home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Япония

Теперь стало 11.15.

Американский юморист решил, что, пока сидит с нитью японского волоса в руке, он хочет послушать музыку. Он встал с японским волосом в руке, отошел от дивана и включил радио.

Комнату внезапно наполнил кантри-энд-вестерн. Юмористу нравился К-энд-В. Его любимая музыка. Он вернулся, сел на диван и, держа свой японский волос, послушал песни о разбитом сердце и вождении грузовика.

Он задумался, не писал ли кто песню кантри-энд-вестерн о любви к японке. Решил, что никто не писал. Маловероятная тема для песни К-энд-В. «Может, мне стоит ее написать», – подумал он и начал складывать песню в голове:

Из Японии девчоночка моя,

Я в нее влюбился, я не устоял.

Ее волосы черны, ее кожа – лунный свет.

Я хочу ее обнять, никого красивей нет.

Он писал в голове песню и представлял, как Уэйлон Дженнингс поет ее в «Грэнд-оул-оупри»:[9]

Она из далекой страны.

Пришла ко мне из японской весны.

Все тайны Востока в ее темных глазах,

Лишь взгляну ей в глаза – и я на небесах.

Уэйлон Дженнингс отлично спел песню, а еще он ее записал, и песня стала американским хитом номер один. Она играла в каждом баре или кафе Америки и вообще повсюду, где люди слушали кантри-энд-вес-терн. Она царила в эфире.

Юморист вслух запел сам себе:

Из Японии девчоночка моя, —

сжимая в пальцах одинокую долгую нить черного волоса.


Линкольн | Следствие сомбреро | Послесловие Ричард Бротиган – человек, который в этом мире не дома