home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 41

Отплытие «Италии» было назначено на 12 часов следующего дня, как и много лет тому назад. Но сейчас их было двое, мать и дочь, как две подружки. По дороге в Саутгемптон обе молчали, Кэт предполагала, что им обеим есть о чем подумать. И впервые за долгое время Скарлетт спокойно сидела, глядя в окно.

Они в положенное время ступили на палубу «Италии», немного волнуясь от того, что снова оказались на корабле, прошли в свои каюты. Потом Скарлетт удивила дочь, когда сказала ей, что выйдет на палубу посмотреть, как они будут отправляться от причала. Скарлетт поднялась на палубу одна, так как Кэт не имела никакого желания выходить из каюты.

Скарлетт стояла на палубе, огромный лайнер покидал причал, и только это произошло, только корабль начал медленно удаляться от берега, она увидела его. Как будто у нее всегда была надежда, что он непременно придет. Джон одиноко стоял на причале и махал рукой, глядя на взволнованную новым и последним свиданием Скарлетт. Так же взволнован был и Джон. Пока было можно, Скарлетт смотрела, как он махал ей вслед. Но корабль удалялся все дальше и дальше от причала, Скарлетт уже не видела Джона, она просто знала, что он там.

Много времени прошло, пока Скарлетт вернулась в каюту и нашла Кэт уже спящей в своей кровати.

Для них обеих путешествие было утомительным.

Скарлетт вспоминала свой недавний путь в Англию. И она была с Джоном, не с Реттом… их прогулки по палубе, бесконечные разговоры… вечера, когда они ходили танцевать. Она выглянула в иллюминатор и увидела птицу, летящую к берегу, возвращающуюся домой, вспомнив при этом слова Джона: неважно, что произойдет между ними, но он отпустит Скарлетт как свободную птицу, домой. У Джона и Скарлетт были свои собственные жизни, свои пути, свои миры, и не создал Бог для них общей дороги, общей судьбы. В своей жизни она любила только двух мужчин и была любима ими. Она вернется к Джону, он совершенно необходим ей. От этой любви Скарлетт почувствовала себя намного спокойнее, возвращаясь домой. Кэт заметила это.

– Ты полюбила Джона? – спросила она на второй день их поездки, Скарлетт долго смотрела вдаль, прежде чем дать ответ.

– Он очень помог мне, – хотя это и не было ответом на вопрос, и Кэт поняла это, но промолчала. Дорогой ценой досталось Кэт понимание того, что иногда бывает лучше, когда некоторые вопросы остаются без ответа. Не поняла она только одного, какую помощь имела в виду мать.

– Как ты думаешь, Бо узнает? Я имею в виду Боксли, – Кэт боялась этого больше всего.

– Может быть, нет, если ты сама сохранишь все в секрете, и не проболтаются дети.

– А если они скажут? Или кто-нибудь другой?

– А что сделает Бо? Он ничего не сможет сделать. Вред причинен тебе, твоей душе, это имеет значение, в первую очередь, только для тебя. Если ты переживешь это зло, ты победила. Ты получила серьезный урок, о котором должна помнить всю жизнь. И главное, чтобы ты смогла с достоинством выбраться из этого. Остальное не имеет значения. – Кэт с облегчением вздохнула. Мать протянула к ней руку, дочь нагнулась к ее руке и поцеловала.

– Спасибо, что ты спасла меня от всего этого, – это была правда. Как и то, что за время этого путешествия Скарлетт и сама получила урок, за который благодарила судьбу.

– Я и впредь буду спасать тебя, – Скарлетт улыбнулась, закрыла глаза, откинувшись в кресле, но тут же молниеносно открыла их снова. – Нет уж, никогда впредь больше так не делай.

– Я постараюсь, – засмеялась Кэт.

Большую часть времени Скарлетт с дочерью проводила в каюте, читали, спали, разговаривали и лучше узнавали друг друга в своем новом для них обеих состоянии. Кэт по-прежнему мечтала о карьере в театре. Скарлетт говорила, что нужно немного подождать, пока не исполнится 18 лет, и пока Кэт не будет вести себя лучше. Девушка безропотно соглашалась. Эксперимент с Боксли напугал ее и заставил задуматься о тех мужчинах, с которыми ей приходилось встречаться. Ей хотелось, чтобы с этих пор ее всегда и везде сопровождала мать.

– Придет время, и ты разберешься, как поступать с мужчинами, – но Кэт была уже не уверена в этом, и говорила, как она завидует Салли, которая не хотела ничего, кроме семьи, дома и детей. И ничего более волнующего, чем приготовление ужина для мужа.

– Но выдающаяся судьба не для каждого, – сказала Скарлетт, – только для единиц. И тот, кто находится за границами этого магического круга, не может этого понять.

Наконец их путешествие закончилось, и они вздохнули с облегчением, когда корабль причалил в порту Нью-Йорка. Кошмар кончился, и обе знали, что он тяжелым воспоминанием останется в их памяти. Сходя с парохода, Скарлетт все еще скучала о Джоне, который послал ей цветы на палубу судна с запиской: «Я люблю тебя и буду любить всегда. Прощай. Д.» То же самое она получила в отеле Нью-Йорка. Она стояла, глядя на цветы, трогая браслет на запястье, потом положила записку в сумочку.

Они с Кэт только ночь провели в Нью-Йорке и через четыре дня были уже дома, где их радостно встретили Салли и Фрэдди поцелуями и слезами и большим шоколадным тортом.

Они наслаждались покоем и больше всего мечтали о том, чтобы подольше оставаться дома и никуда не уезжать. Но скоро от Бо пришла телеграмма, они с Джейн вернулись из свадебного путешествия и ждали Скарлетт с детьми к себе на празднование Дня Благодарения.

У Джейн и Бо было все хорошо, и ни от кого уже не было секретом, что Джейн ждет ребенка. Дэвид был от этого в восторге и заказал внука. Салли приготовила свою индейку, она умоляла Джейн разрешить ей приехать к ней через несколько месяцев, чтобы помочь с младенцем.

– А что буду делать я все лето, пока ты нянчишься? – возразил Фредди, но его успокоил Бо, вмешавшись в разговор:

– Я думаю, ты не будешь возражать, если я предложу тебе на лето работу в театре.

Фредди, даже не спрашивая, какую работу Бо предложит ему, завизжал от радости, уплетая за обе щеки пирог, испеченный Салли.

Салли преуспела в кулинарии, и Дэвид, не уставая, хвалил девочку за вкусные угощения. Скарлетт нравилось его внимание. Он вел себя так, как будто все они уже были членами одной семьи. Скарлетт хотелось поблагодарить его за внимание к детям. И уже позже, когда Бо с Кэт увлеклись обсуждением нового спектакля, а Салли, Джейн и Фредди уселись играть в карты, Скарлетт с Дэвидом решили прогуляться в саду.

– Спасибо за доброту и внимание к нам. Это так много значит для меня, – улыбнулась Скарлетт.

– Вы отказались от личной жизни ради них. Но должен Вам сказать, Вам есть чем гордиться. – Дэвид тепло взглянул на Скарлетт и, немного помедлив, заговорил снова. – Что Вы намерены делать, когда они вырастут, Скарлетт?

– То же самое, что и Вы сейчас, когда Джейн выросла. Будем ждать внуков. – Скарлетт засмеялась, а Дэвид покачал головой.

– Внуки – это хорошо. Но я не о том, – его голос тихо звучал в ночном воздухе, и Скарлетт очень уютно чувствовала себя рядом с ним, как будто они были старыми друзьями и могли свободно обо всем разговаривать.

– У меня была целая жизнь много лет назад с женщиной, которую я любил, но которая нанесла мне ужасную боль… Радостная, счастливая жизнь была и у вас, но… в прошлом. А что было в последние годы за исключением любимых вами детей, которым вы отдавали все? И когда же вы снова начнете жить своей жизнью? Когда наступит ваш черед? Что будет, когда все дети вырастут? – Дэвид говорил серьезно, а Скарлетт рассмеялась, слушая его.

– Почему в последнее время мне все только и говорят об этом? – …Рон… Джон… – Но я не знаю… Я не хочу об этом думать.

– Но думать надо. И надо реально смотреть на вещи. Я знаю, вы продолжаете любить мужа… Но его нет… Бо говорил, что вы не теряете надежды на его возвращение… Простите меня, но это… абсурд. Прошло столько лет…

– Да, теперь я это тоже понимаю…

А потом Скарлетт спросила Дэвида о том, о чем он только что обмолвился.

– Почему вы сказали, что ваша жена причинила вам такую боль? Я думала, она умерла.

– Да, она погибла.

Скарлетт грустно посмотрела на него. – Она уехала с другим мужчиной, и они погибли в железнодорожной катастрофе. Джейн было только 9 месяцев, и она ничего не знает. – На мгновение Скарлетт остолбенела.

– Это, вероятно, было ужасно для вас, – сказала Скарлетт, пораженная тем, что Дэвид ничего не рассказал дочери. Он был добрым и порядочным мужчиной, именно это так и привлекало в нем Скарлетт. Она восхищалась им с самого начала, как только узнала его.

– Это было ужасно. Я расстраивался долгое время, – продолжал Дэвид, – я держал все это в себе, почти сошел с ума от этого. Но в один прекрасный день я подумал, что достаточно, она не стоит моих переживаний и выбросил ее из головы. Она оставила мне Джейн, я думал, что это может оказаться достаточно. В самом деле, так оно и оказалось.

– Удивительно, – подумала Скарлетт, что он так и не женился вновь.

После этой трагедии Дэвид так долго жил в одиночестве. Скарлетт знала, что он имел дело с самыми известными актрисами Бродвея, но она ни разу не слышала об этом. Дэвид Бредбери жил ради своего дела и ради дочери. И вдруг она с удивлением услышала вопрос Дэвида:

– Как Европа, между прочим?

Скарлетт встала, как вкопанная, посмотрев с изумлением на него.

– Почему Вы решили, что я была в Европе?

– Я наводил справки пару раз, чтобы узнать, как дела. Вы были так внимательны к Джейн на свадьбе, как мать, я хотел поблагодарить. Но малышка Салли усиленно выгораживала вас, говорила, что вы очень загружены делами. – Дэвид очень похоже передразнил Салли. Скарлетт рассмеялась, глядя на его мужественное лицо и седые волосы, сияющие в лунном свете, вновь как и прежде, подумала, что он необычайно привлекателен. И опять, в который уже раз вспомнила ту теплую лунную ночь.

– Я понял, что что-то случилось, осторожно поспрашивал окружающих, узнал, что, Крис Боксли пропал из города и вместе с ним Кэт. Поэтому сделал вывод, что нет и вас. Я хотел приехать к вам по одному вопросу, но потом передумал, решив, что если бы был нужен, вы бы дали знать, во всяком случае, я бы хотел на это надеяться. Мне казалось, мы стали друзьями. – Дэвид осторожно взглянул на Скарлетт. – Я был искренне разочарован, что вы этого не сделали. Вы отправились на пароходе в одиночестве? – Скарлетт кивнула, но она не хотела долго останавливаться на этой теме. – Вероятно, было много хлопот, – продолжил Дэвид. – И где же она была?

– В Лондоне, – Скарлетт улыбнулась, вспомнив сцену встречи с Кэт вместе с «судьей» Джоном.

– Она была с Боксли?

Скарлетт на миг заколебалась, потом кивнула: – Но Бо не знает об этом, и я обещала Кэт не говорить ему ничего. – Скарлетт озабоченно взглянула на Дэвида, но он только с пониманием кивнул головой. Скарлетт была буквально в шоке от того, что Дэвид знал ее секрет, который она никому не рассказывала. Он был удивительно порядочным и заботливым. Но все равно она расстроилась, и Дэвид заметил ее состояние.

– Это не в моих интересах рассказывать зятю или своему партнеру, что случилось с его кузиной. Пока вы держите происшедшее в секрете, то же буду делать и я. Между прочим, где сейчас Боксли?

– Мне кажется, он там и остался. Вряд ли он поторопится обратно. Боксли слишком боится Бо.

– Он прав. Бо, вероятно, убьет его, если узнает. Моя бывшая жена проделывала со мной такие штучки, поэтому я не удивился, что Кэт уехала. Но она уже взрослая, чтобы самой принимать решения.

– Согласна. Она хочет на следующую весну вновь приехать в Нью-Йорк, когда ей исполнится 18 лет. Может быть, Бо даст ей роль, если у нее не пропадет к этому времени желание. – Скарлетт была уверена, что желание у Кэт останется, она только и говорила о своей карьере в театре.

– А вы? Что вы намерены делать? – глаза Скарлетт и Дэвида встретились и на мгновение задержались, погружаясь друг в друга.

– Я не знаю, Дэвид, – вздохнула Скарлетт. Но выглядела она счастливой. – Я буду делать то, что от меня будет требоваться, продолжать то, что и делала, заниматься делами, вести хозяйство и так далее. – Скарлетт мало беспокоилась о своей будущей жизни. Уже несколько лет она делала то, что требовалось, и ничего другого ей не оставалось. Но Дэвид намекал на что-то другое, не зная, как подойти с этим вопросом к Скарлетт. Он много думал об этом, но не знал, с чего начать, и впервые за многие годы волновался, как юноша.

Они остановились немного отдохнуть. Дэвид вновь взглянул на Скарлетт, лицо которой освещал лунный свет, отражавшийся в ее прекрасных изумрудных глазах. Бледность кожи подчеркивало черное обрамление волос.

– А вы, Скарлетт? Когда вы начнете жить для себя? У детей свои жизни, они уже почти взрослые. Вы даже не заметили этого. Знаете, когда я осознал, что Джейн выросла? В тот день, когда она вышла замуж. Совершенно неожиданно я передал ее в руки Бо. Я создал для Джейн за все годы целый мир, а она неожиданно покинула его. И знаете, что еще я ощутил в тот день, пока все суетились вокруг Джейн, когда вы ей подарили удивительную фату… фату, которая должна была украсить голову вашей дочери, если бы ее жених не погиб тогда вместе с вашим мужем… я ощутил, что этот мир я строил и для себя, но сейчас его некому со мной разделить. И после всех лет, после проделанной кропотливой работы, после вложенной в Джейн любви… неожиданно я остался в одиночестве. Конечно, скоро будут внуки, и Джейн всегда рядом, но это совсем другое. Никого нет, чтобы мне было о ком заботиться, за исключением дочери. А в тот день рядом были вы, такая прекрасная и молодая, – мягко сказал Дэвид, взяв нежную руку Скарлетт в свою большую надежную руку. И Скарлетт поняла, что Дэвид нравился ей с самого начала. Его нежность, сила, доброта, мудрость. Дэвид был очень похож на Ретта. Он был естественным и искренним, и на мгновение Скарлетт ощутила, что, наверное, любит его.

Пока она обдумывала эту мысль, Дэвид улыбнулся ей.

– Знаете, чего я хочу? Я хочу быть с вами, держать вас за руку, успокаивать, когда вы плачете, смеяться, когда смешно вам. Я хочу быть рядом с вами, Скарлетт. И хочу, чтобы вы были со мной. Мы имеем на это права: вы и я. – Затем Дэвид печально улыбнулся. – Мы так долго были лишены этого.

Скарлетт долго молчала, не зная, что сказать. Дэвид не был Реттом, он не был и Джоном. Но Ретт погиб, а Джон был далеко и у него была жена. А Дэвид был рядом и он, по-своему, нравился ей. Он был тем мужчиной, который сейчас нужен ей, которого у нее давно уже не было. Мужчина, с которым Скарлетт было бы надежно…

– Не знаю, что и сказать…, – Скарлетт улыбнулась Дэвиду. Все-таки он очень нравился ей.

И еще она вспомнила, как заботливо относился к ней Дэвид, когда пропала Кэт, как волновался. Скарлетт нравилось в Дэвиде все.

– Как Вы считаете, что подумает по этому поводу Джейн?.. а Бо… и другие? – Хотя Скарлетт была уверена, что близкие будут только рады.

– Джейн подумает, что мне ужасно повезло, и я с ней совершенно согласен. – Дэвид крепко сжал руку Скарлетт. – Не торопитесь с ответом. Я не требую его немедленно. Просто скажите, возможно ли это вообще, или я просто совсем сошел с ума. – Дэвид открыто смотрел в глаза Скарлетт, как мальчишка. Она рассмеялась, он напоминал сейчас одного из кавалеров ее молодости.

– Я думаю, мы оба сошли с ума, Дэвид, но мне нравится это сумасшествие.

Скарлетт подошла к нему, он с улыбкой шагнул ей навстречу, притянул к себе, крепко обнял и поцеловал.


ГЛАВА 40 | Ретт Батлер | ГЛАВА 42