home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21 

    - Сколько еще ты собираешься сидеть здесь? - произнес Бронан, глядя на Эрику, лежащую на диване в разгромленной гостиной.

    - Зачем пришел? - осипшим голосом спросила тианка, продолжая смотреть куда-то вдаль.

    - Тебя опять допрашивали сегодня?

    - Да. Заявились прямо сюда, уроды.

    - Что ты сказала им?

    - То же, что и в предыдущие четыре раза. Я не знаю, где Кимао и Данфейт.

    - Что еще?

    - Ты опять начинаешь? - повысила тон Эрика и присела на диване. - Они и так знают, что я видела. Я вру им в глаза, а они читают меня наперед, задавая нужные вопросы. Я увиливаю, а они прут напролом. Они даже не позволили мне увидеть ее! И опять эти бумажки принесли, о не разглашении. Пусть подотрутся этими бумажками! Террей за сегодня позвонил шесть раз. Вы все уже достали меня, понятно?!

    - Что ты сказала Террею?

    - Что не знаю, где Кимао и Данфейт. Но он видел меня вчера и все прекрасно понял, только взглянув мне в глаза. Спасибо, что хоть вслух озвучивать это не стал. Думаю, к концу этой недели о произошедшем узнают все.

    Бронан присел на пол возле дивана и посмотрел на свою матриати. Она запустила себя. Белоснежная ночная рубашка превратилась в измятую серую тряпку, волосы сбились в колтун на затылке, синева под глазами и высохшие искусанные в кровь губы.

    - Что ты ела сегодня?

    - Ничего, - буркнула Эрика и вновь прилегла на диван, отворачиваясь от него и натягивая плед на ноги. - Закрой за собой дверь, когда будешь уходить.

    Бронан посмотрел на новую входную дверь, которую, кстати, он заказал за свои деньги, и хмыкнул.

    - Если не расчешешь свои волосы и сегодня, завтра их придется стричь.

    - Пошел ты! - услышал Бронан и, покачав головой, поднялся на ноги.

    - Ты же аккуратистка! Всегда кладешь вещи на свои места, моешь за собой посуду и гладишь нижнее белье! Посмотри, во что превратилась твоя квартира? Грязь, бардак! Эй, я к тебе обращаюсь! Скоро вонять начнет! Ты слышишь?

    Эрика вновь приподнялась на диване и осмотрелась по сторонам. Затем прикоснулась к своей голове и нащупала сбившиеся на затылке волосы.

    - С добрым утром! - произнес зрячий и направился на кухню.

    Войдя туда и пробежав глазами по грязным тарелкам, стаканам, пустым бутылкам, пакетам из фаст-фуда, он покачал головой. Открыв холодильник, он понял, что кроме трех видов соусов есть в этом доме нечего.

    Эрика услышала, как хлопнула входная дверь, и прижала ладонь к своим глазам. Придя в себя, она подняла руку и чуть не задохнулась. Юга! От нее несло потом!!!

    Эрика подскочила с дивана и побежала в ванную. Взглянув на свое отражение в зеркале, тианка пришла в ужас. Ведьма! Она - тианская ведьма из сказок, которыми пугают маленьких детей во всей системе Амира!

    Бронан с пакетами наперевес, забитыми продуктами, вошел в квартиру и закрыл за собой дверь. В ванной горел свет и слышался шум воды.

    - Неужели, - хмыкнул зрячий и отправился на кухню, разгребать свинарник.

    Эрика, в чем мать родила, выползла в коридор, и замерла в центре, как вкопанная. На нее смотрел зрячий, стоя в переднике посреди прохода. Эрика отвернулась, осмотрелась и вновь повернулась к нему, склоняя свою голову на бок.

    - Я думала, что ты ушел, - заявила матриати и, обогнув его, вошла в свою комнату, оставив дверь открытой.

    Бронан вошел следом за ней и облокотился о дверной косяк, глядя, как обнаженная тианка с коротко остриженными огненно-красными волосами, пытается найти в своем шкафу чистое белье.

    - Может, выйдешь? - как ни в чем не бывало, произнесла матриати, натягивая на свои длинные стройные ноги кружевные трусики.

    - По-моему, я тебя нисколько не смущаю.

    Эрика посмотрела на зрячего и хмыкнула в ответ.

    - Тебе всегда нравилось смотреть, как я одеваюсь.

    - А тебе всегда нравилось разгуливать по дому в нижнем белье.

    - Я, по крайней, в трусах ходила, в отличие от тебя, - засмеялась Эрика и надела лифчик.

    - Глядя на твои трусы я не всегда мог понять, есть они у тебя или их на самом деле нет.

    Эрика накинула на себя одну из своих "домашних" рубашек и закатала рукава.

    - Это тело принадлежит тебе. Можешь смотреть и оценивать, сколько хочешь. Мне нет до этого никакого дела.

    - Ты теперь не отождествляешь себя со своим телом?

    - Абстрагироваться от происходящего я научилась давно, так что... - Эрика театрально пожала плечами и, потянув за край одеяла, стянула его на пол, чтобы сменить пододеяльник.

    - Я мясо жарю, - будто бы не услышав ее реплики, произнес Бронан.

    - Делай, что хочешь. Мне все равно.

    Бронан отвернулся и покинул ее комнату. Раньше он бы снял с себя передник и, швырнув его ей в лицо, ушел. Но сейчас, в этот день, он спокойно вернулся на кухню и начал нарезать помидоры для ее любимого соуса. Он поступил так не потому, что его не задели ее слова. Все дело в волосах. Его тианка всегда следила за своими волосами. Она расчесывала их чуть ли не каждый час, покупала все эти странные маски и спреи для ухода за ними, укладывала каждое утро, даже если это был выходной день и они собирались провести его дома. Но сегодня она остригла свои огненно-красные длинные волосы, даже не пытаясь расчесать. Выскобленные неаккуратными движениями ножниц, они торчали в разные стороны и подвивались на концах. Эта прическа изменила ее облик до неузнаваемости. Скулы на ее лице начали сильно выделяться, а большие багрово-красные глаза показались ему еще более бездонными, чем когда-то. С этой стрижкой она выглядела, как девочка-подросток, а не взрослая женщина, ни в чем себе не отказывающая. Она перестала быть "Красной леди", и это зародило в душе Бронана некое беспокойство.

    Когда Эрика вошла на кухню, Бронан сидел за столом и раскладывал обед по тарелкам.

    - Это мне? - не поняла тианка, глядя на толстый кусок мяса в красном соусе.

    - Тебе.

    Девушка подошла к столу и, отрезав кусочек, попробовала его.

    - Спасибо. Остальное можешь забрать с собой, - девушка небрежно помахала рукой в сторону больших салатниц с нарезанными овощами и фруктами. - Мне это не нужно, а Гритхен, может, понравится.

    Бронан спокойно опустил приборы на стол и поднялся со стула. Так же спокойно он подошел к ней и остановился рядом, с презрением глядя на ее тарелку. Эрика напряглась, опасаясь, что он ткнет ее туда носом, но Бронан спокойно отодвинул стул и, положив руку ей на плечо, силой усадил на него. Эрика отодвинула от себя приборы, но зрячий вернул все на место и сжал свою ладонь на хрупкой шее своей матриати.

    - Ешь! - рявкнул зрячий, продолжая стоять за ее спиной.

    Эрика выпрямилась и взяла в руки приборы. Надавливая на нож слишком сильно, она скрежетала им по тарелке, разрезая отбивную на мелкие кусочки. Затем, положила нож и начала запихивать куски мяса в свой рот, пережевывая и глотая. Когда тарелка была пуста, Бронан убрал руку с ее шеи, но с места не сдвинулся.

    - Что происходит? - серьезным тоном спросил он, глядя на нее.

    - Себе задай этот вопрос.

    - Я пережил это и пошел дальше. А с тобой, Eria, что не так?

    - Не называй меня этим поганым именем! - прошипела тианка и обернулась к нему, гневно сверля своими глазами.

    - Ты же любишь вспоминать прошлое. Мстить. В чем же сейчас проблема? Найди способ заткнуть меня, а если не можешь, заткнись сама!

    Эрика набрала в грудь воздуха и, вдруг, оскалилась. Он ожидал, что она скажет, что-нибудь. Но она промолчала и потянулась к салатнику с фруктами.

    Бронан выдохнул и отошел от нее, чтобы включить чайник.

    - Что дальше? Напоишь меня чаем и уложишь спать, прочитав сказку на ночь?

    - Прочитаю, если посчитаю нужным.

    Наушник Бронана задребезжал на столешнице и зрячий надел его, отвечая на вызов. Эрика внимательно наблюдала за ним. Он не улыбался, нет, он был, кажется, раздражен.

    - Да.

    Молчание.

    - Нет, я занят.

    Молчание.

    - Я сейчас не могу говорить.

    Молчание.

    - Я не знаю!

    Бронан, заметив, что Эрика внимательно на него смотрит, отвернулся и вышел с кухни. Тианка улыбнулась тому, что увидела. Она знала его лучше, чем кто-либо другой. Он говорил с милашкой. И он не сказал ей, где именно находится.

    Эрика выпрямилась и вышла в коридор следом за зрячим. Он обернулся, с опаской глядя на нее, и направился вперед по коридору в сторону ванной. Эрика схватилась за полы своей рубашки и скинула ее с себя, оставшись в одном нижнем белье. Бронан обернулся и, осознав, что видит, остановился.

    - Я не могу говорить. Нет, потом. Ты слышишь, что я только что сказал? - перешел на повышенный тон дерева.

    Эрика улыбнулась и, расстегнув застежку лифчика, скинула его на пол, останавливаясь при этом в дверях своей комнаты и с насмешкой глядя, как зрячий плотоядно смотрит на нее, пытаясь при этом слушать, что говорит ему Гритхен. Наконец, он просто отключил свой наушник и бросил его на пол.

    - Твоя патологическая тяга к этому телу меня впечатляет, - уставшим голосом произнесла матриати. - В нем ведь нет ничего особенного. Такое же, как у миллионов других женщин. Но тебя тянет к нему, и это единственное, с чем тебе приходиться бороться в твоей скучной жизни. Ты опять проиграешь, Бронан Ринли, наступая на те же грабли, что и прежде.

    Она развернулась и направилась к кровати, стягивая с себя трусики на ходу.

    - Зачем ты делаешь это? - услышала она над самым ухом и обернулась.

    - Я хочу, вот и все, - прошептала матриати, вставая на носки и прикасаясь к его губам.

    Она никогда не целовала его трезвой. Вкус ее рта всегда ассоциировался у Бронана с вином или виски, в зависимости от того, что она предпочла выпить перед тем, как приблизиться к нему. А сейчас он почувствовал нечто другое. Острый красный соус мясной подливки и какой-то сладковатый, едва заметный привкус, несомненно, принадлежащий ей самой. Как можно было столько раз целовать ее, заниматься с ней сексом и не знать вкуса ее рта? Как?

    Бронан закрыл глаза и, притянув ее к себе, впился в этот незнакомый ему рот. Он знал, что заплатит за этот поступок дорогую цену. Он понимал, что она вновь лишит его всего, к чему он пришел, живя порознь с ней. Но отказаться от женщины, которую он так долго любил, которой отдал все, что было у него, включая собственную гордость и самоуважение, не смог.

    Эрика оказалась лежащей на кровати под ним. Зачем же это ей? Чтобы разрушить его отношения с милашкой? Чтобы показать всем, кому принадлежит этот зрячий или просто отобрать его у другой женщины, ради желания доказать себе самой, что для него она все еще существует? Он ведь не нужен ей! Нет, не нужен! Ей никто не нужен! Она - сама по себе! Тогда, почему она вызвала его на этот поединок? Чтобы поставить последнюю точку в этой затянувшейся игре, окончательно размазав его тем, что не сможет трезвой имитировать оргазм? Это - ее месть? Но, за что? За "принуждение", - подумала Эрика, чувствуя, что мысли ускользают из ее головы, словно вода сквозь пальцы.

    Ощущения. Ее собственные, живые, яркие, странные и, почему-то, приятные. Эрика распахнула глаза и со страхом взглянула на зрячего, склонившегося над ее обнаженной грудью. Он не заметил того, что она смотрит на него. Ее пальцы замерли на его затылке и погладили шелковистые волосы. Бронан отстранился и приподнял свою голову, как-то странно глядя на нее. Она никогда не делала так раньше. Сжимала его плечи, царапала спину, ягодицы, бедра. Она изгибалась, когда он прикасался к ней, но никогда она не смотрела на него вот так, испуганно, и уж тем более, не притрагивалась к его волосам.

    Бронан склонил свою голову и с опаской продолжал наблюдать за ней, скользя рукой вниз и раздвигая нежную кожу ее бедер. Пальцы проникли внутрь и Эрика напряглась, будто никогда не испытывала этого раньше. Ладонь зацепилась за клитор и тианка выдохнула, закрывая глаза и откидываясь на спину. Почему она молчит? Где стоны, где возгласы? Где все это?!

    Бронан наклонился к ее животу и, проведя по нему языком, спустился к лону, шире разводя ее ноги. Эрика прикрыла ладонью глаза и начала чаще дышать. Кожа ее груди покрылась светло-розовыми пятнами, и не понятно стало, почему она не багровеет, а бледнеет?

    - Не смей этого делать! - послышался ее сдавленный голос.

    - Почему? - не понял Бронан, памятуя, что она всегда являлось поклонницей орального секса.

    - Ее лизать будешь, а меня - не смей!!!

    - Так вот, как ты заговорила?! - злорадно усмехнулся Бронан и, прижав ее рукой к кровати, прикоснулся языком к влажной плоти.

    - Ублюдок! - закричала тианка, пытаясь его скинуть, но силы довольно быстро покинули ее, сменившись странным молчанием, в котором Бронан слышал только шум ее участившихся вдохов.

    Ее ноги ослабли, и непринужденные движения бедрами сменили абсолютное безучастие. Это возбуждало его, распаляло! Эрика открыла глаза, когда поняла, что он оторвался от нее и навис сверху. Он смотрел так, будто взглядом мог поглотить ее, не оставив ничего, кроме воспоминаний. Он желал ее, вне сомнений, но боролся с этим, продолжая просто смотреть. Что же он видел в ее широко распахнутых глазах? Что узрел в бледном лице, кожа которого стала розовой, а не багровой? Свою победу, поражение или вопрос, на который сам не знал ответа?

    Он наклонился и поцеловал ее, погружаясь языком в странную сладость и смешивая такие похожие вкусы, принадлежащие ей. Эрика сама протянула руки к его брюкам, расстегивая их и прикасаясь к его плоти. Она сама прижалась к нему всем телом, позволяя одним движением заполнить податливое тело.

    Бронан окружил ее голову пленом своих рук, все так же нависая и продолжая целовать. Эрика распахнула глаза и вжалась в матрац, сминая простынь и комкая ее пальцами.

    - Тебе нравится? - прошептал Бронан, прижимаясь губами к ее шее и сковывая ее спину своими руками. - Скажи, что тебе нравится... Скажи...

    Эрика глотнула воздух ртом и сжала свои губы. Она никогда не испытывала такой потребности в нем. Никогда не хотела, чтобы он занимался этим исключительно с ней. Никогда не желала двигаться под ним, чтобы вобрать в себя и почувствовать, насколько глубоко он может проникнуть в нее. Пальцы девушки ослабели и она, отпустив простыню, прижала ладони к его спине, приподнимаясь ближе к нему и вжимаясь грудью в его рубашку.

    - Бронан... - вздохнула матриати, не понимая, почему голос ее так ослаб.

    - Скажи... - простонал зрячий, продолжая прикасаться языком к ее шее. - Скажи...

    - Да, - тихо прошептала Эрика, вжимаясь в него, что есть силы и задыхаясь, потому как чувство потребности в нем, сконцентрировалось внизу ее живота и начало стремительно набирать силу.

    Она испугалась, напрягаясь всем телом и сжала свои губы, чтобы снова не застонать. Она впервые в жизни ждала с нетерпением его новый толчок. Сердцевину скрутило так сильно, что пальцы на ногах девушки начали неметь. Еще одно движение, еще один раз - и она задохнулась, ощущая, как разрушается ее тело, сокращаясь спазмами до селе неизвестных ей мышц. Бронан придавил ее к матрацу, изгибаясь и испытывая то, чему не мог дать объяснения. По-другому, сильнее, слишком впечатляюще для того, кто был с этой женщиной не в первый раз. Зрячий сжал свои зубы и простонал, осознавая, что кончает не так, как кончал всегда.

     Трепет, смешанный со страхом остаться в этом Мире одной, поглотили Эрику Строун. Противоречивое желание быть рядом с ним и бежать от него, что есть силы, сменило чувство наполненности и совершенства. Она ощутила свободу, власть, всемогущество и одновременное безразличие к этим дарам. В эту минуту она осознала, что обладает ими, но желает совсем иного: всего лишь быть рядом с ним.

    Он скатился с нее и уставился в потолок, пытаясь отдышаться. Эрика не двигалась. Ее глаза слезились, но было так спокойно и хорошо, что это нисколько не волновало ее. Она всегда первой убегала в душ, чтобы смыть с себя следы его присутствия, но сейчас ей было приятно ощущать это. Кожа горела там, где он прикасался к ней, и она наслаждалась тем, что испытывала.

    Бронан повернулся и посмотрел на нее. Он мог бы засмеяться, глядя на это абсолютно счастливое лицо, но оно произвело на него слишком сильное впечатление, такое сильное, что ему захотелось кричать от боли. Правда, которую она явила ему, оказалась плачевной. Она никогда не кончала. Ни с ним, ни с кем-либо другим. Она не испытывала наслаждения ни разу в своей жизни, и он, ее зрячий, не понял этого раньше. Ариичи Строун, которого он лишил всего, отомстив самым изощренным образом, действительно заслуживал только одного - смерти. Этого же наказания заслуживал и сам Бронан, который насиловал ее, а не любил.

    - Теперь, ты действительно отомстила, - произнес Бронан и поднялся с постели.

    Улыбка покинула лицо Эрики и на нем остались только лишь слезы. Она ничего не ответила, продолжая в безмолвии лежать на спине.

    Она видела, как он застегнул свои штаны и заправил свою измятую рубашку. Она закрыла глаза и свернулась калачиком на кровати. Она одержала победу, но удовлетворения, осознав это, не получила.

    Бронан замер, глядя на нее и понимая, что вновь испытывает боль. Поганую, привычную боль. Он присел на кровать возле нее и запустил руки в волосы, стягивая черные пряди.

    - Я понял все, что ты хотела мне сказать.

    Она молчала, будто произнесенное им, больше не имело смысла.

    - Будь я проклят...

    Эрика натянула на себя одеяло. Она слышала, как он покинул ее комнату, тихо прикрыв за собой дверь. Словно не из комнаты он вышел, а из ее жизни, так же тихо закрыв дверь за собой.

    Где-то около часа ночи ее разбудил звонок. Эрика поднялась с постели и, замотавшись в одеяло, прошагала до порога, открывая гостю.

    - Хоть бы спросила, кто это, для приличия, - улыбнулась Данфейт.

    Тианка подняла на нее свои глаза и так же улыбнулась в ответ.

    - Рада видеть тебя дома, - прошептала она и кинулась на шею подруги.


***


    - Вставай! - услышала Данфейт над самым ухом. - Уже семь утра!

    - Мы легли в пять! Какое "вставай"?

    - Ты сама просила разбудить тебя! Это же не я пообещала Кимао сдать сегодня зачет по скалолазанию!

    - Зачет... - прошептала Данфейт и открыла свои глаза.

    - Я уже помылась, так что ванная свободна.

    - Ты тоже пойдешь в Академию?

    - Конечно. Пропустить твое возвращение в этот гадюшник я не могу. Не тот характер.

    - Бе...

    - Кстати, Кимао прислал мне ночью приглашение на ужин курсантов, который состоится у него дома завтра. Я собираюсь пойти. А ты?

    - Бе... Дважды, бе...

    - Тебе не идет, дорогая.

    - Я говорила тебе, что ты отвратительно постриглась?

    - Три раза уже. Плевать. На все плевать, - хмыкнула тианка и направилась на кухню, заваривать кофе.

    Данфейт, собранная по всем правилам, вышла в коридор и остановилась, глядя на свою подругу. Эрика надела один из самых простеньких своих костюмов, переобулась в бордовые тапочки на низком ходу и перекинула старый рюкзак через плечо. Она была не накрашена и выглядела, при этом, как подросток. Улыбнувшись подруге, Данфейт оставила данный факт без комментария, и приняла из рук Эрики термокружку с кофе.

    - Спасибо.

    - Пожалуйста, - улыбнулась тианка и открыла входную дверь.

    Как только матриати переступили порог учебного заведения, жизнь вокруг них остановилась. Им не пришлось расталкивать толпящихся внизу курсантов, чтобы пробраться к лифту, не пришлось выстаивать очередь в этот самый лифт. Все вокруг расступались, освобождая им путь и тут же собираясь в толпу за их спинами.

    В молчании девушки добрались до своей аудитории и вошли в нее. Террей, увидев их, замер за своим столом. Остальных одногруппников постигла та же участь.

    - Юга, да хоть ты перестань так смотреть на меня! - возмутилась Данфейт и подошла к Террею, хлопая его по плечу.

    - Я не на тебя смотрел, - ответил матриати и указал пальцем в сторону Эрики. - Что за существо ты привела с собой?

    Эрика оценила шутку Террея и громко захохотала, подходя к нему, наклоняясь и целуя в щеку. Террей обомлел и с опаской посмотрел на тианку.

    - Только друзей тиане встречают так, - пояснила девушка и так же, как и Данфейт, похлопала Террея по плечу.

    - Сумасшедшая...

    - Всем привет! - поздоровалась Данфейт, ожидая, что уж Лайри, у которой рот никогда не закрывался, ответит ей.

    Но матриати молчала, продолжая внимательно изучать Данфейт, переводя взгляд на Эрику и обратно.

    - Отстань от них, - махнула рукой тианка и кинула свой рюкзак на стол.

    - Я получил приглашение от Кимао сегодня, - перешел на шепот Террей. - Мы идем?

    - Идем, - пожала плечами Данфейт.

    - Отлично! - воодушевленно произнес зрячий и потер ладони.

    - С чего вдруг такой восторг?

    - Йори согласился пропустить другой ужин, если все мы пойдем к Кимао.

    - Какая честь! - засмеялась Данфейт.

    Дверь в аудиторию распахнулась, и в нее влетели Айрин и Орайя. Сестра остановилась на пороге, гневно глядя на Данфейт и сжимая кулачки от злости. Орайя, наоборот, улыбался. Дани выдохнула и спокойно подошла к сестре, притягивая ее к себе и обнимая за плечи.

    - Знаешь, что я похоронила тебя? - прошептала Айрин, так же обнимая свою сестру. - Могла бы хоть позвонить, когда вернулась!

    - Я знала, что увижу тебя утром, - рассмеялась Данфейт и подошла к Орайе.

    Он обнял ее сам, поглаживая по спине и сдавливая в своих объятиях.

    - Хотела нас оставить? - прошептал дерева.

    - Не дождешься, - засмеялась Данфейт и, подняв глаза, увидела Кимао, стоящего в дверях.

    За его спиной толпились курсанты. Они обступили его со всех сторон, пытаясь заглянуть через спину в аудиторию. Кимао вошел внутрь и громко захлопнул дверь за собой.

    - А вы чего уставились? - громко произнес зрячий, глядя на одногруппников Данфейт, приникших к столешницам своих учебных мест. - Заняться больше нечем?

    Затем зрячий посмотрел на Эрику и подытожил:

    - Ведьма!

    Взяв Данфейт под руку, Кимао вырвал матриати из рук своего брата.

    - Пойдем, нас ждут в деканате.

    Данфейт проводила взглядом своих друзей и сестру, и вышла следом за Кимао в коридор. Не отпуская ее руки, он прошествовал перед толпой собравшихся здесь курсантов и устремился в сторону лифта. В молчании и под перешептывания за спинами, они добрались до этажа, где теперь организовали пост охраны. Секретарь, без труда узнавшая связанных, тут же набрала внутренний номер и, сообщив что-то, утвердительно кивнула головой. Затем, улыбнувшись, молодая деревийка покинула свое место и открыла перед пришедшими дверь в кабинет декана факультета "F".

    Госпожа Пире вышла к ним навстречу и указывая рукой в сторону дивана.

    - Проходите. Роэли скоро приедет.

    Данфейт с опаской взглянула на Кимао, но тот сильнее сжал ее ладонь и спокойно присел рядом с ней.

    Разговор за закрытыми дверями продолжался около трех часов. Роэли периодически выходил из себя, требуя от Данфейт и Кимао дополнительных подробностей, но связанные раскали все, что намеревались ему рассказать. История, которая сходилась в деталях и мелочах, отскакивала от их зубов. В какой-то момент они даже начали поправлять друг друга, кивая головами в знак согласия и серьезно глядя на Роэли и Пире. По сути, им не было, чего скрывать, кроме одной маленькой детали - Данфейт была таким же ребенком Амира, как и Кимао. Роэли пытался прочесть мысли матриати, но она не понимающе смотрела ему в глаза и хлопала ресницами. Он спрашивал ее о том количестве времени, что она провела на Сатрионе, и Данфейт отвечала: "Не больше часа", - вместо положенных трех. Он пытался узнать, как она убила фантом, и Данфейт уверяла его, что ей просто повезло убить его первой. Зрячий чувствовал некий подвох, он знал, что что-то не так в этой истории, но объективных доказательств своему предчувствию не имел.

    - Я хочу, чтобы вы оба прошли тест на измерение амплитуды колебаний оболочек.

    - Это значит, что она зачислена на прежних основаниях? - тут же произнес Кимао.

    - Да. Но тест все равно сдадите.

    - Хорошо, - ответил зрячий и поднялся с дивана, предлагая руку Данфейт.

    Роэли протянул к нему свою ладонь и напрягся.

    - Этот трюк больше не сработает, - покачал головой Кимао. - Ни со мной, ни с ней, - ответил зрячий и заглянул в глаза Гвену.

    - Я так и думал, - выдохнул Глава и повернулся в Пире. - Измеришь их и доложишь мне. На этом все. Вы свободны.

    Данфейт выдохнула только тогда, когда прибор в "зеркальной" комнате снова показал абсолютный ноль. Пире, заметив, что Дани улыбается себе под нос, исподлобья посмотрела на нее и засмеялась.

     Кимао обернулся к госпоже Савис и приподнял свои брови.

    - Думаешь, ты - самый умный? Мы не дураки, - продолжила хохотать Пире. - Но она уязвима, в отличие от тебя, теряющего свою силу. Она - твое слабое место! - сорвалась на крик матриати и подняла руку в воздух, указывая пальцем на Данфейт.

    - Ты уже заказала себе костюм?

    - Нет, - покачала головой Дани.

    - А чем, прости, ты занималась все это время?!

    - На изготовление костюма уйдет не меньше трех месяцев!

    - Ты уже подала заявку в Совет на использование меркапзана?

    - Нет, - ответила Данфейт и опустила свои глаза в пол.

    - Тебе дали шанс доказать, что ты - не просто ребенок богатого человека, который за деньги пристроил тебя сюда! Тебе дали шанс изменить чье-то представление о таких, как ты! И что ты сделала? Ничего!!! Я разочарована Вами, Данфейт Белови!

    - Простите, - прошептала матриати и склонила свою голову.

    Пире, глядя на нее, вдруг, снова хохотнула и, развернувшись, покинула зал в приподнятом настроении.

    Данфейт стояла молча несколько минут, а затем прикрыла рот рукой и начала тихо смеяться. Кимао то же улыбался, сдерживая в себе радостный порыв.

    - Она, кстати, поняла, почему ей так весело, - заметил Кимао, глядя на свою матриати.

    - Что же будет, когда мне захочется плакать?

    - Заревет вся Академия, - не удержался Кимао и засмеялся вместе с ней.

    - Мне пора. Занятия в самом разгаре.

    - Сегодня у меня пара с господином Матье. Ты знаешь, чем это чревато для тебя?

    - Тогда, встретимся в твоей аудитории, - пожала плечами Данфейт и зашагала к выходу.

    - Я провожу.

    - Не стоит.

    - Ты бегала от меня все три дня, что мы летели сюда. Вчера ты отказалась переночевать у меня, хотя мы вернулись поздно ночью, а ключей от квартиры у тебя не было. Потом, прямо у самых дверей, ты попросила меня удалиться, даже не предложив зайти, для приличия. Утром ты не ответила на мои сообщения, хотя их было восемь, если не ошибаюсь. Теперь мне запрещено тебя провожать. Как долго ты собираешься избегать меня, Данфейт? День, два, всю жизнь? Сколько?

    - Я знаю, что Айрин и Орайя ночевали у тебя, - вдруг ответила она.

    - Причем здесь это?

    - Мне пора, - ответила Дани и быстро зашагала к выходу.

    - Причем здесь это?! - прокричал Кимао ей в спину, но ответа так и не услышал.


***


    Когда началась пара госпожи Пире - нового декана факультета "F", Данфейт уже знала, где проведет ближайший час. Вопрос был только в том, какой эксперимент над ней она выберет сегодня. Огласив тему занятия как "Повторение пройденного", Пире обвела взглядом всю аудиторию и, задержавшись на мгновение на Данфейт, подняла руку в воздух.

    - Fuitsy! - послышалось на тианском и все обернулись к Эрике Строун, которая оглохла в один момент.

    Из правого уха тианки потекла кровь и ей вовремя передали салфетку.

    Пире пальцем указала на дверь и кивнула матриати в знак того, что ей разрешено покинуть аудиторию.

    Эрика, не оборачиваясь, засеменила к выходу и быстро ретировалась.

    - Продолжим, - улыбнулась Пире и хлопнула в ладоши.

    Матриати, как по команде, пригнулись к своим столам. Послышались стоны и возгласы, хотя многие их просто не услышали. Савис спокойно присела на стул и достала свой планшетник, взмахом руки указывая всем на дверь.

    Данфейт, зажимая кровоточащий нос рукой, посмотрела на Террея и улыбнулась. Он вел себя странно, продолжая сидеть на месте и глядя прямо перед собой.

    - Пойдем, - позвала она, но он не обратил ни малейшего внимания на ее слова.

    - Он "замкнут", - пояснила госпожа Савис.

    - Что это значит?

    - Ничего не вижу, не слышу и сказать не могу, - произнесла Пире и хмыкнула.

    Данфейт подошла к другу и, взяв его под руку, начала вытаскивать из-за стола. Он вцепился в нее мертвой хваткой и встал на ноги, опрокинув при этом стул.

    - Соберись! - разозлилась Данфейт, у которой из носа продолжало капать, как из не закрытого крана.

    Она положила его руку себе на плечо и повела вперед. В коридоре, на этот раз, было не многочисленно, но все же больше народа, чем обычно. Данфейт выдохнула и, зажав нос рукой, медленно зашагала вперед.


***


    Эрика постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, который в любом бы случае не услышала, вошла внутрь. Тридцать пар зрячих, аркаинов и матриати из факультета "B" уставились на нее.

    Эрика кивнула в знак уважения господину Ари, занятие которого прервала, и тут же указала пальцем на свое ухо. Она видела, как все присутствующие засмеялись, глядя на Бронана и Гритхен, которым стало не до смеха. Эрика уже проходила этот урок. Бронан снял блокировку не сразу, мучаясь минут пятнадцать, пока все остальные хохотали так же, как и сейчас. Еще бы, ведь эрекция Ринли, который испытал оргазм в момент "обхождения" загадочной "петли", вошла в анналы Академии.

    Господин Ари что-то сказал зрячему и тот спокойно поднялся со своего места. Он хотел вывести Эрику из аудитории, но Ари, судя по всему, попросил его остаться. Безусловно, такое зрелище хотели лицезреть все.

    Эрика мысленно показала всем присутствующим sihus и посмотрела на Бронана, остановившегося перед ней. Он прижал свои ладони к ее ушам и закрыл глаза. Эрика смотрела на него долго, наверное, даже слишком, а затем и сама закрыла свои глаза. Раньше он разговаривал с ней мысленно, а теперь, вот, молчал. Что тут удивительного? Она сама научилась закрываться от него, отрезая свои мысли и его слова тоже. Она почувствовала его дыхание на своем лице и зажмурилась. Он не стал ее целовать, просто сделал шаг навстречу и оказался рядом так близко, насколько мог. Эрика ощутила его тяжелый подбородок на своей макушке. Сколько еще ей стоять вот так? Вдруг знакомый трепет коснулся ее живота. Так же, как и вчера, она почувствовала, что ей не хватает воздуха, что сердце ее бьется слишком быстро, а грудь вздымается слишком высоко. Эрика схватилась за костюм своего зрячего, чтобы не упасть, и сжала свои зубы, чтобы не закричать. В тот момент, когда он согнулся над ней, она обняла его и прижала к себе. Молча. Он сделал это молча, цепляясь за ее спину так же, как она за него. Эрика услышала звук своего сердцебиения, шум воздуха, что проникал в ее легкие, и ощутила тепло его дыхания на своей шее. Все молчали. Эрика открыла глаза и посмотрела на Гритхен. Девушка с каменным выражением лица продолжала изучать их и невозможно было понять, что именно она испытывает в этот момент. Эрике стало больно. Раньше это бы развеселило ее, но теперь это причинило боль.

    - Прости, - прошептала тианка, обращаясь не то к ней, не то к своему зрячему, и, резко отстранившись, бросилась к выходу.

    - Как, уже уходите? - вдруг засмеялся Ари.

    Хохот присутствующих тут же оглушил Эрику, и она обернулась у самых дверей, с ненавистью глядя на всех них. Бронан стоял посреди этого цирка, словно зверек, выведенный хозяином за поводок на сцену ради потехи и с той же ненавистью, что и она, смотрел, только не на них, а на нее.

    - Смеетесь так же, как извращенцы, кончающие при виде сношающихся пар в борделе! - прокричала Эрика и вышла в коридор, хлопнув дверью.

    Позади нее, вдруг, повисла тишина. Эрика остановилась и приложила ухо к двери, чтобы не ошибиться. Да, они определенно молчали. Интересно, ей влепят выговор за оскорбление курсантов и господина Ари? "Да, к Амиру их всех!" - подумала Эрика и тихо засеменила обратно.


***


    Данфейт вежливо постучала в дверь. Получив разрешение войти, она распахнула ее и осторожно завела Террея.

    - Юга! - воскликнул Йори, поднимаясь со своего места и не обращая ни малейшего внимания на гневный взгляд преподобного Матье.

    - Помогите ему, пожалуйста, - произнесла Данфейт, удерживая Террея за плечо.

    Преподобный Матье, разведя руками в воздухе, присел на стул и забросил ногу за ногу.

    - Приступайте.

    Йори подбежал к Террею, осматривая оболочку. Кимао подошел следом и, приподняв голову Данфейт за подбородок, быстро оценил ситуацию.

    - Это тот же фокус, что и в прошлый раз, - произнес он, - только сильнее.

    - Что значит "сильнее"? - не поняла Данфейт.

    - Не могу понять, где зацепиться, - начал нервничать Йори.

    - Что значит, "не можешь"? - обратился к нему Кимао. - Найди край и "разверни" его.

    - У кокона нет краев! Он - запаян!

    - Не может быть!

    - Сам посмотри!

    Кимао перевел взгляд на Террея и нахмурился.

    - Рвать придется...

    - Ты в своем уме?! - закричал Йори и посмотрел на Данфейт. - Ее бы ты тоже "рвал"?

    - Если бы не было другого выхода, то пришлось бы.

    - О чем вы оба говорите! - слапроизне Данфейт, отстраняясь от Кимао и не понимающе глядя на Йори.

    - Его оболочку запаяли в кокон. Для того, чтобы "развернуть" его, нужно найти край! А края нет!

    - А рвать ты не хочешь, - сделала вывод Данфейт.

    - Это кощунственно!

    - А как ты "развернул" его в прошлый раз?

    Все удивленно посмотрели на Данфейт.

    - Госпожа Савис сказала, что это "прохождение пройденного". Я это уже пережила. Значит, и он тоже.

    - В прошлый раз я нашел край!

    - Здесь нет края, - подала голос Айрин и, поднявшись со своего места, подошла к Террею. - Она и вправду "запаяла" его.

    - Дай, я посмотрю! - вызвался Орайя и подошел к ним.

    Спустя минуту, вокруг них толпилась вся группа.

    - Рви! - настаивал кто-то из-за спины, пытаясь перекричать оппонентов, уверяющих, что край должен быть, и они просто не могут его найти.

    Кимао взял Данфейт под руку и попытался увести от Террея, но она одернула руку и заявила, что пока ее друг в таком состоянии, она никуда не пойдет.

    - Ты кровью истечешь!

    - Велика беда! - хмыкнула Данфейт и поближе подошла к Террею.

    Погладив друга по плечу, она, вдруг поняла, что все эти лица, мелькающие перед ее глазами, раздражают ее. Они не слышали друг друга, перебивая и споря, настаивая на своем и призывая Йори надорвать оболочку Террея. Им было наплевать на чувства зрячего, на его мотивы и побуждения. Им были не понятны его попытки найти разгадку этого явления. Они смотрели на Террея, как на мужчину, сильного, когда-то равного им, и знали, что он выдержит этот удар. Но его зрячий смотрел на любимого человека, которому не хотел причинить боль.

    - Разойдитесь, - вдруг произнесла Данфейт.

    Естественно, никто ее не услышал.

    - Разойдитесь, я сказала!!! - прокричала матриати и пересеклась взглядом с Сермилли, ублюдком, сломавшим ей два ребра...

    - Кто ты такая, чтобы открывать здесь свой рот! - ответил тот и усмехнулся.

    - Я - матриати! - с презрением прошипела Данфейт и сжала руку на плече Террея в кулак.

    - Нашла, чем гордиться, потаскуха!

    - Как ты меня назвал?!

    - Как ты ее назвал?! - в один голос воскликнули Кимао и Орайя.

    - Смотри, и защитники тут же нашлись! Всем дала или кого-то обидела?!

    - Да, как ты...

    Кимао бросился на Сермилли первым, ударом в грудь осадив придурка на пол.

    - Знай, к кому обращаешься, урод!!!

    Орайя тут же оказался рядом с братом, оттаскивая его от сокурсника. Остальные присутствующие начали возмущаться. Кто-то принял сторону Сермилли, кто-то заступился за Кимао и Данфейт. Кто-то начал кричать и, кажется, пытаться ударить другого.

    - Видишь, что ты натворила, - услышала Данфейт за своей спиной.

    Преподобный стоял возле нее и, кажется, тоже был зол.

    - Уходи, пока они не перегрызлись!

    - Я?

    - Ты! Пошла вон! Немедленно!

    Данфейт отняла руку от носа и набрала в грудь воздух. Действительно, раздражение - это ее эмоция, не их. Она не контролирует это, а значит, не контролирует ни Кимао, ни всех остальных.

    - Кимао! - прокричала Айрин, бросаясь к Кимао и заслоняя собой Сермилли, встающего с пола. - Оставь его! Он - придурок!

    - Пусть рот свой закроет, придурок!

    - Это ты закройся! Никто больше не боится тебя, Сиа. Твой паразит все из тебя высосал!

    Кимао занес руку, но Айрин вцепилась в нее, пытаясь опустить.

    - Успокойся, Кимао! Прошу тебя, успокойся!!!

    Кимао остановился, тяжело дыша и не отводя глаз от Сермилли.

    - Все хорошо, - произнесла Айрин, прикасаясь пальцами к его лицу и поглаживая. - Все хорошо, я с тобой.

    - Ненавижу... - прошептала Данфейт и, закрыв глаза, закричала, что было силы.

    Выплескивая свои эмоции, она пыталась унять тот гнев, который накрыл ее с головой при одном взгляде на руки сестры, прикасающиеся к Кимао.

    Все обернулись, глядя, как сайкаирянка, кричит, зажимая свои уши, а из носа ее на пол хлещет кровь. Когда воздуха в груди не осталось, она согнулась пополам и вдохнула полной грудью, отпуская свой гнев и опустошая свои эмоции.

    Все молчали, глядя на нее, и Кимао тоже.

    Данфейт разогнулась и, спокойно выдохнув, размазала кровь по своему лицу.

    - Дело в нас. Оболочки - это мы. На нас влияют, но это наша реакция, а не того, кто воздействует.

    Данфейт обернулась к Йори:

    - Он просто не хочет, чтобы ты жалел его. Жалость, для таких, как мы, - унизительное чувство. Освободи его так, как должен! Не можешь "размотать", - "разорви", но не выставляй на посмешище, проводя в поисках утраченного "края" часы!

    - Откуда ты...

    - Покажи им, что он так же силен, как и ты. Докажи, что мы, матриати, сделаны из того же теста, что вы!

    Данфейт снова вытерла рукавом свой нос и посмотрела на Кимао.

    - Кажется, мне пора умыться, - произнесла матриати и, развернувшись, спокойно покинула аудиторию.

    - Данфейт! - услышала она за своей спиной, влетая в туалет и склоняясь над раковиной.

    - Это я во всем виновата. Прости меня. Я не хотела...

    Смывая с лица кровь, она пыталась остановить ее, но красная все равно текла сквозь пальцы.

    - Юга, да сделай же ты что-нибудь! - закричала Данфейт и посмотрела на Кимао.

    - Не могу, - произнес тот. - Ты "запаяна" так же, как и Террей.

    - Твою мать! Тогда рви! Рви давай!!!

    - Данфейт...

    - Рви, я сказала!!! - закричала матриати и поняла, что плачет.

    Кимао подошел к ней, стирая с ее лица кровь рукавом своего дорогого костюма.

    - Легче сказать, чем сделать, - ответил зрячий и погладил ее по лицу.

    - Рви... - прошептала Данфейт, закрывая свои глаза.

    - Готова?

    - Да.

    Она почувствовала его губы на своих губах и, словно найдя спасение от предстоящей боли, впилась в его рот. Вкус крови, которую он без отвращения пробовал своим языком, пошатнул ее самообладание. Как же... Это ведь все-таки ее кровь, а не его...

    Данфейт ощутила его ладони на своей спине. Они сжимали ее костюм и спускались ниже, пока не достигли бедер. Данфейт прилипла к нему, желая только одного: чтобы он коснулся их и сжал, что было силы. Кимао склонился над ней и, положив свои ладони, сжал пальцы, приподнимая ее, чтобы утянуть на себя. И Данфейт застонала. Очень тихо, почти беззвучно, но он услышал ее.

    - Done Faitu... - произнес он, наступая на нее и оттаскивая назад, чтобы прижать к стене.

    - Kimau...

    Почувствовав опору за спиной, она вжалась в нее и, обняв его за плечи, оказалась сидящей на его руках. Ей хотелось большего. Сейчас... Здесь... Она хотела его и плевать было на то, где и как...

    - Юга... - услышали они оба где-то позади.

    Это моментально отрезвило обоих. Кимао обернулся и сквозь пелену вожделения посмотрел на Эрику, стоящую в дверях женского туалета.

    - Юга, - произнесла Данфейт, сползая на пол и отстраняясь от Кимао.

    Зрячий выпрямился и не сразу обернулся к Эрике, которая, как ни в чем не бывало, подошла к умывальнику и начала мыть свое окровавленное ухо.

    - С тобой все в порядке? - спросила Данфейт, останавливаясь возле другого умывальника и включая воду.

    - Нет, - односложно ответила Эрика и, вытерев руки салфетками, вышла из туалета.

    Данфейт посмотрела на себя в зеркало и только тогда поняла, что кровотечение из ее носа остановилось.

    - Я даже не заметила, как ты обошел петлю.

    - Я не обходил ее, это сделала ты.

    - Я? - удивилась она и посмотрела на зрячего, лицо и костюм которого были перемазаны кровью. - Сама не знаю, как...

    - Расслабилась просто, вот и все, - ответил зрячий и подошел к ней, наклоняясь к умывальнику и смывая кровь с себя и своего костюма.

    - Значит, весь секрет был в моем напряжении?

    - В твоем напряжении кроется много секретов, но больше их таится в твоем расслаблении.

    Данфейт посмотрела на свой костюм и, стянув с себя камзол, начала его застирывать. Кимао повернулся к ней, молча глядя на объемную грудь в кружевном лифчике.

    - Как думаешь, быстро высохнет? - спросила она, выполаскивая темно-коричневую ткань в раковине.

    - По такой жаре за минут тридцать.

    Кимао решил последовать ее примеру и, так же сняв с себя камзол, принялся его намыливать жидким мылом. Данфейт повернула к нему голову и застыла. Она разглядывала его обнаженный торс, пробегая глазами по рельефу мышц на груди, животе, спине и руках.

    - Нравится? - вызывающе произнес Кимао, бросая камзол в раковину и поворачиваясь к ней лицом.

    Дани приподняла брови, не зная, как ей реагировать, а потом улыбнулась и посмотрела на свою грудь в лифчике.

    - А тебе? - так же вызывающе произнесла она и провела пальцем по мышцам своего напряженного живота.

    - Дурочку не строй из себя! Тебе не идет!

    - А ты перестань вести себя так, будто ничего не произошло!!!

    - Все дело в моем признании, не так ли? Не скажи я тебе, все было бы намного проще!

    - Причем здесь это? - повысила тон Данфейт.

    - Ты теперь полагаешь, что несешь ответственность за мои чувства! Ты сторонишься меня, опасаясь спровоцировать в самый неподходящий момент или просто обидеть, потому что у тебя это легко получается. Не надо, слышишь? Не нужно пялится на мою грудь и оценивать! Не нужно целовать меня так, как будто сама не можешь прожить без этого! У похоти и любви разные взгляды, и я прекрасно различаю их!!! Ты ничего мне не должна, слышишь?! Мои чувства - это моя проблема, и справлюсь с ней сам, если тебя это так беспокоит!!!

    Данфейт достала из раковины свой костюм и, скрутив ткань, начала его выжимать. Затем отошла в сторону и со всей силы вытряхнула его, чтобы расправить. Внимательно рассмотрев все детали и убедившись, что пятен крови не осталось, она надела его на себя и подошла к зеркалу, останавливаясь возле Кимао.

    - Любить, значит нести ответственность. Знать, что любят тебя, - это та же ответственность. Те, кто упиваются осознанием своей необходимости - слабаки. Они пользуются этими чувствами и купаются в своем превосходстве. Моя сестра полагает, что у нее есть эта власть. И я, глядя на то, как она прикасается к тебе, тоже так думаю. Мне не нужна половина или чувства человека, который потерял себя на пути от одной особенной женщины в его жизни к другой. Я готова нести ответственность, но ты, - она посмотрела на него и отрицательно покачала своей головой, - я не знаю, готов ли ты. Она красива, не спорю. И талантлива - этого тоже у нее не отнять. И она продолжает влиять на тебя, полагая, что у нее есть на это право. Я не такая. Я - взбалмошная, несдержанная личность, которая завидует ей во многом, и которая себя-то удержать в узде не может, не говоря уже о ком-то другом. И мне не нужен человек, который преследует меня по пятам, оставляет мне восемь сообщений по утрам и пытается проводить до дверей в аудиторию на занятиях, потому что в моей жизни был уже один такой, и трахался он с другой, выставляя меня на посмешище перед всем племенем. Мне нужен мужчина, который отвечает на шутки сарказмом и получает удовольствие от того, что кто-то может ему ответить. Он берет то, что ему нравится и не спрашивает чужого мнения на этот счет. Он готов бросить вызов Главе Академии только потому, что тот унизил его матриати. И его бояться все, все, кроме меня! Я не размениваюсь по мелочам, Кимао. Либо я получаю все, либо - ничего. Делить с сестрой того, кто утверждает, что любит меня, я не собираюсь. Хочешь нести за меня ответственность? Докажи, что ты сможешь это сделать. Если хочешь, чтобы я прикасалась к тебе - не давай повода ей прикасаться к тебе. Если хочешь, чтобы я спала с тобой - перестань спать с ней!!!

    Кимао выдохнул и, чуть было не рассмеялся. Данфейт, не оценив этого юмора, поморщилась и отвернулась, направляясь к выходу.

    - Данфейт! - позвал Кимао, глядя на нее своими проклятыми черными глазами.

    - Что?

    - Я никогда не спал с Айрин, - ответил он и захохотал.

    Данфейт обернулась и, насупившись, с ненавистью посмотрела на него.

    - Перестань ревновать меня к женщине, с которой меня, кроме дружбы, ничего не связывает!

    - Расскажи про свою дружбу ей, потому что она о происходящем совершенно другого мнения!!! - прогремел голос Данфейт и стих, сменившись звуком хлопающей двери.

    - Бестия, - хмыкнул Кимао и продолжил застирывать свой костюм. - Моя бестия.


***


    После занятий измученный Террей, которому Йори все-таки оставил рубец на оболочке, потерянная Эрика, которая вообще не понимала, что с ней твориться, и злая Данфейт, которую ее зрячий выставил припадочной ревнивой идиоткой, остались в аудитории одни.

    - Расскажи, что ты чувствовал? - попросила Дани, наклоняясь к другу и заглядывая ему в глаза.

    - Одиночество, - ответил матриати и отвернулся от нее.

    - Ты же знал, что он справится с этой задачей. Почему усложнил все?

    - Думаешь, я специально это сделал?

    - Нет, но...

    - Для того, чтобы раскрутить оболочку за свободный край нужно было меня расслабить, а ты, как женщина умная, должна понимать, что это значит. В прошлый раз он справился с задачей блестяще, и когда я очнулся не сразу понял, где нахожусь, и что мы делаем на виду у всех. А для них это был настоящий цирк - два мужика посреди занятий и один из них с эрекцией! Думаешь, я хотел испытать это еще раз?

    - Мы кончили сегодня на глазах у его одногруппников и Гритхен, - перебила его Эрика и поднялась со своего места в дальнем углу аудитории. - А в прошлый раз кончил только Бронан. Так что ты, со своей эрекцией, можешь отдыхать в сторонке!

    - Из-за меня на занятии началась драка, - вставила свое слово Данфейт и натянуто улыбнулась. - Так что, сегодня мы все отличились.

    - Это по этой причине ты запрыгнула на зрячего в туалете?

    - Эрика!!!

    - Что? - не понял Террей и посмотрел на тианку, медленно расплываясь в улыбке. - Негодница. Да, она та еще шлюшка!

    - Эй, знай с кем говоришь, извращенец!

    - Ну, давай, выкладывай! Вы уже все? Подружились? Раззнакомились? - произнес Террей и зашелся смехом, пригибаясь к столу.

    - Это вас не касается, - Данфейт демонстративно указала пальцем на каждого из двоих друзей, - я же в вашу личную жизнь не лезу?

    - Какая там жизнь... - махнула рукой Эрика и вышла из аудитории первой.

    Данфейт и Террей не стали задерживаться и последовали за ней. Остановившись у лифта, посреди пустынного коридора, они начали переминаться с ноги на ногу, когда услышали за собой приветственный возглас Гритхен.

    - Привет, а я вас искала!

    - Привет, - поздоровались Данфейт и Террей.

    Эрика посмотрела на милашку и, просто кивнув, тут же отвернулась.

    - Как дела? - начала разговор деревийка, останавливаясь возле тианки.

    - Спасибо, все хорошо. А у тебя?

    - Все отлично! И если ты полагаешь, что каким-то перепихоном сможешь вернуть его обратно, ошибаешься! Таких потаскух, как ты, пруд пруди, красная дрянь! - прошипела Гритхен и со всей силы ударила Эрику ладонью по лицу.

    Данфейт опешила, Террей тут же вклинился между деревийкой и тианкой, заслоняя собой Эрику. Только тианка тихо засмеялась и покачала своей головой.

    - Будь ты умной, не заявилась бы сюда!

    - Сучка! - закричала Гритхен, пытаясь ухватиться рукой за камзол Эрики.

    - Чего ты бесишься? - повысила тон тианка. - Он твой, забирай! И от меня отстань! Нам с тобой делить нечего, все поняла? Хотел бы бросить тебя - бросил бы уже вчера! Так что заткнись, и возвращайся домой, деревийская дура!

    - Ты еще ответишь мне за это! - прошипела милашка и вошла в пустой лифт, двери которого как раз открылись перед ней.

    - Не сомневаюсь, покачала головой Эрика и потерла ладонью алеющую щеку.

    - Что это было? - не поняла Данфейт, обращаясь к подруге.

    - Не думала, что он настолько глуп, чтобы рассказать ей обо всем.

    - Он не рассказывал, - перебил ее Террей. - Она прочла все на занятии, когда вы... Ну, в общем, ты не о том думала, о чем следовало бы...

    - Он убьет меня.

    - Не думаю, - подбодрил ее Террей и, похлопав по плечу, вызвал другой лифт.

    - Ты спала с ним... - сделала вывод Данфейт и, чуть было, не рассмеялась.

    - До тебя только сейчас дошло? - усмехнулся Террей.

    - Ну...

    - Да, ну вас... Завтра в шесть у Кимао.

    - Не уверена, что приду, - ответила Эрика.

    - Придешь, - утвердительно произнесла Данфейт и похлопала подругу по плечу. - Этими пустяками тебя не сломить, или я ошибаюсь?

    Тианка улыбнулась и посмотрела на подругу:

    - Ты всегда находишь нужные слова.

    - Прости, дар у меня такой! - засмеялась Данфейт и подмигнула удивленному Террею.


Глава 20   | Данфейт | Глава 22