home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Под землей

Под ногами хлюпала вода. Крики, выстрелы и рев мутантов стали тише, теперь они глухо доносились откуда-то сверху.

Впереди по замшелым полукруглым стенам метался луч фонарика, выхватывая из темноты то сутулую спину Большого, то силуэт незнакомца далеко впереди.

Атила включил свой фонарь. Посветил во мрак, огляделся. Сковырнул мох с закругленной стены – пальцы скользнули по ржавому металлу. Похоже, этот тоннель – большая труба.

– Ты где застрял? – крикнула Яна, и ее слова подхватило эхо. – Давай скорее!

Атила и сам понимал: если сектанты погонятся за ними, то хана. Не выпуская автомата, он побежал.

С потолка на затылок капала вода, мох влажно поблескивал отраженным светом. Вскоре Егор догнал Яну и зашагал рядом.

– Я видел «черных» наверху, – проговорил он, отдышавшись. – Идем быстрее! По-моему, один из них… офицер, заметил, куда я спрятался.

– Он что, наблюдал? – удивилась она.

– Да. Стоял и наблюдал с видом полководца.

Прибавили шагу. Идти рука об руку было неудобно, и Егор обогнал Яну. Он то и дело настороженно оглядывался, боясь увидеть догоняющих сектантов, но пока преследователи отставали. Мысли вертелись вокруг таинственного спасителя, широко шагавшего впереди. Кто он? Почему решил помочь именно им – в этом есть своя логика или просто карта так легла, повезло?

Похоже, о незнакомце думал не один Егор. Яна не выдержала и обратилась к спасителю:

– Эй, ты кто такой?

– Просто идите за мной, – ответил тот равнодушно своим синтетическим голосом.

Надо же, совсем не нервничает мужик. Или он круто владеет собой? Или особый фильтр, через который он пропускает идущий от него аудиопоток, глушит эмоции? Рассмотреть бы его получше! Егор опередил сопящего Большого, нагнал темную фигуру в кожаном плаще.

Незнакомец как раз остановился, поджидая их. Луч его фонарика был направлен в стену, но не озарял ее, а пропадал в пустоте. Значит, там труба пересекается с другой такой же, и можно повернуть.

Поравнявшись с провожатым, Егор тоже затормозил и сделал вид, что смотрит в черноту, сам же боковым зрением принялся разглядывать спасителя: узколицый мужчина лет сорока – сорока пяти, интеллигентной наружности, с острой аккуратной бородкой и большими, грустными, совершенно потусторонними глазами. Казалось, загляни в них – и другой мир увидишь. Ему бы еще очки – вылитый профессор получился бы. В «Сталкере» редко играли подобными аватарами, предпочитали брутальных мачо, длинноногих блондинок и квадратных качков.

Мужчина не шевелился. Когда подоспели Яна и Большой, спаситель накинул капюшон и повернул к ним голову.

– Идем за мной. Но осторожно.

Он направился налево, куда светил, и захлюпал по воде. Атила пошел сразу за ним, следом – Яна, замыкал Большой.

– Мужчина, хватит нас игнорировать, – сказала она. – Вы хоть представьтесь. Как к вам обращаться? «Эй, вы» – неудобно.

Атила поймал себя на мысли, что тоже обратился бы к спасителю на «вы», хотя в игре принято сразу на «ты». Что-то в нем было странное, к тому же сразу ощущалось, что аватаром играет взрослый и человек этот очень непрост.

Наконец незнакомец произнес:

– Можете называть меня Картографом.

Ах ты! Егор сбился с шага и, споткнувшись, едва не упал. Сам неуловимый Картограф! Легендарный нейтрал, обладающий какими-то необычными возможностями в игре… Он ведь никому не помогает и не вредит, если и снизойдет, то лишь чтобы спасти смертельно раненного.

Ну а что, им угрожала смертельная опасность, вот он и появился. Или не поэтому? Спрашивать у Картографа Атила не рискнул, предпочел идти молча, уставившись в широкую спину. Полы плаща покачивались, тихо-тихо шуршали. На руках Картографа были черные перчатки. Оружия не видно…

Опять же, если верить легенде, мутанты не нападают на Картографа, они его просто не замечают. Того, кто рядом с ним, тоже начинают игнорировать, словно не видят. Интересно, а «черные» как бы на него отреагировали?

Странно, но Картограф выглядел необычно еще и потому, что он казался… более явным, чем все. Более выпуклым, объемным, «тяжелым», он словно немного продавливал пространство вокруг себя. Атила заметил, что, если долго смотреть на Картографа, не отрываясь, начинают слезиться глаза.

Да что же он такое? Или что оно такое? На непись не похож, на чей-то аватар – тем более…

После того как они повернули, с Карьера перестал долетать даже грохот выстрелов. Воцарилась тишина. Теперь лишь шлепали ноги по лужам да разбивались о воду капли, падающие сверху.

– Эй, батя, мы куда двигаемся-то? – отважился спросить Большой.

– Идите за мной, тут рядом есть место, где можно спрятаться, – проговорил Картограф ровным голосом.

– Уф! – отреагировал Большой, прыгая через черную мазутную лужу. – Труба эта, короче, лаз… Я ж в Карьере бывал часто, а понятия не имел, что тут запрятано!

– Коммуникации старые, хотели сделать отдельный путь между локациями, но не пошло в игру. Незадокументированная микролокация, – пояснил Картограф.

– Мужик, а кто ты на самом деле? – спросила Яна.

Если бы она не поинтересовалась, это сделал бы Атила. Он полагал, что за аватаром Картографа скрывался админ или программер…

– Да, вы бы объяснили… – начал он.

Картограф обернулся, луч фонарика осветил его лицо. Он обвел всех троих взглядом, отвернулся и произнес:

– Хотите жить – следуйте за мной. Не хотите – оставайтесь. Времени у нас мало.

Вроде ничего особенного он не сказал, но от его слов по спине пробежал холодок, Атила невольно поежился.

К теме больше не возвращались, шли друг за другом молча. Наконец тишину нарушила Яна:

– А вы заметили, как игра изменилась? После выброса?

– Я заметил, – подтвердил Атила. – Вроде бы, все по-прежнему, но… Теперь осязаемей, что ли, ярче. Будто мы в реальности.

Большой махнул рукой:

– Хватит нагнетать! Все как раньше, только выйти мы не можем.

– Небо точно другое, – настаивала Яна.

Картограф остановился, задрал голову. Луч фонарика пополз по стене и высветил железную лестницу из арматуры, ведущую наверх. Ничего не объясняя, он вскарабкался по ней. Заскрипели петли откинутого люка, и пятно дневного света упало на пол, а в черной луже отразились клубящиеся чернильные облака.

Атила вылез вторым, огляделся. Он стоял на середине небольшой площади с раскрошившимся асфальтом. Прямо перед ним бетонный Ленин указывал на светлое будущее обломком руки, за ним высился облезлый сельский кинотеатр с квадратными колоннами и проваленной крышей. Под козырьком висели выцветшие плакаты.

Из канализационного люка появился Большой, прищурился и разинул рот, глядя в небо. Атила посмотрел туда же – да, оно уж точно изменилось, потемнело, в просветах между облаками отливало багрянцем. То ли казалось, то ли так было на самом деле, но багрянец темнел там, где находилась невидимая отсюда АЭС.

– А не выброс ли новый? – Большой втянул голову в плечи. – Может, нам лучше обратно запрятаться и…

– Не выброс, – перебил его Картограф. – Другое. За мной.

Отдаленный вой слепых волков и рев мутантов, которые ветер доносил из Карьера, заставили двигаться быстро. Обогнув старый сельский кинотеатр, Картограф повернул было на широкую улицу между частными домами, но замер за ржавым киоском с вывеской «Пиво»: из кустов выбежали пять белобоких крыс во главе со здоровенным крысоволком – крысиным королем. Белобокие, потому что одну тварь от другой не отличишь – симметричные светлые пятна, рисунок с точностью до миллиметра повторяется на боку каждой.

Атила и остальные схватились за стволы, но Картограф вскинул левую руку, приказывая не открывать огонь, а правую сунул в походную сумку на бедре. Что у него там, гранаты, что ли?

– Не стрелять, – прошептал он.

Крысы замерли, повернувшись мордами к киоску. Твари не убегали, но и нападать, похоже, не собирались. Вдруг крысоволк встал на задние лапы, уставился на киоск почти осмысленным взглядом.

– Что с ними?! – изумился Большой.

Вожак смотрел на киоск долго, пристально, потом дернул башкой и чихнул. Крысы засуетились и, будто получив сигнал, убежали, вытянувшись цепью.

Большой шумно вздохнул, Яна переступила с ноги на ногу. Картограф, ни слова не говоря, двинулся дальше. Обойдя кинотеатр, он встал на пороге запасного выхода, рядом с которым к стене крепилась пожарная лестница.

Щербатая деревянная дверь со скрипом открылась, сдвигая отвалившуюся штукатурку и укоренившуюся в асфальте траву.

В пыльной темноте кинотеатра пахло плесенью. Яна чихнула. Было так тихо, что показалось, будто здание зазвенело, отзываясь на звук.

По темному коридору прошли к будке оператора. Она стояла напротив огромного окна и была отлично освещена. Картограф, потянув на себя дверцу, шагнул внутрь, остальные последовали за ним.

Оказалось, что здесь у Картографа схрон: панцирная кровать, шкафчик, доисторический комод с выдвижными ящиками, застеленный газетой, горелка, чайник и чашка с отбитой ручкой, на полу – истертый ковер. В углу комнаты горела аномалия «сварка», потолок и стены возле нее почернели.

Большой аж отскочил и забился в противоположный угол:

– У-у-у, и не боишься ты тут рядом с ней?

Картограф ответил, заняв единственный табурет:

– Она не опасна, зато дает свет. Присаживайтесь.

Бочком пройдя мимо сварки, Большой рухнул на скрипучую кровать и проговорил:

– Мужик, ну ты нас реально спас!

Атила, положив рюкзак на пол, сел рядом с Большим – сетка под ним провисла чуть не до самого пола. Яна привалилась к стене, повела плечами. Все смотрели на Картографа, а он замер, уставившись в одну точку. Потрескивала сварка, на стенах плясали тени.

Картограф, Знахарь, Курильщик, Егерь… Ключевые персонажи, которых трудно найти. Они, как правило, сидят в секретных скрытых локациях, но если найдешь – сообщают ценную информацию, могут дать координаты крупных схронов, полей аномалий, богатых на артефакты, или указать на тайный проход в секретные места игры…

Но, судя по всему, Картограф управляется не игровым движком, он – реальный человек, но до чего же странно он себя ведет! Наконец он вспомнил об окружающих и заговорил:

– У вас много вопросов, но ответы будут позже. Я тоже не все знаю. Главное, что уже известно: отключение произошло по всей Зоне, из нее никто не может выйти.

Большой поерзал и брякнул, выпятив бороду:

– В этом сектанты виноваты!

Картограф внимательно посмотрел на него, и Мишка объяснил:

– Мы «черный» отряд видели по дороге к Карьеру. Во главе здоровяк с темным лицом…

Картограф кивнул, махнул перед собой рукой, будто отгоняя муху, и сказал:

– Стикс – глава Черного братства.

– Я потом еще раз его видел, – добавил Атила. – Он стоял над Карьером и обозревал окрестности.

Большой воздел палец:

– Ну вот! Значит, это он, ну или они, мутантов на нас в Карьере наслали.

К разговору подключилась Яна:

– Нет, подождите… Нападение «черных» на оперов в Карьере выпадает из всей механики игры. Не было такого раньше в «Сталкере»! Сектанты тусуются вокруг АЭС, ну, еще в НИИ «Акустика» их база, всегда было так, разве нет?

Большой запальчиво возразил:

– Админы могли нововведение сделать!

– Да при чем тут нововведение… Что мы не можем выйти – это тоже нововведение? Типа диверсия Черного братства, новая игровая фича? Не говори чушь, лузер!

– Сама лузер! Я…

– Вы достали со своими ссорами, – перебил Атила. – Пусть Картограф нам рассказывает. Ему явно есть что. Я думал, все легендарные фигуры вроде тебя – неписи, просто сложные, но ты реальный чел, да?

Картограф помолчал, опять сделал непонятный жест, будто отгоняя кого-то невидимого, и ответил:

– Вы правы, я реальный.

– И тоже не можешь выйти? – добавил Большой.

– Сейчас все это неважно. Нам надо… В общем, молодые люди, для нас пока единственный способ покинуть игру – попасть к Знахарю.

– А что это даст? – уточнила Яна.

– Знахарь – на самом деле Модест Андреевич Артюхов, главный программист игры. А на болоте у него стоит ЦТ, то есть Центральный Терминал. Если еще остался способ покинуть «Сталкера», то только через него.

Большой, вскочив, принялся мерить шагами комнату, но вспомнил о сварке и сел.

– И ты, батя, знаешь, как к Знахарю проникнуть?

– Да. Слышите вой? – Когда Картограф спросил, все напряглись и завертели головами. – Кажется, сектанты научились провоцировать гон мутантов. Одним накрыли Карьер, а теперь второй, судя по всему, движется в нашу сторону.

– Тогда надо собираться. – Атила встал с койки.

Картограф принялся выдвигать ящики комода, выгребать оттуда мелкие вещи, рассовывать по карманам.

– Да, медлить нельзя. Идем.

Покинув кинотеатр, он сразу направился к зарослям сирени неподалеку, и остальные поспешили за ним. С виду кусты были непролазными, но в них обнаружилась едва заметная тропинка.

На улице потемнело – близился вечер. Сзади доносились вой и рычание мутантов, отчего хотелось ломиться вперед, не разбирая дороги. Атила был уверен, что страшно всем, кроме Картографа. Ему просто непривычно. Большой спросил, настороженно озираясь:

– А ты уверен, что Знахарь сейчас в игре?

– Да, – ответил Картограф, не оборачиваясь. – Думаю, посредством ЦТ он сейчас пытается восстановить работу других терминалов. Главное, что через Центральный Терминал у него может быть налажена постоянная связь с офисом. Но сначала надо добраться до Знахаря, а в теперешней ситуации это будет непросто.

Заросли остались позади, и они очутились на заросшей растительностью улице городка. Покачивались тополя, скрипели ветками. Ветер завывал в провисших проводах, хлопал дверцами форточек, где-то натужно скрипела распахнутая дверь. Позади подвывали волки, ревел брутор – пока далеко и не опасно, но шум постепенно усиливался.

– Вы идете со мной или нет? – спросил Картограф.

Все молчали, и Егор выразил общее мнение:

– Веди, Картограф.

Он сам не заметил, как перешел на «ты» с этим таинственным человеком, голос которого лился будто из электронного синтезатора. Если Знахарь – главный программист, может, Картограф – тоже начальник «Русо-Вирта»? Уж не сам ли Сергей Зигович?


* * * | Я – Сталкер. Осознание | Картограф