home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11. Посттравматическая терапия

В тот вечер семь лет назад Сёма сидел на полу, держал спящую Танюшку и придумывал, как можно прогнозировать цунами. В голове крутилась парочка жизнеспособных идей. Сёму ничуть не смущало, что он мало понимает в геологии, он надеялся на свои уникальные мозги.

Таня шевельнулась в постели, сказала хриплым со сна голосом:

— Отнеси её в ту комнату и иди сюда.

В горле у Сёмы пересохло. Он уложил Танюшку на диван в проходной комнате и вернулся в спальню. Таня взяла его за руку, потащила в тёплое, мягкое, затягивающее. Прижалась, обвила, зашептала:

— Пожалуйста, Сёмочка, мне сейчас нужно, очень-очень нужно.

Когда Таня уснула, он, опираясь на локоть, смотрел на её милое лицо, на закрытые сейчас глаза. Табу, думал он, какая же это бессмысленная чушь — табу.

Наутро пришла американская старуха. Нет, сначала их разбудила Танюшка — хлопнула дверью, зашлёпала босыми ногами. Сёма нырнул под одеяло с головой.

— Мама, Сёмы нет! Он ушёл без меня на пляж. Я стучала-стучала…

— Да вот же он! — сказала Таня и, ничуть не смущаясь, сдёрнула одеяло с Сёминой головы.

— А где папа?

Сёма обмер. В голове было пусто, ни одного варианта ответа.

— В командировке, — так же спокойно сказала Таня.

Звякнуло об пол ведёрко, Танюшка взобралась на кровать, улеглась между взрослыми, повозилась, устраиваясь, сложила ручки на одеяле и попросила сказку.

В дверь номера постучали. Сёма натянул под одеялом джинсы, отпёр — в коридоре стояла мосластая старуха в розовых шортах. Заговорила по-английски с американским акцентом:

— Меня проинформировали, у вас горе, вы потеряли члена семьи, — старуха ткнула корявым пальцем в блокнот. — Я психолог, пришла оказать посттравматическую помощь. Разумеется, бесплатно.

Из спальни вышла Таня в красном халате, спросила, чего хочет эта сушёная кикимора. Сёма объяснил.

— Переведи ей, — сладко зевнула Таня, — что ты уже оказал мне помощь, — и недвусмысленно прижалась к его голому плечу.

Сёме сделалось неловко, но потом он подумал, что шокировать старуху Тане нужно, это каким-то образом ей помогает — и не стал отодвигаться.

— Ты, бабка, — сказала Таня громко, будто та была глуха, — ты вон лучше той психованной, что вопит с утра пораньше, помоги. Сил нет слушать, заткни её чем-нибудь, что ли.

Старуха, не дожидаясь Сёминого перевода, ответила по-русски, медленно подбирая слова и на удивление правильно их выговаривая:

— Ей трудно помочь, она потеряла ребенка. И нельзя затыкать, у её народа такой обычай, это вид терапии. Слышите, она кричит даже не по-испански — это другой язык, древний.

— О, так ты из наших! Давно тут? — не смутилась Таня. Старуха молчала, а Таню несло, как с горы: — Слушай, хочешь помочь, возьми мою девчонку погулять на часок, а мы займёмся терапией. А чё, нельзя?

Старуха повернулась и заковыляла по гостиничному коридору, сковано переставляя опухшие в коленях ноги. Таня фыркнула и захлопнула дверь.

— А дома сейчас снег, — сказала она негромко, и Сёме стало так её жаль, что заболело в горле.


10.  Наглый тип | Полдень XXI век 2013 #01 | 12.  Три гипотезы