home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Стемнело, и Майк Стил уже готовился засесть за заработанное праведными трудами холодное пиво, как вдруг услышал пронзительный крик.

— Чтоб вас всех черти взяли! — Поднявшись с дивана, Майк вышел из комнаты и двинулся по коридору в сторону источника беспокойства.

— Что случилось? — проворчал он, нажимая на кнопку выключателя и зажигая висевшую под потолком люстру.

— Чудовище в шкафу! — заявила Джессика, пухленькая трехлетняя девочка. Ее светлая кудрявая головка едва выглядывала из-под одеяла, которым она укрылась от опасности. Голубые глаза девочки от страха стали круглыми как блюдца. Малышка указывала рукой в угол небольшой комнаты.

Со вздохом Майк покачал головой:

— Джесс, детка, мы уже не раз говорили об этом, не так ли? — Он прошел к шкафу и распахнул дверцу. — Нет здесь никаких чудовищ. Да ты сама посмотри — там только твои одежда и игрушки и больше ничего.

Девочка в знак протеста упрямо мотнула головой.

— Она его тоже видела! — сказала крошка и ткнула указательным пальцем с обгрызенным ногтем в сестру, лежавшую в кроватке напротив.

— И сегодня видела? — Майк устремил вопросительный взгляд на старшую дочь. — Эй, Рейли! Что тут у вас происходит?

— Послушай, пап, я готова извиниться. — Рейли пожала плечами и виновато опустила глаза. — Дело в том, что я пыталась заснуть… а она мне мешала. Сводила с ума своим бесконечным бормотанием и вскриками… Ну я и сказала, что, если она не заткнется, придет чудовище и унесет ее.

Майк сжал губы.

— Господи, только этого нам не хватало…

Он присел на край кроватки Джессики, обнял девочку и погладил по светлым локонам.

— Хочу, чтобы мама вернулась, — грустно произнесла та, уткнувшись личиком Майку в грудь.

«Я тоже хочу», — печально подумала Рейли.

— И не хочу, чтобы меня чудовища забрали, папочка.

— Послушай, никто тебя никуда не заберет! Кто посмеет прийти за тобой, когда рядом такой большой и сильный парень, как я? — Когда он это сказал, на губах Джессики появилась слабое подобие улыбки. — Но на всякий случай помни, что я говорил тебе раньше. В этом шкафу чудовищ нет. Просто твоя сестра решила тебя разыграть. Что касается мамы, то не волнуйся, она скоро вернется.

— Я пошутила, — сказала Рейли. — Извини меня, Джесс.

— Ладно. — Объяснение вполне устроило Джессику, она уже совершенно успокоилась и сладко зевнула.

— А теперь, детка, попытайся уснуть. Твоей сестре приходится рано вставать, чтобы не опоздать утром в школу, и она тоже нуждается в отдыхе.

— Ты останешься со мной, папочка? — Джессика умоляюще посмотрела на отца большими глазами.

— Конечно, останусь. — Майк прижал дочку к себе и стал гладить по спинке в надежде, что подобная процедура подействует на нее как снотворное. — Буду сидеть с тобой сколько захочешь.

Некоторое время в небольшой спальне царила тишина — отец и старшая сестра ждали, когда Джесс заснет.

— Послушай, постарайся все-таки не давать волю языку и не пугать маленькую, хорошо? — прошептал Майк, когда, по его мнению, ребенок погрузился в сон. — В последний раз она видела чудовище в шкафу почти шесть месяцев назад. Потом оно исчезло, и мне очень не хочется иметь дело с новым. У меня, дорогуша, и без того забот полон рот.

Выслушав отцовское внушение, которое она как школьница и большая девочка считала для себя унизительным, Рейли опустила голову и с виноватыми нотками в голосе пробормотала:

— Я все понимаю, папа, прости меня, пожалуйста.

Ей и вправду было жаль, что все так случилось, но Джессика здорово действовала ей на нервы бесконечной пустой болтовней, глупыми песенками и танцами среди ночи. Рейли хотелось иметь собственную комнату, но в их маленьком домике не хватало места, чтобы выгородить ей угол. Кроме того, хотя ей и не полагалось этого знать, она понимала, что их семье не хватает денег.

— Пап? — произнесла Рейли после минутной паузы. — Ты сказал, что мама скоро вернется. Это правда?

Майк тяжело вздохнул, и Рейли поняла, что он сказал об этом только для того, чтобы успокоить малышку. Кэсси, их мать, время от времени исчезала из дома, но через какое-то время появлялась снова. Никто не знал, куда она уходила и когда вернется. Но если верить Майку, Кэсси иногда охватывала печаль и ей было необходимо побыть в одиночестве.

— Во всяком случае, я очень надеюсь на это, дорогая.

В комнате снова на минуту воцарилось молчание. Потом отец сказал:

— Да, Джесс иногда бывает настоящей занозой в заднице, но не забывай, что ей только три и она не желает никому зла. — Осторожно опустив голову заснувшей Джессики на подушку, Майк накрыл девочку одеялом, любовно подоткнув его со всех сторон.

— Знаю.

Уложив Джесси, Майк присел на край постели Рейли.

— Начиная с сегодняшнего дня ты будешь помогать мне убеждать сестру, что чудовищ не существует и ей нечего бояться. Обещаешь?

— Обещаю.

Спустя несколько минут после того, как отец вышел из комнаты и Рейли задремала, в комнате снова зазвучал хорошо знакомый голос.

— Рейли! — позвала сестра шепотом. — Рейли, ты спишь?

— Ну что на этот раз? — простонала та, поворачиваясь к ней спиной. Не хотелось верить, что Джесс снова проснулась. Ведь пару минут назад, когда отец уходи, ребенок, казалось, спал мертвым сном.

— А чудовищ нет? Ни одного во всем мире?

В темноте Рейли закатила к потолку глаза, желая всей душой, чтобы Джесс побыстрее заткнулась, но потом, вспомнив, что отец попросил ее о помощи, нежным голосом произнесла:

— Нет, Джесс. Папочка врать не станет. Так что можешь спокойно спать. Хорошо? — Рейли закуталась в одеяло, закрыла глаза и чуть слышно добавила: — Чудовищ не существует. Ни одного в целом мире.



Чудовищ не существует. Ни одного в целом мире…

Когда зазвонил будильник, Рейли хотя и оторвала голову от подушки, но все еще продолжала переживать перипетии привидевшегося ей сна. Даже бросила взгляд на стоявший в углу шкаф. Но со шкафом все вроде бы в порядке. Да и с ней тоже. Ей давно уже не десять лет, и она не спит в одной комнате с младшей сестрой в маленьком домике в округе Марин у себя на родине. Теперь она взрослая женщина и спит в собственной спальне. По крайней мере пытается спать… в этом жалком подобии квартиры, которую арендует за бешеные деньги.

И чудовищ нет. Во всяком случае, в этом шкафу.

Подобные сны, где она и Джесс фигурировали в детском возрасте, не тревожили ее уже довольно давно. А раньше снились чуть ли не каждую ночь — особенно этот, в котором она убеждала младшую сестру, что чудовищ нет, как, равным образом, и плохих парней, и Джессике ничто не угрожает.

Рейли прикусила губу. Если бы они только знали…

Она выбралась из постели, задаваясь вопросом, не станет ли образ Джесс вновь являться к ней по ночам, причем все чаще и чаще. Возможно, при таком раскладе следует поступить так, как советовал доктор Кэйл, — обратиться к местному психоаналитику? Но ведь она отлично себя чувствует. Кроме того, ей совершенно не улыбалось рассказывать свою историю незнакомому дублинскому «психу», который ничего не знал о ее семье и неизвестно, сумел бы понять ее страхи. Сказать по правде, она сама мало что в них понимала.

Рейли отправилась на кухню, решив сосредоточиться на приготовлении кофе, так как не хотела, чтобы ее угнетали мысли о прошлом. Смолов в кофемолке поджаренные кофейные зерна, она отмерила столовую ложку коричневого порошка и поднесла к лицу, чтобы вдохнуть дивный аромат свежемолотого кофе. Некоторые для экономии времени мололи кофе вечером, но Рейли знала, что после помола площадь резко увеличивается и за ночь большая часть аромата улетучивается. Тогда вообще какой смысл пить кофе?

Рейли не сомневалась, что приготовление хорошего кофе не терпит спешки и суеты, поэтому налила в кофеварку ровно столько воды, сколько требовалось для приготовления одной чашки напитка, осторожно высыпала кофейный порошок в фильтр и стала следить, чтобы кофе, не дай Бог, не перекипел.

Она пила исключительно черный кофе без сахара, но не потому, что, как считал Кеннеди, была страстной поклонницей здорового образа жизни. Просто любые добавки, на ее взгляд, портили напиток. Если ты кладешь в него сахар и наливаешь сливки или молоко, значит, пытаешься замаскировать тот факт, что кофе у тебя получился невкусный.

Сделав первый глоток свежесваренного кофе, Рейли сразу почувствовала, как в нее вливается энергия, и поняла, что уже почти готова к новому рабочему дню. Накануне она опять вернулась из лаборатории очень поздно, но, несмотря на это, собиралась прийти на работу пораньше. Хотела на свежую голову еще раз осмотреть улики, привезенные с места преступления, и как следует изучить рапорт патолога, который, по расчетам Рейли, должен был прибыть с курьером еще до полудня. Что касается улик, то на какие-либо открытия она не рассчитывала, потому что, по ее мнению, эти тупоголовые туристы все там затоптали.

Она находилась на рабочем месте всего пару минут и просматривала последние поступившие бумаги, когда ей неожиданно позвонили из офиса Карен Томпсон.

— Всегда рада, когда вы звоните, — сказала Рейли, приветствуя патолога. — Если, конечно, вы не собираетесь поставить меня в известность, что рапорт еще не готов. — Она старалась говорить дружелюбно, с мягким юмором, чтобы Томпсон на нее не обиделась.

— Сама терпеть не могу затягивать с этим, — ответила патолог с ноткой смущения в голосе, — и не стала бы просить вас подождать, если бы…

— В чем дело, Карен? — По ее тону Рейли сразу поняла: что-то случилось. Вот черт! Она так надеялась, что задержки с рапортом не будет.

— Я звоню по поводу сопроводительной записки, прилагающейся к рапорту и касающейся нашего… хм… странника.

— Ага, значит, вы уже заканчиваете рапорт, раз пишете сопроводиловку, — сказала Рейли. — Отлично, самое подходящее время. Но что не так с этим парнем? Согласно нашим сведениям это со всех сторон положительный субъект. — Она достала файл и открыла его на первой странице. — Джерри Уотсон, двадцати шести лет, проживал в районе Дандрама… Насколько мы знаем, никакого криминала за ним не водилось, хотя Делани и Кеннеди продолжают проверять его на этот предмет. Если хотите, мы перешлем вам эти сведения факсом, чтобы вы могли побыстрее закончить отчет. Кстати, что у вас на него накопали?

— Видите ли… обнаружена некая весьма любопытная деталь, и мне бы хотелось, чтобы вы лично на нее взглянули. У меня есть, конечно, по этому поводу собственное мнение, но я хочу получить подтверждение незаинтересованной стороны, прежде чем закончить рапорт. — Рейли удивилась. Обычно твердый, даже резковатый голос Карен звучал на этот раз как-то неуверенно, и эксперт задалась вопросом, что же могло послужить тому причиной. — Знаю, Рейли, вы очень занятой человек, но если бы вы могли ненадолго отвлечься от своих дел и уделить мне немного внимания, я была бы вам бесконечно благодарна.

— Разумеется, я сделаю как вы просите. Похоже, вы обнаружили что-то действительно интересное.

— Что ж, можно и так сказать, — произнесла Карен весьма мрачным голосом. — Разумеется, официальная причина смерти остается прежней — огнестрельное ранение в области груди, — торопливо добавила она и после небольшой паузы продолжила, правда, уже не столь резво: — Но меня больше заинтересовало то, что я обнаружила в его рвоте и содержимом желудка. Именно в отношении этого мне и хотелось бы узнать ваше мнение. Образец не полностью переварился, поэтому будет лучше, если вы сами его рассмотрите и сделаете выводы без каких-либо комментариев с моей стороны.

— Ладно. Мы в любом случае собирались исследовать то, что нашли на месте преступления. Вы хотите переслать мне свои образцы прямо сейчас, чтобы мы могли изучить их и сравнить с результатами наших изысканий? Между прочим, в нашем распоряжении находится сковородка с остатками пищи. В настоящее время мои ребята выясняют, какая еда на ней готовилась. Когда приедет курьер, я подсуну им ваши образцы и сама прослежу за процессом исследования. Не волнуйтесь, так или иначе, но мы узнаем, чем питались в этой палатке.

Карен с шумом втянула воздух.

— Честно говоря, Рейли, у меня есть по этому поводу неплохая идея. Просто не хочу пока об этом говорить.



— Вот дерьмо! Этого просто не может быть. Ни за что и никогда. — Кеннеди с багровым от отвращения лицом мерил шагами оперативный центр. В руке он держал рапорт из ОСЭГ, только что пересланный им по факсу. — Измышления больного ума — вот что это такое!

Крис, не меньше приятеля пораженный содержавшимися в факсе сведениями, сидел у себя за столом, сжимая в руке телефонную трубку.

— Рейли, вы точно в этом уверены? — спросил он, наперед зная, что задает бессмысленный и даже бестактный вопрос. Он успел неплохо узнать эту женщину и понимал, что, когда дело касается экспертизы и исследования улик, она не допускает ошибок. Тем не менее все-таки позвонил ей в офис в тайной надежде, что в ОСЭГ что-то напутали или полученная экстраординарная информация имеет самое невинное объяснение.

— Абсолютно, — последовал ответ. — И у Карен тоже нет никаких сомнений. Подозрения на этот счет зародились у нее с самого начала, вот почему она попросила нас сегодня утром перепроверить исследованный ею образец. Это именно то, о чем сказано в факсе. Не больше и не меньше. Свидетельства не лгут.

Крис представил себе лежавшее в палатке тело Джерри Уотсона и сковородку с остатками давно остывшей, прогорклой еды.

— Но как это могло случиться? — спросил он, надеясь, что она по крайней мере сможет дать рациональное объяснение обнаруженному факту. — И почему?

— Видимо, этот вопрос нам придется задать убийце, — ответила она. — В настоящий момент Карен дописывает отчет по аутопсии в свете вскрывшихся обстоятельств — ей потребовалось подтверждение ОСЭГ для подкрепления сделанных ею выводов. Так что скоро мы узнаем по этому делу несколько больше. Кроме того, мы продолжаем тестирование образцов, чтобы выяснить, что конкретно входило в меню.

Учитывая сделанное экспертами открытие, Крис не мог не удивляться отсутствию в голосе Рейли каких-либо эмоций. Она обсуждала этот вопрос с таким спокойствием, как если бы речь шла о самых обычных уликах, возможно, любопытных, но не более того, вроде тех чешуек краски и волосков, о которых они говорили раньше, являя тем самым разительный контраст с состоянием его и Кеннеди. Они, прочитав факс, испытали столь сильный шок и отвращение, что прошло несколько минут, прежде чем им удалось вновь обрести голос и заговорить.

— Рейли… — начал Крис, поскольку не мог не спросить об этом. — Приходилось ли вам находить… Я имею в виду, встречались ли вы в своей практике… — В горле у него пересохло, и, чтобы закончить фразу, ему пришлось с силой сглотнуть. — …с чем-то подобным раньше?

Крис чуть ли не воочию увидел, как она, прежде чем ответить, привычно пожала плечами.

— Пару раз в Квонтико и один раз в своем родном округе. Кроме того, пару лет назад широкую известность получил случай, когда сотрудники ФБР работали в контакте с немецкими властями по делу парня по имени Армин Мейвес. Неужели не слышали о нем?

Это имя ничего Крису не сказало. По крайней мере в тот момент.

— Он еще дал в Интернете объявление, что подыскивает себе жертву, и, что интересно, один парень согласился с ним встретиться, причем добровольно. Возможно, ему и в самом деле понравилась идея или он не воспринял предложение Мейвеса всерьез. Суду понадобилось несколько лет для вынесения приговора по этому делу, и, насколько я слышала, некоторые немецкие полицейские, расследовавшие преступления Мейвеса, пережили такой стресс, что им чуть ли не до пенсии придется посещать психоаналитика.

Крис сглотнул. Он наконец вспомнил о том нашумевшем деле.

— О Господи! Остается только надеяться, что у нас на руках случай, отличающийся от того, — ответил он после паузы. Ему было страшно даже представить, какая истерика начнется в средствах массовой информации, если детали этого преступления выплывут наружу. Не говоря уже о реакции широкой публики.

— Каннибализм не такое уж редкое явление, как вам может показаться, детектив, — продолжила Рейли. — А в работе эксперта с чем только не сталкиваешься…


Глава одиннадцатая | Табу | Глава тринадцатая