home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 74

Похороны состоялись через два дня. На них присутствовали губернаторы, сенаторы, журналисты, газетные магнаты, представители общественности, писатели, драматурги, театральные звезды и многие-многие другие. В первом ряду прощавшихся стояли Ретт с дочерью и Джейсон Кэлмен.

Среди собравшихся друзей и знакомых Джона Ретт заметил Скарлетт. Одетая в черное она вместе с Бо и Джейн стояла чуть в стороне и взглянула на него огромными печальными глазами.

«Боже мой, – подумала она, – как он постарел за эти последние месяцы. Уходят друзья, вырастают дети, жизнь проходит, а его нет рядом со мной. Нет сейчас, когда мне так необходимо его крепкое плечо, его трезвый ум… Милый, – молили ее глаза, – ты видишь, как я несчастна, как одиноко мне без тебя. Вернись ко мне, я так тебя люблю…»

Скарлетт взглянула на него полными слез глазами, Ретт молча поклонился ей и вышел из церкви.


Через неделю, когда Кэт немного пришла в себя, Ретт сказал ей, что он должен уехать на неопределенное время. На приисках снова было неспокойно, и ему надо было быть там.

Ретт очень тяжело переживал потерю друга, вместе с ним ушел целый мир, близкий Ретту, отошел целый огромный кусок его жизни, где было все: удачи и разочарования, счастье и горечь потерь, но это была их жизнь, и он знал, что при любых невзгодах рядом был Барт, верный и надежный друг.

Джон был ему самым близким другом, почти членом семьи, он так трогательно заботился о Кэт и сердился, когда Ретт, как ему казалось, был несправедлив к дочери.

Именно Джону пришла в голову мысль познакомить Кэт с Джейсоном Кэлменом.

Ретт печально усмехнулся: «У детей должно быть все в порядке, Барт своей смертью благословил их».

Теперь Ретт не тревожился за дочь, оставляя ее одну с Филиппом дома. Она крепко стояла на ногах, и рядом с ней был Джейсон. Это был как раз такой мужчина, какого Ретт и покойный Барт хотели бы видеть рядом с ней.

– Дом в твоем распоряжении, Кэтти, – сказал он дочери. – Не стесняй себя и Филиппа в средствах, ты знаешь, я живу для вас и все, что у меня есть – ваше.

Еще через день Ретт уехал. На вокзале его провожали Кэт с Филиппом и Джейсон. Филипп уверенно восседал у Джейсона на руках и чувствовалось, что им обоим очень приятно друг с другом.

С вокзала Кэт вернулась печальная. Филипп, крепко ухватившись за руку Джейсона, шел рядом.

– Может быть, зайдешь на чашку кофе? – Кэт рассеянно смотрела на Джейсона, и он кивнул в знак согласия.

Через полчаса после кофе и рассказов Филиппа, что они с няней видели, когда были в Центральном парке, Кэт немного оживилась, и Джейсон с облегчением заметил, что она почувствовала себя лучше.

– Кэтти, давай прогуляемся утром. Я думаю, нам обоим будет полезно подышать свежим воздухом. А после этого пообедаем вместе, – глядя на Кэт, Джейсон решил не оставлять больше подругу одну. – Так как же? Ты можешь одеться потеплее, и мы совершим длительную прогулку. Заманчиво звучит?

У Кэт не было большого желания гулять, но она понимала, что Джей хочет помочь ей, и не хотелось обижать его отказом.

– Хорошо, – Кэт с улыбкой протянула ему руку. Назавтра Джейсон зашел за Кэт, и скоро они уже прогуливались по отдаленным дорожкам парка. Автомобильное движение было не особенно оживленным по случаю субботы, машины проносились изредка, оглашая тишину парка ревом моторов. Они с час погуляли, болтая о пустяках, надолго замолкая, потом Кэт ощутила на своих плечах руки Джейсона, обнявшие ее, и заглянула ему в глаза.

– Ты хороший друг, Джей, я знаю. Я думаю, это частично и повлияло на мое решение вернуться сюда.

Неожиданно Кэт опять охватило чувство одиночества:

– Папа и Барт, – она вытерла выступившие слезы рукой в белой перчатке. Потом снова заговорила, пока они стояли и ждали у светофора. – Жизнь никогда не подарит нам с папой второго такого человека, каким был Барт.

Джей согласно кивнул:

– Да, такие подарки редки.

И рука в руке они пошли дальше. Только через час Кэт и Джейсон остановились перевести дыхание.

– Пойдем пообедаем в «Плазе»? – Но Кэт медленно покачала головой. У нее не было настроения радости и праздника. Ей хотелось побыть одной.

– Спасибо, не хочется.

– Не то состояние? – Джейсон все прекрасно понимал.

– Примерно так, – улыбнулась Кэт.

– Может быть, перекусим у меня дома? Это как раз подходит под настроение. – Кэт, поколебавшись, согласилась, и они быстро поймали такси.

Они вышли из машины и подошли к дому Джейсона, он открыл дверь ключом. У него был домик с маленьким садиком. Пока хозяин наливал чайник, Кэт сняла пальто и взглянула через окно в садик, занесенный снегом.

– Совсем забыла, как здесь хорошо, Джей.

– Я люблю сад, – Джейсон улыбнулся Кэт и начал готовить сэндвичи.

– Я хотела бы найти что-нибудь подобное. Не сразу, конечно. Но мне не хочется стеснять отца.

– Непременно найдешь. Стоит немного поискать, чтобы найти уютное жилище, но поиски стоят того. – В доме Джейсона была уютная спальня с камином, милая гостиная тоже с камином, кухня в старом стиле с одной кирпичной стеной и тремя другими, отделанными деревом, а также деревянным полом, печкой и сад, что было совсем необычным явлением в Нью-Йорке.

– Как тебе удалось найти эту квартиру? – Кэт доставляло радость смотреть, как Джейсон занимался делом.

Он улыбнулся ей.

– Через «Мейл», конечно. А что бы ты хотела найти? При мысли об этом Кэт вздохнула.

– Что-нибудь немного побольше. Нужно три комнаты.

– Зачем так много? – Джейсон подал Кэт тарелку с удивительными сэндвичами, приготовленными с салями, копченой ветчиной и сыром.

Кэт, улыбнувшись, взяла сэндвич.

– Филиппу нужна комната, кабинет для работы, где я бы могла писать, и спальня.

Джейсон согласился.

– Ты хочешь купить?

Кэт посмотрела в растерянности, положила бутерброд на тарелку и задумалась.

– Если бы я знала, – и снова взглянула на Джейсона. – Не могу предположить, Джей, как будет дальше. Сейчас у меня есть деньги от постановки этой пьесы. Но кто знает, как пойдет дело дальше. Папа, конечно, предложит свою помощь, но я хотела бы сама.

– Я уверен, Кэтти, что тебя ждет успех.

– Ты не можешь дать мне в этом гарантии.

– Могу. Ты написала замечательную пьесу.

– А что, если у меня больше не получится? Что если на этом будет конец?

Глаза Джейсона округлились от удивления, но Кэт даже не улыбалась.

– Ты, как все они. Всем писателям всегда кажется, что эта книга последняя. Они делают миллионы долларов на последней книге и плачут, на что же будут жить завтра, смогут ли написать еще, и что если… и так далее и тому подобное. Точно то же самое ты говоришь о своей пьесе.

Наконец Кэт все-таки улыбнулась.

– Я, в самом деле, не уверена в будущем, но насколько я помню, действительно, многие испытывают то же самое. – Кэт снова погрустнела. – Ты помнишь Майлза Стоуна. У него тоже был успех, но он умер без единого пенни. Не хочу, чтобы со мной произошло то же самое.

– Так не покупай семь домов, девять машин, не нанимай 23 служанки. Если избежишь этого, тебе не грозит участь Майлза Стоуна. – Джейсон мягко улыбнулся Кэт. Он знал Майлза и слышал о четырех миллионах долга после его смерти.

Кэт спокойно взглянула на Джейсона, склонив голову.

– Знаешь, Джей, всю жизнь я зависела от мужчин. Отец, Бо, еще один мужчина, с которым я была недолго, – ей даже не хотелось называть имени Криса Боксли, – потом Билл. И впервые в жизни я ни от кого не завишу, кроме самой себя, – Кэт посмотрела на Джейсона с довольной улыбкой. – Мне очень нравится это состояние.

Джейсон кивнул:

– Согласен. Приятное ощущение.

– Да, – вздохнула Кэт и улыбнулась, – но и страшно. Всегда рядом кто-то был, а сейчас, впервые в жизни, никого. – И печально добавила. – И Барта больше нет. Только я одна.

Джейсон нежно посмотрел на нее: – И я. Кэт мягко тронула его за руку.

– Ты всегда был хорошим другом. Но знаешь, что забавно?

– Что?

– Такая самостоятельность временами пугает меня, но мне нравится это ощущение.

– Кэт, – Джейсон откровенно посмотрел ей в глаза. – Не хотел бы говорить этого тебе, но все-таки скажу: ты уже совсем взрослая.

– Уже? – Кэт взглянула на Джейсона и рассмеялась.

– Послушай, я на девять лет тебя старше, но не чувствую себя таким взрослым.

– Тем не менее именно им и являешься. Ты же всегда полагался только на себя и ни от кого не зависел, как я.

– У независимости есть свои недостатки, – Джейсон стал задумчивым, а Кэт, отвернувшись, смотрела в сад. – При этом настолько сосредоточен сам на себе: что делаешь, куда идешь и как добиться того или другого, что ни с кем не получается близости.

– Ну, почему же? – Кэт возразила мягко, чувствуя себя прекрасно в этой кухне. Джейсон внимательно наблюдал за ней.

– Потому что постоянно не хватает времени. Я, например, был слишком занят, чтобы получить признание, стать величиной номер один в газете Лос-Анджелеса.

– Но сейчас ты добился этого уже и здесь, – Кэт улыбнулась. – И что же дальше?

– Я еще ничего не достиг, Кэтти. Знаешь, чего я хочу? Я хочу стать таким, как Барт: стать издателем крупной газеты в крупном городе. Но что со мной сейчас происходит? Неожиданно я стал забывать об этом желании. Мне нравится та жизнь, которую я сейчас веду. Я радуюсь Нью-Йорку. И впервые за последние годы я не беспокоюсь о завтрашнем дне, а наслаждаюсь настоящим. – Кэт снова улыбнулась ему в ответ.

– Я понимаю твое состояние. – При этих словах Кэт невольно подалась вперед, не давая отчета в своих движения. Джейсон обнял ее, и они поцеловались, страстно и продолжительно. Кэт отстранилась, едва переводя дыхание.

– Как это случилось? – прошептала она, но Джейсон прервал ее, глаза его стали серьезными, в них засветилось что-то важное.

– Это случилось давно, Кэтти.

Кэт хотела возразить, но вместо этого неопределенно кивнула головой.

– Наверное, да, – и через мгновение добавила, – я думала… я считала… мы навсегда останемся только друзьями.

Джейсон снова обнял ее.

– Мы и так будем друзьями. Но я должен сделать признание Мисс Батлер. Я хотел сделать его давно, – Джейсон мягко улыбнулся, и Кэт ответила тем же.

– В самом деле, Мистер Кэлмен? В чем же оно состоит?

– Я люблю тебя… я очень люблю тебя.

– Ах, Джей, – Кэт со вздохом уткнулась лицом в грудь друга, а Джейсон поднял ее подбородок и заставил взглянуть ему в глаза.

– Что это значит? Ты сердишься? – взгляд Джейсона казался опечаленным, но Кэт отрицательно покачала головой.

– Нет, я не сержусь. На что мне сердиться? – голос Кэт стал еще нежней. – Я тоже люблю тебя… но думаю… все было бы так просто раньше…

– И сейчас в этом нет ничего сложного. Ты была замужем, сейчас ты свободна.

Кэт кивнула, обдумывая его слова, а затем открыто и прямо посмотрела в глаза другу.

– Я никогда снова не выйду замуж, Джейсон. Я хочу, чтобы ты знал это с самого начала, – говоря это, Кэт была очень серьезной. – Ты понимаешь меня? – он кивнул. – Ты согласен?

– Я постараюсь смириться с этим.

– У тебя есть право на женитьбу. Ты имеешь право иметь жену и детей, нормальную семью. А у меня все это было, и снова я не хочу ничего начинать.

– А что же ты хочешь? – Джейсон крепко держал Кэт в своих объятиях и испытующе смотрел в глаза.

Она задумалась.

– Дружбу, партнерство, чтобы было с кем поговорить, поделиться проблемами, хотела бы иметь рядом с собой кого-то, кто бы уважал меня и мою работу, любил моего ребенка, – Кэт замолчала, их глаза встретились.

В этот раз Джейсон первым нарушил тишину.

– Это не так и много, Кэт, – голос его звучал мягко, он провел рукой по ее черным волосам.

Кэт устроилась в его объятиях, как котенок около огня зимой, в глазах ее горели искры.

– А ты, Джей? Чего хочешь ты? – голос Кэт прозвучал мягко и очень заботливо.

Джейсон некоторое время колебался.

– Я хочу тебя, Кэт, – после этих слов руки Джейсона скользнули от смоляных волос, обрамлявших лицо, ниже и начали снимать с нее одежду. Кэт позволила раздеть себя и лежала на кровати Джейсона нагая и прекрасная, а он, лаская ее нежными руками, повторял:

– Я хочу тебя, Кэт… дорогая моя… я хочу тебя… любимая моя.

Неожиданно и она почувствовала в себе разгорающееся пламя давно забытой страсти, вызванное к жизни уверенными, надежными руками Джейсона. Кэт изнемогала в его руках…


Они лежали вместе, взволнованные и одухотворенные, горящие единым желанием взаимной близости. Наконец, огонь, который они разожгли друг в друге, нашел выход, и Кэт с Джейсоном лежали в объятиях усталые и блаженные.

– Ты счастлива? – Джейсон взглянул на любимую нежными глазами, довольный тем, что Кэт сейчас принадлежит ему безраздельно.

– Да. Очень счастлива, – голос Кэт больше походил на шепот, пальцы их были сплетены, а ее голова покоилась на груди Джейсона.

– Я люблю тебя, Джей, – это был самый кроткий и сладкий шепот. Джейсон закрыл глаза и улыбнулся.

Он прижал Кэт еще крепче к себе, губами нашел ее губы, стараясь добраться до ее души и всей ее сути, желая проникнуть туда, как можно глубже.

– Джей… – Кэт улыбнулась, когда Джейсон хотел еще раз близости с ней. Она превратила его попытки в игру, забаву, которая доставила радость обоим, и привела, в конечном итоге, к новому всплеску страсти.

– Неужели так бывает? – Кэт смотрела на Джейсона с некоторой подозрительностью, когда всплеск новой страсти закончился.

– Как так? – улыбка Джейсона была такой же сияющей, как и улыбка Кэт. – Ты имеешь в виду: так душевно? – Джейсон, усмехаясь, держал Кэт в своих объятиях. – Мадам, говорил ли вам кто-нибудь, кто самая большая искусительница в городе?

– Я? – Кэт лукаво усмехнулась. – Может быть, стоит написать об этом пьесу? – Джейсон рассмеялся над таким предложением.

– Иди сюда, ко мне… – Руки Джейсона были нежными и ласковыми, а его слова возбуждали. – Кэт, ты даже представить себе не можешь, как я люблю тебя. – Джейсон на мгновение замолчал, и Кэт посмотрела на него искрящимися от счастья глазами.

– Могу, Джей… очень даже могу.

– Неужели можешь? – Джейсон снова улыбнулся ей. – Но как ты можешь это оценить?

Но Кэт уже не шутила. Она обняла Джейсона изо всех сил, крепко закрыла глаза, сердце ее трепетно стучало, когда она говорила:

– Потому что я люблю тебя всей душой, – говоря эти слова, Кэт неожиданно почувствовала, что это последний шанс, данный ей жизнью. Открыв глаза, Кэт посмотрела на Джейсона Кэлмена, улыбнулась и, наклонившись, снова поцеловала его.


ГЛАВА 73 | Ретт Батлер | ГЛАВА 75