home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать восьмая

Рейли испытывала странное сюрреалистическое чувство. Всего сорок восемь часов назад она впервые узнала о возможности прилета Дэниела Форреста в Ирландию, и вот он стоит во плоти в зале заседаний и обращается к членам следственной группы. По правде сказать, профилировщик вовсе к этому не стремился, опасаясь ненавидимой им шумихи, но Рейли убедила его в необходимости оказаться в гуще дела, среди заинтересованных людей, буквально с момента прибытия.

Рейли то и дело оглядывалась, пытаясь понять, какое впечатление выступление Дэниела производит на аудиторию. Он говорил тихим, проникновенным тоном со свойственным ему мягким южным акцентом, постепенно завоевывая внимание публики. Она знала об этом трюке, которому сам же Дэниел ее и обучил. Если читать с кафедры лекцию громким, поставленным голосом, давая некие наставления, это может вызвать у слушателей раздражение и неприятие, но если говорить тихо, как при задушевном разговоре, они просто не могут к тебе не прислушаться — сначала хотя бы для того, чтобы понять, о чем ты говоришь.

Крис и Кеннеди уж точно внимали словам профилировщика со всем вниманием, несмотря на изначальное неприятие идеи приглашения чужака, который станет все перекраивать на свой лад. Помимо всего прочего, они отлично понимали, что в мире следствия приезд такого известного профилировщика все равно что визит особы королевской крови. Не говоря уже о том, что им предоставлялась возможность из первых рук узнать о новейших веяниях в расследовании тяжких преступлений. И хотя на лице у Кеннеди запечатлелось всегдашнее скептическое выражение, он тем не менее не забывал делать пометки в блокноте. Что же касается О’Брайана, то он на этот раз сидел тихо как мышь, стараясь не пропустить ни одного слова из речи заезжей знаменитости. Самый независимый и расслабленный вид был у Криса. Он слушал выступление Дэниела с большим интересом, но, судя по выражению его лица, не забывал при этом думать и анализировать сказанное, и Рейли пришла к выводу, что у него скорее всего возникнут к гостю вопросы.

— По определению, сама природа этого дела изменилась, когда преступник — или преступница — обманным путем проник в лабораторию, — произнес Дэниел. — До этого момента в вашем распоряжении имелся подозреваемый с фиксацией на Фрейде, хотя вы, даже зная об этом, действовали по преимуществу в темноте. — Он откашлялся, прочищая горло. — Но как только возник прямой контакт — я имею в виду нападение на Рейли и личное указание этого субъекта на то, что вы пропустили еще одно совершенное им убийство, — то устоявшаяся у нас в мозгу картина претерпела кардинальные изменения. Отныне у вас на руках не маньяк, повернутый на Фрейде, а непредсказуемый сумасброд, от которого можно ожидать чего угодно. Не человек, а некая отвлеченная идея. Попробуйте поймайте ее. — Дэниел замолчал, предоставляя слушателям время обдумать эту парадоксальную мысль, а заодно и клюнуть на заброшенную им приманку.

Кеннеди, как Рейли и думала, отреагировал первым.

— Звучит не слишком оптимистично, — пробасил он. — Не говоря уже о том, что складывается впечатление, будто, делая подобный вывод, вы тем самым расписываетесь в собственной беспомощности.

Дэниел сухо улыбнулся:

— Детектив Кеннеди, если не ошибаюсь?

Тот кивнул.

— Разумеется, у вас есть все основания так говорить, — ведь хочешь не хочешь, а убийц ловить надо. Особенно такого, как этот. Но вот вопрос: почему стандартные методы поимки преступника в данном случае не срабатывают? — Дэниел оглядел аудиторию и задержал внимание на Крисе, глубокомысленно покачивавшем головой. — Что у вас на уме, молодой человек? У вас такой вид, будто вы все на свете знаете.

— Возможно, они не срабатывают, потому что преступник еще на подъеме и не готов к тому, чтобы его поймали?

Дэниел быстро обменялся взглядом с Рейли.

— Совершенно справедливо.

— До сих пор все, что мы о нем узнали, он фактически сообщил нам сам, — добавил Крис, и Дэниел снова с ним согласился.

— Конечно, Рейли допустила ошибку, отправившись ловить его в одиночку, но не кажется ли вам, что мы сильно переоцениваем его возможности? — высказал предположение О’Брайан, по лицу которого растекалось недоумение, как будто он удивлялся тому, что великий Дэниел Форрест до сих пор не выдал им готовый план поимки преступника.

— Быть может. Но в данном случае он все просчитал и рассматривал риск как вполне приемлемый, — ответил Дэвид. — Ведь не пришлось же ему, в самом деле, преодолевать нафаршированный новейшим охранным оборудованием блокпост, забитый вооруженными людьми. О такого рода преступниках мы совершенно точно знаем, что это высокоорганизованные субъекты, которых чрезвычайно трудно поймать. Надеюсь, вы в курсе, что преступники вроде «табу-убийцы» обладают собственной логикой и пониманием действительности и никогда не будут действовать так, как вы или я. Говоря же о таких людях в целом, мы приходим к тому, что они обладают отклонениями в плане осознания своего места в обществе. Иными словами, они антисоциальны. Согласно «Руководству по диагностике и статистике ментальных расстройств», это значит, что подобные типы в своих действиях опираются на следующие критерии. — Дэниел вытянул вперед руку и принялся загибать пальцы. — Первый: не подчиняются общественным нормам — к примеру постоянно совершают деяния, которые в обществе являются подсудными. Второй: обладают необоримым желанием вводить окружающих в заблуждение — постоянно лгут, используют чужие имена, злоупотребляют доверием окружающих для достижения собственного удовольствия или блага. — Он сделал паузу. — Ну как — наблюдается сходство с качествами знакомого вам субъекта?

Собравшиеся кивнули.

— Многие также откровенно пренебрегают безопасностью — как своей собственной, так и окружающих, — и проявляют ярко выраженную жестокость, что находит выражение в сознательном и продуманном причинении вреда или неприятностей знакомым и незнакомым людям.

Кеннеди с задумчивым видом осведомился:

— Значит, наш парень готов на все, чтобы получить то, что хочет — или достичь какой-то поставленной перед собой цели?

— Совершенно верно, — ответил Дэниел. — Основываясь на недавнем всплеске активности, которая может выражаться не только в убийствах, но и в попытках установления прямого контакта, как в данном случае, вполне логично предположить, что этот человек еще не достиг своей цели. А пока она не достигнута, от него можно ожидать чего угодно. Подчеркиваю, чего угодно, — мрачно заключил он.

Рейли невольно вздрогнула.

— Жутковатая мысль.

— Да, невесело. — Дэниел смотрел на нее очень серьезно. — Короче говоря, действия преступника и недавний всплеск активности с его стороны привели к нынешнему положению вещей. И в нашем положении мы можем поставить перед собой две задачи. Первая: нам необходимо попытаться ответить на вопрос, какое деяние он собирается совершить в следующий раз. — Дэниел повернулся к Рейли: — Ваш рассказ о том, как были разложены файлы, приводит к выводу, что существует еще одно место преступления, которое нам необходимо найти.

О’Брайан поднялся с места.

— Ну тогда нечего терять зря время. Пора действовать. Делани и Кеннеди сейчас же займутся изучением картотеки пропавших — вдруг что-нибудь интересное выплывет? Понимаю, что это сродни поискам иголки в стоге сена, но если это единственная зацепка, какая у нас есть в настоящий момент, то…

— В принципе есть кое-что еще, — сказал Крис, и все остальные посмотрели на него с интересом. — Сегодня утром по «горячей линии» прошел один любопытный звонок. Ну так вот: звонивший говорил, что вроде как узнал по фотографиям в газетах Клэр Райан и Джерри Уотсона.

— Как, обоих? — удивилась Рейли.

— Да.

У Рейли сильно забилось сердце. Если эта ниточка не оборвется, они, возможно, получат реальное подтверждение существовавшей между жертвами связи, о которой рассуждали пока лишь в теоретическом плане.

— Ну что вы здесь сидите? — застонал О’Брайан. — Двигаться пора, двигаться…

— Мы как раз собирались прояснить проблему со звонком на «горячую линию», но нам велели все бросить и срочно отправляться на встречу с агентом Форрестом, — с иронией произнес Кеннеди, поднимаясь со стула. — Итак, если здесь все закончилось…

— Закончилось, закончилось… Надевайте шляпу — и вперед! — скомандовал инспектор, а потом повернулся к Рейли: — Вы, Стил, подберите самые характерные материалы по всем убийствам и как можно скорее введите нашего друга в курс дела. Пусть посмотрит собранные улики — вдруг заметит свежим взглядом нечто такое, что позволит нам опередить убийцу.

— А как насчет моей гипотезы о помощнице? — осведомилась Рейли. Она рассказала о найденном на лестничной площадке светлом волосе и своей версии, что убийца, возможно, действовал не один.

— Мне представляется, что такого рода гипотезы — епархия агента Форреста, — бросил инспектор. — Мы же можем работать только с тем, что у нас есть на руках.

— Спасибо, что приняли меня в свою компанию, — с чувством произнес Дэниел, обращаясь к членам следственной группы. — Обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы помочь привести это дело к завершению.

Рейли собрала свои вещи и положила в сумку. Хотя она испытывала значительное облегчение при мысли, что отныне бок о бок с ними будет работать Дэниел, ей по-прежнему не давал покоя вопрос, каким образом после гибели стольких людей можно привести это дело к удовлетворительному завершению.


Глава двадцать седьмая | Табу | Глава двадцать девятая