home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 52

Прошло несколько дней, Бен и думать бы забыл о своем приключении если бы нога не напоминала о нем. Она еще слегка побаливала, и Бен старался поменьше передвигаться. По этой причине он чаще, чем обычно находился дома. Однажды он лежал на диване, рассеянно перелистывая рукопись новой пьесы, которую ему дали для ознакомления. Пьеса была плохонькой, неинтересной, и он злился и на пьесу и на свою несчастную жизнь. Бен был не без способностей, и знал это, но почему-то всегда так получалось, что должен был перебиваться случайными ролями в случайных театрах. Лучшие бродвейские театры приглашали артистов с именем, но у него не было возможности, а, может быть, случая, сделать себе имя. И сейчас кончался срок контракта даже с этим театром, и если он ничего не предпримет, ему и дальше придется прозябать в неизвестности.

Глухой стук в дверь вывел его из состояния тяжких раздумий. Он неохотно поднялся и пошел открывать. Через минуту изумленный Бен так и застыл на пороге. Перед ним стояла женщина, лицо которой скрывала густая темная вуаль. Но даже через ее плотную сетку просвечивался немного растерянный и в то же время бесшабашный взгляд его недавней знакомой. Спохватившись, что взаимное разглядывание чересчур затягивается, Бен отодвинулся в сторону и широким жестом пригласил ее в комнату.

– Я счастлив, меня не забыли, – дурашливо заговорил он, придвигаясь к даме и обнимая ее за плечи.

Но Скарлетт не понравилось, как он ее встретил, и она нетерпеливо дернула плечами, отклоняя его руки.

– Не радуйтесь, я пришла к вам по делу. Ведь, как я поняла, вы не можете работать так же активно, как до аварии, и я хочу предложить вам…

– Содержание, что ли? – лицо Бена потемнело, и он в негодовании отстранил, почти оттолкнул ее. – Меня еще никто так не унижал, мадам. Вы первая, кто посмел сделать это. Я, конечно, не ангел, но чтобы до такой степени… А впрочем, если вы уж так хотите… Вы уже расплатились со мной…

Скарлетт растерялась, она сама не знала, как это у нее вырвалось, ведь она шла сюда совсем с другим настроением. А сказала так, потому что увидела его холодные изумленные глаза. Она надеялась, что он тоже с удовольствием вспоминает ее и ждет, а получается, что для него все это не более, чем одна из многих пикантных ситуаций. И потом, что он себе позволяет: «…расплатились!» Ах, мерзавец!»

Скарлетт отскочила от него, как ужаленная, и кинулась к двери. Но дверь не поддавалась, и она в ярости дергала за ручки, колотила в ее стальную обшивку. Подскочивший Бен обхватил ее сзади, прижал к себе и, удерживая ее руки, начал жадно целовать ее шею, подбородок.

– Сними свою чертову вуаль, она мешает мне видеть твои глаза, я хочу целовать их. Прости, ты сама виновата, – бормотал он срывающимся голосом, одной рукой стискивая ее, а другой срывая шляпу, пальто, расстегивая пуговицы на платье. Наконец он добрался до вожделенного и впился ртом в ее упругую нежную грудь. – О Боже, я теряю голову, пойдем. Пойдем, милая! Он увлекал ее все ближе и ближе к дивану, и она, ослабевшая от его яростной атаки, его дикой необузданной страсти, опять подчинилась ему, с удовольствием отдаваясь его сильным решительным рукам, его молодому неутомимому телу.


– Кто ты, прелестная незнакомка? Каким ветром занесло тебя в мою судьбу? – спросил он, склонившись над ней, удовлетворенный и успокоенный, поглаживая ее обнаженное тело, высокую грудь. – Какому святому обязан я таким счастьем, когда он привел меня под колеса твоей машины.

Скарлетт продолжала оставаться в полном изнеможении и истоме, у нее едва не сорвалось с губ ее настоящее имя, но она вовремя спохватилась.

– Филиппа. Зови меня Филиппа, – прошептала она.

– Это имя только для меня или тебя в самом деле так зовут? – спросил он, заметив ее секундную заминку.

– Разве это так важно для нас?

– Пока нет, но, может быть, и важно, – ответил Бен, задумчиво лаская ее грудь, касаясь губами шеи, щек… – Ведь тебя тянет ко мне?

Бен пока еще не успел ничего обдумать в отношении этой женщины. Первый раз, когда это случилось, остался для него просто приятным приключением, но сегодня она опять пришла, и у него зародилась смутная мысль, как можно использовать эту связь. Надо сделать так, чтобы она пришла еще, а он додумает то, что пока еще, как лучик света в тумане, мелькнуло у него в голове. Женщина богата и принадлежит к высшему свету. В этом он не сомневался: шикарная машина с водителем, ее одежда и та уверенность, с какой она держится. Ошибки тут быть не может. И, конечно, она замужем, такие женщины не бывают одинокими. Он не надеялся, что она разведется с мужем ради него, хотя чем черт не шутит, но если даже этого и не случится, у нее, вероятно, есть круг знакомств, обширные связи, которых так не хватает ему. Она ведь может помочь ему пробиться, сделать карьеру. Ему не нужны ее деньги, он потом и сам их заработает достаточно. Главное, выбраться из затянувшего его болота неизвестности. А что касается Кэтти… хорошо, если с ней получится, но он очень и очень сомневался в этом.

– Тебе хорошо со мной?.. – Бен не хотел называть ее придуманным именем, но чтобы не спугнуть все-таки выговорил —… Филиппа?

– Да… – Скарлетт, вздохнув, оторвалась от его гибкого сильного тела. – Да, милый! Но мне пора…

– Я не спрашиваю, придешь ли ты еще, я просто буду ждать тебя, – удерживая ее в своих объятиях, прошептал Бен. Он не знал, кто ее муж и какой он, но предполагал, что уже не молод. И как бы доказывая ей разницу между собой и им, он сжал ее в объятиях и снова страстно овладел ею. Скарлетт лежала почти бездыханная, трепещущая, изумленная силой его и своей страсти, неукротимости желания.

Так прошли 3 недели, полных страсти и безрассудства. Ретт все еще оставался в Колорадо. Как-то утром, перед тем как пойти к Бену, она спустилась вниз, и дворецкий подал ей письмо от Ретта. Скарлетт села в кресло и быстро распечатала письмо.

Ретт писал, что дела в Колорадо таковы, что он должен там задержаться еще хотя бы на неделю. Он и сам рвется домой, но не может себе позволить уехать с приисков, пока волнения среди рабочих не улягутся, и работы не возобновятся в полном объеме. Сейчас уже все как будто близится к концу, и он надеется через неделю, в крайнем случае через полторы, быть дома. В конце письма Ретт не преминул высказать жене, как он был прав, не разрешая ей заниматься делами. Ведь сейчас все так изменилось. Рабочие как будто посходили с ума, образовывают какие-то союзы и выставляют непомерные требования. Часто приходится идти с ними на компромисс. Там, в Колорадо, слава Богу больше пока стихийного недовольства, народ сюда валит валом в надежде на крупные заработки, но от этого не легче. «Так что, моя милая, наслаждайся покоем, развлекайся, но не очень и жди меня. Я люблю тебя. Твой Ретт».

Скарлетт, прочитав письмо, с облегчением вздохнула.

У нее есть еще немного времени, чтобы завершить свой роман. Скарлетт почему-то ни разу не усомнилась, что ее легкий роман с Беном никак не скажется на семейной жизни. Ретт хочет, чтобы она развлекалась, вот она и развлекается. Она не испытывала ни угрызений совести, ни раскаяния, понимая, что все это закончится так же быстро, как и началось.

Скарлетт давно решила, что к приезду Ретта, Бена уже не должно быть в ее жизни. Значит ей оставалась всего неделя, чтобы насытиться им и потом уйти навсегда. Бен был каждый день и вечер занят, и короткие мгновения близости уже не удовлетворяли ее, она хотела предложить ему поехать с ней на неделю отдохнуть вместе.

Бен согласился, он тоже с удовольствием предавался близости со Скарлетт, его волновало ее прекрасное тело и удивительное свойство полной самоотдачи.

Скарлетт послала телеграмму Ретту, сообщая ему, что решила поехать отдохнуть, чтобы к его приезду набраться сил и быть в прекрасной форме. Кэт оставила на попечение Барта, а сама с Беном отправилась в последнее с ним волнующее путешествие.

Она выбрала маленький уютный городок в Калифорнии, достаточно респектабельный, чтобы приятно провести время, но не имеющий большой известности, чтобы не опасаться встретить там кого-либо из знакомых.

Неделя пролетела, как один миг. Скарлетт отдавалась своей безрассудной страсти с безумством человека, которому оставалось не так уж много времени. Они с Беном поселились в соседних номерах, но один из них всегда оставался пустым. Погода стояла чудесная, но долгих прогулок они не предпринимали и большую часть времени проводили на огромной, выходящей на море террасе или на светло-голубой тахте в одной из комнат. Здесь было мило и со вкусом устроено: картины на стенах, прекрасная французская мебель, небольшой мраморный стол – создавали приятное чувство изысканности и удобства. Большая двухспальная кровать дополняла впечатление блаженства и полной завершенности их временному любовному гнездышку.

Отель, в котором они остановились, был небольшой, но очень уютный, выстроенный во французском стиле он располагался на покрытом изумрудной зеленью холме с прекрасным видом на залив. Он напоминал скорее прелестную загородную виллу, чем одну из указанных в туристском каталоге гостиниц.

Несмотря на то, что время было не курортное и в городке приезжего народа практически не оставалось, Скарлетт не хотела рисковать. Все было удивительно приятно и спокойно, только однажды, когда они обедали с Беном в ресторане, она почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд и, обернувшись, встретилась глазами с незнакомым мужчиной. Его крепкая мускулистая фигура, обветренное загорелое лицо и жесткий взгляд холодных глаз говорили о том, что он привык к риску, опасности, а чистое небо частенько заменяет крышу над головой… Он внимательно посмотрел на Скарлетт, перевел взгляд на ее спутника и отвернулся. Его лицо напомнило ей Генри Шмидта, но этот мужчина не был ей знаком, и минутное напряжение исчезло, опять уступив место спокойному блаженному состоянию духа.

– Ты чем-то встревожена, – спросил Бен, проследив его взгляд.

– Нет, так просто показалось, – отмахнулась Скарлетт, не придавая большого значения взгляду, которым смотрел на нее этот мужчина. Она привыкла к мужскому вниманию, и внимательный оценивающий взгляд незнакомца не был исключением из правила.

Но Бен был другого мнения и вечером после упоительной для обоих близости, он заговорил с ней о своих проблемах, предполагая, что скоро может наступить конец их связи.

– Филиппа, – он так и продолжал называть ее, и она уже привыкла в общении с ним к своему новому имени. – Я никогда не спрашивал тебя, как ты живешь и какое положение занимаешь…

– Разве этого не видно?

– Видно, но ведь есть и другое. Если ты пришла ко мне, значит тебя что-то не удовлетворяет в той твоей жизни. Пусть даже это случилось от скуки, как ты однажды заявила мне, но ведь все равно тебе почему-то стало скучно…

– Мне нечего тебе рассказывать, Бен…

– Тогда в чем же дело, Филиппа? После месяца наших отношений я вправе рассчитывать на откровенность. Значит ли это, что ты не любишь мужа? И хочешь расстаться с ним?

Скарлетт даже задохнулась, услышав такое дикое предположение. Она не любит Ретта! Надо же было придумать такое! Да она никогда в жизни не оставит его.

Бен еще больше удивился, увидев ее ошеломленное лицо, а потом и услышал ее возмущенный голос.

– Да никогда в жизни. Я люблю его больше всего на свете, и эта любовь далась мне так нелегко, что потерять его я не могу. Я просто не переживу этого.

Теперь уже был ошеломлен Бен. «Так в чем же тогда дело, черт побери?» Нет, он никогда не поймет этих светских дамочек. Любит мужа, боится его потерять и безрассудно бросается в объятия другого мужчины… Сумасбродство какое-то! Что же, надо понимать так, что он все это время служил для нее игрушкой? И она собирается и дальше играть им? Нет, дорогая, этого больше не будет. Любимая игрушка – дорогая вещь, и ты должна будешь заплатить за нее, но не деньгами. Бен решил сказать ей о своем отъезде из Штатов, полагая, что она не захочет отпускать его, но тогда пусть помогает в решении его проблем.

– Хорошо, что так получилось, – сказал он спокойно, – иначе мне было бы тяжело уезжать из Штатов.

– А почему ты должен уехать?

– Потому что, чтобы продлить контракт, мне необходимо разрешение на работу здесь, а у меня оно кончается, и я уже использовал все сроки его продления. Так что, хочешь не хочешь, а придется уезжать…

– Вот черт!

– Именно. То же самое говорю и я, но никакого выхода не вижу.

Скарлетт на минуту задумалась, покачивая головой.

– Я бы хотела что-то сделать для тебя, Бен. Ведь ты не хочешь уезжать верно? – Как бы Скарлетт ни хотелось, чтобы Бен оставался где-нибудь поблизости, умом она понимала, что это небезопасно и совсем ей не нужно. Ведь ее так и будет постоянно тянуть к нему. И неожиданное его признание, что он вынужден уехать, помогало ей, разом решало все ее проблемы. Бена не будет рядом, и Ретт никогда ни о чем не узнает. Но показывать свое облегчение Бену не стоит, а говорить, тем более. Поэтому она и сказала, что хочет сделать для него что-то. Бен криво усмехнулся.

– Боюсь, что ты ничем не сможешь помочь. Ты уже замужем.

– А какое это имеет значение? – Скарлетт выглядела очень удивленной.

– Очень большое, если я женюсь на американке, то смогу остаться.

– Так женись на ком-нибудь только ради этого. А потом можно будет быстро получить развод, где-нибудь в другом месте. Это замечательная идея.

– Не совсем так. Я буду должен прожить с женой шесть месяцев.

– Ну и что? Можно найти, кто пойдет на это… Бен покачал головой.

– Боюсь, что нет.

– Мы подыщем кого-нибудь для тебя. – Она засмеялась и исчезла в ванной комнате. Через несколько минут Скарлетт выключила душ и вышла завернувшись в полотенце, а другим обернув голову.

– Сейчас мы пойдем погуляем, – весело решила она, – и что-нибудь придумаем. Не хмурься, все будет хорошо.

Но прогулка не принесла им прежнего наслаждения. Бен все еще был хмурым и неразговорчивым. Он не ожидал, что Скарлетт так легко воспримет сообщение об его отъезде и теперь размышлял, что же еще предпринять, чтобы оттянуть его или сделать так, чтобы не уезжать совсем. Остается Кэтти, но с ней он не может так вести себя, она ему ничем не обязана. Да и что она может сделать, хотя попробовать стоит, может быть, она захочет помочь ему по-дружески.

Скарлетт тоже не была веселой и спокойной, как прежде. Когда они, взявшись за руки, проходили по тенистой аллее, ей почудилось, что на повороте мелькнула и тут же исчезла крепкая коренастая фигура того самого незнакомца из ресторана. Ей стало как-то неуютно в этом прелестном благоухающем местечке. Она машинально отняла руку у Бена, и он, так же машинально, не придавая никакого значения смене ее настроения, отпустил ее.

Молча они вернулись в отель, и Скарлетт ушла к себе в номер, не пригласив Бена. Она осмотрелась по сторонам и, не торопясь, начала складывать вещи. Только позже к вечеру она попросила принести обед на двоих к ней в номер и заказать билеты до Нью-Йорка на утренний поезд. Все, ее безрассудство закончилось. Она попробует помочь Бену остаться в Штатах, но если он все-таки уедет, это будет только лучше для нее. Но даже если он останется, это ничего не меняет, она наигралась, развлеклась, как сказал бы Ретт. Бен – милый юноша, и ей было приятно с ним, но Ретта она ни на кого не променяет.

Когда Скарлетт зашла к Бену, он мрачно глянул на нее, но так и остался лежать на тахте, как был, в Пиджаке и ботинках.

– Я заказала билеты на завтра, – не обращая внимания на его мрачное настроение, сказала Скарлетт, – и обед. Думаю, что нам лучше пообедать в номере.

– У меня нет аппетита.

– Пойдем, пойдем, не хмурься. Что-нибудь придумаем, – Скарлетт потянула Бена за руку, затормошила, заставила подняться.

Вечером после обеда они посидели немного на террасе, любуясь закатным солнцем, а на ночь разошлись по своим номерам.


ГЛАВА 51 | Ретт Батлер | ГЛАВА 53