home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 77

Джейсон и Кэт переехали в новый каменный дом и жили первое время в пустых стенах. Но скоро Ретт настоял, чтобы они взяли у него деньги, и перевел на счет Кэт, кроме тех денег, что уже там были, солидную сумму. Они купили красивую мебель, ковры, картины, присмотрели несколько вещей на аукционе и занимались целый день оформлением дома. И через несколько дней он приобрел жилой вид. Привезли вещи Джейсона, хранившиеся в доме, от которого он отказался.

Джейсон не заикался больше о ребенке, но Кэт не покидали эти мысли, особенно, когда она смотрела на две лишние комнаты. Кэт не спешила превращать их в гостиные, но мысли о ребенке все еще пугали ее.

Она целые дни проводила за работой. Ей казалось, что это будет длиться вечность. После четырех месяцев работы Кэт, казалось, была погребена под ворохом бумаг с поправками, изменениями, дополнениями. Сидя в своей маленькой, залитой солнцем, комнате, которая находилась рядом с их спальней, Кэт целыми днями правила пьесу. После Рождества, приехавший на несколько дней в Нью-Йорк Ретт заметил, что она выглядит очень уставшей.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

– Да, прекрасно. А что? – удивилась Кэт.

– Не знаю. Мне кажется, ты утомилась.

Она усмехнулась: – А что ты хочешь? Я же непрерывно работаю.

– Как продвигаются дела?

Кэт глубоко вздохнула и опустилась в мягкое кресло.

– Не знаю. Я думала, что уже все кончено, но мне все что-нибудь не нравится. Все хочется еще что-нибудь исправить.

– Ты показывала переработки кому-нибудь? – Кэт покачала головой. – Может быть, это стоит сделать?

– Боюсь, там не поймут, что я делаю.

– Это неважно, малышка. Почему не попробовать?


Через неделю Кэт последовала совету отца и показала рукопись Нортону и режиссеру. Ее поздравили с окончанием работы. Но вместо того, чтобы выглядеть лучше после такого облегчения, Кэт выглядела еще более усталой.

– Не пойти ли тебе к доктору?

– У меня нет в этом необходимости. Хочу просто отоспаться. – И она так и сделала. В следующие пять дней Кэт почти не выходила из спальни, даже для того, чтобы поесть.

– Ты так измоталась? – Джейсон был не на шутку встревожен, но он должен был согласиться, что Кэт работала как проклятая четыре с половиной месяца.

Кэт кивнула.

– Более того, каждый день я просыпалась с единственным желанием: поспать еще.

Но через два дня Джейсон почувствовал еще большую тревогу и настоял, чтобы Кэт обратилась к врачу. Он записал Кэт на прием, и сам отвез ее к доктору.

– Неужели так трудно было раньше сходить к доктору?

– Но мне он не нужен. – Джейсон заметил, что Кэт стала совсем вялой и отказывалась есть. – Я просто очень устала.

– Может быть, доктор сделает что-нибудь, чтобы поднять твой жизненный тонус. – Но Кэт уже не смеялась над шутками Джейсона, а когда они зашли в клинику, ему почудилось, что Кэт вот-вот расплачется. После приема, когда Джейсон взглянул на нее, ему показалось, что Кэт все-таки всплакнула, но не сказала по этому поводу ни слова.

– Ну, как дела?

– Все в порядке.

– Удивительно. Как доктор мог сделать такой вывод? Из твоего очаровательного расположения духа или по здоровому блеску в глазах?

– Прекрати шутить. Ты не мог бы просто оставить меня одну? – Но когда они вошли в дом, Джейсон обнял Кэт, и повел ее в кабинет, расположенный внизу, где они могли спокойно поговорить.

– Хватит водить меня за нос, Кэтти. Я хочу знать, что происходит.

– Ничего. – Но он взглянул на нее и заметил, что губы ее трясутся, а глаза полны слез. – Ничего. Все хорошо.

– Нет, плохо. Ты обманываешь меня. Что сказал доктор? – Кэт попыталась отвернуться, но Джейсон взял ее за руки. – Кэтти… малышка… скажи, пожалуйста. – Но Кэт только закрыла глаза и покачала головой.

– Оставь меня одну. – Джейсон нежно повернул ее к себе лицом. – Может быть, что-то ужасное? – Он вздрогнул от ужаса, когда представил самое страшное. Он не переживет, если потеряет Кэт. Он не сможет жить без нее.

– Кэтти, – голос Джейсона тоже дрожал, но по крайней мере, она больше не отворачивалась от него, а только плакала.

– Я уже три с половиной месяца как беременна, Джей, – а затем, торопясь, продолжила. – Я была так занята этой проклятой пьесой, что ничего не заметила. Я только работала днями и ночами и никогда бы не подумала… – Кэт рыдала. – Я не могу даже сделать аборт. Уже слишком поздно.

Джейсон смотрел на Кэт в состоянии шока.

– А ты хочешь сделать аборт? Она ответила рассеянно.

– Какое это имеет сейчас значение? У меня нет выбора. – И освободившись из объятий Джейсона, Кэт выбежала из комнаты. Через минуту Джейсон услышал, как хлопнула дверь их спальни. И тут же по лестнице сбежал Филипп.

– Что с мамой?

– Она устала и легла спать.

– Уже?

– Да, малыш, уже.

– Ну, ладно, не хочешь поиграть? – но Джейсон чувствовал себя совершенно разбитым. Ему хотелось только одного: побыть в одиночестве. Но мальчик так умоляюще смотрел на него.

– Может быть, попозже?

– Попозже я пойду спать.

– Ну в таком случае, извини меня. Может быть, загадать тебе головоломку? – Мальчик просиял. Головоломки он любил больше всего. Джейсон вынул ручку и лист бумаги, нарисовал загадку.

– Иди, думай, что это такое.

Филипп вышел из комнаты, а Джейсон погрузился в раздумья. Он был ошеломлен тем, что сказала Кэт по поводу аборта. Неужели она могла пойти на это? Ничего не сказав ему? Как она могла? Джейсон заставил себя подумать прежде всего о том, что этого все-таки не произошло. Ребенок был жив… его ребенок… Джейсон поймал себя на том, что улыбается, потом снова нахмурился, переживая за Кэт. Что если все будет так же тяжело, как в прошлый раз? Чем он может помочь ей? Джейсон и сам начал паниковать, а затем откуда-то из подсознания у него всплыло имя Анны. Она была тогда с Кэт, кроме того, Анна – медсестра и знает, что делать в этих случаях. Джейсон и Анна были едва знакомы, но он знал, что Анна может помочь.

И он решил поехать к ней. Джейсон осторожно, как бы между прочим, выяснил у Кэт адрес Патерсонов и, сославшись на срочное задание, попросил Скарлетт побыть с Кэт несколько дней, а сам выехал в Сан-Франциско.

Когда он подъехал на такси к дому Патерсонов в Милл Вэлли, Анна с младшим из детей была во дворе и испугалась, увидев Джейсона. Она бросилась к нему навстречу и, не успев поздороваться, вскрикнула:

– Джем, что-то случилось?

– Я… нет… это… да, – Джейсон растерялся и подумал, что Анне может показаться глупым его страх, он только напрасно потревожил ее. Но Анна сразу же поняла его состояние и потащила Джейсона в дом.

Там в неприхотливой домашней обстановке, среди шумящих детей, Джейсон пришел в себя. Анна накормила его, и уже за кофе они снова вернулись к тому, с чем и приехал Джейсон. Он, вздохнув, рассказал ей всю историю.

– Я даже не знаю, зачем приехал. Простите меня, кроме того… О, Боже! Я не знаю, Анна, но вы медсестра и подруга… вы были в прошлый раз… Господи, неужели я убиваю Кэт этим?.. Не знаю, как все объяснить. Кэт в истерике. Никогда не видел ее такой расстроенной.

Анна, слушая, кивала головой.

– У нее есть основания так расстраиваться.

– Неужели все будет так плохо, как осталось у нее в памяти?

– Нет. Хуже уже некуда.

– О, Боже! – И ненавидя себя за эти слова, Джейсон произнес, пытаясь ухватиться за соломинку. – Нельзя ли сделать аборт сейчас, на четвертом месяце беременности?

– В крайних случаях, можно, но это очень опасно. – А через минуту Анна добавила. – А вы в самом деле этого хотите?

– Этого хочет Кэт. Она так говорит. – Джейсон был готов заплакать.

– Она просто боится, – и Анна рассказала Джейсону, почему так произошло. Этот рассказ заставил его содрогнуться. – У Кэт в жизни было много трудностей, но то, что тогда с ней сделали, у любой женщины может отбить желание иметь ребенка. Но ведь все могло быть и по-другому, если бы доктор был более человечным, да и Билл тоже. – А Кэт понимает это?

– Умом да, а в душе не может осознать. Это приводит ее в панику. Я понимаю. Мы говорили об этом с ней. Она решила больше никогда не рожать ребенка. Если бы мне было суждено перенести то, что пережила Кэт, я бы приняла такое же решение. Но, Джей, сейчас все должно быть иначе.

– Почему вы так думаете?

– Любой доктор может сказать вам об этом. И ее врач, вероятно, уже сказал ей это.

– Но Кэт не прошла даже обследование.

– Ну, тогда постарайтесь, чтобы она попала к хорошему врачу. Используйте все возможности, Джей, это очень важно. Нельзя допустить, чтобы Кэт еще раз перенесла подобное.

– Я постараюсь, – Джейсон с облегчением вздохнул. – Спасибо, Анна. Извините, что побеспокоил вас своими проблемами.

– Глупости, – и улыбнувшись, Анна добавила, – Джей, я очень рада.

Джейсон снова вздохнул.

– И я. Но, Боже, как я не хочу подвергать ее этим мучениям.

– Кэт скоро успокоится. Направьте ее только к надежному доктору.


Он пробыл у Патерсонов до вечера и отдохнул душой в их гостеприимном доме. А тем же вечером Дэн отвез его к нью-йоркскому поезду.

Джейсон приехал домой и сразу же принялся за дело. Он съездил к четырем своим близким друзьям по газете, у кого недавно родились дети. К счастью, у их жен был один и тот же доктор, и они считали, что он – чудо. Джейсон записал имя доктора, а через час уже был у него и смог поговорить с ним.

– Доктор Салберт, меня зовут Джейсон Кэлмен… – и Джейсон подробно обрисовал сложившуюся ситуацию.

– Приезжайте вместе утром. Скажем, около 10–30.

– Отлично. А что я могу сделать прямо сейчас?

Доктор усмехнулся: – Дайте жене выпить что-нибудь покрепче.

– Это не повредит ребенку?

– Нет, если доза не будет слишком большой.

– А шампанское можно? – Джейсон еще никогда не был так взволнован и озабочен, но доктор улыбался.

– Это будет превосходно. До завтра.

– Спасибо. Всего хорошего. – Джейсон, едва попрощавшись с доктором вскочил в машину и поехал домой. По пути он заехал в магазин и купил бутылку шампанского. Через пять минут, поставив бутылку, два фужера, тарелку с фруктами и миндалем на большой поднос, Джейсон постучал в дверь спальни, где опять укрылась Кэт.

– Да, – услышал Джейсон ее глухой голос.

– Можно мне войти?

– Нет.

– Прекрасно, – Джейсон тихо открыл дверь. – Люблю, когда меня так гостеприимно встречают.

– О Боже! – сидя в кровати, Кэт округлила глаза, когда увидела бутылку шампанского. – Что за торжество, Джей?

– Это не Ваше дело, Кэт Батлер. Я праздную начало пути моего ребенка, которого я, несмотря ни на что, очень люблю. – Джейсон поставил поднос и посмотрел на Кэт. – К тому же я безумно влюблен в мать моего ребенка. – Он сел рядом с Кэт и потрепал ее по волосам.

– Не надо. У меня нет настроения.

Но Джейсон облокотился в кровати рядом с Кэт, глядя на нее полными любви глазами.

– Малышка, я понимаю, что ты можешь ощущать. Я ездил к Анне, она объяснила мне, какой кошмар тебе пришлось пережить. Но в этот раз я не допущу повторения этого ужаса. Ни за что, никогда, клянусь тебе.

– Ты ездил к Анне? – Кэт взглянула на Джейсона с неожиданным подозрением. – Зачем ты сделал это?

– Потому что я люблю тебя, очень волнуюсь и не хочу подвергать тебя опасности. – Тон, каким Джейсон сказал это, вызвал у Кэт новую волну слез.

– Ах, Джей, я люблю тебя… дорогой мой, – всхлипывала она в объятиях Джейсона.

– Все будет хорошо.

– Ты обещаешь? – Кэт казалась совсем маленькой напуганной девочкой, и Джейсон улыбнулся.

– Обещаю. Завтра мы идем на прием к доктору, которого все любят.

– Ты нашел мне доктора? – Кэт была ошеломлена.

– Конечно. Вот такой я ужасный. Разве ты не замечала этого раньше?

– Да… случалось… Как тебе удалось найти доктора? – Кэт улыбалась Джейсону, который наклонился, чтобы поцеловать ее.

– Я посоветовался с приятелями, чьи жены недавно рожали, а потом поехал к этому врачу. Он очень симпатичный.

– А что он сказал?

– Что тебе нужно выпить шампанского, – Джейсон выпрямился и улыбнулся, – по предписанию доктора. – Он открыл бутылку, наполнил фужеры искрящимся вином.

– А это не повредит ребенку? – с сомнением спросила Кэт, беря фужер в руки, а Джейсон только улыбался. Билл запрещал Кэт любую дозу спиртного, когда она ждала Филиппа.

– Нет, дорогая, ребенку это не повредит. – Джейсон взглянул с благодарностью на Кэт, когда услышал, что она волнуется за ребенка. – У нас будет милый ребенок, Кэт.

– Откуда ты знаешь? – Кэт улыбнулась, в глазах ее стояли слезы.

– Потому что он наш.


В последние месяцы беременности у Кэт пропал интерес даже к собственной пьесе. Казалось, что ей ничего не нужно в жизни, только быть с Джеем, тихо сидеть в саду, наблюдая, как играет Филипп. Кэт рано ложилась спать, полноценно питалась, мало читала, как будто ее мозги находились на полном отдыхе. Кэт не хотелось никаких волнений, никаких разговоров с Нортоном о делах. Она готовилась к важному событию, и это ожидание полностью захватило ее. Оно поглотило всю ее жизнь.

За два дня до намеченной даты родов из Сан-Франциско приехала Анна, оставив всех детей с Дэном.

– Поверь мне, я так рада за тебя, – Анна с радостью смотрела на Кэт, – что происходит с тобой?

– Абсолютно ничего. Я превратилась в сморчок. Я уже никогда не смогу написать ни одной пьесы. – Кэт могла думать теперь только о ребенке и уходе за ним.

Она стала даже меньше времени уделять Филиппу. Это было странное, обращенное в себя существование. Но Джейсон понимал это, потому что доктор предупредил его, что такое возможно в конце беременности.

– Что говорит доктор?

– Ничего. Только то, что это может произойти в любой день. Но я думаю, что не рожу в намеченный срок.

– Почему?

– Так не бывает.

– Именно так и бывает, – Анна усмехнулась, когда все трое сели в машину. – Самое надежное средство – спланировать что-нибудь фантастическое, например, приятный вечер, ужин где-нибудь в ресторане, выход в театр, тогда можно быть уверенным, что роды начнутся именно в этот вечер. – Все трое рассмеялись, но Джею понравилась идея.

– Как насчет ужина в ресторане?

– В назначенный для родов день? – удивилась Кэт. – А что если что-то случится?

– Если ты испортишь им ковер, то мы никогда больше не вернемся туда. – Джейсон усмехнулся и, вернувшись домой, все-таки настоял на своем и сделал заказ в ресторане на следующий день.

– О Боже! – Кэт нервно смотрела на Джейсона и пошла с Анной наверх распаковывать багаж. Доктор разрешил Анне присутствовать при родах как подруге. Доктор не возражал против присутствия при родах любого количества человек, лишь бы не было маленьких детей и больших собак.

На следующий вечер Кэт, Анна и Джейсон отправились на ужин в ресторан. Там было как всегда мило, приглушенный свет, зеркальные стены, элегантное убранство. Кэт была великолепна в широком летнем белом платье с гарденией в волосах.

– Ты выглядишь очень экзотично, мисс Батлер, – Джейсон чмокнул ее в щеку и шепотом добавил, – я люблю тебя и такой.

Кэт улыбнулась, поймала под столом руку Джейсона, прошептав то же в ответ. Но не успели заказать ужин, как Анна заметила странное выражение лица Кэт. Сначала она ничего не сказала, но через пять минут все повторилось, она наклонилась через стол и спросила:

– Я была права, Кэтти?

– Вероятно, да.

Джейсон не слышал их, он заказывал вина.

– Итак, леди! Все довольны?

– Вполне.

Анна не отрываясь, смотрела на Кэт, а та потихоньку покачала головой. Ей не хотелось еще ничего говорить. Но когда принесли обед, Кэт почти не притронулась к нему. Она не хотела переедать, если роды, и в самом деле, начались, то лучше перенести их в облегченном состоянии.

– Ты ничего не ешь, дорогая. С тобой все в порядке? – наклонился Джейсон к Кэт, пока они ожидали десерт.

Кэт улыбнулась.

– Все нормально, не считая того, что начались роды.

– Когда? – ошеломленно посмотрел на Кэт Джейсон. – Уже? – Он неожиданно ударился в панику, и Кэт рассмеялась.

– Не сию минуту рожу, но, надеюсь, скоро. Я почувствовала боль уже перед обедом, но не была уверена.

– А сейчас уверена? – Джейсон схватил ее за руку, она снова засмеялась.

– Прекрати, Джей. Все в порядке. Пей кофе с десертом, а потом мы пойдем домой и вызовем доктора. Расслабься.

Но этого Джейсон уже не мог сделать, а пока не принесли кофе, Кэт пыталась расслабиться сама. А боль становилась интенсивней и участилась.

Анна следила за интенсивностью схваток, пока они стояли в ожидании машины.

– Кэтти, тебе лучше сразу поехать к доктору. Ты можешь не успеть доехать до дома. – Сказал, подъехавший к ним Джейсон.

– А, может быть, мне повезет, – Кэт улыбалась, но по ее глазам Джейсон понял, что боли усилились, и на него обрушилась волна паники. Что если сейчас повторится ужас предыдущих родов? Анна, заметив, что происходит с Джейсоном, успокоила его. Кэт прилегла на заднем сидении.

– Все будет хорошо, Джей. Не переживай. С Кэт все в порядке.

– Не могу не думать…

– Она, вероятно, думает о том же. Но все будет хорошо. – Джейсон кивнул.

– Как дела, Кэтти?

– По-прежнему, – а через мгновение после того, как Джейсон тронул машину, она произнесла. – Сейчас у меня появится второй ребенок.

Он с ужасом посмотрел на Кэт.

– Мне остановить машину?

– Ни в коем случае. – И обе женщины засмеялись. Неожиданно Кэт стало не до смеха, а к тому времени когда они приехали в больницу, она уже не могла и говорить.

Медсестра поторопилась вызвать доктора, а две другие медсестры сопроводили Кэт в маленькую, чистую комнату. С минуту Кэт смотрела на Анну полным печали взглядом.

– Я думала и вправду что-то изменилось, – но это была такая же комната, в какой она провела в агонии 14 часов несколько лет назад. При этих воспоминаниях Кэт застонала.

– Не волнуйся, Кэтти, – Анна не спеша помогла Кэт раздеться, но они постоянно приостанавливались, чтобы переждать боль. После этого, опираясь на Джейсона, Кэт легла.

– Все хорошо, Кэтти? – Джейсон почувствовал себя беспомощным и испугался. Он знал единственное, что если что-то случится с Кэт или с ребенком, он не переживет этого. Джейсон знал об этом наверняка. А Кэт медленно улыбнулась ему, крепко держа его за руку.

– Все в порядке.

– Точно? Ты уверена? – Кэт кивнула и скорчилась от нового приступа боли. Но в это время Джейсон вспомнил, что они оба слышали на консультации у врача насчет дыхания и начал считать вслух, чтобы Кэт дышала глубоко. Когда схватка закончилась, Кэт с изумлением посмотрела на Джейсона.

– А знаешь, сработало.

– Ну и хорошо, – он почувствовал себя несказанно гордым и в следующую схватку они повторили то же самое. К ним подошел доктор, все было под контролем.

Доктор сказал, что Кэт все делает прекрасно. О прошлом ей напомнило только краткое обследование, но этого никак не избежать. Хотя в этот раз ее, по крайней мере, не привязывали. Медсестры были милые и вежливые, доктор улыбался, а в углу комнаты находилась Анна. Кэт чувствовала себя в окружении людей, заботившихся о ней. Джейсон все время стоял рядом, помогая Кэт дышать и контролировать себя.

Через полчаса боли усилились и на мгновение стали невыносимыми. Дыхание сбилось, Кэт начало трясти, она почувствовала тошноту и неожиданно похолодела. Джейсон нервно взглянул на Анну, которая обменялась многозначительным взглядом с медсестрой. Плод начал двигаться, и медики знали, что это самый болезненный процесс. Через полчаса Кэт в отчаянии схватилась за руку Джейсона и начала кричать.

– Не могу… Джей… больше не могу… нет! – Кэт с каждым приступом боли кричала все громче, а затем застонала, когда доктор обследовал ее.

– Уже скоро, – доктор был очень доволен, подбадривал Кэт. – Еще немного, Кэтти. Подожди… ты все выдержишь… самое страшное уже позади… подожди, – так все уговаривали Кэт, а через 15 минут все вокруг нее забегали.

– Джей… ах, Джей, – Кэт все еще держалась за руку Джейсона с отчаянием, и Анна видела, что Кэт уже тужится. Пришло время. Ее поместили в родовую, на стол, где женщина могла схватиться за специальные ручки с обеих сторон.

– Что я должна делать? – Кэт с отчаянием смотрела на доктора, а он только улыбнулся.

– Пока, ничего, – Доктор попросил медсестер удобней устроить ноги Кэт, а Джейсона придерживать ее за плечи. Кэт одолело невыносимое желание тужиться. Складывалось впечатление, что она взбирается на высокую гору с тяжелой ношей, и вот-вот не удержится и свалится в пропасть. Но голоса вокруг подбадривали и помогали. Но вот неожиданно Джейсон почувствовал особое напряжение в теле Кэт, и от последнего усилия и толчка между ее ног появилась маленькая головка, и все испустили вздох облегчения.

– Наконец-то, он появился! – и все засмеялись с легким сердцем. Еще два усилия, и на свет появилась очаровательная девочка.

– Ах, Джей… Она такая хорошенькая! – Кэт смеялась и радовалась, плакала от счастья. А вместе с ней Анна и Джейсон. Только глаза доктора оставались сухими, хотя он тоже радовался с ними.

Через полчаса Кэт отвезли с ребенком в палату, а Джейсон все еще не мог придти в себя, потрясенный увиденным. Его жена казалась спокойной и невозмутимой, гордой от свершенного. Весь процесс рождения занял чуть больше двух часов. Кэт смотрела на Джексона и Анну, держа в руках ребенка и улыбаясь.

– Вы знаете, я очень хочу есть. – Анна взглянула на подругу и рассмеялась.

– Со мной тоже все время так было.

А Джейсон мог только молча сидеть и с восхищением смотреть на свою дочку.

– Вы обе ненормальные. Как можно есть в такой момент? – Но Кэт могла и съела два сэндвича с ростбифом и булочку, запив все это молоком.

– Ты монстр! – Джейсон смеялся, наблюдая, как она набросилась на еду.

В глазах его никогда не было столько нежности, как в этот момент.

– Я люблю тебя, Джей. Никогда бы не решилась на это, если бы не ты. Несколько раз мне хотелось избежать повторения того кошмара.

– Я знал, Что ты поступила разумно. – Менее чем через час Кэт с умытым лицом, яркими, сверкающими глазами, причесанная сидела в кровати. Анна спустилась вниз выпить кофе и оставила Джейсона и Кэт одних.

– Ты молодчина, дорогая. Я горжусь тобой. – Они с нежностью смотрели друг на друга в немом обожании и поклонении друг другу. Ребенку уже выбрали имя. Элеонора Батлер Кэлмен. На сегодня и этого было достаточно.


Скарлетт, каждый день навещавшая дочь, только что ушла, как у дома остановилась машина, и из нее выскочил Ретт. Он теперь редко бывал в Нью-Йорке и сейчас приехал, узнав из телеграммы Джейсона о рождении внучки.

Ретт казался еще более смуглым, чем раньше. Его лицо обветрилось и прокалилось на жарком солнце, все еще подтянутая мускулистая фигура не утратила гибкости, и всем своим обликом он теперь еще больше походил на пирата.

Когда Ретт, нагруженный свертками и коробками, появился в доме, Филипп с радостным воплем повис у него на шее.

– Дедушка приехал! – восторженно закричал мальчик и, взахлеб принялся рассказывать Ретту о том, что у них в доме появилась девочка, и как он, Филипп, был против этого, он хотел, чтобы был мальчик. Ретт засмеялся и ласково обнял мальчика.

– Ничего, Фил, из девочек тоже иногда получаются хорошие люди. Ты только следи за тем, чтобы она не испортилась, и все будет в полном порядке.

Мальчик внимательно выслушал Ретта, подумал, а потом важно кивнул.

– Ну, если ты считаешь, что это ничего, придется принять все, как есть.

Теперь уже Ретт хохотал и подбрасывал внука к потолку.

– Да, Филипп, придется смириться, тут уж ничего не поделаешь, – доверительно сказал он внуку, когда они наигрались и нахохотались.

Ретт безумно любил внука и часто, шутя говорил своим друзьям в Колорадо, что мечтает дожить до такого дня, когда Филипп вырастет, и он передаст ему свое дело из рук в руки.

И тут подоспело сообщение о рождении Элеоноры. Самому Ретту, как он считал, не особенно повезло: у него была всего одна дочь. Но теперь он был очень доволен, внуков будет много. И он тут же поехал в Нью-Йорк.

Поднявшись в комнату дочери, Ретт постучал и, услыхав тихий голос Кэт, осторожно приоткрыл дверь.

– Папа, – глаза Кэт засветились от радости, когда она увидела отца.

Кэт с дочкой уже два дня находились дома. Доктор позволил ей раньше срока вернуться домой, потому что роды прошли очень легко и без осложнений. Но просил быть осторожнее, не приниматься сразу за работу, больше отдыхать и заниматься ребенком.

– Папа, ты приехал…

– …специально, чтобы взглянуть на нее, – Ретт тихонько на цыпочках подошел к дочери и, целуя ее в лоб, скосил глаза на белый сверток, который лежал на коленях Кэт.

– Боже мой, да она настоящая красавица!

Кэт радостно засмеялась.

– Да, папа, она мне тоже очень нравится.

Ретт еще какое-то время посидел рядом с дочерью, с умилением рассматривая крошечное существо, а потом поехал домой, пообещав приехать к ним на целый вечер с рассказами о золотых приисках, нефтяных залежах, мормонах и индейцах.

– А ты когда-нибудь возьмешь меня с собой? – Филипп с надеждой смотрел на Ретта.

– Обязательно, мы с тобой вдвоем там столько всего понаделаем! – Глаза мальчика разгорелись в предвкушении необыкновенных приключений.

– До вечера, малыш, – Ретт с шутливой значительностью тряхнул его руку и заговорщицки подмигнул. – Мы должны с тобой разработать план компании.

Мальчик торжественно и важно кивнул головой и пошел провожать Ретта до машины.


ГЛАВА 76 | Ретт Батлер | ГЛАВА 78