в следующее мгновение она, вдруг, подскочила и широко распахнутыми глазами посмотрела на меня.

— Елена, все хорошо. Ложись и поспи еще немного.

— Который час? — спросила она.

Я взглянул на часы:

— Восемь утра.

— В двенадцать нам необходимо попасть в центральный банк.

— Зачем? — удивился я.

— Я нашла ключ от депозитарной ячейки дома в тайнике. Отец недавно оформил на мое имя там ячейку.

— И не сказал тебе об этом?

— Именно. Нужно посмотреть, что там.

— Хорошо. Где твои вещи?

— У Джоша.

— Они с Гарриет улетели?

— Да, на Орию, еще вчера. Связь будем держать через нашего общего друга.

Она положила голову мне на грудь и тяжело вздохнула.

— Лайо, когда я представляю, как ты остаешься в той машине…

— Он не должен был говорить тебе об этом. Елена, родная, все в порядке. Я же здесь, с тобой. Все будет хорошо. Мы со всем справимся.

— Лайо, с моей машиной кто-то поработал. Отец наверняка погиб не случайно. Он слишком хорошо водил, чтобы просто так вылететь с дороги.

— Елена, попытайся вспомнить первую странность в твоей жизни за последнее время.

— Первую? Все началось после того, как я заболела. На пятый день позвонила мама и сказала, что кто-то забрался в наш дом и перерыл все. Вещи были раскиданы по комнатам. Даже фотоальбомы! Но ничего не пропало. Тогда я поняла, что это меня они ищут, собирают информацию. И я решила скрыться.

— Куда ты отправилась?

— Угадай.

Я засмеялся.

— Как странно, что даже в то время мы были на одной планете, — подытожил я.

— Лайо, мне кажется, что кто-то тогда, в больнице, мой геном все-таки провел по базе.

— Кому это было нужно? Зачем?

Ответ сам непроизвольно пришел мне в голову.

— Только не это, — застонал я.

— Что? — удивилась она.

— Елена, я думаю, что твою кровь прокачал мой отец. Он уже два месяца сидит в архивах и пытается понять, что с тобой произошло. Это не просто забота, это нечто большее, загадка, которую он хочет разгадать. Это ужасно, Елена. Это все из-за меня.

Я запустил реки в волосы и с силой сжал свою голову.

— Не говори ерунды. Ты не можешь нести ответственность за действия твоего отца, если это был он, конечно. Кроме того, я думаю, он просто хотел помочь. В любом случае, изменить мы ничего не можем. Лайо, я о другом думаю.

— О чем?

Я обнял ее и потянул на себя. Она поудобней устроилась на моем большом теле, опустила голову мне на грудь и продолжила рассуждать:

— Почему мой отец никогда не говорил мне про мой особенный геном. Даже, когда узнал, что мы женимся. Он ведь прекрасно понимал, как мы страдаем.

— Не знаю. Может он не хотел обнадеживать тебя, ведь ты выглядела как человек и за время наших отношений не забеременела. Я думаю, что причины вести себя подобным образом у него были. Ответ в твоем прошлом.

— Да, но как его найти?

— Давай начнем с депозитарной ячейки.

Она улыбнулась:

— У нас ведь есть еще время?

Я посмотрел на ее заспанное лицо, на волосы, непослушно торчащие в разные стороны, на нежные плечи, не прикрытые одеялом, и подлез пониже, чтобы встретиться с ее губами. Они без труда нашли друг друга. Я прекрасно понимал, что сегодня спать мы больше не будем.




Глава 12 | Раса | Глава 14