home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14 

    Ровно неделю Данфейт потратила на то, чтобы залечить свои раны и вернуться в строй. В последний раз она видела Кимао в больнице, когда он пришел навестить ее вместе с Айрин и Орайей. Выслушав нравоучения сестры о правилах поведения на Атрионе, Данфейт попросила всех убраться из ее палаты и больше к ней не приходить. Кимао пожалел в тот момент, что поддался на уговоры Айрин взять их с Орайей с собой, и принял решение навестить Данфейт на следующий день. Когда в десять утра он вошел в палату, оказалось, что там уже никого не было. Данфейт Белови покинула госпиталь под расписку еще накануне вечером. Кимао не был удивлен подобным "благоразумием" своей матриати и ровно через час оказался перед дверями в ее комнату в общежитии.

    Он постучал, для приличия, по обшарпанной двери и заглянул внутрь. Когда же он покидал злополучное место, взор его был застлан пеленой гнева. Она поимела его, взяв то, что ей было нужно, и выбросив на помойку на следующий же день, даже не сказав "спасибо" за услуги. Неблагодарная избалованная девица, в сущности которой Айрин не ошиблась.

    Кимао вернулся домой и, осушив залпом стакан с виски, позвонил Орайе. Брат, на предложение напиться в стельку в этот вечер, отказываться не стал и через двадцать минут сидел за столом напротив Кимао.

    - В последний раз ты предлагал мне совместную попойку год назад, когда Айри после ужина курсантов послала нас обоих в пекло Амира.

    - Если бы ты тогда не спросил ее, чей матриати она желает стать: твоей или моей, - ничего бы не было.

    - Четыре года мы ходили кругами, так и не решаясь взглянуть правде в глаза. Я всего лишь озвучил вопрос, который волновал нас обоих.

    - Ответ на него ты получил.

    - Сейчас тебе ничего не мешает. Почему же ты пьешь здесь со мной виски вместо того, чтобы наслаждаться обществом прекрасной Айри?

    - Потому что она - сестра моей матриати.

    - Расскажи, какого это - присоединить к себе другого человека?

    - Мерзко, - хмыкнул Кимао и осушил очередной бокал виски.

    - Секс или послевкусие?

    - Второе. Секс под риагой как раз таки впечатляет.

    - Почему тогда ты заблокировал ее воспоминания?

    Кимао посмотрел на брата и улыбнулся.

    - Ты помнишь Сайми из деревни?

    - Сайми? Конечно, помню, - хмыкнул Орайя. - Он постоянно подтрунивал над тобой из-за твоей худобы, пока ты не отметелил его в умывальне.

    - Она полагала, что трахается с ним, а не со мной, - ответил Кимао и налил в бокал еще виски.

    - Постой, она влюблена в Сайми?

    - Как тебе сказать... Я не знаю, - развел руками Кимао. - Наш друг Сайми решил поразвлечься с Эпи, ее ты тоже помнишь. Данфейт застала парочку как раз посреди части, где Эпи делала Сайми минет.

    - А Сайми тот еще бабник! - засмеялся Орайя и опрокинул очередную порцию виски. - Она из-за этого объявилась на несколько дней раньше?

    - Именно.

    - Почему ты расстраиваешься? По-моему, Данфейт прекрасно отомстила своему дружку, кувыркнувшись с тобой разок в тот же день.

    - Она думала, что спит с ним!

    - Ну, ты и придурок, Кимао! - засмеялся Орайя. - Она любит его, спит с тобой, а теперь ненавидит тебя за то, что попала в рабство. А тебя бесит не тот факт, что отец накачал вас двоих риагой, а то, что Великий Кимао Кейти не смог ублажить в постели женщину так, чтобы она, в самый ответственный момент, вспомнила его имя!

    Орайя пригнулся к столу и продолжил хохотать, в то время, как Кимао не без злости смотрел на него.

    - Не вздумай положить на нее свой глаз! - вдруг, заявил зрячий.

    Орайя оборвал смех и посмотрел на Кимао.

    - Ты в своем уме? Я бы не стал спать с твоей матриати, тем более, что она - сестра Айрин.

    - Расскажи это своему члену, который встал на нее, когда Данфейт того захотела.

    Орайя склонил голову на бок и улыбнулся.

    - Знаешь. А мне эта идея, вдруг, показалась не такой уж и отталкивающей... Айрин выбрала тебя, так почему бы Данфейт не выбрать меня? Или свою матриати хочешь трахать только ты?! В таком случае, определись, что тебе нужно!

    Кимао прищурился и посмотрел на брата.

    - Вмазать бы тебе...

    - Вмажь! - хохотнул Орайя и налил брату виски. - Кстати, как у Данфейт дела?

    - Никак, - ответил Кимао и осушил бокал. - Поимела меня и выбросила на помойку...

    - А ты проучи ее.

    - Проучить?

    - Конечно! Отомсти ей, если она унизила тебя. Влияние Эрики может пагубно сказываться на ее представлениях о зрячих вообще и тебе в частности. Дай ей понять, что связь эта никуда не денется, и только благодаря твоей поддержке она сможет выжить среди таких, как мы.

    - Говоришь, как преподобный Матье.

    - В его нравоучениях есть логика.

    - Он сравнивает матриати с овцами, что принадлежат своему пастуху.

    - Но, она - принадлежит тебе. Ты - в ответе за нее и ее поступки.

    - Как я могу относиться к ней так, когда моя собственная мать всю жизнь зависела от Ри?

    - Наш отец, безусловно, не безгрешен, но он позволил твоей матери вырастить и меня, если помнишь. Не позволяй Данфейт заблуждаться. Ты несешь за нее ответственность. Ты - и никто другой. Подумай об этом. Кроме того, пора бы уже и напомнить всем остальным, кто является зрячим Данфейт Белови. Слухи ползут среди курсантов, что ты не станешь защищать ее, если что-нибудь случиться. Сермилли снова начал высказываться по поводу того, где ей место. Если так пойдет и дальше, кто-нибудь может подумать, что она - свободна...

    - "Принуждение" в исполнение могу привести только я!

    - Я говорю не о "принуждении", Кимао. Ты помнишь историю Ами?

    - Она повесилась в туалете.

    - После того, как ее изнасиловали пятеро аркаинов в общежитии.

    - Зачем вообще ты вспомнил эту проклятую Ами? Она была проституткой, между прочим!

    - Кем бы она ни была, они ее изнасиловали.


***


    Данфейт с Эрикой сняли приличное жилье в одном из спальных районов сектора, и теперь расположились в двухкомнатной квартире, которая, после похода по магазинам, тоже показалась им маленькой.

    Когда Данфейт и Эрика объявились, наконец, в Ассоциации, одногруппники встретили их рукоплесканием.

    - О нас теперь судачат на каждом углу, - делился новостями Террей. - Видели бы Вы лицо Апри, когда Бронан на одном из занятий заявил ему, что его матриати прекрасно справилась с ролью ходока, вытащив при этом с "поля боя" самого Кимао Кейти. Кстати, Айрин пришла в ужас, когда узнала об этом.

    - Кто бы сомневался, - заметила Данфейт.

    - А ты как?

    - Как видишь, - хмыкнула Дани и показала Террею руку в перчатке.

    - Дорого тебе это обошлось.

    - Две тысячи акроплей.

    - Я не про стоимость новой кожи. Я про сам факт ранения.

    - Все живы, это - самое главное.

    - Я вчера разговаривал с Кимао.

    Дани тут же отвернулась и посмотрела на дверь.

    - Мне твое поведение кажется таким же странным, как и ему. После того, как тебя выписали из больницы, ты ни разу не связалась с ним. Ты знаешь, что он приходил к тебе в общежитие?

    - Мы там больше не живем.

    - Твой зрячий должен был первым узнать об этом, а не последним.

    - Террей, я не хочу об этом говорить.

    - Мне не понять этого, Данфейт. Ты - открытый человек, все твои эмоции плавают на поверхности, а теперь ты замкнулась и не хочешь выбираться из этой скорлупы. Что случилось с тобой, Дани?

    - Что ты знаешь о детях Амира? - произнесла Данфейт и посмотрела на Террея.

    - Есть придание о них. Йори должен быть с ним знаком.

    - А о Сатрионе что ты знаешь?

    - То же, что и все, наверное. Реактор взорвался, и погибла целая планета.

    - Почему тебя интересует Сатрион? - спросила Эрика. - Все свободное время ты только и занималась тем, что разыскиваешь информацию о нем в сети.

    - Есть у меня причины интересоваться этим. Может, мне поговорить о детях Амира с Йори?

    - Поговори, - пожал плечами Террей. - Но я не уверен, что он знает больше об этом, нежели Кимао или Орайя. У Орайи ведь мать погибла на Сатрионе.

    - А кем была мать Кимао?

    Эрика и Террей непонимающе переглянулись.

    - Ну, он мог и не сказать ей об этом... - заметил Террей.

    - Его мать была матриати Ри Сиа. Когда Кимо исполнилось два года, Ри закрутил роман с одной из курсанток. Квартли, так, кажется, ее звали. В общем, она стала законной женой Сиа и матерью Орайи. Поэтому, когда братья влюбились в одну женщину - твою сестру - вся Академия замерла в ожидании.

    - Хочешь сказать, что они не в ладах друг с другом?

    - Нет, так сказать никто не может. Об их взаимоотношениях, честно говоря, нам вообще мало что известно. Но, они держатся друг друга, это точно.

    - Очень интересно.

    - Согласен. Кстати, ты уже получила приглашение на традиционный ужин курсантов?

    - Нет, а что это такое?

    - Раз в году Роэли Гвен под эгидой Совета Ассоциации проводит совместный ужин с курсантами. Туда приглашают самых одаренных учеников и тех, в ком Совет заинтересован. Твоя сестра присутствовала на ужине три года подряд. Кимао и Орайя - все пять лет, что учатся здесь.

    - Это не значит, что в этом году пригласят и меня.

    - Ошибаешься, зрячие приходят вместе со своими матриати.

    - А ты? Ты бывал на этих ужинах?

    - Четыре раза.

    - А ты? - Данфейт обратилась к Эрике.

    - В прошлом году Бронана пригласили, но я не пошла.

    - Отчего же?

    - От того. И в этом году идти не собираюсь, - хмыкнула Эрика и направилась к своему месту в аудитории.

    - Ужин состоится через три недели. Пора готовить наряды и изучать этикет, - заметил Террей и похлопал Данфейт по плечу.

    - Пока я не получила приглашение - в моих планах ужин не фигурирует.

    - О-о, - прошептал Террей перед тем, как в аудитории повисла гробовая тишина.

    В дверях показался мужчина средних лет в дорогом костюме зрячего. Данфейт узнала его - это он прилетал пять лет назад на Сайкайрус, он же и обронил ту фразу, что так запомнилась Данфейт.

    - Всем доброго дня, - произнес мужчина и поднялся на кафедру.

    Курсанты, как по команде, вскочили со своих мест и тут же уронили свои головы в почтительном поклоне. Данфейт, естественно, сделала то же самое.

    - Занятие по теории энергитических полей сегодня проведу в вашей группе я.

    Курсанты молча заняли свои места и приготовились слушать.

    Данфейт искоса взглянула на сидящего позади Террея и прошептала:

    - Кто это?

    -Роэли Гвен - ответил Террей и тут же отвернулся от нее.

    - Итак, начнем с проверки исходного уровня знаний. Распишет на доске и пояснит нам основные постулаты теории Райбрена... - Роэли провел глазами по макушкам учащихся и остановился на Данфейт, - Белови! Прошу.

    Дани вспомнила дохлых кроликов и поднялась с места. Пройдя на кафедру и остановившись возле доски, она взяла в руки маркер и начала выводить формулы, пытаясь вспомнить материал, который зазубривала наизусть несколько дней назад.

    Роэли внимательно наблюдал за ее действиями, не отпуская никаких замечаний и, в какой-то момент, даже приподнял свои брови, не то от удивления, что Данфейт так много знает, не то от недоумения, что она не знает ничего.

    Выдавить из себя первое слово оказалось трудной задачей, но Дани спокойно справилась с ней, и поток речи полился из нее рекой. Роэли внимательно выслушал ее выступление и, кажется, улыбнулся в самом конце, но Данфейт расценила это движение его губ, как насмешку.

    - Да, Белови, теорию Райбрена вы излагаете, как по нотам. Но, что есть теория, когда практика "на нуле"?

    Данфейт молчала, глядя в пол. Роэли взглянул на часы и на этот раз действительно улыбнулся.

    - Давайте посмотрим, Данфейт Белови, как Вы сможете применить свои теоретические знания на практике. Жду всю группу в зале номер шесть.

    Роэли скрылся за дверями, а Данфейт повело в сторону.

    - Не слабо, - хохотнул Террей и снисходительно посмотрел на Данфейт. - Держись, подруга, сейчас тебя поимеют по полной.

    - Думаешь? - прошептала она, собирая свои вещи со стола.

    - Не сомневайся. Роэли Гвен крайне редко проводит занятия с курсантами и еще реже с матриати среди них. Что говорить про факультет "F", где его никогда не видели?

    - Ему что-то нужно от меня, - произнесла Данфейт.

    - Возможно, - пожал плечами Террей и похлопал подругу по плечу. - Пойдем, посмотрим, что он задумал.

    Вокруг зала номер шесть творилось нечто невообразимое. Представители факультетов от "A" до "F" топтались у порога. Они расступились перед группой матриати, что прошла мимо, и тут же начали перешептываться. Данфейт вошла в помещение следом за Терреем и остановилась. Кроме Роэли Гвена, в зале, таком же зеркальном, как и тот, где Сермилли впечатал ее в стену, присутствовала Пире Савис и всем известные зрячие. Кимао, Орайя, Айрин, Йори и Бронан стояли возле госпожи Пире, которая оживленно что-то лепетала.

    - Итак, - произнес Роэли, - все в сборе. - Сегодня мы проведем необычный тренинг с участием аркаинов и пар связанных. Включите, пожалуйста, сенсор колебаний.

    Один из аркаинов подошел в стене и, открыв шлюз, начал что-то набирать на компьютере, вмонтированном в стену. В центре зала появился столб голубого свечения, мерцающий и поблескивающий в окружающем пространстве.

    - Сначала, я попрошу каждого из вас измерить свой первоначальный уровень.

    Роэли указал рукой в сторону Пире и грациозным жестом пригласил ее пройти в столб света. Пире, молча, подошла к нему и вошла в свечение, после чего всех оглушил звук, напоминающий пульсацию. Словно трепыхание сердца самой Пире Савис услышали они. Красивый звук, мягкий, но, в то же время, очень сильный.

    - Прекрасно, - улыбнулся Роэли. - Результат?

    - Амплитуда в восемьсот сорок условных единиц, - озвучил данные аркаин, стоящий у компьютера.

    - Сиа, Вы следующий.

    Орайя проследовал в столб света и всех снова оглушил непонятный звук.

    - Пятьсот тридцать.

    - Хорошо. Айрин Белови.

    - Пятьсот десять.

    - Бронан Ринли.

    - Четыреста восемьдесят.

    - Йори Кораи.

    - Пятьсот два.

    - Кимао Кейти.

    - Девятьсот три.

    - Ничего себе... - прошептала Данфейт, продолжая зажимать свои уши.

    - Террей Абсони.

    - Четыреста девяносто три.

    - Эрика Строун.

    Данфейт снова зажала уши, но едва уловимый звук заставил ее отнять свои руки. Низкотональная пульсация показалась очень мелодичной, но слишком слабой для того, чтобы кого-то оглушить.

    - Девяносто три, - сообщил аркаин и по залу прокатился хохот.

    Эрика пожала плечами, хотя на самом деле желала показать всем sihus, и вышла из свечения.

    - Данфейт Белови.

    Дани вошла в столб света и попыталась расслабиться. То, что она услышала, ее просто... ...потрясло... Безусловно, она догадывалась, что представляет из себя посредственность, но амплитуда колебаний в сорок условных единиц размазала по полу даже ее и без того заниженную самооценку.

    - Да-а-а, - протянул Роэли. - Не густо...

    - Что поделать... - вздохнула Данфейт и вышла из света.

    - Теперь я попрошу измерить амплитуды колебаний оболочек пар связанных, во время их взаимодействия друг с другом. Госпожа Савис, не согласитесь ли Вы составить мне кампанию?

    - Конечно, - улыбнулась Пире и проследовала в луч света.

    Роэли вошел следом за ней и, притянув за шею, поцеловал. У Данфейт заложило уши. Наверное, если бы в зале были стеклянные предметы, они бы рассыпались на части от такого звука. Пульсирующий высокотональный ритм, спускающийся вниз и возвращающийся на круги своя, произвел на всех слишком сильное впечатление. Роэли отстранился от Савис и обратился к аркаину.

    - Сколько?

    - Три тысячи двадцать.

    - Прекрасно! Наш потенциал растет с каждым годом. Пара Ринли и Строун. Прошу.

    Эрика вошла в столб света и повернула голову к Бронану. Зрячий медленно склонился над ней и прикоснулся к горячим губам. "Нежные губы и такие холодные, как никогда", - подумал Бронан, проводя по ним своим языком. Эрика не упустила возможности поквитаться со своим зрячим и, напоследок, прикусила его губу, отчего всех оглушило настоящим звоном.

    - Тысяча двести тридцать.

    - Вы поражаете меня, Строун. Такая посредственность и столь тесное взаимодействие со своим зрячим. Если и дальше так пойдет, я переведу Бронана на факультет "А". Следующие...

    Когда, спустя несколько пар, прозвучали имена Йори и Террея, по залу прокатился шепот.

    - Тише! - осадил всех Роэли. - Вперед, ребята. Я хочу посмотреть, что изменилось за последний год.

    Данфейт и Эрика замерли в ожидании зрелища, которое всем женщинам в зале хотелось узреть, а мужчинам отвернуться, дабы не видеть.

    Целующихся Террея и Йори Данфейт запечатлела в своей памяти навсегда. Непристойно, порочно, противоестественно, но все же чувственно, почему-то.

    Результат в две тысячи сто условных единиц потряс Данфейт. Стоило этим двоим оказаться вместе, как они стали сильнее и поднялись до высот, о которых поодиночке могли только мечтать.

    - Кейти и Белови, - прозвучало в тишине, и Данфейт поняла, что момент очередного позора настиг ее снова.

    Дани спокойно вошла в столб света и подняла глаза на Кимао, который мог бы и улыбнуться ей, для приличия. Единственный мужчина, с которым она целовалась в здравом уме и трезвой памяти, был Сайми. А тут вот придется попробовать нечто новое. Данфейт вдохнула полной грудью и закрыла глаза, ожидая, что Кимао, как взрослый мальчик, сделает все сам, но, не тут-то было! Кейти застыл над ней, как вкопанный, даже не пытаясь наклониться к ее губам.

    - Мы все вас ждем! - напомнил Роэли.

    Данфейт открыла глаза и скорчила гримасу.

    - Так противно? - произнес Кимао, не то в шутку, не то, оглашая правду.

    - Обожаю доставлять удовольствие сестре, - улыбнулась Данфейт и, обвив руками его шею, сама потянулась к теплым губам.

    Одно движение по шероховатой поверхности его рта, один вдох аромата его кожи, который она запомнила еще в тот памятный вечер их знакомства, и Дани поняла, что некоторые вещи могут оказаться совсем не такими, как хотелось бы. Она прикоснулась к его рту так, будто в первый раз целовала мужчину, одними только губами, словно спрашивая его дозволения на этот поцелуй. И как бы Кимао не старался держать себя в руках, но совладать с собственным гневом он не смог. Он был нужен ей, когда дело касалось ее интересов, и стал бесполезным, когда интересы ее были удовлетворены. Действительно, прийти к ней в общежитие с пакетами, набитыми фруктами и лучшей ресторанной едой, и понять, что она переехала, даже не поставив об этом его в известность... Как на придурка, смотрела на Кимао комендант, когда он отдал эти пакеты ей. И теперь Данфейт, как ни в чем не бывало, стоит перед ним и пытается поцеловать своими сомкнутыми губами. Было ли ему приятно осознавать это? Нет, ему было противно. Он хотел отомстить ей, уколоть в самое сердце и заставить истекать кровью, как это сделала она...

    Данфейт поняла, что он не станет отвечать ей. Нет, не станет... Низкотональный дребезжащий звук на заднем фоне усилился, словно понесся вскачь и, вдруг, потух, сменившись ровным звучанием.

    Кимао открыл глаза и встретился с ее глазами.

    - Что-то не так, - произнес аркаин и закашлялся.

    - В чем дело?

    - Прибор не зафиксировал амплитуду.

    - То есть как...

    - Ничего. Ноль.

    Данфейт обернулась и посмотрела на Роэли. Дерева, в ответ, осуждающе покачал головой, а Пире, что стояла рядом с ним, ехидно улыбнулась.

    - Непостижимо! - наконец, разрушил тишину Глава Ассоциации. - О чем он думал, когда сделал это? Такой талант... ...такой потенциал...

    - О чем Вы говорите? - произнесла Данфейт.

    - Вы, молодая леди, гасите его, превращая всю силу зрячего в абсолютный ноль! Вы - паразит, который присасывается к его оболочке и питаетесь ею, не оставляя Миру ничего, кроме уязвимого тела!

    "Паразит". Ей послышалось или Роэли Гвен дейтвительно только что назвал ее "паразитом"? Данфейт почувствовала, как гнев переполняет ее, как мысли ее приобретают совершенно неправильное направление. На плечи ее обрушилось отчаяние и осознание того, что она не просто является чьей-то собственностью, что она есть вредоносное приобретение, от которого Кимао лучше бы избавиться...

    Дани сложила руки на груди и посмотрела на Айрин. Сестра улыбалась, нашептывая что-то на ухо Орайе.

    - Айрин Белови! - прогремел голос Роэли. - Не могли бы Вы занять место своей сестры?

    - В каком смысле? - не поняла Айрин.

    - Я хочу, чтобы Вы повлияли на Кимао Кейти.

    Кимао оглянулся и с некой опаской посмотрел на Айрин. Данфейт вообще пришла в недоумение. Покинув луч света, она отошла всего на несколько метров от прибора и прищурилась. Сестра заняла ее место и Данфейт закрыла глаза. Она сама не понимала, почему поступила так. Только вот ярость, которую она испытала при мысли о том, что Кимао целует другую, ее сестру, застлала пеленой взор матриати.

    Кимао не понял мотивов Роэли. Он вообще ничего не понял. Когда Айрин оказалась перед ним, отступать назад уже было поздно, кроме того желание отомстить слишком навязчиво нашептывало ему на ухо о том, что нужно поцеловать Айрин как подобает, так, как умеет это делать Кимао Кейти.

    Звук невиданной силы разрушил тишину и все присутствующие пригнулись к полу. Айрин, испугавшись того, что произошло, отстранилась от Кейти и вышла из света. Кимао же остался стоять на своем месте, глядя при этом на Данфейт, которая, замерев на своем месте, опустила глаза в пол.

    - Две тысячи триста, - огласил аркаин и посмотрел на Главу.

    - Так я и думал, - произнес Роэли. - Это еще притом, что они - не связаны. Прекрасная вышла бы пара, если бы не вмешательство Сиа. - Итак, Данфейт Белови, я хотел продемонстрировать Вам теорию Райбрена в действии.

    Данфейт в тот же миг подбросило в воздух, и она упала на колени, не понимающе глядя на Роэли.

    - Вы не чувствуете ничего вокруг себя. Ни движения, ни колебаний, ни опасности, которую может представлять чужая энергетическая оболочка. Все ваши знания изначально являются бесполезными, ведь Вы никогда не сможете применить их на практике. Безусловно, Вы - прекрасный боец, но это, в противостоянии с подобными мне, не представляет никакой ценности. Без покровительства своего зрячего, Вы обречены на проигрыш. А, находясь рядом с ним, увеличиваете свои шансы на провал в бесконечное число раз. Мне очень жаль, Данфейт, что вы не послушали меня много лет назад. Очень жаль, ведь теперь Вы стали маленьким бесполезным паразитом.

    Это был тот миг, когда все ее надежды обратились в пыль. Когда годы труда и упорства перестали иметь всякое значение и превратились в "ничто". Данфейт улыбнулась. Она всегда прятала свои чувства под этой маской из "наклеенной" на уста улыбки. В абсолютном молчании Дани поднялась на ноги. В абсолютном молчании она перекинула свою сумку через плечо и направилась к выходу. В абсолютном молчании она вышла из зала и, под перешептывания остальных курсантов, все еще стоящих здесь, ушла прочь.

    - На этом урок окончен, - прогремел голос Гвена.

    - Думаю, что еще нет, - ответил Кимао и вышел из потока света.

    - Кейти? Что-нибудь осталось для Вас непонятным?

    - Да, господин Гвен.

    Роэли обернулся и исподлобья взглянул на молодого зрячего.

    - И что же именно Вы не поняли?

    - По какому праву вы позволили себе унизить мою матриати?

    - Я всего лишь преподал ей урок. Вот и все.

    - Вы унизили ее, назвав "паразитом"!

    - Вас это задело?

    - Да, меня это задело.

    - Тогда, бросьте мне вызов, - усмехнувшись, произнес Роэли.

    - Именно это я и делаю!

    Данфейт оказалась на улице и взглянула на здание, оставшееся за ее спиной. Теперь она понимала, что это за "оплот знаний". Красивая вывеска, за которой скрывается чужое высокомерие и горечь тех, кто хотел стать всем, но не достиг ничего. Зачем такие, как она, остаются здесь? Потому что бояться уйти или потому что идти им больше некуда? Дани тяжело вздохнула и подняла голову к небу. Диск Амира находился в зените и слепил своим ярким сиянием. Глаза Данфейт заслезились, но она не отвела их, продолжая смотреть на Солнце, словно на мать, которая подарила ей саму жизнь.

    "Не в таланте кроется наша сущность. Одному Юга может подарить многое и у него не хватит терпения обуздать этот "подарок". Другому Юга не даст практически ничего, но упорством своим он сможет вымолить у Амира другие дары. И дары эти напомнят остальным, кто является полноправным хозяином нашего мира". Не зря Пире сказала ей именно это в тот день. Не зря Роэли Гвен сегодня пришел к ней в группу. Не слишком ли она бездарная ученица для той, на которую может обратить свое внимание Глава Ассоциации? Теория Райбрена. Любое живое существо обладает энергетической оболочкой, которая находится в постоянном колебании...

    - Вот, говнюк!!! - прокричала Данфейт и, развернувшись, бегом понеслась обратно в зал.

    Распихивая плечами все еще стоящих там курсантов, Дани открыла дверь и влетела внутрь. Кимао, заметив ее, усмехнулся. Растрепанные волосы, губы, сжатые в прямую линию и взгляд, готовый испепелить любого, кто посмотрит ей в глаза.

    - Ты долго возвращалась. Я начал беспокоиться, - заметил зрячий.

    Данфейт посмотрела на него и тут же метнула взгляд в сторону Роэли Гвена, стоящего напротив Кейти со сложенными на груди руками. Все остальные участники спектакля сидели, почему-то, на полу, и глядели на Данфейт.

    - Любое живое тело излучает энергию, которая находится в постоянном колебании. Это значит, что ни одно живое тело, а уж два тела тем более, не могут при взаимодействии получить абсолютный ноль! - закричала Данфейт, обращаясь при этом к Роэли.

    - Много же вам понадобилось времени, чтобы понять это, - хмыкнул Глава, - но сути дела это не меняет. Вы по-прежнему ни на что не годны.

    Данфейт оторвало от пола и подбросило в воздух. Она сгруппировалась при падении и приземлилась на пол, замерев в полусогнутом положении. Роэли повернулся к ней и выставил свою руку, но с Данфейт ничего не произошло.

    - Вы не сможете постоянно защищать ее от силового поля! - закричал Гвен и, не прикасаясь, отбросил Кимао к противоположной стене.

    Айрин вскрикнула и закрыла лицо ладонями. Орайя напрягся, но на его плече оказалась рука Йори, который быстро смирил его пыл.

    Данфейт ощутила удар головой. Перед глазами все поплыло, в ушах начало звенеть.

    - Чем же она поможет тебе, твоя матриати? - продолжал кричать Роэли, выставляя свою ладонь и направляя свой гнев на непокорного зрячего.

    Кимао перекатился по полу в другую сторону и, распластавшись у стены, протянул руку в ответ. На глазах Данфейт пространство начало искажаться. Словно, марево нависло стеной над головой Кимао, превращаясь в туман, стелющийся по сторонам. Данфейт посмотрела на Кимао. Его лицо перекосило, и было видно, что он изо всех сил старается не подпустить это "что-то" к себе.

    - Ну, так тебе? - кричал Гвен и звук его голоса меркнул в пространстве, доносясь до Данфейт лишь обрывками фраз. - Она ни на что не способна среди таких, как мы!

    Данфейт обернулась и посмотрела на аркаина, все еще стоящего у стены, и метнулась к нему.

    - Отойди! - прошипела сайкаирянка, отпихивая молодого человека плечом.

    - Вы надеетесь найти ошибку в измерениях? - рассмеялся Роэли, выставляя вторую руку по направлению к Кимао.

    - Я - ваша ошибка! - прокричала Данфейт и, вцепившись руками в край зеркальной панели у стены, вырвала ее вместе с крепежом.

    - Что Вы делаете? - произнес обомлевший Роэли, на мгновение утративший контроль над полем.

    Кимао воспользовался заминкой и отшвырнул Главу к противоположной стене, пытаясь при этом подняться на ноги. Роэли знал, как проучить щенка, пытающегося доказать здесь что-то. Глава посмотрел на Данфейт и направил в ее сторону поток силового поля, которое все это время сдерживал Кимао.

    - Нет! - закричал зрячий.

    - Нет! - послышались возгласы Эрики и Айрин.

    - Нет! - прокричала сама Данфейт и шмыгнула за зеркальный лист обшивки, что держала в своих руках.

    Волна силового поля отразилась от покрытия и рассеялась по сторонам, ударяя в тела всех присутствующих на занятии курсантов. Гвен в то же мгновение поднял обе руки в воздух и развел их по сторонам, сообщая о том, что поединок окончен.

    Кимао продолжал лежать на полу у стены. Он смеялся. Юга, этот идиот хохотал!

    - Очень интересно... - наконец, произнес Глава.

    - Не настолько она проста, как могла показаться вначале? - спросил его Кимао.

    Данфейт посмотрела на него, как на умалишенного. Словно, он насмехался над самим Главой Ассоциации, не боясь, при этом, быть наказанным.

    - Белови, Вы собираетесь на каждую схватку носить с собой лист обшивки из меркапзана? - спросил Гвен, не обращая на поведение Кейти никакого внимания.

    - Если в схватке будете принимать участие Вы - несомненно! - ответила Данфейт, высовываясь из своего укрытия.

    - В этом есть некий смысл... - прошептал Гвен.

    Он долго всматривался в черты лица молодой матриати и в какой-то момент даже улыбнулся в ответ, после чего отвернулся и принял скучающий вид.

    - Сделайте себе костюм из меркапзана, в таком случае. Может, в нем Вы сможете хоть чем-то помочь своему зрячему, - ответил Гвен и, поклонившись Кимао в ответ, покинул тренировочный зал.

    - Что-то я ничего не поняла... - промямлила Дани, обращаясь на этот раз к Пире.

    - Хорошо, что я не ошиблась в Вас, Белови... - хмыкнула Пире и покинула зал вслед за своим зрячим.

    - Все живы? - спросила Данфейт, опуская лист обшивки на пол.

    - О чем ты думал?! - первой сорвалась на крик Айрин. - Вызвать на поединок Главу Ассоциации! Ты в своем уме?

    - Что в этом такого? - хмыкнул Кимао, поднимаясь с пола. - Если Вы боитесь сделать это, почему я должен смотреть на Вас?

    - Нельзя вызвать на бой Роэли Гвена!

    - Можно, если он нарушает Закон!

    - Кто сказал, что он его нарушил?

    - Он позволил себе назвать ее "паразитом", не говоря уже о том, что заставил тебя участвовать в этом спектакле!

    - Я не виновата, что она ни на что не способна!

    - И поэтому ты так довольна собой теперь?!

    - Кейти, ты - дурак! Он всего лишь посмеялся над ней! Не он первый - не он последний!

    - Никто не смеет смеяться над тем, что принадлежит мне!!! - проревел Кимао и стукнул рукой по стене.

    Зеркальная поверхность обшивки хрустнула под его кулаком и покрылась трещинами. В зале повисла гробовая тишина. Для того, чтобы разбить напыленный меркапзан, необходимо приложить слишком большую силу, силу, на которую Кимао не должен был быть способен...

    - Я - не вещь, чтобы кому-нибудь принадлежать, - прошептала Данфейт и направилась к выходу.

    - Я - твой зрячий, и, прилетев сюда, ты приняла условия этого договора! - прокричал Кимао ей в спину.

    - Твой отец был уверен, что ты не станешь унижать меня и пользоваться своим положением. Очень жаль, что он ошибся...

    Дверь за Данфейт захлопнулась, отрезав от сознания Кимао ее эмоции и гнев.


Глава 13   | Данфейт | Глава 15