home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава5

  Кимао не мог уснуть. Тело начало гореть огнем еще несколько часов назад. Образы в голове слепили его разум, и эта борьба изматывала. Кимао метнул подушку в стену и зарычал. Будь ты проклят, Ри Сиа! Будь ты проклят!

    Кимао сел в кровати и потер раскрасневшиеся глаза. Его спасет физическая нагрузка. Только так можно бороться с этим поганым наваждением. Дерева натянул на себя льняные штаны и вышел из комнаты. Три утра. Осталось продержаться часа два, не больше. Кимао спустился вниз и направился в тренировочную.

    Данфейт проснулась, когда в очередной раз ударилась головой о потолок. Будь он неладен, этот фрирайн! Взглянув на часы, она поняла, что время медитации давно истекло. Она спрыгнула на пол и сняла с себя ненавистное устройство. Потирая глаза, она задумалась над тем, что именно ей снилось. Дани не смогла вспомнить содержание сна, но определенно после него все тело будто жгло огнем. И это желание, что пульсировало в ее животе... Противно даже. Она попыталась представить себе лицо Сайми, но не смогла. Черные глаза впились в сознание и поглотили все воспоминания. Мысли об этом человеке повергли ее в шок. Данфейт замерла посреди тренировочной комнаты. Определенно, с ней что-то было не так...

    Дверь в зал распахнулась и на пороге возник Кимао. Удивление исказило его лицо, и он заметно напрягся.

    - Я уже ухожу, - ответила Данфейт и направилась к двери.

    - Что ты делаешь здесь в три утра? - спросил дерева.

    - Отбываю наказание.

    - Сколько часов ты провела здесь?

    Кимао в этот момент прищурился, и Данфейт поняла, что он не просто так спрашивает ее об этом.

    - Шесть... - прошептала Дани, останавливаясь рядом с ним.

    - Почему шесть?

    - Учитель поднял ставку на полтора часа, - тихо ответила Данфейт.

    - Тебе об этом сестра сообщила?

    - Да.

    Кимао припал плечом к дверному косяку. Дани невольно опустила глаза и уставилась на развитые мышцы его груди.

    - Нравится? - вызывающе произнес дерева.

    Дани хмыкнула и отвернулась.

    - Я полагала, что ты несколько другой.

    Данфейт не успела среагировать. Вот она спокойно стояла рядом, а через долю секунды он прижимает ее к стене. Кимао склонил к ней голову, продолжая удерживать ее лицо своей рукой, и заглянул в широко распахнутые карие глаза.

    - Похоть - это плохое чувство, девочка. Только грязь и зависимость таятся в нем.

    Ноги Дани ослабели. О, Юга, как же хорошо она поняла его слова!

    - Отпусти, немедленно, - прошипела Данфейт и схватила его рукой за волосы.

    Дерева дернул головой и прижался носом к ее шее, вдыхая аромат ее кожи. В этот момент Данфейт ничуть не пожалела о том, что до сих пор не приняла душ.

    - Нравится? - тем же вызывающим тоном, что и он, произнесла Данфейт, посильнее сжав копну его волос в своей ладони.

    - Беги, дура. Беги... - прорычал дерева и рванулся от нее в сторону.

    Он буквально выбежал из тренировочной, ускоряя свой шаг и пытаясь побыстрее вернуться в свою комнату.

    Данфейт отклеилась от стены и побрела следом за ним. Приняв душ, она натянула на себя свою старую льняную рубаху и улеглась в постель. Живот сводило судорогой, а кожа на шее, где он прикоснулся к ней своим носом, до сих пор горела. Что же он сделал с ней, этот Амирский говнюк? Что?

    Данфейт проснулась в семь утра. Подорвавшись с кровати, она тут же бросилась к умывальнику. Ее рвало. Так мерзко она давно себя не чувствовала. Странно, что ее не разбудили в пять утра. Проведя в согнутом положении около получаса, она поняла, что сегодня действительно не сможет покинуть свою комнату. Она упала на кровать и зарылась головой в подушки. Слабость. Она ненавидела это чувство, что настигало ее тело во время болезни или переутомления.

    Дани вдохнула незнакомый аромат на наволочке и оцепенела. Поднявшись на колени, она поднесла подушку к носу и снова вдохнула. Девушка сползла с кровати и скинула одеяло на пол. Простынь измята, хотя чистое белье Ирия постелила только вчера... Данфейт зажмурилась и попыталась вспомнить хоть что-нибудь. Ничего. Пусто. Может, ей все это только кажется? Дани приподняла подол рубахи и прикоснулась пальцами к лону. Нет, истощение явно идет ей не на пользу. Дани собрала с пола подушки и снова легла. Наверное, Ирия сменила ополаскиватель. Приятный аромат. Дани вжалась носом в перину и закрыла глаза.

    - Данфейт, имей совесть! Скоро ужинать!

    Дани поднялась с кровати и осмотрелась. Ирия стояла в дверях и улыбалась.

    - Который час?

    - Семь вечера.

    - О, Юга!

    - Да. Ри просил тебя не беспокоить, но я настояла на том, что тебе стоит поесть. Завтра ты улетаешь.

    - Так скоро?

    - Да, - кивнула головой Ирия.

    - Ладно, сейчас переоденусь.

    - Я принесла тебе платье.

    - Платье? - расхохоталась Данфейт. - Ну-ну...

    - Ты не меняешься, Дани.

    - Мой термостабильный костюм мне милее.

    - Тебе не мешает привести себя в порядок, - заметила Ирия.

    Данфейт поднялась с кровати и скинула с себя рубаху.

    - Грязь из-под ногтей уберу, волосы расчешу. В остальном, как видишь, полный блеск.

    - Ты побрила ноги? - удивилась Ирия.

    - И не только ноги, если ты заметила. Готовилась к визиту в деревню... Shai!..

    Дани присела на кровать и только сейчас вспомнила, что с ней произошло вчера.

    - Ублюдок...

    - Я предупреждала тебя на счет твоего романа с одним из мияйн. Мужчина должен быть рядом, когда ты с ним встречаешься, а не где-то там...

    - Мне казалось, что ты не умеешь читать мысли?

    - Морайя написала мне о том, что произошло.

    - Знаешь, сейчас я жалею, что наладила связь с деревней.

    - Ладно, что об этом говорить. Одевайся. Ужин через час.

    Как и обещала, Дани расчесала волосы и избавилась от грязи под ногтями. Утягивать грудь она не стала, и без того тяжело было дышать. Вооружившись ножом, на случай, если захочет прирезать сестру, Данфейт покинула комнату и спустилась вниз. Там, посреди большого зала, где были расставлены кресла вокруг камина, собрались Айрин, Орайя и Кимао. Услышав их голоса, Данфейт остановилась и заблокировала сознание.

    - Поговори с ним, - произнес Орайя.

    - Мне не о чем с ним говорить. Он как всегда делает только то, что ему кажется правильным.

    - Мне тебя жаль, честно, - покачала головой Айрин.

    - Кого из нас?

    - Со временем ты поймешь, что тебя.

    - Возможно... Но все равно, сейчас нам лучше помолчать, - шикнул Кимао и посмотрел в сторону лестницы, где наверху стояла Данфейт.

    Дани сделал вид, что только что там оказалась.

    - Добрый вечер, - ответила девушка и начала спускаться вниз.

    - Мы сделали ставки на то, когда ты проснешься. Я победил, - улыбнулся Орайя и подмигнул Данфейт.

    "Подмигивающий зрячий... Очень интересно..." - подумала Дани и вдруг одна ее нога подкосилась и сорвалась со ступеньки.

    Данфейт успела сгруппироваться и повиснуть на перилах.

    - С тобой все хорошо? - вопросительно произнесла Айрин.

    - Да... - неуверенно ответила Данфейт и поднялась на ноги.

    - Ты какая-то зеленая...

    - Спасибо за комплемент, Айри, - ответила Данфейт и состроила кривую улыбку на лице.

    На этот раз обе ее ноги подкосились и она, не успев схватиться за перила, полетела вниз.

    Когда Дани открыла глаза, над ней маячило лицо Кимао. Ты смотри, побрился...

    - Значит, все хорошо, - ответил мужчина и протянул ей руку.

    - Спасибо, - ответила Данфейт, поднимаясь на ноги с пола.

    Что-то было не так. У нее ничего не болело. Девушка даже прикоснулась к своей голове, чтобы нащупать шишку на затылке.

    - Странный день, - покачала головой Данфейт и направилась прямиком к креслу. По дороге у нее еще раз заплелись ноги, но она сгруппировалась и не упала.

    Кимао, Айрин и Орайя, молча, смотрели на нее. У всех на лицах застыло недоумение.

    - И это все? - спросил Кимао.

    - Ты о чем? - не поняла Дани.

    Кимао прищурился и посмотрел на Орайю. Тот отрицательно покачал головой и взглянул на Айрин.

    - А мне откуда знать? - возмутилась девушка.

    - Что случилось? - прокричала Данфейт, приподнимаясь в кресле и свешиваясь с подлокотника.

    - Оставьте нас, - попросил Кимао.

    Орайя и Айрин не стали перечить. Девушка посмотрела на сестру с некой жалостью, и вышла следом за Орайей.

    Кимао присел в кресло рядом с Дани. Он не хотел смотреть на нее, но знал, что рано или поздно ему придется это сделать. Дерева поднял глаза и встретил усмешку. Вот, сейчас он спросит ее о главном, а когда она поймет суть произошедшего, улыбка покинет ее лицо. Кто знает, когда она улыбнется ему в следующий раз, и улыбнется ли вообще когда-нибудь?

    - Ри рассказывал тебе о "Возвышении"?

    - Это ритуал посвящения аркаина, когда тот становится зрячим.

    - И в чем он заключается, ты знаешь?

    - Не совсем, но думаю, что это связано с каким-нибудь испытанием, - пожала плечами Данфейт.

    - А что ты знаешь о "матриати"?

    - "Матриати"?

    Кимао закрыл глаза и потер рукой уставшие веки.

    - "Возвышение" - это ритуал, в котором принимают участие два аркаина. Один из них становится зрячим, а другой - матриати.

    - Это что, борьба какая-то?

    - Нет. Это этап в жизни аркаина, когда он должен принять отведенную для него роль. Тот, кто сильнее, получит все. Тот, кто слабее, потеряет свою свободу.

    - Ты хочешь сказать, что "зрячими" называют тех, кто поработил кого-то?

    - Да.

    - В чем же заключается суть "Возвышения"?

    - В сексе. Тот аркаин, что сильнее, прикрепляет к своей оболочке того, кто слабее во время оргазма. Первый, после "Возвышения" называет себя "зрячим", второй - "матриати".

    - Ты говоришь о рабстве?

    - Называй, как хочешь, - ответил Кимао и отвернулся. - Одни созданы для того, чтобы управлять, другие - чтобы охранять тех, кому принадлежат.

    Данфейт молчала. Она еще не осознала того, что он хотел ей сказать. Безусловно, она все поняла, но еще не осознала...

    - Ты хочешь сказать, что мы с тобой...

    - Да, переспали.

    - Когда?

    - Ночью.

    - И ты сделал из меня раба?

    - Матриати, а не раба. Когда твое поле привыкнет к тому, что зависит от меня, силы вернутся к тебе.

    Данфейт продолжала внимательно на него смотреть. Он повернулся к ней и заглянул в глаза. Он чувствовал себя предателем, лжецом, который обманом лишил свободы другого человека. Она теперь принадлежала ему, как вещь. Как к вещи он и обязан был относиться к ней. Его желания для нее закон. Любая прихоть, любой каприз должны были быть удовлетворены по первому требованию. Иначе... Что иначе? Он сможет ее убить? Он сможет заставить ее корчиться в муках перед ним? Он принесет ей страдания, гораздо большие, чем физическая боль? В том мире, где существовал он, матриати не уважали. И даже страх быть повергнутым от руки зрячего, которому принадлежит раб, не способен был изменить этого. Но все равно, каждый день пары связанных создавались вновь и вновь. Одни соглашались сыграть в игру, где победителем должен был оказаться только один. Другие подчинялись добровольно, чтобы навсегда связать свою судьбу с тем, кого по-настоящему любили.

    - Что ты сделал? - закричала Данфейт. - Что ты сотворил со мной?!

    - Он закрепил тебя к своему полю, - уставшим голосом ответил Учитель, вошедший в зал. - Теперь ты не можешь покинуть его против его воли. Не можешь причинить ему вред, не можешь позволить ему умереть, ведь погибнешь при этом сама.

    Данфейт поднялась на ноги и посмотрела на Учителя. Этот взгляд... Кимао был знаком этот взгляд. Так же смотрела на Ри его мать перед смертью. Разочарование и презрение, и еще боль от раны, которая кровоточила всю ее жизнь.

    - Он подкормил нас риагой на ужин.

    - Чем? - не поняла Дани и посмотрела на Кимао.

    - Афродизиак направленного действия. Тебя начинает тянуть к тому, кто съел то же самое.

    Данфейт закрыла глаза и пошатнулась.

    - Подробностей ты не вспомнишь. Я так хочу. Но в общем, ты уже все поняла.

    - Ты... - прошипела Данфейт и кинулась на него.

    Ему даже не пришлось поднимать своей руки, чтобы остановить ее. Девушка упала перед ним на колени и склонила голову, не в силах подняться или что-нибудь ответить.

    - Это ничего не значит. Здесь нет эмоций или чувств. Это - "Возвышение", которое под действием риаги, я тебе подарил.

    Он говорил об этом, как о подачке. Честь? Он оказал ей честь, поработив и привязав к себе? Ярость Данфейт достигла своего апогея и заставила ее против воли хозяина поднять свою голову.

    Кимао даже наклонился к ней, зная, каких усилий ей стоило перечить ему. И то, что он увидел на дне ее темных карих глаз, его удивило. Это нечто, что пульсировало внутри и разгоралось, словно огонек, то, чего он никогда не видел в глазах других женщин, смотревших на него. Он попытался заглянуть в ее мысли, но абсолютное молчание лишь подтвердило его первоначальное предположение: все не так просто, как могло показаться вначале.

    Данфейт сжала руки в кулаках и мысленно закричала. Так же сильно, так же громко, как кричал он, сбивая ее с ног вчера. И этот вой он услышал в своей голове. Он оглушил его на долю секунды, на тот миг, пока Кимао не остановил ее. Теперь Данфейт лежала на полу. Она не могла двигаться, точнее, она вообще не чувствовала собственного тела. Она увидела, как Учитель склоняется над ней и заглядывает в пустые глаза.

    "Почему?" - мысленно произнесла Данфейт, обращаясь к нему.

    - Кимао слишком талантлив. Мои бывшие соратники рано или поздно разглядят в этом опасность. У тебя тоже есть свой дар. Ты ловкая, быстрая, выносливая, но, к сожалению, до сих пор не научилась управлять материей. Вначале я рассчитывал, что смогу обучить тебя, но увы... А потом я увидел в тебе нечто иное. Ты словно создана для того, чтобы быть матриати. Матриати для Кимао. Я готовил тебя, сумел развить твои способности и отшлифовать мастерство. Оставалось лишь закрепить тебя за ним. Над этой задачей я размышлял довольно долго. Я знал, что он вряд ли согласиться принять такую спесивую натуру, как твоя, добровольно. Потому пришлось пойти на хитрость.

    - Отойди от нее, - прошептал Кимао. - Не думаю, что ей приятно лицезреть тебя.

    Ри выпрямился и посмотрел на Кимао.

    - Так ты благодаришь меня за подарок?

    - Ты говоришь о человеке, а не о вещи.

    - Пусть так, но ведь это не я закрепил ее? - улыбнулся Ри.

    - Какой же ты...

    - Это ты такой, Кимао. Ты.

    Кимао отвернулся от него и откинулся в кресле.

    - Слушай внимательно, Данфейт, - обратился к ней Учитель. - Повторять этого тебе никто не станет. Освободиться можно, но для этого нужно превзойти своего зрячего. Другого пути у тебя нет. Я дал тебе шанс, выбив место в Академии. Я знаю Кимао, он не станет тебе мешать или пытаться пользоваться тем, что получил. Просто, ты будешь его охранять, вот и все. Если сможешь возвыситься над собой - станешь свободной. Если нет - умрешь вместе ним.

    - Будьте Вы прокляты, Ри Сиа!!! - застонала Данфейт и закрыла глаза.

    Учитель искоса посмотрел на Кимао.

    - Не стоит говорить ее губами.

    - Будь ты проклят, Ри Сиа, - ответил Кимао и поднялся с кресла. - Будь ты проклят!


***


    После того, как Учитель покинул зал, после того, как Кимао отпустил ее и ушел следом за ним, Данфейт смогла подняться на ноги. Что произошло? Как? Кто она теперь и что ей делать с этим?

    Данфейт поплелась в свою комнату. Достав из шкафа сумку, она начала собирать свои немногочисленные вещи. Ей нужно уйти... Спастись от этого, от него, от всех них...

    - Я так и думала, что ты захочешь смыться.

    Айрин вошла в ее комнату без стука и присела на кровать.

    - Убирайся отсюда! - закричала Дани и указала пальцем на дверь.

    - Ты лучше присядь и послушай меня.

    Данфейт даже с места не сдвинулась. О, как же она ненавидела ее в этот момент! Улыбка. Сестра улыбалась ей!

    - Ты даже не представляешь, какую честь тебе оказали, - ответила сестра. - Ты смотришь на все это однобоко, только с позиции своей личной свободы. Но перед тобой открываются другие перспективы. Они будут тебя уважать, они начнут бояться. И, безусловно, кто-то из них станет завидовать тебе.

    - О чем ты говоришь? Кто "они"? Что за "уважать" и "бояться"? Чему здесь завидовать?

    - Матриати. Я говорю о других матриати, таких же, как и ты. А если ты окажешься в чем-то лучше остальных, равных тебе по положению, они захотят тебя забрать.

    - Забрать?

    - Это значит убить, дура!

    Данфейт присела возле сестры на кровати.

    - За что убить? За то, что я раб одного из зрячих?

    - Дани, ты - не раб. Ты часть чего-то целого, вот и все. Он теперь отвечает за тебя. И в этом я ему не завидую.

    - Какая же ты...

    - Ладно, с любезностями покончили. Теперь поговорим серьезно. Перед Кимао теперь откроются большие перспективы. Нам осталось учиться около трех лет. После окончания Академии, он сможет войти в Совет Управления Ассоциации, как одаренный зрячий. Больше он не аркаин, так же, как и ты. Но, если ты думаешь, что я позволю тебе удрать от него, ошибаешься. Как думаешь, наш отец обрадуется новости о том, что его непутевая дочь не стала зрячей, а подалась в служки? Мне кажется, что у отца и так слабое сердце. Не станешь же ты, Данфейт, добивать его?

    - Ты не сделаешь этого...

    - Сделаю. Ради Кимао я сделаю все, что угодно.

    Айрин посмотрела на Дани и улыбнулась. Фальшивая пустышка, пускай и слишком красивая.

    - Кем же ты стала, Айрин?

    - Я? Я та, кто стоит по другую сторону от таких, как ты.

    Хохот Айрин еще долго звенел в голове Данфейт. Девушка свернулась калачиком на кровати и закрыла глаза. Она долго сдерживалась, но в какой-то момент все-таки поддалась слабости. Она не плакала пять лет. Пять долгих лет с того самого дня, как последняя соленая капля упала с ее щеки на пол перед ногами Учителя. Те отжимания она запомнила на всю свою жизнь, так же, как и запомнила этот смех своей сестры.

    - Так, что ты решила? - спросил Кимао, вошедший в ее комнату.

    Дани обернулась к нему и с ненавистью посмотрела на гладко выбритое лицо зрячего. Кимао всем телом прочувствовал ее гнев. Заплаканные глаза, которые он видел перед собой, выражали только презрение, и ничего больше.

    - Я принимаю твой вызов, дерева, - прошипела Данфейт.

    - Вылет завтра с восемь утра. Завтрак в шесть.

    - Я завтракаю в пять утра.

    - Это принципиально для тебя?

    - Да.

    - Мне плевать, если честно. Хочешь есть в пять - ешь в пять.

    Кимао вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Она решила встать на тропу войны. Конечно, он с самого начала знал, что она не подчиниться так просто. Жаль, теперь ему постоянно придется оглядываться, ведь того, кто к тебе по-настоящему близок, следует бояться больше других.


Глава 4 | Данфейт | Глава 6