home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

На следующее утро Рейли по обыкновению приехала в лабораторию раньше всех. Хотела провести несколько минут в тишине и покое, пока не нагрянули ее сотрудники.

Вчера вечером Крис сообщил ей, что в связи с серьезностью положения из отпуска может быть отозван главный дублинский судебный эксперт Джек Горман, и она собиралась проверить все бумаги, связанные с расследованием, чтобы ему не к чему было придраться.

Кроме того, ей хотелось лишний раз убедиться, что все нити расследования сосредоточены у нее в руках и старина Горман не сможет оттереть ее в сторону, даже если захочет, — о такой возможности Крис тоже предупреждал. Горман был сторонником старых традиций и правил, так что, случись подобное, мигом бы снял с дела Люси и Гэри, которых считал недостаточно опытными для исследования места преступления. Рейли, наоборот, считала обоих ценным приобретением для лаборатории и не сомневалась в качестве их работы, не говоря уже о том, что они с готовностью восприняли новые методы. Но Рейли требовалось, чтобы не одна она, а все заинтересованные стороны с уважением относились к ее методике и выбору специалистов. Соответственно, было бы неплохо просмотреть и наработки сотрудников, чтобы Горман или другие представители руководящего звена при всем желании не смогли обнаружить в них досадные пробелы или ошибки.

Когда она направилась к лифтам, ее остановил возглас охранника:

— Мисс Стил?

Она повернулась на голос и увидела спешившего в ней сотрудника отдела безопасности. Это был полный пожилой мужчина за шестьдесят, с седыми волосами, выбивавшимися из-под козырька фуражки. Звали его Смитсон или Симпсон, что-то в этом роде. Рейли запомнила охранника главным образом потому, что он относился к ней очень доброжелательно. Она считала его отставным полицейским или военным.

Он подошел к ней, заметно припадая на одну ногу, и протянул большой конверт из манильской бумаги.

— Сегодня утром курьер привез вам это послание.

— Большое спасибо… э… — Она быстро посмотрела на висевшую у него на груди табличку с фамилией. — Мистер Симпсон. — Охранник кивнул и похромал к своему столу, Рейли же пошла к лифтам, погруженная в собственные мысли.

Механически взвесив конверт в руке, она почувствовала, что он довольно тяжел и, судя по всему, содержит папку или файл. Подошел лифт. Рейли вошла в кабинку и нажала на кнопку четвертого этажа.

Когда лифт, вздрогнув, поехал вверх, Рейли распечатала конверт и вытряхнула содержимое. В конверте оказалась книга. Рейли взглянула на название, и у нее екнуло сердце, так как книга называлась «Предисловие к Фрейду». Она быстро заглянула в конверт, но внутри не оказалось ни сопроводительной записки, ни визитной карточки — ничего.

Заинтригованная, но и несколько напуганная, Рейли быстро пролистала с десяток страниц. Одна из них оказалась загнутой, и в этом месте в тексте рамочкой был обведен текст, озаглавленный «Маленький Ганс». Это словосочетание ничего ей не сказало.

Когда лифт остановился на четвертом этаже, Рейли, сжав книгу в руке, торопливым шагом прошла к себе в офис, включила кофеварку, швырнула пальто и сумку на свободный стул и, усевшись за письменный стол, погрузилась в чтение обведенного рамкой текста.

Маленьким Гансом звали мальчика, ставшего объектом пристального изучения со стороны Фрейда в связи с подсознательным страхом кастрации и эдиповым комплексом.

У Ганса развилась боязнь лошадей, причем до такой степени, что он отказывался выходить из дома, мотивируя это тем, что лошадь может откусить ему пенис.

Фрейд интерпретировал поведение мальчика как подсознательный страх перед отцом. Этот страх и его результаты он впоследствии обозначил термином. Ученый описывает формирование комплекса как процесс, в ходе которого у мальчиков происходит осознание своей гендерной идентичности и развивается чувство принадлежности к мужскому полу.

Фрейд считал, что на так называемой фаллической стадии (между тремя и шестью годами) мальчики испытывают сильное сексуальное влечение к матери, а отца рассматривают как соперника, стремящегося от них избавиться.

Но в связи с тем, что отец значительно больше, сильнее и несравненно могущественнее, мальчик начинает опасаться, что отец, видя в нем соперника, может его кастрировать.

В данном случае единственным способом разрешить проблему без страха кастрации является выработка защитного механизма. Фрейд именует такой механизм идентификацией с агрессором.

Иначе говоря, мальчик всеми силами стремится подчеркнуть и продемонстрировать свое сходство с отцом, перенимая и копируя отцовские привычки, манеры и поступки, таким образом развивая в себе чувство принадлежности к мужскому полу и гендерную идентичность.

Сходный процесс у девочек получил название «комплекс Электры».

Рейли откинулась на спинку стула и, до крайности озадаченная, предалась размышлениям. Что все это значит? И, что более важно, кто прислал ей книгу и обвел в ней этот параграф?

Через некоторое время ее осенило: разумеется, никто, кроме Дэниела, не мог этого сделать.

Она бросила взгляд на часы, после чего сняла телефонную трубку и набрала номер Дэниела. В конце концов, не кто иной, как Форрест, предложил ей одновременно с ним перечитать Фрейда. Хотя на Восточном побережье сейчас стояла глубокая ночь, она, зная своего наставника, считала, что последнему не до сна, поскольку ему предстояло в короткий срок исследовать множество материалов, связанных с темой «табу».

Телефон звонил несколько секунд. Наконец трубку подняли.

— Рейли? — осведомился Дэниел на удивление сонным голосом. — Что случилось? У вас произошло новое убийство?

— Нет, но… — запинаясь, начала Рейли, неожиданно осознав, что ее догадки относительно рабочего распорядка Дэниела, возможно, ошибочны. — Извините, что разбудила, но мне пришло в голову… Короче говоря, я только что получила присланную вами книгу и решила, что…

— Какую, простите, книгу? — спросил Форрест.

По его тону Рейли сразу поняла, что ошиблась. Дэниел не посылал ей книгу со старательно очерченным параграфом. Но если не он, то кто же?

— Значит, вы не посылали мне книгу о Фрейде?

— Нет. У вас там и без чтения Фрейда полно дел, и я решил взять это на себя. Но что конкретно произошло? — осведомился он уже более встревоженным голосом.

— Сегодня на мое имя пришел пакет, в котором оказалась книга о Фрейде с обведенным чьей-то рукой параграфом. Ну я и решила, что пакет пришел от вас.

— Ничего подобного, — сказал Форрест. Рейли же почувствовала, как у нее по спине пробежала дрожь. — А что в параграфе? — поинтересовался профилировщик. — Ну, в том, который обведен? О чем в нем говорится?

Рейли постаралась как можно быстрее передать содержание параграфа, одновременно думая о том, что нужно срочно побеседовать с охранником и выяснить во всех деталях, как пакет оказался у него на столе.

— Насколько я поняла, там идет речь о ребенке, которого автор называет маленьким Гансом.

С минуту помолчав, Форрест сказал:

— Хорошо. Я подумаю об этом и позже перезвоню вам. И еще одно, Рейли. Расследуя это дело, будьте предельно осторожны. Надеюсь, вы меня понимаете?

Ободренная обещанием Форреста перезвонить, Рейли нажала на рычаг и сразу же набрала номер поста охраны.

— Симпсон слушает.

— Мистер Симпсон? Это Рейли Стил.

— Еще раз здравствуйте, мисс Стил.

— Этот пакет, что вы передали мне в холле… Знаете, кто его привез?

— Как я уже говорил, пакет привез курьер. К сожалению, ничего, кроме этого, сказать не могу. На нем был шлем с затемненным забралом, так что его лица я не разглядел. — Охранник вздохнул. — Согласно правилам они обязаны, входя в помещение, снимать шлем, но из-за постоянной спешки почти никогда этого не делают. Помнится, когда я…

— Меня бы устроили любые детали, — перебила его шеф ОСЭГ. — Может, заметили на одежде табличку с именем или логотип компании на мотоцикле? Хоть что-нибудь, что могло бы помочь выяснить личность курьера?

— К сожалению, не обратил внимания, — смущенно произнес охранник.

Рейли вздохнула:

— Отрицательный результат — тоже результат. Спасибо и на этом. — Она хотела было уже повесить трубку, как вдруг охранник заговорил снова:

— Подождите минутку… Вот вы сказали о деталях, и я вспомнил, что все-таки заметил одну вещь, показавшуюся мне несколько необычной.

— Правда? И какую же? — с надеждой осведомилась Рейли.

— Надеюсь, мои слова не покажутся вам странными… — В голосе охранника проступала неуверенность. Казалось, он заранее извинялся за то, что собирался сообщить. — У курьера была, если можно так выразиться, самая изящная фигура, какую мне только доводилось видеть у этой братии.

Рейли постаралась не выдать своего удивления.

— Хотите сказать, что это женщина? То есть курьер, привезший пакет, принадлежал к женскому полу?

— Да, мисс, — ответил Симпсон. — Чрезвычайно редкий случай, даже по нынешним временам.

Повесив трубку, Рейли поспешила в лабораторию, где обнаружила Джулиуса, который, как выяснилось, пришел даже раньше ее и работал в полном одиночестве, занимаясь исследованием образцов. Услышав, что кто-то вошел, он повернулся и поднял на нее глаза.

— Доброе утро, Рейли.

Она сразу перешла к делу.

— Мне нужно, чтобы вы исследовали это на отпечатки пальцев. Немедленно. — Она продемонстрировал ему конверт и книгу. — Имейте в виду, что там полно моих отпечатков. — Потом, с минуту подумав, добавила: — Ах да! Наверняка есть еще отпечатки охранника Симпсона, сидящего за столом при входе. — Рейли положила книгу и конверт на лабораторный стол. — Если обнаружите какие-нибудь другие, сразу же дайте мне знать.



Когда сразу после десяти Крис переступил порог лаборатории, Рейли восприняла его появление как желанную передышку, поскольку устала от одиноких размышлений о случившемся, а снова будить Дэниела ей не хотелось. Впрочем, он в любом случае перезвонит, так что волноваться, в сущности, не о чем. Единственное, что ей сейчас требовалось, — поговорить с человеком, относившимся с пониманием к ее версиям, а Крис именно таким и был.

Как только он вошел, она сразу заметила, какой у него утомленный и болезненный вид. Детектив передвигался рывками, словно заводной манекен, под глазами у него залегли тени, а лицо казалось похудевшим и осунувшимся. Правда, накануне вечером он пил пиво, но не в таком количестве, чтобы это могло сильно отразиться на внешности. Если он так плохо выглядит, то и чувствует себя, наверное, не лучшим образом, подумала Рейли, но ничего по этому поводу не сказала. Ей только еще больше захотелось ему помочь: выяснить наконец, какой недуг его одолел, — и побыстрее.

Рейли провела гостя в свой тихий офис, где уже лежали наготове шприц и две пробирки, предназначенные для взятия крови, и жестом предложила сесть на диван.

Крис с опаской взглянул на шприц.

— Наступает момент истины. Будьте со мной помягче, ладно? — попытался пошутить он, закатывая рукав рубашки. Рейли могла только догадываться, что он в этот момент чувствовал.

Взяв в руки шприц, она деловым голосом произнесла:

— Не дурачьтесь и сидите спокойно. — Затем помассировала ему руку, чтобы выступила вена, и сноровисто загнала в нее иглу. Пока кровь заполняла пробирку, Рейли коротко поставила Криса в известность о полученном утром послании. — Сегодня мне принесли интересное письмо, — начала она.

Крис поднял на нее глаза.

— Предлагают дешево застеклить окна? Лично мне за последние три дня ничего более интересного не приходило.

— Мне послание доставили с курьером. А в конверте, между прочим, оказалась книга о Фрейде. Отправитель же предпочел остаться неизвестным.

Крис удивленно взглянул на нее.

— Неизвестным? — переспросил он.

— Именно.

— Полагаете, книгу вам прислал убийца?

Рейли поставила наполненную кровью пробирку в штатив и взяла вторую.

— Кто знает? Сначала я подумала о Дэниеле, но он сказал, что ничего мне не посылал. Так что я понятия не имею, кто мог это сделать. В настоящий момент Джулиус проверяет конверт и книгу на отпечатки пальцев.

Пока она говорила, Крис внимательно смотрел на нее.

— Но ведь вы не надеетесь обнаружить их?

Рейли поставила в штатив вторую пробирку с кровью и извлекла из вены иглу.

— Нет, не надеюсь. До сих пор мы находили только то, что он позволял нам находить. Если книгу действительно прислал убийца, сомневаюсь, что он сменил привычки и решил нас порадовать такого рода откровением, как собственные отпечатки пальцев. — Рейли приложила к ранке на руке Криса марлевую салфетку и закрепила ее полоской пластыря.

— Как ни крути, он здорово рисковал, отправляя послание напрямую, — сказал Крис, опуская рукав и застегивая манжет. — Складывается такое впечатление, что у него, помимо всего прочего, прослеживается к вам личный интерес.

Рейли согласно кивнула, поскольку думала примерно то же самое. Неужели убийца знает, что она контролирует все улики и является одним из ведущих членов следственной группы? Если так, он, похоже, решил бросить ей перчатку, открыто предлагая сыграть в «поймай меня».

— Подонки, которых мы арестовали и отправили в тюрьму, используют для такого рода общения с полицией своих прихлебателей или наемных агентов. Но те, что благоденствуют на воле, очень редко прибегают к подобным трюкам, — заметил Крис. — Они слишком заняты добыванием денег, чтобы заниматься отправкой личных посланий. К тому же это сопряжено с ненужным риском.

— Вы, наверное, имеете в виду крупных наркодилеров или главарей гангстерских банд?

— Совершенно верно. Бывает, конечно, что мы получаем от них угрозы и разного рода зловещие предупреждения, но это чаще всего обыкновенный выпендреж, который обходится без серьезных последствий. Другое дело присланный вам пакет. Мне не нравится, что этот тип слишком близко к вам подобрался. Вы точно знаете, что он хочет, чтобы его поймали?

Рейли села за свой рабочий стол и, наклонившись вперед, подперла подбородок кулаком.

— Не уверена, — после минутного размышления произнесла она. — Если это серийщик, в чем у меня почти нет сомнений, то у него прежде всего вызывает приятное возбуждение сам факт убийства. И это непреложная истина. Причина, по которой он — или они, если у него есть сообщник, — продолжает убивать, заключается в том, что этот тип не может испытывать упомянутое приятное щекочущее нервы чувство каким-то другим образом. Но дело в том, что с каждым убийством это чувство проходит все быстрее, и ему, чтобы поддерживать себя на определенном уровне возбуждения, приходится с каждым разом рисковать все больше и больше…

— Как в случае с вами, да? Ему нравится доставать людей, в чьи обязанности входит его поимка?

Рейли кивнула:

— Совершенно верно. Кроме того, эти типы знают, что чем больше рискуют, тем выше шансы их поймать, и осознание этого неизмеримо усиливает владеющее ими возбуждение.

Крис надел пиджак.

— Значит, говорите, эта книга о Фрейде?

— Да, — ответила Рейли и вкратце пересказала содержание обведенного параграфа. — Однако меня смущает то, что всякого рода тонкие материи совсем не в его характере и в действиях никак не прослеживаются.

— В чем тогда смысл послания?

— Увы, я еще до конца этого не осознала, — признала Рейли, задаваясь вопросом, какие выводы относительно маленького Ганса сделает Форрест. — Но теперь по крайней мере у нас есть человек, который в состоянии докопаться до истины.


Глава девятнадцатая | Табу | Глава двадцать первая