home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Мир ангелов и Восьмое небо

Слово «Хуркалья» используется в суфизме для обозначения мира ангелов. Хуркалья может считаться миром или городом, а иногда она также именуется «Небесной Землей». В Хуркалье одновременно сосуществуют рай и ад, в этом чудесном городе-стране нет прошлого, и все еще может измениться, здесь сливаются друг с другом настоящее и будущее, так что воскресение уже произошло и еще не свершилось. Здесь сбываются все пророчества.

В IX веке исламский историк Табари писал о «Земле Изумрудных Городов», городах Джабарсе и Джабалке, и также Хуркалье как объединяющей их области. Суфии считали их абсолютно реальными городами. Табари описывает их так: «Джабарса и Джабалка — изумрудные города, которые находятся прямо за горой Каф, в плане они являют собой квадрат, что является символом совершенства и полноты. Каждая сторона такого квадрата насчитывает двенадцать тысяч парансангов. Их обитатели не знают о существовании ни Адама, ни его противника Иблиса, они питаются исключительно зеленью, они не нуждаются в одежде, поскольку их вера в Бога делает их похожими на ангелов, хотя они ими и не являются. Поскольку не существует разницы полов, они не испытывают потребности в потомстве. Наконец, весь свет приходит с гор Каф, и камни, из которых сложены городские стены и мостовые, излучают собственный свет».

Суфии называют Хуркалью «Восьмым небом»: о ней также писал Ибн ал-Араби, главный суфийский теософ. Для зороастрийцев, равно как и для их персидских потомков, суфиев-шиитов, или для гностиков, воображаемый мир Хуркалья, или «Земля Воскресения», — это место, где происходит воскресение. Согласно Г. Корбину, это «свет севера, преддверие загробного мира». Эта местность не отмечена на наших картах: рай Йимы, Земля Света, Terra lucida, небесная земля Хуркалья, предел духовного восхождения, который подобно магниту притягивает создания, чья сущность бесконечна, к пылающему дворцу из нематериальной материи. Может быть, подобным образом описывается гностический ритуал инициации, или душа человека в ее мистическом качестве. Корбин утверждает, что образы Хуркальи предшествуют творчеству Ибн ал-Араби, описавшего «Землю Истинной Реальности». По мнению X. Блума, Хуркалья — это промежуточный мир, переходная область, как для просветленных, которые восходят на небеса, так и для ангелов, которые спускаются оттуда. Корбин подводит итог: «Хуркалья — страна души, поскольку это фантазия души». Согласно Блуму, это обозначает, что мы можем взойти в Хуркалью, просто открыв наши души иллюзии, здесь, на нашей обычной земле. В заключение Корбин уточняет, что для того, чтобы войти в Хуркалью, необходим проводник, которого он называет «человек Света» и «Платье из Света». По Блуму, речь идет о прозревшей душе, которая является не свидетелем происходящих событий, но средой, в которой они происходят.

Возможно, Блум, Корбин и суфии был правы, и Хуркалья существует лишь в воображении, в душе, символизируя внутреннее развитие и достижение столь желаемого суфием внутреннего единства. Нам бы хотелось отождествить Хуркалью с Хорасаном в Афганистане, города Джабарсу и Джа-балка с Балхом и Гератом, и эти же два города с Шамбалой и Агартхой, но эта гипотеза выглядит слишком умозрительной.

Учение о Хуркалье, мистическом городе в душе человека, подводит нас к размышлениям о множестве поспешных выводов, которые были опрометчиво сделаны о вымышленных землях, подземных городах, которые, возможно, были только мистическими понятиями, выраженными на тайном языке, которые относились к внутренним, подземным областям человеческой души, а не к географическому положению легендарных городов. Исследователь, Индиана Джонс, жаждет обнаружить города в глубине обширных пещер, набитые храмами и священными книгами. Искатель стремится лишь найти внутри собственной души то, о чем говорилось в этих священных книгах.

В конце этой главы я хотел бы упомянуть о двух современных суфийских учителях, Идрис-шахе, многочисленные книги которого я изучил самым внимательным образом, и Омаре Али-шахе, в тарике которого я имел возможность состоять в течение двух лет, уже получив опыт учения в буддистских группах, школах «Четвертого Пути», центрах трансперсональной психологии и еще в одном духовном училище, где я проводил время взаперти в темной комнате наедине с черепом. Все эти школы, как и их наставники, служат лишь ориентирами, поскольку истинное откровение заключается лишь в собственном опыте, в нашем существовании, маршрут которого, уже заложенный в нашем мозгу, мы должны уметь наметить.


Энеаграмма братства Сарман | Тайны Афганистана | Идрис-шах, посланник «Хранителей традиции»