home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Табу



Табу


Посвящается нашей милой дочурке Кэрри

Глава двадцать четвертая

Крис распахнул двойные двери здания ОСЭГ, вошел внутрь и первым делом увидел чрезвычайно встревоженного Симпсона.

— И это все? — осведомился охранник, неодобрительно покачав головой.

— В каком смысле? — ответил вопросом на вопрос смущенный подобным приемом детектив.

— В смысле поддержки. Что — больше никого не будет?

— Поддержки? — Крис посмотрел на охранника как на умалишенного. — Я пришел сюда повидать мисс Стил.

— Между прочим, она-то и попросила меня вызвать полицию, — торопливо проинформировал детектива Симпсон. — Сказала, что в здание проник неизвестный субъект.

— Она просила вызвать поддержку прямо в здание?

— Как же иначе? Говорила, что там может скрываться весьма опасный тип, — продолжал охранник. — Даже велела мне ни в коем случае не пытаться остановить его или задержать.

Крис понял, что дело серьезное, и сердце у него забилось с удвоенной силой.

— Но где же она сама?

— Мисс Стил? Вошла в лифт и поехала наверх.

Крис удивился: в ее действиях было мало смысла. Тем не менее решение он принял мгновенно.

— Я тоже поднимусь в лабораторию и узнаю, что там и как, — сказал он Симпсону, двинулся было к лифтам, но на мгновение заколебался и снова повернулся к охраннику: — Надеюсь, вы вызвали поддержку, как просила мисс Стил?

— Разумеется, вызвал. И мне сказали, что дежурная мобильная группа подъедет, как только освободится.

«Весьма расплывчатое заявление», — обеспокоенно подумал Крис. Похоже, ни Симпсон, ни полицейские не представляли истинной серьезности положения. Здание ОСЭГ было сравнительно новым, о его существовании знали далеко не все, и в участке вряд ли кому-то могло прийти в голову, что мобильной группе, весьма возможно, придется схлестнуться в его стенах с опасным подозреваемым. Тем не менее, если американка права, будет лучше, если кавалерия поторопится, — ради их с Рейли безопасности.

— Когда опергруппа приедет, скажете старшему все, что рассказали мне, понятно? — Подъехал лифт, и Крис вошел внутрь. — Только не наделайте глупостей. Этот парень может быть очень опасен.

Доехав до четвертого этажа, Крис медленно вышел из лифта, огляделся и прислушался. Кругом царили покой и тишина. Но они не обманули Криса. Вытащив из подмышечной кобуры пистолет и держа его наготове, он двинулся по коридору. Если в здание действительно проник «их» убийца, то не могло быть никаких сомнений, что он вооружен и жаждет убивать.

Крис направился в сторону офиса Рейли, задержавшись на минуту у лестничной клетки и глянув на всякий случай в маленькое окошко в двери. То, что он увидел сквозь стекло, заставило его на мгновение замереть: в тесном пространстве лестничной площадки на ступенях неподвижно лежала женщина.

С шумом втянув воздух, он распахнул дверь.

— Положите руки перед собой так, чтобы я их видел! — скомандовал он.

Женщина не шевельнулась. Она лежала на животе, а разметавшиеся светлые волосы закрывали лицо.

— Эй! Делайте что сказано. Я дважды просить не буду.

Вновь ни малейшей реакции.

Убедившись, что это отнюдь не кратковременный обморок, Крис наклонился к женщине и неловко толкнул ее локтем, пытаясь перевернуть. Она застонала и съехала вниз еще на пару ступеней. Крис протянул руку и отвел с ее лица волосы.

— Господи! — Перед ним находилась Рейли собственной персоной.

Он, уже более осторожно, перевернул ее на спину. Она никак не отреагировала на его усилие, лицо было смертельно бледным. Поскольку Рейли не подавала признаков жизни, Крис прижал руку к ее шее в надежде нащупать пульс. Одновременно он склонился к ней и сосредоточил внимание на губах, стремясь обнаружить признаки хотя бы поверхностного дыхания. Наконец его пальцы ощутили едва заметное биение пульса.

— Рейли! Что с вами? Вы в порядке? — Крис тормошил ее, надеясь привести в чувство, но она не реагировала на его слова. Тогда, несмотря на сильную боль в суставах, Крис взял ее на руки и медленно выпрямился.

Что, черт возьми, здесь произошло?



Рейли тонула. Прилив поднимался быстро, она же оказалась в ловушке, попав ногой в узкую расселину на дне, которую не заметила из-за темной клокочущей воды. Рейли изо всех сил старалась вытащить ногу из подводного капкана, но тот держал ее крепко.

Бурлящая, в клочьях пены вода уже почти достигла лица, и Рейли, борясь за жизнь, как могла вытягивала шею и задирала вверх подбородок. Это, однако, мало помогало, поскольку вода прибывала быстро. Вот она достигла шеи, щек, коснулась мочек ушей, подбородка и, наконец, губ.

Странное дело: раньше Рейли никогда не боялась воды и чувствовала себя комфортно среди волн, которые рассматривала как своего рода спутников своих игр и забав. Но на этот раз все обстояло совершенно иначе. Да и вода отнюдь не напоминала парное молоко, а была холодной, темной и бурливой, завиваясь вокруг нее воронкой, по мере того как прибывал прилив.

Женщина крепко сжала губы, впервые в жизни поняв, сколь драгоценен воздух. Стараясь дышать только носом, она всматривалась в мрачное небо, по которому бежали темные тучи, проливаясь дождем прямо в ее запрокинутое лицо.

Свинцовые облака затянули небо, словно накрывая серым саваном ее жизнь и мечты. Но за мгновение перед тем, как вода залила ей нос и глаза, она увидела просвет среди туч, а затем крохотный острый солнечный лучик, казалось, стремившийся пронизать мглу и разрушить мир беспросветной тьмы.

А затем вода сомкнулась над ней и она прекратила бороться, позволяя холодной равнодушной тьме овладеть ею и унести прочь.

Как ни странно, при этом она испытала чувство покоя. Хотя глаза у нее были открыты, они ничего не видели в темной воде. Тогда она закрыла их вновь, чувствуя, как нарастает давление в легких, по мере того как повышается уровень карбона диоксида в крови и инстинктивное желание сделать вдох становится все сильнее.

Но она не ответила на зов природы, наоборот, стала бороться с ним, заставляя себя расслабиться и не думать об этом. Вода плавно текла вдоль тела, обволакивала, завивалась крохотными потоками, гладила ее, ласкала, расслабляла. Не было больше борьбы, неприятия конца… осталось одно только благословенное спокойствие.

— Рейли? Откройте глаза, вернитесь к нам…

Темнота больше не казалась угрожающей. Если бы ей удалось заснуть беспробудным сном, то отпала бы необходимость ходить на работу, беспокоиться, волноваться по поводу того, что…

— Рейли!

Темноту снова прорезал лучик света, более яркий, чем в прошлый раз. Он будоражил ее, тормошил, нарушал покой, побуждал очнуться и сбросить чары сладостного сна.

— Рейли, дорогая, откройте глаза!

Подобно колеблемому ветром листу Рейли чувствовала воздействовавшие на нее разнонаправленные силы. Обволакивающую, убаюкивающую, сулившую покой темную силу воды, которой противостояли яркий свет и громкий, настойчивый голос, проникавший в сознание.

Она вздрогнула, открыла глаза и стала в полном замешательстве водить ими по сторонам, стремясь зацепиться взглядом за что-то знакомое или по крайней мере имевшее для нее смысл. В следующее мгновение она ощутила пронизывающую боль в левой руке, потянулась было к ней правой, чтобы вырвать, изъять источник боли, но чьи-то сильные пальцы стиснули ей запястье и не позволили это сделать.

Постепенно, очень медленно она начала вновь обретать способность фокусировать взгляд, концентрировать внимание и контролировать собственные мышцы. Когда ей удалось наконец повернуть голову, первое, что она увидела, была капельница, от которой к ее руке тянулась прозрачная трубка с иглой, исчезавшей в вене на локтевом сгибе. За капельницей и пациенткой наблюдал врач, закрепивший иглу в вене полосками пластыря.

— Что?.. — Рейли никак не удавалось озвучить вопрос, поскольку органы речи отказывались подчиняться ее командам. Глаза у нее то и дело закатывались, а голова моталась из стороны в сторону в такт отнюдь не плавному движению мчавшейся по узким извилистым улицам машины «скорой помощи».

Сорвавшееся с губ одно-единственное слово и поворот головы совершенно лишили ее сил. В воде она чувствовала себя гораздо лучше, поэтому снова закрыла глаза, стремясь вернуться к безмятежности сна в прохладных, спокойных глубинах океанской бездны.

— Рейли! Не смейте спать… Оставайтесь с нами…

Этот настойчивый голос показался ей знакомым, она снова открыла глаза и увидела склонившегося над ней человека. Его лицо она тоже узнала, но никак не могла вспомнить, кто этот человек и как его зовут.

В сознании, как в калейдоскопе, стали в бешеном ритме появляться и сменяться имена: Джесс… Майк… Томми… Но ни одно из них этому лицу не соответствовало. В таком случае кто все эти люди? Наконец ее глаза озарились светом узнавания.

— Крис… — пробормотала она, протягивая к нему руку.

Его лицо осветилось улыбкой.

— Хорошая девочка!

Глаза снова стали закатываться, но перед ней маячило лицо Криса, будоражившее сознание и мешавшее провалиться в сон.

— Сконцентрируйтесь на мне, Рейли, — приказал он. — Думайте обо мне.

Она глубоко вздохнула и… окончательно вернулась к реальности, после чего попыталась призвать к порядку мышечную систему. Отчасти ей это удалось. Приподняв голову и оглядевшись, она поняла, что находится в машине «скорой помощи», но никак не могла понять почему.

— Что со мной?..

— Я нашел вас на лестничной клетке четвертого этажа здания ОСЭГ, — негромко произнес Крис. — А перед этим Симпсон сказал мне, что вы заявили о проникновении в здание неизвестного.

Как только он это произнес, к ней полностью вернулась память, расставив все по своим местам.

Убийца! В здание проник убийца. Подобно кадрам прокручивавшейся на большой скорости кинопленки у нее в мозгу замелькали картины и образы: семейный фотоальбом в офисе, она и Джесс в маскарадных костюмах на Хэллоуин, разбросанные по лабораторному столу файлы и, наконец, дверь, ведущая на лестничную площадку четвертого этажа. Ей вспомнился направленный на нее ствол, холодный блеск вороненого металла, а потом… А что потом? Что, собственно, произошло после этого? Память неожиданно подвела ее, и она ничего не могла вспомнить.

— Что произошло? — спросила она пересохшими губами.

— Вы лежали без сознания на холодных ступенях, — ответил Крис с озабоченным выражением на лице. — Полагаю, в госпитале у вас возьмут кровь на анализ, чтобы установить…

Неожиданно в сознании Рейли возник еще один образ, заполнивший лакуну. Перед ее внутренним взором предстал шприц.

— Пентобарбитал! — выдохнула она.

Крис с удивлением посмотрел на нее.

Рейли облизала пересохшие губы. Осмысленная речь все еще давалась ей с большим трудом.

— Он был там, Крис! Клянусь Богом! Возможно, хотел просмотреть файлы по своим делам, но я вспугнула его и бросилась за ним в погоню. И тогда он вколол мне пентобарбитал.

На лице Криса проступило озадаченное выражение.

— Но как ему удалось получить доступ в лабораторию?

— Похоже, он вломился ко мне в квартиру и стащил мою идентификационную карточку. Во всяком случае, сегодня утром я никак не могла ее найти, а когда приехала на работу, Симпсон сообщил…

Неожиданно ее поразила странная мысль. Как, скажите на милость, мог ночной дежурный принять за нее какого-то человека, не имевшего с ней внешне ничего общего, скорее всего мужчину?

— Пожалуй, это все-таки был не он, — сказала она Крису, прокрутив ситуацию в мозгу. — Равным образом и инъекция пентобарбитала не его рук дело. Мы пришли к правильному выводу, когда заключили, что в это дело вовлечен кто-то еще.


| Табу |