home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

Ураган религиозного фундаментализма, возникший в Иране в 1978 году, потряс весь мир. Общество XXI века столкнулось с неслыханным террором, взявшим за образец секту «ассассинов», террором, выбирающим мишенью неверных и иностранцев.

Иранская буря распространилась на Алжир, Египет, Саудовскую Аравию, Палестину и Афганистан, где талибы прибегли к древним методам «Горного старца» Аламута. Как говорит Андре Глюксманн, талибы «вновь вытащили на свет Божий свои лозунги о приверженности Корану и своих духовных отцов из знаменитой секты убийц».

Религиозный террорист, вспоминает он о секте ассассинов или нет, в любом случае полагает себя над законом, поскольку он выполняет волю своего Бога. Его святая миссия должна принять форму зла, но чтобы сражаться со злом. Таким образом, террорист взорвет себя на куски, неся смерть неверным и злодеям, всем, кто заслуживает смерти, поскольку он уверен, что наградой ему будет вечный рай. Он поклялся очистить общество, а страдания — его собственные и его жертв — искупят грех.

Фундаменталистский терроризм возродил религиозную войну. Как говорит Ж. Ривьер в своей книге «По следам бога», «всякая война — война религиозная. Они отличаются лишь степенью важности догмы». По мнению Глюксманна, «XX век был абсолютно религиозен. Если следующий будет похож на него, радоваться не придется; скорее мы должны дрожать от страха».

Новый фундаменталистский терроризм, пожалуй, самый страшный из всех, поскольку религиозный фанатик способен на все, чтобы достичь своих целей, он не видит разницы между виновными и невинными, между женщинами и мужчинами, между детьми и взрослыми. У террориста всегда есть особое оправдание своих действий, точно выраженное П. Форестье в книге «Откровения эмира из ЦРУ»: «Если народ бежит от Бога, он породит язычников… поэтому надо убить их всех. Тем хуже, если среди них есть невиновные». Именно эта судьба постигла пассажиров самолетов, угнанных 11 сентября, или арендаторов Торгового центра в Нью-Йорке, или чиновников из Пентагона. Именно это заставляет террориста взрывать себя на остановке школьного автобуса или в универмаге. Отличие от секты ассассинов прежних времен заключается в том, что фида’и старой секты совершали свои преступления в избирательной манере, сегодня важно лишь совершить убийство в доме врага, и чем больше будет жертв, тем лучше, неважно, что это не высокопоставленные чиновники, не высшие военные чины — они граждане страны язычников, неверных, иностранцев… они верят в другого Бога, или, по крайней мере, их светская власть слишком свободно обращается с религиозными догмами.

Новые ассассины из афганской секты Аль Каида готовы умереть, как их древние предки-ассассины. Эти люди опустились на дно отчаяния и не вернулись, а погрузились еще глубже.

Новый терроризм несет смерть, которая бродит по всему миру, и уже нет безопасных мест, нет непроходимых границ, существует лишь тоскливое ожидание следующего удара. Теперь это лишь вопрос времени, ассассины могут подождать; они не торопятся, чем больше пройдет времени, тем больше расслабится враг, поскольку жертва не может все время быть начеку.

Пока мы находимся под угрозой, правительства наших государств скатываются во все больший радикализм, забивают себе голову все новыми мерами безопасности. И если количество нападений возрастет, возрастет и опасность, что их будут замалчивать, заставляя нас поверить в то, что их никогда не было. Все меньше информации о терактах появляется в информационном пространстве, постепенно они превращаются в факты, не заслуживающие внимания. Разве это не то же самое, что произошло с резней в Сомали или голодом в Третьем Мире? Разве они не уменьшились лишь по видимости?

Дошло до заявлений, что не стоит показывать трупы или истощенных детей Третьего Мира в теленовостях во время ужина, чтобы не испортить аппетит телезрителям. Точно так же они урежут информацию о терактах, чтобы не тревожить мир, чтобы не выказывать неуверенности, чтобы не признаваться в слабости правительств. Так уже происходило раньше при режиме советской, гитлеровской или франкистской диктатуры, и даже де Голль ничего не сообщал о попытках покушения на него. Сегодня нужно только сменить название в сетке телевещания, и дестабилизирующую правду заменит очередная мыльная опера.

Новые террористы знают, что их действия должны служить пропагандой, поэтому каждое новое нападение планируется все более чудовищным. Терроризм новых «ассассинов» из Аль Каиды перешел от нацеленных убийств к массовым уничтожениям. Им не жаль расстаться с жизнью, если вместе с собой им удастся унести много «врагов». Они говорят: «Пусть мы не победим, но мы разрушим этот лживый, греховный, безбожный мир». Фундаменталисты готовы погибнуть, но не сдаться. И это несильно отличается от угроз государства Израиль: «Если моя территория будет захвачена и народ порабощен, я взорву атомные бомбы, похороненные в Земле обетованной…» — таковы угрозы нового Масада.

События 11 сентября оставили слишком много вопросов, слишком много загадок, много подозрений, что существует тайные нити, подпольные организации, негласно управляющие судьбами людей, народов и всего мира. Каким образом столько подозрительных фактов, предупреждающих о теракте чудовищного масштаба, остались в ящиках ФБР, ЦРУ и Комитета по безопасности? Как удалось так быстро установить личности 19 террористов? Почему никто не объяснил колебаний, которые произошли на бирже за несколько дней до терактов и которые затронули курсы акций авиакомпаний и тех предприятий, которые тем или иным образом были связаны с родственниками Буша и руководителями ЦРУ? Почему не было сообщений о том, какой ущерб был нанесен Пентагону, почему не было упомянуто третье здание на Манхэттене, рухнувшее вместе с башнями, которое предположительно было оперативной базой ЦРУ по экономическим вопросам?

Не возникает сомнений, что современный мир, только что оправившийся от последствий холодной войны, оказался втянутым в новую схватку. С точки зрения Запада он ведет борьбу с терроризмом и «корнем зла», с точки зрения восточных экстремистов, исламистов — они борются с «Империей зла», Сатаной, разложением, золотым тельцом, представленным башнями-близнецами, которые воплощали Содом и Гоморру западного мира. Однако в этом столкновении цивилизаций присутствуют и скрытые интересы экономического характера, связанные с борьбой за власть. Существует ли какая-то группа, управляющая нитями событий? Должны ли мы снова говорить об обществах, подобных «Тройственному союзу» или еще каком-нибудь международном тайном обществе?

Сегодня, когда я заканчиваю эту книгу, уже прошел год после событий 11 сентября, и до сих пор нет ответов на многие вопросы. Афганистан пережил страшную войну, Бен Ладен так и не найден. Угроза терроризма по-прежнему нависает над миром, и ее тень распространилась уже и на другие страны, виновные или потенциально виновные, каким оказался Ирак. Сегодня уже нет необходимости укрывать террористов, чтобы превратиться в «корень зла», сегодня, как показал пример Ирака, достаточно подозрения, что ты можешь замышлять теракт или создавать оружие, угрожающее Западу, чтобы стать полноправным членом клуба злодеев.

Мы живем как будто в обществе будущего, описанном в фантастическом романе Филипа К. Дика «Бег по лезвию бритвы», который получил в кинопрокате название «Доклад меньшинства», где преступника задерживают прежде, чем он совершил преступление, благодаря видениям специалистов, именуемых precogs, которые предсказывают будущее, а отряд предотвращения преступлений пользуется их отрывочными подсказками, чтобы задержать подозреваемых. Так, 21 сентября 2001 года, президент Буш объявил, что превентивная атака становится стратегической доктриной США, провозгласив основным принципом ликвидацию угрозы, прежде чем она осуществится. В рамках этой новой стратегии Вашингтон предупреждает, что не допустит, чтобы другая страна сравнялась с США в военной силе, то есть, как подчеркивают многие политические эксперты, США превращается — или жаждет превратиться — в «Империю». Империю, которая будет устанавливать мировые порядки, даже помимо ООН, Империю, которая навязывает свою культуру и стиль жизни остальным государствам на Земле.

Сейчас в мире разворачивается великая борьба, в которой зло присутствует по обе стороны баррикад. Не имеет значения, кто победит, в любом случае победит зло, поскольку представители обеих противоборствующих сторон никогда не представляли добро. Не будем себя обманывать западная цивилизация и ее ценности не воплощают добро. Не может воплощать добро система, позволяющая, чтобы миллионы людей умирали от голода, навязывающая другим культурам свои лживые ценности, свою отвратительную еду, свой растущий нигилизм, свой принцип «все имеет цену». Но также не может быть на стороне добра цивилизация, не терпимая ни к каким верованиям, кроме собственных, которая дискриминирует женщин, которая прибегает к террористическим методам, чтобы навязать свою религию.

До каких пор мы будем жить под угрозой террора? Трудно представить, что терроризм, борьба зла против зла, может быть искоренена в мире с помощью силы и карательных органов. Когда произошли события «Черного сентября», я присутствовал на конгрессе специалистов по борьбе с терроризмом, на котором один из докладчиков сказал: «Террористы напоминают загнанных волков, способных на все. Возможно, терроризм исчезнет в тот день, когда в мире не останется ни одного человека, который чувствует себя ущемленным, обделенным, обездоленным или угнетенным». А пока напомним короткое стихотворение Мунди:

Загнанный волк огляделся по сторонам.

Со светом, дьявольским блеском в глазах,

вспомнив свой долг, он сказал:

— Я должен еще кого-то убить, прежде чем придет мой час!


Борьба добра со злом или зла со злом | Тайны Афганистана | Глоссарий