home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава1

В центре огромного ангара стояло пятеро человек. Одни прилетели сюда, чтобы выбрать себе ученика. Другие пришли, чтобы изменить свою судьбу. Но из пятерых в этот день должно было повезти только одному, точнее одной.

    Деревы, среди людей солнечной системы Амира, считались самой развитой расой. Почетное второе место занимали югуане с планеты Юга, третье - люди с планеты Тиа и, наконец, четвертое - то есть самое последнее в рейтинге и, соответственно, почете среди себе подобных, - жители планеты Сайкайрус, которых, из-за сложности произношения слова "сайкаиряне" называли просто "людьми".

    Когда в семье Герольда Белови родился первый ребенок - девочка - отец взял кроху на руки и пообещал, что в этой жизни у его принцессы будет все, о чем она только сможет мечтать. Появления второго ребенка вся семья ждала с нетерпением, ведь доктора предрекали рождение мальчика, и Герольд искренне надеялся, что сын в будущем станет его преемником.

    Рождение этого ребенка изменило все в жизни Герольда Белови. Вопреки ожиданиям, в этот мир пришел совсем не мальчик, а маленькая девочка. Ребенка показали отцу и тут же куда-то унесли. Самого же Герольда выставили из комнаты, где к этому времени собрались доктора и запищали приборы. Он пытался позвать свою жену, но разве мог он тогда знать, что она больше никогда не откликнется на его зов...

    Состояние Герольда в миг, когда он понял, что остался совершенно один с двумя малолетними дочерьми, невозможно описать. Каждый последующий год из череды лет его долгой жизни в тот самый день он вынужден был улыбаться и поздравлять свою дочь с днем рождения. Было ли ему настолько трудно или просто всем казалось, что именно трудно ему должно было быть? Как бы там ни было, его маленькая девочка всегда получала подарок вовремя и, казалось, совершенно не обращала внимания на косые взгляды и вздохи окружающей ее родни. Никто не мог сказать, что Герольд Белови не любил свою младшую дочь. Любил, но все же так, как старшую.

    Маленькую девочку нарекли странным именем "Данфейт", на языке дерев означавшем "Предрешенная судьба". Многие поговаривали, что Герольд назвал ее этим именем, пребывая в состоянии безграничного горя, и невольно запечатлел тем самым темное пятно на белом сукне судьбы своей дочери. Сама же Данфейт редко задумывалась над тем, каким образом ее странное имя влияет на ее жизнь. Куда более насущной проблемой для нее было соперничество с собственной сестрой и разразившаяся на этой почве война между ними.

    Мечты могут быть разными, да и цели в жизни могут разиться, но шанс устроить свою судьбу и стать одной из учениц Великих зрячих, безусловно, хотели получить обе сестры. Так началось их противостояние, протянувшееся красной нитью сквозь все детство и юность, запутавшееся в клубок из зависти и ненависти спустя долгие годы.

    Они обе ждали этого момента вот уже тринадцать лет, с тех самых пор, как их отец вложил крупную сумму денег в фонд развития научных исследований планеты Дерева, и зрячие, в обмен на это, пообещали взять в ученицы одну из его дочерей.

    О таком шансе простые смертные с Сайкайруса даже и мечтать не могли. Но, для Герольда, человека, владевшего одной третью ресурсов целой планеты, был оскорбительным отказ дерев забрать к себе обеих его дочерей.

    Сегодня настал тот самый день, в ожидании которого столько лет прожили две сайкаирянки. Данфэйт повернулась к сестре и искоса посмотрела на нее. Айрин держалась на высоте. Ее сосредоточенное лицо и абсолютное спокойствие в очередной раз указали Данфейт на врожденное превосходство сестры. Дани вновь посмотрела себе под ноги и едва заметно переместила массу тела с пяток на носки и обратно. Стоять вот так, неподвижно, в течение вот уже полутора часов было для нее не то, что испытанием - настоящей пыткой.

    Трое незнакомцев подошли к девушкам и, не проявляя особого интереса, бегло осмотрели каждую с головы до пят. Данфейт затаила дыхание и замерла на секунду. Никогда в своей жизни она не встречала зрячих. Ее воображение рисовало ей высоких худощавых дерев с бронзовой кожей, черными волосами и неестественно темными глазами. Те же, кто прилетели сюда сегодня, совершенно не вписывались в построенный ею образ этих всемогущих людей. Высокие - да, темноглазые - совершенно точно, но не худощавые, наоборот: сбитые, широкоплечие мужчины, вылепленные из сухожилий и мышц. Самому старшему из них на вид было не более тридцати пяти лет. Именно этот человек возглавлял всю делегацию. Двое остальных были моложе, но уставшие, наполненные безразличием глаза будто принадлежали не этим молодым мужчинам, а старцам, смотрящим на все с позиций долго прожитых лет.

    - Назовите причину, по которой Вы хотите пойти с нами? - спросил мужчина, что шел первым.

    - Знание - это то, что может привести нас к Истине, - ответила Айрин и посмотрела в глаза дереве.

    Зрячий встретил этот взгляд и несколько минут, словно, удерживал его на себе.

    - А что ответишь ты? - снова спросил мужчина, продолжая пристально изучать Айрин.

    - Я просто хочу учиться, - прошептала Данфейт, но глаз на дереву так и не подняла.

    - Значит, у тебя нет целей, - с усмешкой бросил зрячий.

    Двое незнакомцев отвернулись от них и направились в сторону корабля.

    - Ты, - произнес дерева и протянул руку Айрин.

    Девушка поклонилась и отправилась следом за незнакомцами.

    Данфейт осталась стоять там, где стояла. Слезы заструились по ее щекам и ненависть, что дремала внутри столько лет, засвербела в сердце с новой силой. Тринадцать лет противостояния окончились полным поражением. Да, впрочем, был ли у нее вообще когда-нибудь шанс победить? Она всегда была "второй".

    "Чего можно ожидать от ребенка с таким именем? Все было понятно с самого начала: кроме неприятностей эта девица ничего своей семье не принесет!" - качала головой ее старая нянька, сидя на кухне поздно ночью и изливая душу домоправительнице. Эти слова, вопреки желанию самой Данфейт, слишком прочно засели в ее голове. Словно проклятие, она вспоминала их каждый раз, попадая в неприятности. И вот, она вспомнила их и теперь.

    - Слишком спесива, - вдруг подал голос дерева и подошел к ней. - Тебе уже девятнадцать, а ты до сих пор не научилась контролировать собственные эмоции. Знание должно быть передано самым достойным, а ты, насколько я могу судить, никогда не сможешь возвыситься над самой собой.

    Данфейт открыла от изумления свой рот, а дерева тем временем развернулся и направился в сторону корабля.

    - А если смогу?! - послышался громкий крик ему в спину.

    Дерева остановился и, не оборачиваясь, ответил:

    - Тогда я преклоню перед тобой свои колени.


***


    - Он так и сказал? - пятый раз спрашивал ее отец, расхаживая по своему кабинету взад и вперед.

    - Да, так и сказал.

    - Дани, ты действительно хочешь просто учиться или мечтаешь стать "зрячей"?

    - Я понимаю, почему ты спрашиваешь меня об этом.

    - Правда?

    - Да. Если они забрали Айрин, значит, увидели в ней потенциал. Следствием этого является простой вывод: у меня этого потенциала нет. Я не смогу стать зрячей. Да и кому вообще это нужно? - наигранно рассмеялась Данфейт. - Подумаешь, предвидеть будущее и читать чужие мысли...

    - Управлять собственным телом. Обходиться без воды и пищи месяцами. Способность изувечить одним только желанием... Разве не об этом ты мечтала?

    - Будь у меня талант, они забрали бы обеих. Поэтому не стоит больше говорить об этом.

    - Говорить об этом мы будем, Данфейт. Ты же знаешь, для меня нет ничего невозможного.

    - Нельзя купить всех, папа.

    - Всех - нет, но, порой, достаточно купить одного человека.

    - Что ты задумал?

    - Я в свое время помог одному зрячему. И он пообещал мне не остаться в долгу.

    - Кто он?

    - Один из изгнанных...

    Данфейт расхохоталась, но увидев очередной укоризненный взгляд отца, оборвала смех.

    - Ты всегда прячешь свою горечь за маской веселья, - вздохнул отец.

    Дани наигранно улыбнулась и подошла к окну.

    - Он согласился забрать к себе Айрин. Честно говоря, я никогда не думал, что в спокойном характере твоей сестры кроется какой-то потенциал, но, это даже хорошо, что я ошибся... Ри, конечно, может попробовать отказаться от нашего уговора, но я знаю, как на него надавить.

    - Ри?

    - Ри Сиа.

    - Тот самый, что создал теорию "Первоестественности"?

    - Да.

    - Тот, который в ходе одного из своих экспериментов уничтожил целое поселение югуан?

    - В этой истории больше вопросов, чем ответов.

    - Его изгнали за это!

    - На него списали вину и убрали со "сцены".

    - Но...

    - Ты хочешь учиться или будешь прозябать здесь вместе со мной? - закричал отец и подошел к ней. - Что ждет тебя? Деньги? Власть? Все это я и так оставлю тебе. Но вот Знание я никогда не смогу тебе дать. В свое время я отказался от такой возможности. А потом пожалел. Кто знает, возможно, я бы смог спасти твою мать...

    - Ты действительно веришь в это?

    - В жизни нет места "если бы". Ты можешь только делать выводы и двигаться вперед. И если тебе предоставляется шанс получить Знание, так какая разница, кто его тебе даст?

    - Обучение вне Академии Ассоциации запрещено.

    - Тебе всегда было наплевать на запреты. Наплюй на них и сейчас.

    - Сколько же денег ты ему "подарил"?

    - Столько, чтобы спасти его сына.

    - Его сын - зрячий?

    - Не знаю. Он никогда не говорил о нем. Как бы там ни было, тебе улетать через час.

    - Папа...

    - Уходи и не оборачивайся, так же, как это сделала твоя сестра. Здесь тебе больше нечего делать.

    Он наклонился к ней и, положив свои руки на плечи, поцеловал в макушку. - Я люблю тебя, Дани.

    - Я тоже люблю тебя, па...

    Как только дверь рабочего кабинета Гарольда Белови закрылась за спиной его младшей дочери, он спокойно присел за свой стол и потянулся к стакану с виски. Знал ли он, чем для нее закончится этот путь? Вряд ли. Как бы там ни было, Герольд был уверен, что поступает правильно, а значит, судьба Данфейт, так или иначе, действительно была предрешена с самого начала.


***


    Путь Данфейт к дому Ри Сиа был долгим и утомительным. Дерева со странным именем Ри вел отшельнический образ жизни на одной из лун планеты Юга. Достаточно далеко от Деревы и ее обитателей, но все же не так, как до Сайкайруса.

    Перекинув через плечо тяжелую сумку, она спустилась по трапу собственного корабля вниз и вышла на посадочную платформу. Здесь было пусто. Данфейт обернулась и манерным движением руки приказала одному из своих провожатых вынести на перрон остальные ее вещи.

    Отец сказал, что Ри встретит ее на станции, но нечто подсказывало Данфейт, что новоявленный учитель за ней не придет. Еще бы, ведь место, где она оказалась, едва ли можно было назвать "станцией". Старая бетонная постройка грозила рассыпаться прямо под ее ногами. Повсюду рос мох, а кое-где даже заросли неизвестного ей кустарника ярко-синего цвета.

    Данфейт просидела на сумках около часа. Для нее это было настоящим достижением. Энергичная от природы, она всегда пребывала в движении, что, по сути, и являлось ее нормальным состоянием. Она даже не могла спокойно усидеть на стуле за обедом, постоянно ерзая, словно змея, чем приводила в ярость не только собственную сестру, но и отца. Но сейчас ей не хотелось двигаться. Что же ее остановило? Наверное, мысли о выборе дальнейшего пути, который ей предоставил неизвестный зрячий по имени Ри Сиа.

    Дорога назад, домой, к отцу и привычной для нее жизни, начиналась по правую руку от нее со спущенного трапа корабля. Это был легкий путь и, что кривить душой, вполне желанный для Данфейт. Вторая, неизведанная и явно тяжелая дорога начиналась по левую руку от Данфейт, со ступенек, ведущих вниз в чужой неизвестный мир. Что ее ждет там?

    Наконец, Дани поднялась с места и, перекинув сумку через плечо, повернулась влево. Что ж, она сделала свой выбор. Подняв руку вверх, она подала знак провожатому улетать. Данфейт ушла с перрона, не оборачиваясь. Принимая решения, она никогда не оглядывалась назад. За это ее ругал отец. За это ее порицала сестра. "В тебе нет раскаяния", - говорила она. "Ты не анализируешь свои поступки, а значит, не можешь сделать выводы". "Я не жалею о прошлом, - отвечала Дани, - выбор, совершенный однажды, не изменить, а значит нет смысла ковыряться и пытаться что-либо исправить".

    Данфейт в жизни было что исправлять и за что стыдиться. Но сейчас, понимая, что ввязывается в опасную авантюру, она думала только об одном: это ее шанс доказать, что она - лучшая. И пусть Айрин подавиться своим превосходством! Они выбрали ее, что ж, посмотрим, сможет ли Данфейт возвыситься над собой.

    Спустившись вниз, девушка попала в просторный холл, точно так же поросший сорняками, как и перрон. Ни людей, ни табличек с указателями здесь не было. Дани подошла к единственной двери, находящейся здесь, и толкнула ее. Ничего. Данфейт подергала ручку и толкнула снова. Заперто.

    Дани кинула сумку на пол и обошла холл по периметру. Другого выхода из этого помещения не было. Вернувшись на свою первоначальную позицию, Данфейт внимательно изучила замок и дверные петли. Интересно, чтобы в этой ситуации предприняла Айрин? Дани улыбнулась своим ехидным мыслям и, сделав несколько шагов назад, со всей силы ударила деревянную рухлядь ногой возле петель. Долго мучиться не пришлось: три удара и путь был открыт.

    В конце узкого темного коридора мерцал приглушенный свет. Особо не размышляя, Данфейт перекинула сумку через плечо и побрела вперед. Коридор вывел ее в зал, освещенный свечами в канделябрах. Взглянув на собственное отражение на поверхности лакированного паркетного пола, Данфейт скептически улыбнулась и направилась в сторону двери, расположенной в противоположном конце зала.

    - Неплохо, - услышала она позади себя и оглянулась.

    В дверном проеме, через который она только что вошла, стоял высокий седовласый мужчина.

    Безусловно, только дерева мог быть обладателем таких глаз. Черные, словно бездна, раскинувшаяся перед ней, в которой ничего, кроме собственного страха уже не видно. Из-за этой черноты зрачки деревы будто сливались с радужкой, и возникало ощущение, что сама смерть смотрит на нее. Как же он там оказался, этот человек?

    - Хороший вопрос, девочка. Ты не заметила, что из коридора есть еще несколько выходов?

    - Как Вы... - опешила Данфейт.

    - Прочел твои мысли? Это просто, когда умеешь это делать.

    Дани едва ли сдержала порыв выругаться про себя, но, вовремя одумавшись, начала размышлять о дохлых кроликах.

    - Снова "неплохо", - рассмеялся мужчина.

    - А за что Вы похвалили меня в первый раз?

    - Это не похвала для аркаина, а оскорбление.

    - "Аркаин"? - переспросила Дани.

    - Это значит "ученик", Данфейт.

    - Так Вы уже поняли, что я не та, кого Вы ожидали встретить?

    - Естественно, - засмеялся зрячий. - Айрин никогда бы не стала выносить дверь с петель. Ее ловкий ум навел бы ее на мысль о том, что можно выстрелить в замок из пистолета, который спрятан в твоем правом ботинке.

    - Это плазменное оружие, а Ваша чудная дверь хоть и деревянная, но пропитана савоклей.

    - Теперь я сказу, что ты - молодец.

    - Айрин запросто бы раскусила эту уловку, - заметила Данфейт.

    - Но она бы не смогла выбить эту дверь, не так ли?

    - Айрин умеет вскрывать чужие замки.

    - А ты - нет?

    - Слишком долго возиться. Проще выбить гнилые петли.

    - Плохо, что ты не познала искусство общения с замками.

    Данфейт покраснела и отвернулась. Этот человек прочел ее, как открытую книгу. Действительно, в свое время у Данфейт не хватило ни терпения, ни ловкости, чтобы постичь этот метод открытия чужих дверей, в отличие от Айрин, которая к пятнадцати годам научилась вскрывать отцовский сейф. Благо, отец об этом до сих пор не знал.

    - Ты сравниваешь себя с сестрой. Это глупо.

    - Так, как Вы узнали, что прилечу я, а не Айрин?

    - Твой отец сообщил, - засмеялся зрячий.

    - Значит, Вы и есть Ри Сиа?

    - Для тебя я - Учитель.

    - Приятно познакомиться, - улыбнулась Данфейт и кивнула головой.

    - Добро пожаловать в мою обитель. Пойдем, я провожу тебя в твою комнату.

    - Так, все это - Ваш дом?

    - Не вся Мийя, только ее часть.

    - Мийя?

    - Ты прилетела на луну и даже не знаешь, как она называется?

    Дани выругалась про себя.

    - Аркаин не должен употреблять такие выражения, даже про себя.

    - Простите.

    - Сегодня тебя накормит Ирия. Она и еще несколько человек живут здесь вместе со мной. Но с завтрашнего дня ты будешь готовить для себя сама.

    - Готовить?

    - Я даю тебе ровно неделю, чтобы постичь это искусство. Считай это - первым твоим заданием. Кстати, тренировок со мной это не отменяет, так что советую пораньше лечь спать, ведь подъем у нас - в пять утра.

    - Есть еще что-нибудь, что мне следует знать?

    - Да. С этого дня мое слово для тебя - закон. Ослушаешься или выругаешься, даже про себя, будешь наказана.

    - И какие формы наказания Вы практикуете?

    - Со временем сама узнаешь.

    К сожалению, Данфейт даже не сомневалась в том, что заявление Ри является пророческим.

    В абсолютном молчании она проследовала за Учителем назад в темный коридор. Действительно, там, где было особенно темно, в стенах находились выемки, за которыми скрывались другие едва освещенные проходы. "Лабиринт", - сделала вывод Дани и попыталась запомнить дорогу, но это оказалось абсолютно пустой затеей. Направо, налево, прямо, налево, - Данфейт пришла к выводу, что Учитель специально водит ее кругами, чтобы сбить с толку.

    Как только они вышли в достаточно просторный холл, обставленный деревянной мебелью все с теми же канделябрами на стенах, Ри остановился и обратился к ней.

    - Это - все твои вещи?

    - Нет, остальное я оставила на перроне, - покачала головой Данфейт, продолжая рассматривать красивую резную с серебряной отделкой мебель.

    - Тогда, придется вернуться за ней сейчас.

    - Хорошо, - пожала плечами Данфейт и повернулась к двери, когда поняла, что Учитель никуда уходить не собирается.

    Она оглянулась и посмотрела на Ри. Зрячий улыбнулся:

    - Я буду ждать тебя здесь.

    Данфейт снова повернулась лицом к двери, ведущей в темный коридор. Она не помнила пути назад и прекрасно понимала, что Учитель об этом знает.

    - Я не буду ждать вечность, пока ты, наконец, соизволишь сделать первый шаг.

    Данфейт вошла в коридор и закрыла за собой дверь. Спокойно. Что главное в лабиринте? Все время двигаться вдоль одной стены. Дани коснулась пальцами шероховатой поверхности по правую руку от нее и направилась вперед. Направо, налево, налево, прямо, тупик... ...назад, направо, налево... Сколько долгих минут она плутала по этим коридорам? Тридцать? Сорок? Внутри у нее каждый раз что-то надрывалось, когда на своем пути она встречала очередную глухую стену и вынуждена была возвращаться назад. Может быть, она навсегда останется здесь? Или учитель, осознав, что она заблудилась, сжалится и найдет ее? Но, кому нужна эта жалость? Айрин никогда не теряла самообладания. Ни разу в жизни ее сестра не закатила ни одной истерики. В отличие... В отличие от самой Данфейт, конечно. Какие цели преследовал учитель, отправляя ее сюда?

    Данфейт уткнулась лбом в очередную глухую стену. Ее руки задрожали, и она сжала их в кулаки. Она не сдастся. Это - проявление слабости, а Данфейт никогда не считала себя слабой. Вытерев рукавом своего термостабильного костюма ненавистные слезы, она повернула назад и продолжила свой путь вдоль стены.

    Спустя еще очень долгое время она, наконец, вышла именно в тот коридор, где на одной стороне горел мерцающий свет, а с другой стороны висела сломанная дверь.

    Данфейт осела на пол и начала судорожно хватать воздух ртом. Она сделала это! Дошла! Но, что дальше? Как же ей перетащить все те вещи, что она притащила с собой? Пять тяжеленных транспортных ящиков на колесах. Пять!!!

    Данфейт поднялась на ноги и поплелась на перрон. В иссиня-белом небе, где виднелось еще три луны и прекрасная, зеленая планета Юга, заходило белое солнце. Как только диск Амира скатиться за линию горизонта, поверхность Мийи погрузиться во мрак. Может, это символ? Может и ее жизнь с заходом этого солнца погрузиться в такой же мрак?

    Данфейт раскрыла все пять ящиков и, выкинув все вещи из одного из них на перрон, принялась отбирать только самое необходимое. Ботинки, расческа, зеркало... Зачем ей зеркало? Разве там нет зеркал? Дани метнула стеклянный предмет в сторону и услышала треск стекла. Плохая примета. Сколько лет? Семь? "Не так уж и много", - улыбнулась себе под нос Данфейт.

    Потянув за ручку собранный ящик и оставив позади себя все те дорогие и любимые ей вещи, она, не оборачиваясь, направилась назад.

    Отодвинув сломанную дверь, она, наконец, попала в начало лабиринта.

    Остановившись посреди этого коридора, она скептически посмотрела на проход по правую руку от нее.

    - Интересно, куда же вела та дверь в зале, в которую она так и не вошла?

    Данфейт оставила ящик и уверенно направилась вперед. Она пересекла огромный зал и потянулась к ручке. Открыв дверь, она оказалась в том самом холле, в который привел ее Ри.

    Учитель в это время спокойно читал какую-то книгу, сидя на диване, обтянутом кожей. Заметив ее появление, он захлопнул чтиво и небрежно бросил его на пол.

    - Два часа и восемь минут. Плохо, очень плохо.

    - Могло быть и хуже, - ответила Данфейт и собралась идти обратно, за своими вещами, как Ри одним движением руки захлопнул дверь перед ее носом.

    Данфейт передернуло. Он сделал это на расстоянии и с такой силой, что мелкие кусочки штукатурки с потолка посыпались прямо ей на голову.

    - Твое время истекло. Ты и так перебрала восемь минут.

    - Вы не говорили, что у меня есть всего лишь два часа!!!

    - Я подумал об этом. Остальное - твои проблемы.

    - Но, я не умею читать мысли!!!

    - Я сказал, что это - твои проблемы.

    - Это не честно!!! - закричала Данфейт и ударила кулаком в дверь.

    - Еще раз позволишь себе подобное, и я выкину тебя отсюда, как собаку. Ты - аркаин. Ты сделала свой выбор. Я не твой отец, чтобы терпеть твои выходки и всплески темперамента. Сопли тебе вытирать я тоже не буду. Это - мой дом. Это - мои правила. И ты - мой аркаин. Да или нет? - взревел Ри, и Данфейт поняла, что тихо оседает на пол.

    - Да, Учитель, - прошептала она себе под нос.

    - Не слышу!

    - Да, Учитель!

    - Я не слышу!!!

    Данфейт подняла голову и с ненавистью, притаившейся где-то в глубине ее сердца, прокричала:

    - Да, Учитель!!!

    - Хорошо. Но, за свою выходку ты все равно будешь наказана. Сто отжиманий. Начинай!

    Измотанная, опустошенная Данфейт, молча, распласталась на паркете. У нее не было сил. Никаких.

    - Я сказал: "Начинай"! - повторил Ри и присел обратно на диван.

    Данфейт поднялась на руки и начала считать. Один, два, три, четыре...

    Пот стекал по ее лицу и соленые капли падали на пол. Руки и ноги тряслись. Живот сводило судорогой. Сколько еще продлиться эта пытка? Сколько еще она сможет раз подняться, перед тем как упасть и провалиться в забытье?

    ...Пятьдесят один...

    Голова Данфейт поплыла. Она больше ничего не помнила. Она не знала, сколько отжиманий уже выполнила и сколько ей еще осталось. Последнее, что она видела перед собой - это ноги Ри Сиа, склонившегося над ней...

    "Только то, что достается нам трудом, представляет настоящую ценность". Эти слова, сказанные ее Учителем, Данфейт запомнит на всю свою жизнь. Знал ли Ри, что труд этот может оказаться настолько непосильным? Данфейт этого точно не знала. Но, неисповедимы пути, выбранные Югой. Дорогу осилит идущий, и Данфейт не собиралась сворачивать назад. Слишком сильным было ее желание доказать кому-то, что она - ничем не хуже своей собственной сестры. Слишком темной была ее ненависть к той, которая оказалась все-таки лучшей...


Гимн тем, кого я люблю. | Данфейт | Глава 2