home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

Поздним вечером того же дня Крис с тяжелой головой и ноющими суставами, скрипевшими, словно мачты столетнего парусника в бурю, добрался наконец домой.

Но стоило ему отпереть замок и войти в дверь, как он сразу же почувствовал себя лучше. Маленькая, с двумя спальнями квартирка, обходившаяся ему ежемесячно в четверть зарплаты, стоила этих денег хотя бы потому, что из нее открывался прекрасный вид на Гранд-канал. Это не говоря уже о том, что она была для Криса единственной тихой гаванью, где он мог дать отдых уставшему телу и еще более уставшим мозгам.

Швырнув на столик в коридоре ключи и повесив пиджак, он прошел в гостиную и взглянул в окно. Мерцающие городские огни, отражавшиеся в темной воде, всегда вызывали у него успокоение. Он стоял у окна несколько минут, чтобы магия этого места подействовала на него более основательно и помогла расслабиться.

Хотя он ни за что бы в этом не признался, события последнего времени сказались на нем не лучшим образом. Помимо убийства Райан, они с Кеннеди вели дело о найденном в канале безголовом и безруком торсе, и оба этих расследования до сих пор не сдвинулись с мертвой точки. Несмотря на уверения Рейли Стил, что недавно вскрывшиеся обстоятельства указывают на несообразности в убийстве Райан, Крису требовалось нечто более осязаемое, чтобы хоть немного продвинуться вперед.

— Извините, Рейли, но пока я не вижу возможности практического применения сделанных вами открытий, — сказал он во время их телефонного разговора.

— Но разве они не указывают на то, что в деле Райан имеется скрытая подоплека? — запротестовала женщина. — Общие для двух не связанных, казалось бы, смертных случаев улики должны по крайней мере заставить вас насторожиться и подумать о существовании некоего третьего лица, каким-то образом объединяющего два эти дела.

Крис не поленился навести справки у семейства Райан относительно наличия у Клэр домашних любимцев (таковых не оказалось, поскольку девушка страдала от астмы), а заодно попытался выяснить, не существует ли какой-либо связи между этой семьей и Редмондами, но ничего не обнаружил. Что же касается фрейдистского звена, то Кеннеди вполне резонно указал на некоторую надуманность и условность этого момента, который не заслуживал серьезного рассмотрения хотя бы в силу того, что покойная специализировалась в области психологии.

Ко всему прочему, у них с Кеннеди до сих пор не имелось ни единой ниточки, которая помогла бы идентифицировать компаньона Клэр, и отсутствие серьезной зацепки в этом деле дурно сказывалось на состоянии детектива. Он то приходил в раздражение, то впадал в уныние, отдавая себе отчет в том, что от всего этого недалеко и до серьезной депрессии.

От печальных мыслей его, как ни странно, отвлек голод, и Крис, покинув наблюдательный пункт у окна, побрел на кухню, чтобы, исследовав содержимое холодильника, определить, что будет есть на ужин. Гурманом он себя не считал, но любил поэкспериментировать при приготовлении пищи, особенно когда у него находилось для этого время.

Открыв холодильник и оглядев пустынное арктическое пространство, он вспомнил, что из-за занятости и нервотрепки так и не удосужился заскочить в ближайший супермаркет. Завалявшиеся же в дальнем углу полпакета молока и два перезрелых помидора представлялись ему не совсем подходящими ингредиентами для приготовления даже самого примитивного блюда.

Тогда Крис проверил морозилку в тайной надежде обнаружить в ней забытую лазанью, но ему снова не повезло. Ну и плевать, подумал Крис, сейчас что-нибудь принесут на дом. В конце улицы находился большой китайский ресторан, в котором он заказывал еду по меньшей мере три года, тем самым, по глубокому его убеждению, способствуя выживанию и даже процветанию этого заведения.

Сделав стандартный в таких случаях заказ и ожидая прибытия посыльного, обыкновенно появлявшегося в течение получаса, Крис включил телевизор и постарался хотя бы на время выбросить из головы мысли о работе. Для этого ему подошла бы любая программа, кроме новостной, поскольку средства массовой информации продолжали петь привычные песни на тему отсутствия какого-либо прогресса в деле Райан, а уж в чем, в чем, но в напоминании об этом Крис не нуждался. Не найдя ничего лучше какой-то телеигры, Крис решил тем не менее на ней остановиться, поскольку из-за полного отсутствия какой-либо мысли в данном действе у него появился шанс разгрузить голову и полностью отключить мозги.

Забыв о работе, он, однако, не мог заставить себя не думать о собственной ситуации, в частности о здоровье. Недавний мышечный спазм и постоянная ноющая боль в суставах означали, что легкое покалывание, которое он впервые ощутил две недели назад, постепенно трансформируется в нечто более серьезное.

Мысленно перебрав известные ему заболевания с аналогичными симптомами, Крис пришел к выводу, что у него, вероятно, артрит. В конце концов это мог быть артрит, не так ли? По крайней мере подобный диагноз объяснял боль в суставах. Правда, возникал вопрос, можно ли объяснить артритом владевшее им хроническое утомление и свинцовую тяжесть в ногах.

Конечно, его работа требовала значительных физических усилий, и с каждым годом все больших, но согласно проведенному год назад медицинскому освидетельствованию он находился в хорошей форме, избыточным весом не обладал и полностью отвечал требованиям, предъявлявшимся в этом плане к офицерам полиции. Иными словами, официально он считался практически здоровым. Более того, работа с людьми и регулярные походы в гимнастический зал поддерживали его в тонусе, а принимая во внимание находившийся поблизости китайский ресторан, нельзя было даже сказать, что он плохо или неправильно питался.

Обдумав все это, Крис тяжело вздохнул. Артрит в его возрасте, да еще при такой беспокойной работе, детектива никак не устраивал.

Учитывая, что личная жизнь у Криса не сложилась, служба в полиции являлась для него всем. Более того, эта работа была единственным на свете занятием, которое он любил и в котором, по его мнению, достиг кое-каких успехов. Направляясь по вызову на место преступления или расследуя какое-то дело, он чувствовал, что помогает поддерживать хотя бы видимость порядка и справедливости в стране, которую любил всей душой, и лишь в такие моменты ощущал всю полноту жизни.

В последнее время, правда, ему становилось труднее гордиться своей родиной, поскольку на его рабочем столе громоздилось все больше папок с делами об убийствах или насильственных действиях. Впрочем, свойственные ему с некоторых пор пессимистические настроения были вызваны не только постоянно растущим уровнем преступности, но и значительным снижением жизненного уровня полицейских из-за финансового кризиса, не говоря уже о гнетущих мыслях об артрите. Возникнув недавно, они особенно тревожили Криса, и он, проведя рукой по темным волосам и откинувшись на спинку дивана, подумал, что рано или поздно с неприятными симптомами придется что-то делать. По крайней мере выяснить для начала, в чем причина его недомогания, и выслушать точный диагноз.

Обращаться в отдел медицинского обслуживания при управлении полиции он, разумеется, не стал бы ни за что на свете, поскольку врачи отдела заносили все мало-мальски подозрительные или не соответствовавшее норме симптомы прямиком в личное дело копа, а это могло представлять угрозу при следующем официальном медицинском освидетельствовании. При неблагоприятном стечении обстоятельств его могли перевести на другую работу, к примеру канцелярскую — то есть навечно приковать к столу и заставить заниматься бумажками. Нет, ему придется использовать какую-нибудь альтернативную схему. Например, пойти к частному врачу или обратиться в поликлинику, где его не знают, вернее, что более важно, не знают, чем он занимается.

Крис вспомнил, что недавно в приложении к газете «Индепенденс» читал статью о частной клинике в Саутсайде, где за плату для всех желающих проводились различные исследования вроде тех, что проводятся раз в три года по системе МОТ для водителей, стремящихся получить справку, подтверждающую их способность управлять транспортным средством. Там проверяли зрение и слух, а также делали анализ крови и прочие необходимые тесты. Почему бы не обратиться туда? По крайней мере если в этой клинике у тебя обнаружат признаки какого-нибудь заболевания, то сообщат об этом только тебе — и никому больше. И не будет никакого рапорта или официальных рекомендаций, отправляемых по месту работы.

Неожиданный звонок телефона прервал его размышления и вернул к реальности. Крис глянул на высветившийся на дисплее номер и ухмыльнулся.

— Мэтт, старина, что поделываешь? — сняв трубку, осведомился он.

Мэтт Шеридан был его старым другом, однако прошло много времени с тех пор, когда они общались в последний раз, что, в общем, при занятости Криса и обширной адвокатской практике Мэтта неудивительно. Ко всему прочему, у Мэтта и его жены Эммы шесть месяцев назад родился ребенок, и Крис вдруг со стыдом вспомнил, что не видел свою крохотную крестную дочь Рейчел со дня крестин, состоявшихся несколько недель назад.

— Да вот, решил проверить, жив ли ты еще, — произнес в качестве приветствия Мэтт. Крис постоянно корил себя за недостаток внимания к старому другу, но Мэтт никогда не сомневался в добрых чувствах Криса и знал, что всему виной его работа.

— Извини, если разочарую тебя, приятель, но чтобы сбить меня с ног, требуется очень уж сильный ветер.

— Думаешь, я об этом не знаю? В любом случае приятно слышать твой голос по домашнему телефону. Уж не стали ли вас пораньше отпускать с работы? Или сегодня у тебя затишье?

— Очень бы этого хотелось, — проворчал Крис. — Впрочем, что толку говорить обо мне? Расскажи лучше, как там Эмма… А Рейчел, наверное, стала совсем большой?

— Большой-пребольшой. И с каждым днем все больше походит на свою мать… Ой, Эмма, ты что? Это надо понимать как комплимент! — воскликнул Мэтт. Крис решил, что за последний комментарий Эмма ткнула его приятеля локтем под ребра. Впрочем, Эмма Шеридан не относилась к тому типу женщин, которым приходится волноваться из-за веса или гренадерского роста. Это была миниатюрная особа с осиной талией и большими глазами на узком детском лице. Иначе говоря, определение «мощная» или «крупная» не подходило ей ни в коем случае.

— Передай Эмме привет и скажи, что мне просто не терпится снова всех вас увидеть, — произнес Крис.

— Собственно, по этому поводу и звоню… Подожди, тут Эмма хочет перекинуться с тобой парой слов. — Мэтт заговорщицки понизил голос. — Позволь дать тебе совет перед тем, как она начнет с тобой разговаривать… Будь я на твоем месте и узнай, что она хочет со мной поговорить, то… бросил бы трубку, выскочил из квартиры и пробежал не менее мили…

Крис, привычный к подобным беззлобным шуточкам, которыми обменивались супруги, улыбнулся.

Наконец трубку взяла Эмма.

— Привет, пропащий! Занят чем-нибудь в это воскресенье? Мы тут собираем к обеду компанию… Небольшую, не волнуйся. Двое-трое друзей и…

— Как, опять? Все, что угодно, но только не это, — простонал Крис, не дослушав Эмму до конца, поскольку давно уже научился расшифровывать ее недомолвки. — Сто раз говорил тебе, что у меня нет времени для такого рода встреч. По крайней мере в обозримом будущем.

— Крис, «такого рода встреча», как ты это называешь, много времени у тебя не потребует, — продолжала ворковать Эмма. — Просто повеселимся вечерок — и все. Кстати, моя подруга Мэри-Энн — совершенно очаровательная женщина. И тоже ориентирована на карьеру — прямо как ты. Уверяю тебя, у вас много общего.

— Эмма, когда ты наконец поймешь, что мне не нужна сваха и я в состоянии позаботиться о себе сам?

— Правда? И когда ты в последний раз это делал? То есть заботился о себе в этом смысле? Прошло уже два года с тех пор, как ты и Мелани… — Крис уловил проступившее в голосе Эммы смущение, когда она упомянула о его бывшей, и стиснул зубы. Незачем напоминать ему об этом. — Честно, Крис, тебе просто необходимо чаще выбираться из дому и уделять больше времени развлечениям, — быстро сказала Эмма. — Здорово, конечно, что ты так предан своему делу, но годы идут и настанет день, когда поутру глянешь на себя в зеркало и скажешь: «Мать честная, да я ведь уже старик!»

— Благодарю тебя, Эмма. Мне просто необходимо было это услышать после тяжелого трудового дня.

Эмма понятия не имела, что временами Крис чувствовал себя как самый настоящий старик. Он уже задавался вопросом, не рассказать ли друзьям о том, что с ним происходит, и не попросить ли у них совета. Он знал, что Эмме нравится пестовать его чуть ли не в материнской манере. Это качество получило еще большее развитие после того, как она в течение года потеряла обоих родителей. С другой стороны, если он признается Эмме, что плохо себя чувствует, она будет день и ночь названивать ему с различными предложениями относительно того, как поправить положение. Нет, пока он ничего ей не скажет, но если здоровье по-прежнему будет ухудшаться, то, быть может, все-таки пойдет на это.

— Ты отлично знаешь, что я имела в виду. Ведь у тебя в голове одна работа и никаких планов по части развлечений. Так что тебе не вредно время от времени расслабляться, ходить на прогулки и почаще выкраивать время для маленьких радостей жизни.

— Даже если бы и хотел, в это воскресенье все равно ничего не получится, — солгал он. — Договорился с приятелем об одном деле. — Как только он это произнес, послышался звонок в дверь, и Крис невольно улыбнулся, обрадовавшись, что их прервали. — Извини, дорогая, но мне надо идти. Принесли, видишь ли, обед из ресторана…

— Опять питаешься черт знает чем? — В голосе Эммы послышался ужас. Крис, опасаясь очередной лекции, торопливо распрощался с женой приятеля, пообещав, впрочем, заглянуть к ним в самое ближайшее время, и повесил трубку.

Крис знал, что она просто хочет ему помочь, но не испытывал желания заводить интрижку с одной из ее подруг. Не говоря уже о том, что у него совершенно не оставалось для этого времени. Впрочем, считаясь помешанным на работе одиночкой, он по крайней мере не злоупотреблял алкоголем, как многие парни из его подразделения. Ведь если разобраться, алкоголь — проблема социальная, а как деликатно намекнула Эмма, он в течение довольно долгого времени ни с кем не встречался. Даже в гости ни к кому не ходил. Так ему было комфортнее.

Кто бы что ни говорил, но ни трудная работа, ни ресторанная еда, ни жизнь в одиночестве не являлись причиной его нынешних проблем, подумал он и, морщась от боли в суставах, поднялся с дивана, чтобы открыть дверь. Нет, в основе его недомогания лежит что-то другое, поэтому желательно, чтобы это «что-то» оказалось не слишком серьезным и от него можно было бы быстро избавиться с помощью таблеток, диеты или каких-нибудь необременительных процедур, которые не отвлекали бы от работы. Еще лучше, если бы он мог лечиться сам, поскольку при таком раскладе о его проблемах не узнала бы ни одна живая душа.

Но чем бы это ни было, думал Крис, расплачиваясь с посыльным за «чоу-мейн» из говядины, подоплеку недомогания необходимо выявить. И по возможности скорее.


Глава пятая | Табу | Глава седьмая