home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятнадцатая

Добравшись до ресторана, Крис обнаружил, что Рейли поджидает его в холле рядом со входом. Войдя в заведение, он смахнул капли дождя с пальто и шляпы.

— Прекрасная погода, не правда ли? — заметила Рейли.

— Имеете в виду, что сейчас слишком дождливо? Посмотрим, что вы скажете летом…

Официант провел их к свободному столику. Ресторан был заполнен, однако не настолько, чтобы от обилия посетителей рябило в глазах. Публика представляла собой смесь туристов и местных жителей. Негромко звучала восточная музыка; ресторанный зал поражал богатым декором в азиатском стиле с расставленными повсюду позолоченными статуями Будды.

Рейли взяла меню и сразу же остановила свой выбор на рисовой лапше и тофу. Крис, однако, пребывал в некотором замешательстве.

— Я привык к китайской пище, — признался он, — поскольку часто делаю заказы в китайском ресторане недалеко от дома, но с тайской кухней практически не знаком.

Она пробежала глазами меню.

— Вы любите говядину?

— Ясное дело.

Рейли повернулась к официанту:

— Мой приятель будет говядину в черном соевом соусе и жареный рис. Подайте также овощную смесь на отдельном блюде, пожалуйста.

Официант что-то черканул в своем блокноте и поспешно удалился. Рейли подняла глаза и обнаружила, что Крис смотрит на нее с улыбкой.

— В чем дело?

— В вас столько американского…

— Прикажете рассматривать это как комплимент или, не дай Бог, как оскорбление?

— Думаю, как комплимент, — рассмеялся Крис. — Мне всегда казалось, что американцы чувствуют себя комфортно и уверенно в любой ситуации. И вы такая же — похоже, ничто на свете не способно вас смутить.

Она улыбнулась. Если бы он только знал…

— Вы бы посмотрели на меня в тот момент, когда я пытаюсь установить нужное время на будильнике в своем сотовом. Всегда забываю, как это делается, ну и, соответственно, злюсь, как черт знает кто.

Появился официант и поставил на стол напитки — пиво для Криса и фруктовый сок для Рейли. Крис кивком указал на ее стакан:

— Это тоже очень по-американски. Ни один уважающий себя житель Ирландии — будь то мужчина или женщина — не станет за ресторанным столом заказывать фруктовый сок. Сам я пью мало, но даже мне подобное никогда не придет в голову.

— Считаете, мне тоже следовало заказать пиво?

— Разумеется, следовало — особенно после той еще недельки, что мы пережили. — Крис отсалютовал ей своей бутылочкой. — За ваше здоровье!

Он приложился было к горлышку, но Рейли остановила его:

— Подождите… — Махнув рукой проходившему мимо официанту, она обратилась к Крису: — Как эта штука у вас называется?

— «Чанг», — проинформировал ее детектив.

— Принесите мне пиво «Чанг», — велела Рейли официанту.

— Слушаюсь, мадам, — ответил служитель и направился к бару.

— Вот это больше соответствует моменту, — произнес Крис. — Теперь вы сможете сказать настоящий ирландский тост.

— С тайским пивом?

— Не имеет значения. Главное, о чем вы в этот момент думаете.

Официант принес пиво, и Рейли подняла свою бутылочку:

— Ну что, вмажем — так, кажется, вы, мужчины, говорите? Только за что?

Крис чокнулся с ней бутылкой.

— Как за что? Ясное дело, за успешную поимку плохих парней.

Рейли согласно кивнула, еще раз чокнулась с Крисом и поднесла бутылку к губам.

— За успешную поимку плохих парней!

Скоро подали заказанные ими блюда, и они с аппетитом принялись за еду, одновременно обсуждая перипетии расследования. Постепенно у них на столике выстроилась целая батарея пустых бутылочек, так как Рейли ни за что не хотела отставать от Криса. От выпитого у них развязались языки, и беседа приобрела более непринужденный характер.

Через некоторое время Крис, положив скомканную салфетку в пустую тарелку, сказал:

— Прошу извинить, но мне необходимо посетить одно место — слишком много выпил пива.

Отодвинув стул, он вскочил с места и едва не застонал в голос — так сильна оказалась боль, пронзившая колени и бедра.

Вернувшись в зал, он испытал приятное удивление, заметив, что его ждет чашка кофе.

— Как вы узнали, что мне захотелось кофе?

— Вы же коп, — ответила Рейли с ухмылкой.

— Туше, — улыбнулся он, сделав глоток. — Вы и тут не ошиблись. С молоком, без сахара. Откуда знаете, что я люблю именно такой кофе?

Рейли пожала плечами:

— Несколько раз видела, что вы пьете кофе с молоком. Ну а поскольку следите за собой, и это очевидно, я сделала вывод, что сахар не кладете.

Он покачал головой:

— Оказывается, среди нас настоящий Шерлок Холмс. Нужно взять за правило контролировать свои слова и поступки, когда вы рядом.

— С этим, как мне кажется, вы несколько опоздали.

Он посмотрел на нее в ожидании, что она улыбнется, но Рейли была совершенно серьезна.

— Что вы имеете в виду?

— Я уже знаю о вас все, что мне нужно, — сказала Рейли, после чего наконец улыбнулась и отпила кофе из своей чашки.

Крис опустился на стул и сложил на груди руки.

— Правда? В таком случае выкладывайте, что узнали.

Рейли посмотрел на него поверх чашки и с усмешкой осведомилась:

— Уверены, что хотите это услышать?

— Я уже большой мальчик, так что выдержу, — произнес Крис с бравадой в голосе и уже более серьезно добавил: — Только не судите слишком строго, ладно?

Рейли поставила в сторону чашку с недопитым кофе и откинулась на спинку стула.

— Что ж, в таком случае начнем с семьи. Она всегда имела для вас большое значение, однако, насколько я поняла, ваши родители уже перебрались в мир иной.

У Криса перехватило горло — ведь она сказала правду. Но он не собирался демонстрировать свои чувства.

— Ну, вряд ли о ваших способностях экстрасенса напишут в газетах. Вам просто повезло. — Его отец умер в прошлом году, а мать — годом раньше. Официальное свидетельство гласило, что Том Делани умер от сердечного приступа, Крис же считал причиной смерти отца разбитое сердце. На первый взгляд фантастическая и совершенно ненаучная мысль, но Крис, принимая в рассуждение, насколько близки были родители, не находил в подобном выводе ничего странного.

Проигнорировав его комментарий, Рейли продолжила:

— Вы холостяк — но не потому, что испытываете неприязнь к идее брака, а потому что обожглись на этом — и основательно. И никак не можете через неудачный опыт переступить. — Она снова глотнула кофе и посмотрела на Криса: — Ну как — я права?

Крис попытался скрыть удивление, опустив голову и едва не уткнувшись носом в собственную чашку. На этот раз Рейли была права лишь отчасти, но он не хотел об этом говорить.

— Интересная теория, — осторожно произнес он. — Впрочем, рассказывайте дальше.

— Работа — самая важная вещь в вашей жизни. Вы относитесь к ней очень серьезно, бесконечно преданы своему делу и весьма амбициозны, однако не до такой степени, чтобы это могло кому-либо навредить. — Рейли допила кофе и со стуком поставила чашку на блюдце. — И наконец: у вас имеется проблема со здоровьем, но вы не хотите, чтобы об этом кто-нибудь знал.

Последний комментарий сразил его наповал. Он побледнел и с минуту молча смотрел на Рейли, не зная, что сказать. Потом поерзал на стуле и неуверенно произнес:

— Ну вот! Так хорошо начали, неплохо продолжили, но в самом конце дали маху и все испортили.

Рейли, прищурившись, посмотрела на него и с вызовом в голосе осведомилась:

— Пытаетесь убедить меня, что у вас ничего не болит?

— Ну… бывает, к вечеру от усталости ноги ноют, — сказал он. — А так все в порядке.

— Возможно, я слишком налегала на пиво… — Рейли помолчала, бросила взгляд на стол и, загибая пальцы, сосчитала выпитое. — Кажется, на мою долю приходятся три или четыре бутылки. Но я ни в коем случае не пьяна. — Она пристально посмотрела на него полыхнувшими от возмущения глазами. — Для следящего за собой парня, у которого все в норме, вы иногда слишком осторожно двигаетесь.

Прежде чем ответить, Крис некоторое время молча на нее смотрел. В зале продолжала тихо наигрывать восточная музыка.

— Складывается впечатление, что вы никогда не сомневаетесь в своих выводах.

— Большая часть этих выводов — всего лишь догадки, основанные на наблюдениях, — признала Рейли. — Но я готова держать пари, что не ошиблась относительно мучающих вас приступов боли.

Крис медленно кивнул.

— Не знаю, что и сказать… — Он так сильно стиснул зубы, что на скулах выступили желваки. — Как думаете, в участке знают о моей проблеме?

Рейли покачала головой:

— Сомневаюсь. Разве что Кеннеди… Он говорил вам что-нибудь по этому поводу?

— Нет. Как вы знаете, он сам отнюдь не в лучшей форме. Возможно, приглушенные проклятия и стоны, доносящиеся иногда с моего рабочего места, кажутся ему вполне нормальными составляющими процесса выдвигания ящиков или вставания со стула.

— Так что же с вами происходит?

— Я бы и сам не прочь узнать, — сказал Крис, пожав плечами. — Приступы начались с полгода назад. Ума не приложу, что это такое.

Она с изумлением посмотрела на него:

— И вы за полгода так ничего и не предприняли?

— Все не так просто. Если я отправлюсь к полицейскому врачу и выяснится, что проблема достаточно серьезная, выписка из медицинской карты сразу же перекочует в мое личное дело. Начальство же, увидев эту запись, мигом прикует меня к столу и заставит заниматься канцелярской работой.

Рейли согласно кивнула. Похоже, эксперт разделяла его убеждение, что для настоящего полицейского такого рода деятельность равносильна тюремному заключению.

— Но какие у вас симптомы? Что вы при этом чувствуете?

— Временами очень сильно болят суставы, главным образом коленные и тазобедренные. А еще я постоянно испытываю утомление, — откровенно ответил он. — Иногда такое сильное, что утром не хочется подниматься с постели. Впрочем, бывает и так, что я его почти не ощущаю.

Рейли слушала его, становясь все серьезнее.

— Такие симптомы могут свидетельствовать о чем угодно, — задумчиво произнесла она. — Знаете что? Приходите завтра ко мне в лабораторию и сдайте кровь на анализ. Когда придет результат, мы получим хотя бы приблизительное представление о вашей проблеме. Не беспокойтесь, все будет сделано тихо и никто ничего не узнает.

Крис некоторое время колебался, прежде чем заговорить. Потом сказал:

— Неужели вы для меня это сделаете? — Необходимо отметить, что подобные действия могли рассматриваться как превышение служебных полномочий. Это как минимум. Кроме того, Криса несколько настораживала та озабоченность, которую выказывала Рейли относительно его состояния. Впрочем, вполне возможно, что, как всякий серьезный исследователь, она просто хотела докопаться до сути проблемы. Просто в силу привычки. Но как бы то ни было, он не собирался отказываться от столь щедрого предложения.

Она кивнула.

— Но при одном условии.

— Каком?

— Каким бы ни оказался результат анализа, дайте обещание, что займетесь своим здоровьем всерьез.

Крис с минуту обдумывал ее слова.

— Справедливое требование, ничего не скажешь…

Буквально через минуту после этого появился официант с чеком. Крис схватил его, прежде чем Рейли хоть как-то успела на это отреагировать.

— Кажется, в прошлый раз за обед платили вы?

— Давайте по крайней мере разделим расходы…

— Ни в коем случае. Кроме того, раз вы согласились взять у меня на анализ кровь, то это самое малое, что я могу для вас сделать.

Рейли в конце концов смилостивилась.

— Ладно.

Крис выудил из портмоне три двадцатки и вручил их официанту.

— Зайдите ко мне завтра часам к десяти, — предложила Рейли. — Обычно в это время в лаборатории бывает затишье.

— Значит, часам к десяти, — повторил Крис, испытывая не самые веселые чувства относительно того, что ему предстояло. Сказал он, впрочем, другое: — Похоже на свидание. — И сразу же мысленно попенял себе за необдуманные слова.

Губы Рейли едва заметно раздвинулись в улыбке.

— Называйте это как хотите.


Глава восемнадцатая | Табу | Глава двадцатая