home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Послесловие редакции

Уважаемый читатель!

Откровенные мемуары Сёко Тендо дают нам возможность взглянуть на жизнь членов японской мафии «изнутри», получить уникальное представление о сообществе якудза, основанное на собственном опыте автора.

Однако для создания более полного представления об этой преступной организации мы решили дополнить книгу материалами об истории ее создания, структуре, ритуалах и современном положении в обществе.

Якудза

Якудза (yakuza), известные также как гокудо (gokudo) — это члены традиционных организованных преступных группировок в Японии. На сегодняшний день они являются одной из самых крупных преступных организаций в мире. В японской юридической терминологии якудза называют борёкудан (Ьо-ryokudan), что означает «силовая группировка». Это название сами якудза считают оскорбительным, так как оно может быть применено к любому типу организованной преступности. В западной прессе якудза известны как «японская мафия».

Основные семьи якудза

Хотя общая численность якудза значительно уменьшилась после вступления в силу закона, принятого японским правительством в 1992 году и направленного, как полагают, непосредственно против якудза, в настоящее время в Японии насчитывается около 87 000 членов.

Существует множество кланов якудза, но все вместе они образуют крупнейшую преступную организованную группировку в мире. Большинство якудза принадлежит к одной из четырёх основных семей, представленных ниже.

Ямагути-гуми

(Rokudaime Yamaguchi-gumi). Создана в 1915 году и является самой крупной семьёй якудза с численностью свыше 39 000 человек, разделённых на 750 мелких кланов, которые составляют около 45% от всех якудза в Японии. Несмотря на полицейские преследования, длящиеся уже свыше десяти лет, Ямагути-гуми продолжает расти. Штаб-квартира семьи находится в Кобэ, откуда осуществляется руководство преступной деятельностью по всей Японии. Также семья участвует в операциях в Азии и США. Нынешним главой (оябуном) Ямагути-гуми является Синобу Цукаса, также известный как Кэнъити Синода. Он придерживается экспансионистской политики и расширяет сферу влияния семьи на Токио (который традиционно не входил в территорию Ямагути-гуми).

Сумиёси-рэнго

Иногда называется как Sumiyoshi-kai. Сумиёси-рэнго — это вторая по величине семья якудза, в которой состоит около 10 000 человек в 177 кланах. Сумиёси-кай, как её иногда называют, является конфедерацией малых групп якудза. Её нынешним оябуном является Сигэо Нисигути. В отличие от своего главного соперника, Ямагути-гуми, из-за своей структуры эта группа менее консолидирована и, хотя Нисигути является высшим оябуном, руководство семьёй вместе с ним делят несколько других членов Сумиёси-кай.

Инагава-кай

Это третья крупнейшая семья якудза в Японии, в неё входит 7400 человек, которые распределены по 133 кланам. Штаб-квартиры семьи расположены в Токио и Иокогаме, а сама Инагава-кай была одной из первых групп якудза, которые расширили область своего влияния за пределы Японии. Нынешний оябун семьи — Какудзи Инагава.

Туа-Юай

Иногда называется также Тоа-кай. Основанная в 1948 году Хисаюки Матии, Тоа-кай быстро стала одной из самых влиятельных семей в Токио. Эта семья состоит из якудза корейского происхождения, в ней состоит более 1000 человек, организованных в б кланов. Нынешний оябун семьи — Сатору Номура.

Истоки

История якудза достаточно запутанна, сам термин появился гораздо позже, но историки возводят истоки этой организации еще к началу эпохи Эдо (1600—1848), к установлению режима сегуната Токугавы.

После того как междоусобная война закончилась и клан Токугава окончательно закрепился у власти, на долгие годы изолировав Японию от внешних контактов, возникла проблема того, как обеспечить огромную армию (около полумиллиона самураев), которым в условиях внутреннего и внешнего мира просто не оказалось места. Собственная торговля и сельское хозяйство значительно улучшились, что привело к накоплению власти внутри класса торговцев, а самураев поставило в зависимость от них — «зарплата» самураям выплачивалась в виде натурального продукта — риса, который затем продавался на местных рынках.

Самураи, состоявшие на службе у сегуна, называли себя хатамаю-якко. Их состав был достаточно неоднороден, среди них было немало ронинов (самураев, потерявших своего господина), и до установления режима сегуната основное бремя их содержания ложилось на кланы, к которым принадлежали эти воины. Правда, большую часть денежных средств они получали в виде военных трофеев, добытых во время беспрестанных междоусобных войн. Лишившись источников пропитания, попав в зависимость от презираемого ими слоя торговцев, многие бывшие самураи начали сбиваться в банды и грабить простых жителей. Люди прозвали их кабуки-моно («клоуны», «бешеные») за необычные стрижки, экстравагантные одежды, а также за малопонятный военный сленг, на котором общались члены этих банд. Они отличались крайней развязностью, вызывающим поведением и жестокостью к простым жителям, которых зачастую просто не считали за людей. Стремясь шокировать окружающих, порвать с кодексом бусидо, который распространялся только на членов своих банд, они нередко называли свои банды откровенно неприличными именами.

Крестьяне стали организовывать отпор вновь появившимся бандам, собирая вооруженные отряды, называемые мати-якко. Они были очень пестрыми по составу, в них входили самураи, крестьяне, мелкие лавочники, ремесленники, кузнецы. Мати-якко одержали несколько громких побед над кабуки-моно и заслужили себе славу по всей Японии, но зачастую не слишком-то отличались от своих противников. В отряды шли самые бесстрашные, отчаянные и безжалостные люди. В мати-якко процветали карточные игры и пьянство, многие члены отрядов также стали пользоваться своей властью и совершать преступления.

Именно от этих двух групп историки ведут происхождение якудза. Современные якудза, однако, утверждают, что вышли именно из рядов мати-якко, опровергая происхождение из рядов хатамото-якко, которые, по их мнению, связаны с воровством, чего честные современные якудза себе никак позволить не могут. На самом деле якудза получили понемногу и от мати-якко (например, некоторые методы защиты), и от кабуки-моно (например, вычурную моду и язык).

Несмотря на свою известность в современной Японии, точное происхождение якудза до сих пор остаётся предметом дискуссий.

Исконные типы якудза

Несмотря на некоторую определённость в точном происхождении якудза, большинство современных якудза происходят из двух группировок, возникших в период Эдо: тэкия (tekiya), которые в первую очередь торговали в разнос незаконными, крадеными или поддельными товарами; и бакуто (bakuto), которые были связаны или участвовали напрямую в азартных играх.

Тэкия («коробейники») считались одной и самых низших каст периода Эдо. Когда они стали формировать собственные организации, то взяли на себя некоторые административные обязанности, в частности разграничили торговые районы (т. е. у каждого был свой участок) и предприняли меры по защите своей коммерческой деятельности. Во время синтоистских фестивалей тэкия открывали ларьки, а некоторые члены группировки нанимались в качестве охраны. Каждый тэкия платил аренду за торговое место и за его защиту во время проведения фестиваля. Наконец правительство Эдо официально признало организации тэкия и предоставило их «служащим» (оябун, oyabun) право на ношение фамилии и меча. Для торговцев это стало огромным шагом вверх по социальной лестнице, т. к. до этого момента только самураи и знать могли иметь при себе мечи.

Бакуто («игроки») стояли гораздо ниже по социальной лестнице, нежели торговцы, так как азартные игры являлись незаконными (и, в общем-то, продолжают являться таковыми по сей день — на деньги, во всяком случае, но и тут, впрочем, существует определённое количество уловок). Мелкие игорные дома появлялись в заброшенных храмах и святынях на окраинах городов и деревень по всей Японии. Большинство из них предоставляло определенную ссуду своим клиентам и держало собственную службу безопасности. Бакуто презирались всеми слоями общества в целом и большинство негатива, связанного с якудза, происходит именно от «игроков» и их занятий. Многие традиционные символы, ассоциирующиеся с якудза, произошли именно от бакуто. Во-первых, многие из бакуто совершали преступления и получали за них соответствующие метки, татуированные клейма (так, за каждое нарушение закона на запястье татуировался черный круг), тем самым положив начало знаменитым цветным татуировкам якудза. Также именно бакуто придумали обряд юбицумэ — «отрезание фаланги пальца», о значении которого будет сказано ниже.

Слово «якудза» принадлежит именно жаргону бакуто. Традиционной карточной игрой, в которую играют члены якудза, по сей день остается ойтё-кабу, подобие «двадцати одного очка». Игроку сдаются три карты, и набранные им очки считаются по последней цифре суммы значений карт. Комбинация я-ку-са (8-9-3) дает в сумме 20, а по очкам — 0. Это худший результат и одна из худших комбинаций.

Поэтому на сленге бакуто «якудза» значит «нечто избыточное, ненужное, бесполезное». Довольно быстро это слово начало использоваться и в отношении самих бакуто, а потом и тэкия, и даже мати-якко.

Гурэнтай: якудза после войны

Как только Япония вступила в эпоху урбанизации и индустриализации, появилась третья группа якудза, получившая название гурэнтай (gurentai), причём это название было получено ещё до начала Второй мировой войны. Подпадают ли гурэнтай под традиционное понятие якудза или нет, вопрос спорный, но они, вне всякого сомнения, породили группировки якудза другого рода, которые получили название борёкудан (boryokudan) — «силовые группировки». Если вкратце, то гурэнтай называли банды наемников, решавших проблемы заказчика силовыми методами; они воевали за тех, кто больше платил. Участие в борьбе профсоюзов и других организаций рабочих поставило их намного ближе к традиционным японским силовым структурам подполья. В процессе милитаризации Японии некоторые из них стали представлять воинствующее крыло японской политики, известное как уёку («правое крыло»), или ультранационалисты.

В отличие от более традиционных якудза уёку не устанавливали своё влияние над какими-либо территориями — они учиняли насилие исключительно в политических целях. Самой известной группировкой уёку перед Второй мировой войной была Кокурю-кай (Kokuryu-kai) — «Общество чёрного дракона». Кокурю-кай была секретной ультранационалистической зонтичной организацией (то есть объединяла в себе несколько обществ, действующих на разных территориях), членами которой было множество правительственных чиновников и офицеров, а также множество мастеров боевых искусств и обитателей японского подполья, занимавшихся политическим терроризмом и убийствами. Также члены Кокурю-кай предоставляли услуги шпионажа для японских властей и занимались контрабандой, включая торговлю китайским опиумом, проституцией и азартными играми за рубежом, — все эти области деятельности поставляли Кокурю-кай как денежные средства, так и информацию.

В ходе восстановления страны после войны якудза управляли чёрным рынком в полном соответствии с традициями тэкия. В то же время они начали контролировать крупные морские порты и индустрию развлечений. Самой большой зонтичной группировкой якудза стала Ямагути-гуми (Yamaguchi-gumi), появившаяся в регионе Кансай и владевшая крупной индустрией развлечений в Осаке и не менее крупными морскими портами в Кобэ. Оккупационные силы США пытались бороться с Ямагути-гуми и другими группировками, но ощутимых успехов не добились, фактически признав свое поражение к 1950 году.

Постепенно якудза стали применять огнестрельное оружие и всё больше стали походить на классических западных гангстеров. На данном этапе и тэкия, и бакуто не ограничивались своими традиционными отраслями деятельности и распространяли свое влияние на любую область, которую считали выгодной. В то же время гурэнтай стали брать на себя традиционные роли тэкия и бакуто, что в итоге привело к столкновению всех трех крупных групп якудза и борьбе за власть и престиж.

В 1960-х годах Ёсио Кодама, экс-националист, решил договориться с различными группировками и установил контакт с группой Ямагути-гуми во главе с Казуо Таокой, Тосэй-кай во главе с Хисаюки Матии и, в конечном счёте, с Инагава-кай (Inagawa-kai). Стычки между отдельными бандами, однако, продолжались.

Буракумин и корейско-японские якудза

Хотя корейцы составляют в Японии ничтожную часть (0,5%) от общего количества жителей, они являются очень важной составляющей якудза, возможно, потому, что страдают от жестокой дискриминации наряду с буракумин, потомками низшей касты сословной Японии, которая занималась выделкой кож, уборкой мусора, забоем скота и т. д. Несмотря на то что в 1871 года кастовая система в Японии была отменена, брак с потомками буракумин не поощряется до сих пор, и их стараются не принимать на работу в крупные компании. От общей численности якудза эти ущемляемые в правах группы населения составляют около 15%, а в начале 1990-х годов 18 из 90 крупных начальников в группировке Инагава-кай были этническими корейцами. Национальное полицейское агентство Японии предполагает, что корейцы составляли около 10% от общего числа буракумин в Ямагути-гуми. Также корейцы входили в число борё-кудан.

Хотя этнические корейцы, родившиеся уже в Японии, составляют существенную долю японского населения, из-за национальности их до сих пор считают иностранцами, просто проживающими в стране. Таким образом, корейцы, которые зачастую избегают заниматься законной торговлей, принимаются в кланы якудза именно по той причине, что соответствуют образу изгоев общества.

Человек, который проложил путь для японо-корейцев в японском обществе, был японо-корейский якудза, основавший Тосэй-кай, — крёстный отец Хисаюки Матии. При рождении в 1923 году он получил имя Чхон Квон Ён и постепенно стал крупным уличным бандитом, видящим в Японии множество возможностей. В итоге Матии удалось покорить эту страну, после чего он стал налаживать контакты с США, в частности, сотрудничал с американской контрразведкой, в которой оценили его стойкие антикоммунистические убеждения.

В то время как многие японские якудза оказались в тюрьме или находились под пристальным надзором со стороны оккупационных сил США, корейские якудза чувствовали себя вполне свободно и постепенно прибрали к руками самые прибыльные чёрные рынки. Но вместо того, чтобы конкурировать с японскими якудза, Матии заключил с ними союз и на протяжении всей своей подпольной карьеры оставался в близких отношениях с Кодамой и Таокой (см. выше).

В 1948 году Матии создал свою группировку Тосэй-кай («Голос Восточного Ган») и вскоре прибрал к рукам район Гиндза. Тосэй-кай стала настолько мощной группировкой в Токио, что даже была известна как «полиция Гиндзы», и всесильному Таоке из Ямагути-гуми пришлось договариваться с Матии о том, чтобы его группировка продолжала действовать в пределах Токио.

Огромная империя Матии контролировала импортные поставки нефти, туристический бизнес, развлечения, бары, рестораны и проституцию. Он и Кодама без посторонней помощи сделали себе состояние на инвестициях в недвижимость. Что ещё более важно, Матии выступал посредником между корейским правительством и якудза, что позволило японскому криминалу заняться бизнесом (т. е. рэкетом) в Корее, которую терроризировали японцы. Благодаря Матии, Корея для японских якудза стала вторым домом. Дабы ещё больше укрепить отношения преступного мира обеих стран, Матии было разрешено приобрести крупнейший паромный сервис, соединяющий города Симоно-сэки (Япония) и Пусан (Южная Корея) и являющийся самым коротким маршрутом между двумя странами.

В середине 1960-х годов давление со стороны полиции вынудило Матии официально распустить Тосэй-кай. В то же время он сформировал две якобы законные организации: Восточноазиатскую бизнес-компанию и Ассоциацию дружественных организаций Восточной Азии, которые стали ширмой для ведения преступной деятельности.

По широко распространённому мнению, Матии способствовал похищению лидера корейской оппозиции Ким Дэ Чуна из отеля в Токио. Предполагалось, что Ким должен был быть выброшен в море, спутанным по рукам и ногам, с завязанными глазами и присоединенным грузом, чтобы его тело никогда не всплыло. Но внезапно казнь через утопление была отменена, и Кима тайно доставили в гостиницу в окрестностях Сеула. Вмешательство американцев, как утверждается, тогда спасло ему жизнь. А дальнейшее полицейское расследование показало, что люди Матии снимали все другие номера на этом этаже гостиницы. Тем не менее обвинение в похищении людей Матии никогда предъявлено не было.

Он «ушёл на пенсию» в возрасте около 80 лет, и с тех пор его частенько видели отдыхающим на Гавайях. Он скончался 14-го сентября 2002 года.

Структура

В ходе своего создания якудза приняли традиционную японскую иерархическую структуру оябун-кобун (oyabun-kobun), где кобун («приёмный ребёнок») обязан выказывать преданность по отношению к оябуну («приёмный родитель»). Гораздо позднее был разработан кодекс дзинги (jingi, кодекс «справедливости и долга»), где было закреплено, что верность и уважение являются образом жизни.

Отношения оябун-кобун закрепляются церемониальным обменом чаркой саке. Этот ритуал не является особенностью мира якудза и обычно встречается в обряде традиционной синтоистской свадьбы и, возможно, был частью побратимских отношений.

Во время Второй мировой войны более традиционная форма организации тэкия/бакуто уменьшалась, т. к. всё население было мобилизовано для участия в военных действиях, а общество находилось под бдительным и строгим оком военного правительства. Однако после войны якудза снова воспрянули.

Предположительно, якудза проникли во все сферы человеческой жизни в Японии. Бытуют даже романтические легенды, что якудза принимают в свою организацию сыновей, которых бросили или отослали от себя родители. Многие якудза начинали свою «профессиональную» деятельность в средней или старшей школе как уличные бандиты или члены молодежных банд. Некоторые головорезы-якудза фактически не особо умны, если не сказать умственно недоразвиты, но их принимают в кланы из-за хорошей физической подготовки.

Возможно, из-за того, что они изначально обладают более низким социальным статусом, якудза часто становятся буракумин и этнические корейцы. Лидеры кланов якудза — это, как правило, очень хитрые, жёсткие и умные мужчины, т. к., чтобы подняться до высшего уровня в иерархии якудза, нужно быть весьма конкурентоспособным и бессовестным.

Кланы якудза возглавляет оябун или кумитё (kumi-cho,«глава семьи»), который отдаёт приказы своим подчинённым-кобун. В связи с этим организация якудза является своеобразной вариацией традиционных японских отношений сэмпай-кохай, между старшим и младшим или более опытным и менее опытным членами какого-либо сообщества, где старший полностью распоряжается младшим. Члены банд якудза переносят семейные отношения в кланы в том смысле, что относятся друг к другу как к отцу или как к старшим/младшим братьям. В кланах якудза состоят практически только мужчины, и женщин там очень мало. Однако, если они есть, их принято называть описан («старшая сестра»). Когда глава Ямагути-гуми в конце 90-х годов был убит, его жена, хоть и на краткий срок, приняла бразды правления семьёй.

Якудза имеют очень сложную структуру: существует самый главный босс синдиката — кумитё, сразу за которым идёт сайко комон («старший консультант»), а за ним — сохонбутё («начальник штаба»). На следующем уровне командования стоит вакагасира, который управляет несколькими кланами в регионе, а непосредственно кланом при этом управляет сятэйгасира.

Связь каждого члена клана подчинена иерархии (саказуки): на самой вершине находится кумитё и контролирует различных сайко-комон, которые, в свою очередь, управляют своими подчинёнными в разных районах или городах, включая боссов младшего уровня, консультантов, бухгалтеров и др. Те, кто получил имя от оябуна, являются частью одной большой семьи и ранжируются от младших до старших братьев. Вместе с тем каждый кобун может выступать в качестве оябуна для более низкого по рангу представителя клана, который также может стать основой для появления ещё более низкорангового подразделения. В Ямагути-гуми, которая управляет приблизительно 2500 фирмами и 500 кланами якудза, есть даже организации пятого ранга.

Ритуалы

Юбицумэ (yubitsume), или отрезание пальцев. Согласно этой традиции, после первого проступка нарушитель отрезает кончик мизинца с левой руки и вручает отрезанную часть своему боссу. Иногда босс клана может выполнить этот ритуал и передать отрезанную часть пальца оябуну, когда, к примеру, хочет сберечь одного из членов своего клана от дальнейшей расправы. Происхождение этого обычая уходит корнями к японской манере держать меч.

Три пальца каждой руки используются для того, чтобы крепко держать меч, при этом указательный и большой пальцы слегка расслаблены. Удаление фаланг пальцев, начиная с мизинца, постепенно ослабляет хватку на рукояти меча, и идея наказания, таким образом, заключается в том, что человек с такими травмами не способен крепко держать оружие, а значит, не может нападать, но только защищаться. В последнее время появились протезы для кончиков пальцев, чтобы скрыть эту особенность.

Тела многих якудза сплошь покрыты татуировками, которые известны как ирэдзуми. Их до сих пор часто накалывают вручную, краска вводится под кожу с помощью бамбуковых или стальных игл. Такая процедура не только болезненна, но и весьма дорога, кроме того, на создание рисунка уходит не один год.

Отсиживая срок в тюрьме, некоторые якудза увековечивают каждый проведенный там год одной жемчужиной, введённой под кожу пениса. А когда якудза играют друге другом в карты ойтё-кабу, то частенько распахивают свои рубашки или завязывают их вокруг талии, демонстрируя таким образом друг другу свои татуировки. Это один из немногих случаев, когда якудза показывают свои татуировки «на людях», обычно тщательно скрывая узоры под наглухо застёгнутыми одеждами с длинными рукавами.

Другим известным церемониалом у якудза является совместное распитие саке — таким образом скрепляется братская клятва между отдельными якудза или целыми мафиозными кланами. К примеру, в августе 2005 года Кэнъити Синода и Кадзуоси Кудо провели такую церемонию, скрепляя побратимство своих кланов — Ямагути-гуми и Кокусю-кай.

Современное положение якудза

Якудза не скрываются, как их коллеги из итальянской мафии или китайских триад, это организация совсем не похожа на тайное общество. Организации якудза очень часто имеют на входной двери деревянную дощечку с названием клана/семьи или эмблемой. Очень часто многие члены якудза носят яркие костюмы и солнцезащитные очки, поэтому простые жители (катаги) легко их распознают. Даже манера ходить выдаёт якудза из толпы: их высокомерная и размашистая походка заметно отличается от походки простых жителей, занятых своими обычными ежедневными делами. Или же якудза может одеться вполне скромно, но при этом при необходимости выставит часть татуировок напоказ, указывая род своей деятельности. Иногда якудза носят маленькие эмблемы на лацканах пиджаков, а одна семья якудза как-то даже издавала ежемесячный бюллетень с детальной информацией касательно сроков отсидки, свадеб, похорон, убийств членов семьи. Там также печатались стихи лидеров семьи.

До недавнего времени большинство доходов якудза поступало из торговых и развлекательных районов, а также кварталов красных фонарей, которые находились под защитой якудза от разного рода рэкетиров. Как правило, такие районы избегают связываться с полицией, предпочитая быть под «тёплым крылышком» якудза. Отношение в обществе к якудза неоднозначное, властями они расцениваются как полузаконные организации, но иногда якудза даже ставят в пример властям. Так, например, после землетрясения в Кобэ местная штаб-квартира Ямагути-гуми быстро мобилизовалась, чтобы помочь местному населению бороться с последствиями землетрясения. Был даже пригнан вертолёт, и событие в целом широко освещалось в СМИ в пику недостаточно быстрой реакции японского правительства. Чувствуя себя своеобразными охранителями порядка, многие якудза рассматривают свои доходы как своеобразный налоговый сбор.

Якудза активно участвуют в секс-индустрии, занимаясь контрабандой порнографии из Европы и Америки, импортируя её в Японию. Также якудза контролируют крупные артели «ночных бабочек» по всей стране. В Китае, где закон ограничивает количество детей в семье, а предпочтение традиционно отдаётся мальчикам, якудза могут покупать нежеланных девочек всего лишь за 5000$ и отправить их на работу в мидзу сёбай (water trade), т. е. в контролируемые якудза ночные бары, рестораны и клубы. Филиппины являются ещё одним источником молодых женщин. Якудза обманывают местных девочек из обедневших деревень, обещая им респектабельные рабочие места и хорошую зарплату в Японии. Но, разумеется, вместо вожделенных златых гор девочки быстро осваивают одну из древнейших профессий в мире, становясь проститутками и стриптизёршами. Причём часть девушек это вполне устраивает, т. к. они получают больше денег, чем могли когда-либо заработать на Филиппинах.

Очень часто якудза занимаются особой японской формой вымогательства, известной как сокая. Сокая по сути является специализированной формой защиты от рэкета. Якудза не третируют малый бизнес и предпочитает оказывать давление на акционеров крупных корпораций, получая право на участие в совещаниях фирмы, а также покупая небольшое количество акций. Занимаются якудза и обычным шантажом, получая уличающую или компрометирующую лидеров или участников тех или иных компаний информацию. После того как якудза закрепляются в фирме, они становятся её защитниками, тщательно соблюдая секретность и не позволяя внутренним скандалам компании стать достоянием общественности; поэтому на некоторых предприятиях руководство по-прежнему считает взятки частью своего ежегодного бюджета.

Якудза оказывают сильное влияние на японскую профессиональную борьбу — пурорэсу (puroresu, от англ. professional wrestling). Их интерес в этом деле, разумеется, чисто финансовый. Якудза, в основном, поддерживают и продвигают своих бойцов, а также в их ведении находятся многие арены и стадионы, на которых проводятся состязания. Они также получают определённый процент от сборов.

В целом считается, что якудза являются своеобразными покровителями борьбы и смешанных боевых искусав, и для борцов нет ничего необычного в том, чтобы обратиться за покровительством к тому или иному клану. Можно сказать, что ни одно из крупных мероприятий по борьбе в Японии не провалилось, потому что в них были заинтересованы якудза.

Пионер японской борьбы, Рикидозан, был убит якудза, а профессионального борца Ёсиаки Фудзивару частенько называли кумитё (kumicho, т. е. «крёстный отец»), и он нередко играл якудза в различных японских комедиях и драмах.

Есть у якудза связи и на японском рынке недвижимости, — и в банковском деле — в этом им способствуют дзиагея, которые специализируются на том, что различными способами убеждают владельцев малых форм недвижимости продать свою собственность, и обогащают, таким образом, компанию, на которую работают. На этих спекулянтов возлагают также ответственность за экономику «мыльного пузыря» 1980-х годов. После экономического краха в начале 1990-х годов был убит менеджер главного банка в Нагое, в связи с чем возникло предположение о связи банковских дельцов с преступным миром.

Известно также, что якудза вкладывают обширные инвестиции во вполне законные и крупные компании. В 1989 году Сусуму Исии, оябун Инагава-кай, купил акции «Токио Киоко Электрик Рэйлвэй» на сумму 255 млн долларов.

Кража в среде якудза не приветствуется — все их действия полулегальны, но воровство является целиком и полностью преступлением. Более того, подобное действие в среде якудза будет расценено как злоупотребление снисходительным отношением общества к их организации. Фактически якудза вообще стараются не заниматься денежными вопросами непосредственно. Основные бизнес-мероприятия, такие как мерчендайзинг, выдача займов, управление игорными домами и т. п., осуществляются не самими якудза, а теми, кто платит мафии за защиту своей деятельности.

Существует множество доказательств того, что якудза участвуют и в международных преступных операциях. Например, в азиатских тюрьмах по обвинению в торговле наркотиками или контрабанде оружия сейчас находится множество татуированных членов группировки якудза. В 1997 году в Канаде с четырьмя килограммами героина был задержан один из доверенных членов якудза. В 1999 году спецслужбами был записан разговор члена итало-американского мафиозного клана Боннано, Микки Заффарано, где тот говорил о выгоде для обеих семей от торговли порнографией. Не гнушаются якудза и сексуальным рэкетом, принудительно склоняя женщин других национальностей (особенно ценятся европейки) к проституции.

Из-за своего происхождения в качестве легитимной феодальной организации и связи с японской политической системой через уёку (uyoku, «ультраправые силы») якудза являются влиятельной силой, обладающей определённой властью.

Японские города постоянно борются с якудза, и эта война идет с переменным успехом и приводит к самым разнообразным результатам. В марте 1995 года японское правительство приняло законопроект под названием «Закон о предотвращении незаконной деятельности членов преступных группировок», который значительно усложнил жизнь семьям якудза, но их влияние на данный момент по-прежнему остается большим, несмотря на все попытки положить конец их деятельности.

По материалам, собранным Анастасией Кальчевой.

Сайт Tushigi Nippon, «http://www.leit.ru»


Ярко ли светит луна дочери якудза? | Дочь якудзы. Шокирующая исповедь дочери гангстера | Примечания