home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Запертые в Зоне

Егор приготовился умереть, но ничего не случилось. Почему-то молнии не причиняли никакого вреда. Девица тянула его за собой; несколько шагов – и он в незнакомом помещении. Бетонные стены, пол и потолок… Ни окон, ни дверей. В углу змеились молнии магнето, из которой они вышли. Это, значит, единственный путь сюда? Этакий тоннель, червоточина в игре…

В подвале стояла койка, табурет и небольшой журнальный столик с лампой. На стенах были развешаны трофеи.

Девчонка заскрипела табуретом, и Атила посмотрел на нее. Ну просто идеальная особь женского пола, даром что всего лишь хорошо склепанная аватара… Ничего не отнять и прибавить тоже нечего, как с журнальной обложки сошла.

И ведь наверняка в жизни она совсем не такая. Только закомплексованная грымза не пожалеет кучу кредитов на подобную внешность. Стволами обвешана, с мужиками ведет себя грубо, крутую строит… Значит, в реале – очкастая лахудра с ножками, как у пианино, обиженная на весь мир. Мальчики на нее не ведутся, вот она в игре и мстит им… и мутантов мочит почем зря, добавил он, разглядывая стену с коллекцией голов.

Справа от аномалии-червоточины скалилась башка крупной крысы-мутанта. Видимо, ее добивали прикладом – череп был слегка деформирован, длинная серая шерсть под ухом слиплась от крови. Слева висела голова слепого волка. Егор вспомнил свой поединок с поисковой программой и решил, что поделом волку.

Сразу за ней была нанизана на длинный шест голова вепря-секача. Никто не заморачивался и не делал чучел – глаза дикой свиньи вытекли, а пятак сморщился. Зато отлично сохранились желтые бивни: правый сломан, левый длиной в две ладони. Такую тварь с одного выстрела не завалить, ее лоб выдерживает прямое попадание. Надо очередями бить. Не добьешь, догонит и пропорет бивнями, да и просто сомнет, затопчет.

Дальше – перекошенная морда овцы. Хоть овцы и распространены довольно широко, но получилось, что Атила никогда не сталкивался с ними, только слышал, как они стенают в зарослях, просят помощи. Неразумная слабая тварь, буро-красная, череп наполовину человеческий, наполовину звериный, челюсти выпячены, нос перекошен. Остатки кожи свисают лоскутами.

Другую стену украшали сморщенные головенки рапторов и королева коллекции – огромный темно-коричневый кумпол брутора. Смотреть на него было неприятно из-за сходства с человеком. Лысым, лобастым, морщинистым, причем морщины напоминали ожоговые шрамы, перекосившие рожу…

Брутор – тварь редкая и «толстая», а сколько на него патронов нужно истратить, чтобы грохнуть…

Снимая рюкзак, Егор даже тихо присвистнул:

– Ты сама их всех?

– Я охотница! – отрезала блондинка с оттенком превосходства. – Конечно, сама.

– Как тебя звать, охотница?

– Игровой ник – Яна.

– А я – Атила.

– А меня это не интересует. Деньги гони.

– Да ладно, сейчас, не нервничай.

Напротив стены с головами был стеллаж, где лежали два обреза, штурмовая винтовка и пистолет. Яна положила туда стволы, которые таскала на себе. Егор присел на скрипучую койку и достал аптечку.

Закончив с оружием, Яна подошла к нему, уселась рядом. Аптечка подействовала быстро, тягучая слабая боль в руке (ее, реагируя на игровое ранение, создавала «Экстра»; наверное, в предплечье сейчас сильно стянулась эластичная ткань оболочки) прошла, и темная рана в прорехе разорванной волком куртки на глазах затянулась… вместе с самой курткой. Такие вот игровые условности, мда.

– Ну! – Яна толкнула его локтем в бок.

Убрав аптечку, Атила достал из подсумка ПДА, а она приготовила свой и продиктовала голосом строгой школьной училки:

– Мой банковский номер в игре: три семерки, два игрека семнадцать. Переводи кредиты.

Атила ввел номер, подтвердил его, скрепя сердце, перечислил триста кредитов (молодец, чит-мастер, хорошо ты сегодня заработал!). На экране всплыло сообщение, что операцию провести невозможно ввиду отсутствия сети. Мысленно ругнувшись, он попробовал еще раз – результат был прежним. Теперь Атила выругался уже вслух и развел руками:

– Не работает!

Глаза девчонки полезли на лоб, она сжала челюсти. До чего же карикатурно смотрелась ярость на ее кукольном личике!

– Чего?!

– Не пашет игровой банкинг, – объяснил Егор.

– Врешь! Ты что, кинуть меня решил?! За дуру держишь? Сейчас проверим, как не пашет!

Задыхаясь от злости, она попыталась активировать внутриигровую связь. Вскоре выяснилось – точно, не работает банкинг. И связь через ПДА – тоже. Атила-то одиночка, у него нет друзей в игре, но у Яны какие-то приятели имелись, и законтачить с ними она не смогла.

– Вот же сволочь! – воскликнула она, сунув ПДА в широкий карман костюма.

Атила был спокоен: глюки, бывает. Он ушел от преследователей, сохранил чит, который надежно покоился в подсумке, церберы не вычислили его и не вычислят, баговый схрон – место почти всегда надежное, потому что выпадает из игры, благодаря чему его трудно обнаружить даже с админскими привилегиями, так что своей цели он добился. А что кредиты не достанутся психованной девчонке, то и к лучшему. Надо просто дождаться, когда админы устранят неполадки, и выйти из игры, желательно, не расплатившись. Ладно, сотню, даже полторы Яна заработала, но она ведь пытается ободрать его, как вокзальный таксист – приезжего!

На всякий случай Егор вывел на ПДА скайп. Удивительно, но программа работала, правда, немного странно: иконки абонентов, находившихся в сети, светились то зеленым, то становились бесцветными, то желтели и тут же снова зеленели.

Всего у него было с полтора десятка контактов, в основном бывшие или нынешние заказчики читов. Он знал, что только двое из них играли в «Сталкера». Похоже, оба сейчас находились в игре – их тусклые иконки не мигали в отличие от остальных.

Яна вытянула шею, пытаясь понять, что должник делает с ПДА. Атила хотел инстинктивно закрыть экран рукой, но спохватился и не стал этого делать.

– Ну что? – спросила девушка, придвигаясь вплотную.

Позволив ей полюбоваться скайпом, он ответил:

– Глюки из-за выброса, наверное. Видела, какой он странный? Или выброс из-за глюков… Не бойся, когда связь наладится, переведу деньги.

Яна пыталась выглядеть спокойной, но постоянно теребила рукав и похлопывала ладонью по колену.

– Интересно, сколько нам тут сидеть? – спросила она.

Ее голос доносился будто издалека. Как ватой забило уши – тоже следствие выброса. В голове – словно густеющий кисель, где застревали мысли. И это в схроне, в подвале, а что там на поверхности? Мозги бы уже размазало по окрестностям… Атила прижал к ушам ладони, резко отнял – в голове глухо чвякнуло, больно дернуло барабанные перепонки. Сглотнул… нет, не помогает.

– Выходить я пока не рискнул бы, – сказал он. – Выброс какой-то особенно мощный, лучше пересидеть подольше.

– Так ты читер, значит? – спросила она равнодушно.

– Ага, – он не собирался рассказывать ей о себе сверх того, что уже наболтал. – Хотя нет, читерами зовут тех, кто ими пользуется, а я – чит-мастер.

– И че начитемастерил в жизни?

Атила пожал плечами, зевнул.

– Много чего. Ты откуда? Я из Москвы, если тебе интересно, а ты?

– Из Питера.

– Учишься?

Атила был уверен, что она – школьница. Ответ его удивил:

– Да, в медицинском.

Егор покосился на нее. Врет или вправду студентка уже? Хотя какая разница, несчастный ты калека! Вдруг этим персонажем вообще парень играет?

– Слушай, – оживилась Яна. – Чит-мастер – значит программер. Даже скорее – программер-хакер. Правильно?

– Ну вроде того.

– Вот и расскажи мне, программер, как такое возможно, чтоб терминалы не работали? Что за фигня вообще?

Снова пришлось пожать плечами.

– Понятия не имею. Терминалы – глобальная игровая система, она не должна полететь. Тут огромные бабки крутятся и есть куча дублирующих контуров. Один накрылся – активировался дубль. Происходящее, вообще-то, может означать, что всерьез посыпалась вся игра.

– А вдруг и посыпалась? Вон выброс какой…

– Выброс странный, но если он есть, значит, игра работает. Иначе нас бы просто всех выкинуло отсюда, а мы, наоборот, выйти не можем. Елки, я только сейчас осознал: это просто удивительный факт!

– Не укладывается в твоей программерской башке, а?

Егор махнул рукой на брутора.

– Вот у него башка, а у меня голова. И – да, не укладывается. Это просто невозможно, нереально. Вернее… Ну, все равно как если бы в Москве вдруг посреди жаркого лета пошел снег. Явление наверняка объясняется научно, но представить такое трудно. Вот и это дело с терминалом…

– Все, точно, связано с выбросом, с тем, что он необычный, – задумчиво сказала Яна. – А если он работу терминалов и нарушил?

Егор снова покосился на нее. Ссутулилась, сложила ладони между коленей, длинные ноги вытянула чуть не на середину схрона. Мда, такие ноги дай бог каждому… Когда сидит молча – почти что нормальный человек, а не стервозная бой-баба, вернее, бой-охотница.

Он снова зевнул, и тут же зевнула Яна.

– Из-за выброса в голове мутно. Надо поспать, – объявила она. – Я почти сутки уже в онлайне.

– А нас тут точно не найдут?

– Сам вроде не знаешь: обычные схроны легко найти, а для церберов вообще запросто, у них свои возможности, но баговый, да еще с таким хитрым входом… Тем более их там всех, наверно, выбросом пришибло. Все, дуй на пол.

– Чего это? – не понял он, вставая.

– На пол, говорю, садись или ложись. Как хочешь, а койка моя. – Девушка вытянулась на скрипучей кровати и принялась ворочаться, отыскивая удобную позу.

– Да ладно, что за гостеприимство… – попытался возмутиться Атила.

– Я не подписывалась быть с тобой гостеприимной. Че мне, с полузнакомым мужиком в койку ложиться?

Егор, не сдержавшись, хмыкнул:

– В «Сталкере» секса нет. Функционал под него не разработан. Так что не бойся, я с тобой ничего не сделаю.

– Мы еще посмотрим, кто с кем ничего не сделает! – ответила она, демонстрируя то, что Атила называл ЧДЛ – «чисто-девичья-логика», которая отличается от ЧЖЛ большей наивностью и безапелляционностью при сохранении той же алогичности. – Вали на пол, не нервируй девушку. Тут одному тесно, не видишь, что ли?

Он перебрался на бетонный пол, сел по-турецки, привалившись спиной к стене, потом лег. Поворочался – неудобно.

– Хоть покрывало дай.

– А так не можешь? – пробормотала девушка обиженно. – Ну что ты за зануда! Свет лучше погаси.

Егор выключил лампу и лег на спину, подложив под голову свой рюкзак. Пол холодил спину. Уснешь тут, ага, десять раз!

Через несколько секунд на голову ему шмякнулось что-то мягкое и теплое. Атила стянул с лица покрывало, расправил и завернулся в него, как в кокон. Прикрыл глаза. В голове кружился водоворот, ленивый и мутный. Затягивающий. Что же случилось с терминалами? Вдруг только этот не работает, а с остальными все нормально? Почему они с охотницей решили, что все накрылись? Нет, не логично, да и недостаточно информации, чтобы делать выводы. Ты – программер, и должен мыслить логично. Ты… к примеру, ты можешь отключиться прямо сейчас. Чтобы прервать связь, существует несложная процедура, но тогда грудастой терминаторше Яне достанутся твои читы, то есть Линза с Бритвой, плюс ты потеряешь свой аватар, скилы, прокачку – все, что нажито непосильным трудом. Нет, не пойдет. Нужно попытаться заснуть, потом проверить другие терминалы. Может, к тому времени и связь наладится…

Сон все не приходил. Атила таращился в темноту и чувствовал себя зажатым между мирами, навсегда потерянным. В конце концов он все же заснул, а когда проснулся – пространство больше не вибрировало. Выброс закончился.

Теперь не опасно и выходить. Атила встал, потянулся – всю спину отлежал на твердом. Посмотрел на спящую Яну. Стерва! Атила поднял свое одеяло, скомкал и кинул на голову Яне, крикнув:

– Рота, подъем!

Девушка резко села. Свесила ноги, заморгала непонимающе и схватила лежащий рядом пистолет. Когда до нее дошло, что происходит, она вызверилась на Атилу:

– Совсем офигел? Так и инфаркт получить можно!

– Выходить пора, – пояснил он. – Обратно тоже через аномалию?

Яна молча направилась к стеллажу и стала вооружаться. Егор попросил:

– Слушай, у тебя тут стволов, как в Зоне – мутантов. Не жмись, дай пистолет хоть завалящий. Включи в триста кредитов, которые тебе на шару достались.

– Да! – радостно вспомнила она. – Раз выброс закончился, банкинг должен заработать, Переводи бабки! А пистолет, если хочешь, покупай. ПМ – пятьдесят кредитов.

– Вот ты алчная! – возмутился он. – В игровом шопе они за тридцатку.

– Вот и иди в… шоп. Чего ко мне пристал? Тем более, у тебя автомат есть трофейный.

Окончательно возмущенный, Атила ничего не ответил – не обращая больше на Яну внимания, он преодолел мгновенный приступ страха и шагнул в аномалию.

Мир мигнул, подогнулись ноги… и он увидел, что стоит прямо в дверях избушки Егеря.

Перед сторожкой в траве лежали пятеро церберов – кто на спине, раскинув руки, кто ничком. Ошарашенный Атила подошел к ним, пнул самого молодого под ребра – натуральный труп.

Почему их тела остались тут? Ведь он точно знает: церберы имеют право и возможность, в отличие от обычных игроков, «забирать» свои аватары, то есть в случае гибели никаких тел быть не должно.

Сзади глухо стукнуло, и, окутанная ореолом синих молний, в проеме возникла Яна, выброшенная из багового схрона той же аномалией. Шагнув вперед, она за плечо развернула к себе Атилу:

– Ты куда?! Кинуть меня решил? Тихо из игры свалить?

Атила сбросил ее руку и сказал спокойно:

– Если бы хотел, уже свалил бы. Я еще не подходил к терминалу. Ты сюда посмотри…

Но распаленную Яну было непросто унять.

– Ты вообще с ума сошел, да?! – она шагнула вперед, водя стволом из стороны в сторону. – Болотный упырь после каждого выброса респаунится! Где он? Его убивать каждый раз заново надо… Что это? – наконец она обратила внимание на церберов.

Егор, охваченный алчностью, в которой недавно обвинял Яну, уже склонился над ближайшим телом.

«G36», «беретта», а вон нож – дорогущий, керамический, с черным матовым лезвием. Такие обычно разведчики носят.

– На хрен мне теперь твой ПМ за полтинник? – проворчал Егор, застегивая на пояснице второй ремень, снятый с бойца.

– Мародерствуешь, – со злорадством сказала Яна, но тут же спохватилась. – У них же читы должны быть! – Она склонилась над другим телом. – Но почему они аватары не забрали?

– Я откуда знаю? Нам же лучше.

Он раскрыл подсумок трупа – почти такой же, как у него самого, – ничего интересного там не нашел и перебрался к другому телу, ревниво глянув на Яну. Как бы она не успела насобирать больше него!

Патроны, гранаты… еще один нож, «G36»… жалко – нельзя с собой четыре штуки унести, слишком они тяжелые, а чит-облегчалку он не взял. Конечно, можно разыскать возле озера дробилку, наверняка аномалий там теперь полно, разрядить ее, получив артефакт «антиграв», забрать, потом где-нибудь поблизости найти аномалию под названием катапульта…

Он забыл об артефактах, из которых хотел собрать «облегчалку», потому что уперся взглядом в широкий ремень второго бойца, судя по нашивке на плече – сержанта. На ремне висел спецконтейнер для читов: четыре толстых объемных сегмента с подвижными пластинами, если сдвинуть одну, под ней будет кнопка или верньер. Разбираться в них он решил позже, пока что просто повесил ремень на плечо вроде перевязи.

Интересно, есть ли в контейнере «облегчалка»? Наверняка есть… Надо ее найти, выковырять и сунуть в свой рюкзак, чтобы набить его патронами и стволами, какие влезут. Вес груза уменьшится раза в три, и волочь груз будет легче.

Егор, помимо воли ухмыляясь от такого нежданного подарка судьбы, выпрямился – и увидел нацеленный ему в лицо ствол.

– Ты чего? – удивился он, хватаясь за «G36», снятую с цербера.

– Замри! – прикрикнула Яна.

– Да что с тобой?

– То со мной, что ты мне до сих пор не заплатил. Что, если сейчас повернусь к тебе спиной, а ты…

– Блин, да с кем ты привыкла дело иметь? – возмутился он. – Не думаешь, что на свете есть вообще-то и порядочные люди?

– Хакер-то – и порядочный?

– Да! Не честный, но порядочный! Разные вещи!

– Короче, порядочный, вынимай ПДА и переводи мои кредиты.

– Да не собирался я тебя кидать. Тьфу! – Егор достал прибор, включил.

– Имей в виду: один жмурик твой, один мой, – предупредил он. – Говори номер счета… – Он встряхнул ПДА, постучал им о ладонь. – Нет, опять не работает.

– Что?! – разозлилась Яна, ствол в ее руках задрожал. – Хватит лапшу на уши вешать!

– Я тебе говорю – сама посмотри. – Егор шагнул к ней, ствол чуть не уперся ему в лоб, Атила отвел его рукой и сунул под нос Яне ПДА.

Экран рябил помехами, даже карты не было видно. Атила попытался запустить приложение банкинга – не получилось. Он поднял взгляд на девушку. Она замерла, опустив ствол. Лицевая анимация не настолько совершенна, чтобы передавать оттенки эмоций, но Егор мог поклясться: девчонка обескуражена и даже напугана.

Чего там говорить, он и сам испугался. Потому что одно дело – отключенный терминал, а совсем другое – посыпавшаяся система внутреннего оповещения, ориентировка на местности, да и банкинг тоже… Банкинг! «Сталкер» – это не хухры-мухры, а коммерческое предприятие, причем огромное, тут годовой оборот, наверное, как у небольшого государства. И не работает банкинг?!

– Слушай, – Яна вроде что-то решила, сдвинула ствол за спину и проговорила: – Все это реально странно. И плохо. Насчет терминалов… Надо проверить экстренный выход…

Договорить она не успела: со стороны озера донеслись выстрелы, кто-то закричал.

– Да что за день такой сегодня?! – Егор стащил с плеча винтовку. – С утра не задался!

Они рванули на крик. На бегу Атила подумал, что все происходящее совершенно неправильно. В игре теперь неправильно абсолютно все! Вокруг что-то неуловимо изменилось, мир «Сталкера» теперь не такой, как раньше… Хотя вроде и нет конкретных перемен – они словно размазаны по окружающему. Как туман: с неба не льет, но одежда влажная. Сейчас остановиться бы, оглядеться, прислушаться к чувствам, тогда, глядишь, придет понимание, откуда ощущение неправильности.

Уже знакомое длинное изогнутое озеро, коллекторсток, ржавая решетка, за которой мутная жижа… Кто-то стонал и возился возле коллектора, полностью скрытый высоким тростником. Спиной к Егору на одном колене стоял сталкер в круглом шлеме и целился в коллектор. Атила осторожно обошел стрелка: забрало было открыто и позволяло рассмотреть глубоко посаженные глаза, косматые брови, бороду. На лбу шлема красовался орел в противогазе и два перекрещенных калаша… Елки-палки, да это ж Большой!

Большой сопел и тихонько матерился, палец давил на спусковой крючок, но автомат молчал. На мутной поверхности озера вздулись пузыри, начали лопаться один за другим, бурая вода заволновалась, подернулась рябью, и возле коллектора вынырнул упырь. Завертел головой, сбрасывая тину. Водоросли висели гирляндами, маскируя ороговевшие шипы вокруг пасти.

Разглядев зеленоватую шерсть мутанта, Егор попятился.

– Это болотный упырь из дома Егеря! – ахнула Яна, отступая.

Одновременно вскинув оружие, они открыли огонь. Большой оглянулся и рухнул ничком – стреляли поверх его головы. А тварь, вместо того чтобы спасаться бегством, ринулась в атаку. Взметнулся фонтан воды, мутант выскочил на берег и понесся с бешеной скоростью. Пули с глухим стуком били в него, вырывали куски мяса, а ему хоть бы хны.

На полпути к людям болотный упырь начал бледнеть, растворяться в воздухе, пытаясь стать невидимым. От силуэта, словно заполненного прозрачной водой, в стороны отлетали кровавые брызги и темные куски плоти.

– Какой ж ты толстый, сука! – заорала Яна, меняя магазин.

Наверное, патронов, выпущенных в тварь, хватило бы, чтобы уложить взвод, мутант же продолжал бежать, хотя теперь и медленнее, навстречу смерти. Вот только чья это будет смерть, было пока непонятно.

Наконец болотный упырь окончательно сбавил ход, налился красками, остановился, рухнул на подкосившиеся колени и упал мордой в траву.

Лежащий навзничь Большой сел, почесал в затылке и обернулся на громкий плач. Возле коллектора кто-то пытался встать, падал и причитал.

Настороженно зыркнув на Яну с Атилой, цербер вскочил и ломанулся к коллектору. Егор и Яна поспешили за ним.

У коллектора на спине лежал сталкер-новичок лет двадцати с виду. Окровавленный кадык его дергался, на шее угадывались темные отметины – места, где ороговевшие шипы, наросты вокруг пасти болотного упыря проникли в артерии. Камуфляж на груди был разорван, на руке не хватало указательного и безымянного пальцев.

Новичок всхлипывал, сучил ногами, а потом закатил глаза и захрипел. Большой присел рядом с ним на колени, нащупал пульс на шее и разочарованно мотнул головой. Вынул из подсумка необычный планшетник – тоньше, но в два раза больше обычного. Сразу видно: особый планшетник с возможностями, которых у привычных моделей нет.

Большой шевелил губами, кликал по кнопкам, бормотал. Егор с девушкой переглянулись. Яна бочком подошла к нему, кивнула на Большого и прошептала:

– Чего он так с нубом носится?

Атила пожал плечами, на всякий случай прицелившись в Большого, ответил:

– Может, он Робин Гуд Зоны. Мне интересно, получится у него связаться с кем-то из игры…

Яна, не выдержав, достала аптечку, присела возле новичка, оглядела его – и снова выпрямилась, виновато пояснив:

– Нет, конец, ему уже не помочь.

– Бо-о-ольно! Ай… Мама-а! – вдруг заплакал сталкер.

– Он мелкий какой-то совсем, – заметил Егор. – Эй, парень, тебе сколько лет?

Сталкер всхлипнул в последний раз и замер. Большой снова попытался набрать сообщение, выругался. После третьей неудачной попытки он положил планшетник на землю, не выпрямляясь, уставился в одну точку и пробормотал:

– И этот тоже.

Яна подошла к нему и толкнула в бок:

– Ты о чем, вояка? Что с этим… с ним? Просто вышел из игры, школьник…

Большой, оглянувшись, хмуро сказал:

– Мне кажется, что он по-настоящему того… погиб. Все они умерли по-настоящему.

– Как? – не понял Атила. – Что ты несешь?

– Несу?! – Большой вскочил, сжав кулаки, но когда Яна с Егором навели на него стволы, мгновенно остыл: – Блин, не вздумайте стрелять, идиоты! Вы что, не в курсе: игроки не могут выйти из игры! Терминалы не работают!

– В курсе уже, – кивнул Егор. – В смысле про один терминал… Остальные тоже повырубались? Какой-то сбой у вас глобальный. И что дальше?

– А то, что мои… Те, с которыми я был, – я не понимаю, что случилось! Нас накрыло выбросом, у меня чит, – Большой постучал кулаком по своему дурацкому шлему, стащил его и повесил за скобу на поясе, – «зонтик». Я защитился им, а они… Почему их аватары здесь остались? Они должны были исчезнуть! Я… мне показалось, что они реально погибли, и в жизни тоже, понимаете?!

– Да не ври ты! – нахмурилась Яна, опустив ствол. – Как из игры можно узнать, что человек умер в реале? Ну, остались аватары, глюки разные бывают. Не верю я тебе, сказочник. Фактов у тебя нет.

– Нет, – признался Большой и ссутулился, уставившись на мертвого парня. – Но то, как они кричали, когда нас накрыло, и как корчились… А почему связь прервалась? Через наши планшеты можно связаться с другими отрядами, командирами, которые не в игре, и с центральным офисом тоже! Но сейчас все недоступны – почему?

– Да, и банкинг не работает, и терминалы, и вся ваша связь, – Атила пожал плечами. – Реально – странная вещь. Я ж говорю: какой-то глюк глобальный, внешняя связь из-за него вырубилась. И если…

– А что из игры нельзя выйти даже с помощью экстренного отключения, вы понимаете? – перебил Большой. – Понимаете, нет?!

Его трясло. Взрослый бородатый сталкер с обветренным лицом вел себя как мальчишка: дергался, краснел, в глазах блестели слезы. Неужели все на самом деле так серьезно? Атила поежился. Он вдруг представил: его тело там, в квартире, лежит на диване, обтянутое костюмом, со шлемом на голове… Что дальше? Хорошо, есть «памперсы», питьевая кассета с энергетиком, но насколько их хватит? Сутки, двое, трое? Потом он просто умрет. Нет, так не годится – пусть пропадут все его навыки, читы, даже Линза, но надо попытаться выйти.

– Я только что попробовала, – сказала Яна, словно угадав его мысли. – Не срабатывает. Это… слушай, Атила, кажется, он правду говорит.

Девушка старалась выглядеть спокойной, но у нее не очень-то получалось.

Экстренный выход из игры происходит, если мысленно вызвать соответствующее окно. Егор визуализировал его, и оно появилось, но бледное, с неактивной кнопкой «выйти». На всякий случай он «надавил» на нее – без толку.

Вдруг мучительно захотелось подойти и врезать Большому по морде. Хотя цербер-то при чем… Сжав кулаки, Атила приказал себе успокоиться.

– Ты – надзиратель, на «Русо-Вирт» работаешь. Вот и ищи выход.

– А ты – хакер, преступник! Не командуй, – огрызнулся Большой, но понял, что взял не тот тон, и продолжил уже спокойнее: – Ладно, короче, никакой я не надзиратель. Вернее – не профессиональный… «Сталкер» – здоровенная игруха, у службы безопасности не хватает профессиональных кадров, вот они церберов из игроков набирают. Ну, конечно, не всех подряд, а… Короче, мы вроде добровольных помощников у них. Ополченцами зовемся.

Атила покосился на Большого с недоверием. Как заливает! А рожа-то жалобная! Борода подрагивает. Надо потом взять пару мастер-классов, чтобы научиться так убедительно врать.

– А чего ж тебе доверили операцию по моей поимке? Я, вообще-то, не просто левый нарушитель…

Большой смутился, поправил ствол на плече, взглянул исподлобья и шумно поскреб в затылке.

– В общем, потому что у меня повадки того… Молодежные. Типа, ты не заподозришь, если я…

Яна прищурилась:

– А, ну понятно! То-то я смотрю, манеры у тебя и правда дурацкие… Да ты школьник еще, наверное, младшеклассник. Школоло!

– Сама ты школоло! – огрызнулся Большой. – Я в одиннадцатом классе!

– Школота – она школота и есть. Кто бы защитил игру от школьников, а? – она с надеждой посмотрела на Атилу. – Мне иногда хочется их отстреливать и головы на стену вешать, как башки мутантов. Потому что толку никакого, только мешают…

– Нашлась тут взрослая тетка! – перебил Большой. – Писюха, думаешь, ноги в игрухе отрастила, как оглобли, и уже взрослая?

– Ах ты сучонок! – вспыхнула Яна.

Атила переводил взгляд с девушки на Большого и думал о том, что, ругаясь, они просто сбрасывают напряжение. Когда ему надоело следить за перепалкой, он громко хлопнул в ладоши:

– Всё, оба – заткнулись! Надо решать, что делать. Ты… как тебя называть?

– Большой, типа, ты не знаешь, – проворчал ополченец.

– А по жизни?

– Ну… по жизни – Мишка.

– Я – Егор. А ты?

Яна снисходительно улыбнулась и ответила:

– Говорила же: Яна.

– Хм, у тебя ник такой же, как имя? Ладно, неважно. Вот и познакомились. Короче, Мишка, если ты цербер, должен знать больше нашего. Как думаешь, что нам делать?

Ополченец развел руками и тут же подпрыгнул от неожиданности: зазвонил его ПДА.

– Связь восстановилась! – возликовал он и, выхватив ПДА, принялся остервенело клацать по кнопкам; но радость его быстро улетучилась, Большой опустил плечи, покачал головой и пробормотал: – Нет… да что за нафиг, опять не работает!

Воодушевившиеся Атила с Яной достали свои ПДА – связи не было, даже карту на экране не видно.

Большой пояснил:

– Это у меня экстренный канал включился. О! Наш главный сообщение прислал! Начальник оперативного управления.

– Что пишет? – спросил Атила.

Мишка в ответ выпучил глаза.

– Алый! Как – алый?! Но это значит, – он покрутил верньер, – нам же говорили, что алого никогда не бывает!

– Ты че несешь? – спросила Яна.

– Ну, понимаете, у церберов и админов есть несколько кодов опасности… Зеленый, желтый… по степени… Вот, короче, смотрите, – и он показал ПДА.

Ярко горящие буквы на экране складывались в слова:


Большие проблемы | Я – Сталкер. Осознание | Реальная смерть