home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20 

 Ближе к вечеру Ирия вошла в комнату Данфейт и нашла девушку в удручающем состоянии лежащей на разостланной постели.

    - Ужин через час. Приведи себя в порядок, приберись в своей комнате и сделай то, что должна!

    - Это все, что ты готова сказать мне спустя месяцы моего отсутствия?

    - Я никогда не жалела тебя. Ты знаешь это. И теперь жалеть не собираюсь. Амир не выбирает слабых, Ри не обучает бездарных, Кимао не рискует собой ради недостойных. Так что, поднимайся и начинай делать то, за что я всегда уважала тебя.

    - И что же это?

    - Вкалывать. Через двадцать минут жду тебя на кухне.

    С этими словами Ирия положила на край кровати старое льняное платье в заплатках и направилась к двери.

    - Спасибо, Ирия.

    - Всегда пожалуйста, Данфейт.

    Дани закрыла глаза на мгновение, а затем, будто вспомнив, что никогда не позволяла себе валяться в кровати в этом доме, поднялась на ноги. Ужин. Неужели Ирия заставит ее готовить? Когда вообще она в последний раз что-то готовила для себя? Данфейт задумалась и поняла, что последний месяц всю работу по дому выполняла за нее Эрика. Эрика!!!

    Данфейт вылетела из комнаты и побежала вниз. Перепрыгивая через ступеньки, она, все-таки, запрыгнула на перила и съехала вниз по ним.

    - Кимао!!! - закричала Дани, понимая, что не может найти его. - Кимао!!!

    - Что за манеры, Данфейт?! - прогремел голос Ри за ее спиной.

    Дани по старой привычке склонила свою голову и спокойно произнесла:

    - Извините, Учитель.

    - Кимао в тренировочной. Медитацию на фрирайне запустил так же, как и ты. Никакой выдержки - одни эмоции, на грани взрыва!

    - Спасибо! - кивнула Данфейт и понеслась к тренировочной.

    Открыв дверь настежь, она нарушила покой и единение своего зрячего, спящего под потолком, раскинув свои руки.

    - Кимао!!!

    Дерева открыл глаза и чуть было не врезался в лампочки подсветки.

    - Что опять?!

    - Эрика!!! Что с Эрикой?!

    - Юга... Да, все с ней в порядке!!! - раздраженным тоном ответил Кимао и перевернулся в воздухе, продолжая висеть высоко над ее головой.

    - Где она?

    - На Дереве.

    - А Айрин?!

    - И она там же.

    - А...

    - Орайя, Террей и Йори, - все на Дереве.

    - Они знают?

    - Наверное.

    - Дай мне свой наушник! Я хочу связаться с ними!

    - Сейчас ты никому звонить не станешь! Не понимаешь, что за ними следят сейчас все?! Отец уже связался с Роэли и тот пообещал ему, что уговорит Совет не ставить на нас крест. Пока мы нужны им, мы в безопасности. Как только необходимость в нашем присутствии отпадет - нас отправят, сама знаешь куда!

    - Данфейт Белови! - прогремел голос Ирии, которая остановилась за спиной матриати. - Я же сказала тебе идти на кухню! И в каком виде ты стоишь здесь?! Переодеваться! Немедленно!!!

    Кимао злорадно усмехнулся и перевернулся в воздухе, отворачиваясь от матриати.

    - Ты слышала меня, Данфейт!? - вновь повысила голос Ирия.

    - Да, - выдохнула Дани и зашагала к себе в комнату.

    Спустя пятнадцать минут она уже чистила плоды верстушки, из которых Ирия собиралась сделать жаркое. Руки Данфейт приобрели во время этого трудоемкого процесса синеватый оттенок, и по-своему опыту Дани знала, что смоется эта синева только через несколько дней.

    - Все, закончила.

    - Порежь мясо, разложи на подносе и поставь на стол.

    - Да, Ирия, - вздохнула Данфейт.

    Когда на подносе витееватым образом были выложены тонко нарезанные куски разных сортов мяса, Данфейт сняла передник и направилась в столовую. Войдя внутрь, она скривилась и, поставив поднос прямо перед носом Кимао, плюхнулась на стул возле него.

    Зрячий не стал дожидаться появления собственного отца и приступил к трапезе, судя по всему, минут десять назад. Данфейт подперла рукой голову и начала наблюдать за тем, как Кимао накалывает кусочки мяса с подноса и отправляет их в свой рот, даже не успевая, толком, пережевать.

    - Приятного аппетита, - произнесла матриати и улыбнулось той натянутой улыбкой, при виде которой Эрика начинала хохотать.

    Кимао посмотрел на нее и закашлялся.

    - Ну и лицо! - прохрипел он, поднося бокал с вином к своему рту. - Такое ощущение, что твои губы сейчас лопнут посредине.

    Учитель вошел в столовую и, смирив Кимао недовольным взглядом, занял свое место.

    - Твоя матриати обучена манерам лучше, чем ты.

    - Я могу себе это позволить.

    Данфейт выпрямилась на стуле и опустила запястья на стол.

    - Приятного аппетита, произнес Ри и взял в руки приборы.

    Дани посмотрела на него и потянулась к графину с соком, наполняя свой бокал.

    - Я полагал, что ты предпочтешь вино, - заметил Кимао, осушая свой бокал. - Или присутствие Учителя не позволяет тебе употреблять спиртное?

    - Учитель никогда не запрещал мне пить спиртное, - ответила Данфейт и посмотрела на Ри. - Так ведь?

    - Прекратите, оба! - повысил тон Ри и стукнул приборами по тарелке. - Что изменилось с момента вашего отъезда? Чему вы научились за те месяцы, что провели вместе? Искусство препираться, насколько я вижу, вы постигли в совершенстве, однако, гордости это во мне не вызывает!

    Учитель вопросительно посмотрел на Данфейт и прищурился. Дани знала, что означает этот взгляд. Наказание при любом исходе дела. Данфейт усмехнулась, задумываясь над тем, стоит ли ей вообще задумываться над этим, и, откинувшись на спинку стула, скрестила руки на груди.

    - Из всех теорий, которые я изучала, ни одна не далась мне с практической точки зрения. Я подралась в первый же день своего появления в Академии, подружилась с двумя сомнительными матриати и их зрячими, слетала на Атрион, заработав денег на жизнь, опозорилась перед всеми преподавателями и курсантами, и заслужила славу бездарной взбалмошной сестрицы Айрин Белови. Я умерла, и как теперь оказалось, не в первый раз. Воскресла, то же, кстати, не в первый.

    - Ты показала sihus своему зрячему в присутствие других курсантов, - добавил Кимао.

    - Да, это тоже сделала я.

    - И побывала в больнице два раза.

    - Да, - кивнула Данфейт.

    - Поссорилась с сестрой бессчетное количество раз.

    - Да.

    - Поссорилась со мной бессчетное количество раз.

    - Да.

    - А еще ты заставила своих безнадежных друзей поверить в себя, обнаружив у некоторых из них скрытый потенциал, проучила зрячего из моего факультета, уложив его на лопатки в первой части вашего бесчестного поединка, заслужила доверие Пире Савис, симпатию преподобного Матье, господина Ло и господина Апри, прости, покойного господина Апри, почти побила рекорд Орайи по скорости пробега на длинные дистанции, спасла мне жизнь на Атрионе и убила фантом, который пришел за тобой. Я все перечислил?

    - Вроде бы... - пожала плечами Данфейт.

    - Да, забыл упомянуть, что ты смогла влезть в тайны прошлого нашей семьи, да и всего этого маленького "кружка", который называет себя "Советом зрячих". И блокировку сознания освоила. Ты заметил, Ри?

    Учитель, на этот раз, с удивлением посмотрел на Кимао.

    - Ты тоже не можешь ее прочесть?

    - Нет.

    - Ты же ее зрячий!!! - повысил тон Учитель.

    - Рядом с ней я - полный ноль. Это подтвердили измерения.

    - К Амиру измерения! Полным нулем ты станешь, когда покинешь этот Мир навсегда!

    Учитель ударил кулаком по столу и отвернулся.


    - Что они намерили? - спустя несколько секунд спросил он.

    - Отсутствие амплитуды колебаний наших оболочек при взаимодействии.

    - Идиоты! У вас частота другая!

    - То есть?

    - Дело не в амплитуде. Я, в свое время, выдавал только девятьсот процентов прироста рядом с твоей матерью, но вместе мы могли в два счета уложить Роэли и Пире. Дело не в амплитуде, а частоте. У тех же Пире и Роэли она около двух тысяч в минуту. У меня и твоей матери была около трех тысяч. У тебя одного - девять тысяч. У нее после трансформации - под четыре тысячи.

    - А, до? - перебила его Данфейт.

    - Около пятиста, - буркнул Учитель и продолжил свою отповедь: - И даже если она "глушит" тебя, то всего на четыре тысячи. А то, что Вы оба просто обманули прибор, меня нисколько не удивляет!

    - Но, я проиграл Роэли, вызвав его на поединок.

    - Значит, ты в этот момент не о том думал! Включи ты свои мозги вовремя, Роэли бы никогда не смог сломить тебя! Ни Роэли, ни кто-либо другой! - перешел на крик Ри. - Посмотри на нее! Она опять елозит на этом стуле! Данфейт, уймись, в конце концов!!!

    Дани замерла и подняла руки в воздух.

    - Это же я, Учитель. Я всегда ерзаю на стульях.

    Кимао прикрыл рот рукой, чтобы не расхохотаться. Учитель посмотрел на Дани и отрицательно покачал головой.

    - Вы оба так ничему и не научились. Не для этого я вернул тебя к жизни, слышишь? Я рисковал всем, всем, что у меня было, предпринимая эту попытку. И, Слава Юге, что мои предположения относительно тебя оказались верны! Ты гасишь его, а не потенцируешь. Знаешь, за что меня изгнали? - вдруг спросил Ри, обращаясь к Данфейт.

    - Нет, - покачала головой матриати.

    - За неверное предположение. Даже когда я трансплантировал его, - Ри указал пальцем на Кимао, - они не подняли на меня руку, но когда я попытался исправить то, что все мы наделали, - они вышвырнули меня вон! Я транплантировал часть детей Амира в тела и воздействовал на них той же энергией, что и создала их, но ничего, кроме тридцати трупов и обозленных фантомов не получил! Эксперимент по возможности уничтожения влияния Амира на своих детей с грохотом провалился. Фантомов мы обезвредили, но Совет решил, что попытки вернуть в жизни тех, кто живет по другую сторону, слишком опасны для всех нас и избавился от меня в один день! "Он убил тридцать человек! Тридцать ни в чем не повинных мийян!" - кричали их вшивые свидетели на суде. Да, я проиграл, но для них это был хороший повод убрать меня с дороги.

    - Вы убили тридцать не рожденных оболочек и живого ребенка, искалечив жизнь собственного сына! Вы виновны, Учитель!

    - Я знал, что когда-нибудь ты это озвучишь. В этом вся ты. Ничего, кроме приговора. Ни осуждения, ни ненависти. Простая констатация факта. "Виновен".

    - Судить Вас будете Вы сами, Ваш сын и Кейти. Не я, - покачала головой Данфейт и отвернулась от него.

    - Я рад, что ты не перестала называть меня Учителем.

    - Просто, Вы очень сильно любили своего сына, вот и все. Будь у моего отца шанс вернуть мать - он бы уничтожил весь Сайкайрус, лишь бы только сделать это.

    - А ты? Ты бы убила ради того, кого любишь?

    - Я? - переспросила его Данфейт.

    - Да, ты?

    - Ребенка бы не смогла. Взрослого - возможно.

    - Даже перед собой ты честна. Мне всегда нравилось это качество в тебе.

    - Скажите, когда в Ваш светлый ум пришла мысль уравновесить Кимао с помощью меня?

    - Как только увидел, что мийяне приняли тебя, как свою.

    - Почему тогда?

    - Самый консервативный народ из тех, что мне довелось встречать. Слово "чужак" для них все равно, что "враг". А ты втерлась в доверие за считанные часы. В тот день, пять лет назад, когда я вернулся за тобой в племя, и ты вышла меня встречать с толпой перемазанных детей, которые так и норовили залезть тебе на спину, я понял, кем ты станешь. Медиатор для моего Кимао.

    - Расскажите о Сатрионе, - попросила Данфейт и посмотрела на Учителя.

    - Сатрион. Даже тот мир, в котором теперь заперты дети Амира, называется теперь "Сатрионом". Случайность, наша ошибка. Это Совет создал направленный опытный взрыв, проводя очередной эксперимент по синтезу термоядерной энергии. Идеальное оружие, по силе и мощности превосходящее даже наш дар. Вот только взрыв этот повлек за собой цепную реакцию в атмосфере, и вся планета с тремя миллиардами жителей исчезла в один бесконечно долгий миг. Мы потеряли своих аркаинов, матриати, зрячих, наших жен и детей, мы убили простых людей и не понесли наказания за это. Когда я предложил вернуть хоть часть из тех, кто погиб, мне ответили "нет". "Мы не знаем, как повлиял взрыв на их "тонкие тела". Они могут быть опасны для нас и нашего Мира". Они оказались правы. Дети Амира, подобные Кимао, опасны для нас. Подобные тебе, - Учитель посмотрел на Данфейт, - нет. Только определить это невозможно, не трансплантировав вас. Кимао, как опытный образец, мне разрешили оставить. "Пусть живет, раз ты его создал", - ответили они. - Вот, живет, - Ри взглянул на сына, - только меня "отцом" больше не называет.

    - Ты это заслужил.

    - А что заслужил ты, Кимао?

    - Все вздохнут с облегчением, когда я уйду и не смогу вернуться.

    - Вы уйдете, - исправил его Ри.

    Кимао взглянул на Данфейт и натянуто улыбнулся:

    - Мы уйдем.

    Он знал, что он-то вполне заслуживает подобной участи. Но она... В чем она виновата перед ними? Эта мысль вызвала в Кимао чувство тревоги. Она жива только до тех пор, пока живет он. Если его оболочка взорвется или раствориться в Амире, ее постигнет та же участь. Она умрет вместе с ним во всех смыслах.

    - Кто же выдумал все те легенды о детях Амира и Юги? - разрушила тишину Данфейт.

    - Никто не знает, - ответил Учитель. - Возможно, подобное уже случалось однажды. Возможно, когда-то мы уже уничтожили друг друга...

    - Как же "заблудшие" смогли проникнуть в наш Мир?

    - Фантомов было всего двое. Роэли лично подтвердил это. И где они взяли энергию на подобное перевоплощение, я понятия не имею. Но, они появились здесь сейчас, а значит, появятся снова. Остается только ждать и гадать, где и когда.

    - Но, почему они пришли именно к нам?

    - Думаю, для начала они хотели устранить Кимао и тебя. Лишить всех нас единственных живых детей Амира вполне логично, особенно, когда не знаешь, чего ждать от них.

    - Но, они собирались забрать меня с собой. Это подтвердила Соу в разговоре. Зачем им я?

    - Ты - матриати Кимао. Им нужна была не ты, а твое влияние на него. Получи они в союзники моего сына - и в этом Мире и в том им больше не с кем было бы воевать! Наверняка, она пыталась тебя сломать, чтобы пробить и его оболочку. В моменты сильного эмоционального потрясения все становятся уязвимыми, и вы оба - в том числе.

    - Кора пришла ко мне в образе Данфейт, - вступил в разговор Кимао. - И кое что было по-настоящему странным. Сначала она видела меня, а потом - нет. Я был прямо перед ней, а она меня не видела.

    - Вторая меня тоже не видела.

    - Странно...

    - Ничего странного, - вздохнул Учитель. - Те фантомы, которые создал я, не воспринимали нашу реальность в том виде, к которому привыкли мы. Они видели все с точки зрения энергетических полей и их колебаний. Я создал "занавес", и они ослепли. Правда, уловка работала недолго. Слишком сильными они получились и сломали защиту за секунды. Обычное колебание человеческой оболочки выглядит как ярко-голубое свечение. Кто знает, как выглядите вы оба, когда взаимодействуете?

    - Но мы не взаимодействовали, когда они пришли, - возразила Данфейт.

    - По-твоему, взаимодействовать можно только при помощи физического контакта? Ты звала его на помощь, когда столкнулась с тем, чего не смогла понять?

    - Да, - прошептала Данфейт.

    - Вот и ответ на твой вопрос. Ты вступила с ним в контакт. Ход моих мыслей верный? - спросил Ри, обращаясь к сыну.

    - Она перестала видеть меня после звонка Данфейт. Очевидно, что твоя теория верна.

    - Вот еще один плюс к вашему тандему. Появись они здесь сейчас, им вас не разглядеть. А это - огромное преимущество.

    - Кстати, - подал голос Кимао и искоса посмотрел на Учителя. - Кору интересовал вопрос, сколько нас здесь?

    - В смысле?

    - В прямом. Она хотела знать, скольких детей Амира мы трансплантировали!

    - Тебя и... ...ее, - учитель посмотрел на Данфейт и прищурился. - Об остальном мне ничего не известно.

    Учитель замолчал и посмотрел на полупустую тарелку перед собой.

    - Вы когда возвращаетесь? Завтра?

    - Утром вылетаем.

    Данфейт посмотрела на Кимао и утвердительно покачала головой.

    - Спасибо, что предупредил сейчас, а не завтра утром.

    - Через три дня ужин курсантов. Мы должны успеть к его началу.

    - Ты успеешь, не переживай.

    - Не понял... Ты собралась проигнорировать приглашение?

    - Я уже проигнорировала его. Смотреть на все эти высокоодухотворенные лица с гнилым нутром, которые спят и видят себя на золотых унитазах среди остальных, керамических, - уволь.

    Кимао переглянулся с отцом и оба засмеялись.

    - Не вижу ничего смешного.

    - А знаешь, ты права. Я тоже не пойду на ужин. Вкусно поесть я могу и дома, да и кампанию собрать подходящую. Все на керамических унитазах, как ты говоришь.

    - Удачного времяпрепровождения, - вздохнула Дани.

    - То есть, ты собралась проигнорировать и мое приглашение?

    - А ты, разве, пригласил меня?

    - Я подразумевал это. Иначе вообще бы не стал ничего говорить!

    - Продолжайте без меня, - отчеканил Учитель и поднялся из-за стола.

    - Уже уходите? - натянуто улыбнулась Данфейт.

    - Меньше всего мне хочется выслушивать этот бред. Вместо того, чтобы поговорить друг с другом о том, что вами произошло и почему ты, девочка моя, была в пятницу отчислена из Академии, вы несете какую-то чушь!

    Учитель покинул столовую так же тихо, как и вошел в нее. Данфейт, расслабившись, вновь заерзала на стуле и подперла голову рукой, глядя на поднос с мясом.

    - Сдадим зачет - и тебя зачислят обратно, - подытожил Кимао и принял ту же позу, что и она.

    - И дальше все вернется на круги своя. Насмешки, шепот за спиной, косые взгляды и слабость, с которой не имеет смысла бороться. Я так хотела достичь чего-то. А вышло, что мое предназначение в слабости. Мне было шесть, когда все это началось. Мы с Айрин спустились на завтрак рано утром. Отец вошел в столовую и, потеребив нас по волосам, сообщил, что "выбил" место в особенном месте, где учатся самые талантливые и достойные люди из всех живущих на этом Свете. "Лучшая из вас попадет туда", - сказал он и поцеловал Айрин в макушку. Будто бы с самого начала знал, кто из нас двоих лучшая. Ни разу за все эти годы я не спросила себя, почему хочу стать зрячей. Роэли Гвен задал правильный вопрос, когда прилетел к нам. "Почему Вы хотите пойти с нами?" И правдивый ответ на него он без труда прочел в моей голове. Потому что я хотела быть лучшей, вот и все.

    - Какой смысл ты вкладываешь в понятие "лучшая", Данфейт? - вдруг, повысил тон Кимао и, поднявшись из-за стола, подошел к ней, нависая сверху. - Внешность? Способности? Человеческие качества? Что, из вышеперечисленного?

    - Почему ты злишься? - произнесла Данфейт и облокотилась на спинку стула, устремляя свой взор в потолок. - Может, и глупо это, но последние восемнадцать лет только стремление быть лучшей заставляло меня двигаться вперед. Я стала той, которая находится здесь, только потому, что выкладывалась на все сто десять процентов. И это - мой предел. Все, дальше некуда двигаться.

    - Ты хочешь, чтобы я пожалел тебя?

    - Насколько же ты циничен!

    - Возможно...

    - Странная привычка отвечать "возможно". Ты не соглашаешься, но и не противоречишь заключению, что является прямым уклоном от ответа.

    - Возможно, - повторил Кимао и посмотрел на нее.

    - Где ты нашел меня? Я не помню, в какой именно момент отключилась.

    - Я не видел твоего тела. Почувствовал просто, что тебя больше нет рядом, и все понял.

    - И зачем ты сам отправился за мной?

    - Я боялся, что одна ты не сможешь вернуться.

    - И кто же помог тебе умереть?

    Кимао отвернулся от нее и сжал свои челюсти.

    - Сюрикэн Эрики.

    - Эрика убила тебя? - воскликнула Данфейт, пытаясь заглянуть ему прямо в глаза, чтобы прочесть правдивый ответ.

    - Ты в своем уме? Иногда как выдашь, хоть стой, хоть падай! Я сам сделал это, никто не помогал мне!

    - Теперь ты зависишь от облегчения, которое я тебе приношу. Поэтому ты решился на это?

    - Я бы никогда не рискнул всем ради облегчения.

    Данфейт поморщилась и, взяв в руки салфетку со стола, начала комкать ее.

    - Из-за Айрин? Она попросила тебя сделать это?

    Кимао медленно выдохнул и попытался успокоиться.

    - Ответь, ты когда-нибудь откроешь свои глаза? И если откроешь, сможешь ли ты рассмотреть очевидное?

    - Что рассмотреть?

    Зрячий небрежным движением выхватил из ее ладоней салфетку, и направился к выходу, бросив белое полотно на пол.

    - Признайся, ты просто не хотел лишиться матриати! - закричала она.

    Кимао замер и обернулся, глядя все теми же уставшими глазами, только не на нее, а на белую ткань, валяющуюся на полу.

    - Мне хочется верить, что сказанное тобой - всего лишь пустые слова, которыми ты хотела меня ужалить. Очень хочется, потому что слышать подобное от женщины, которая не понимает, что я просто могу любить ее, больнее, чем всаживать в свою грудь стальной сюрикэн.

    Данфейт отвернулась от него на мгновение, чтобы выдохнуть, а когда посмотрела вновь, Кимао в столовой уже не было.


Глава   19 | Данфейт | Глава 21