home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 39

Короткое мгновение райской жизни Скарлетт и Джона улетучилось как на крыльях ангела, пришел конец их прогулкам среди холмов, вокруг маленького озера, сладким ночам в крепких объятиях. Это время напоминало им вспышку, ярко ослепившую и погасшую. В Лондон – возвращались молча, без особого желания. Они и так задержались на два дня, понимая, что им нужно непременно возвращаться и возобновить поиски Кэт и все оттягивали момент разлуки. Скарлетт находилась в странном состоянии. Она полагала, что дочь совсем не мечтает, чтобы ее нашли. В письме Кэт уверяла мать, что они с Боксли поженились. Были моменты, когда Скарлетт даже завидовала своей дочери, потому что у нее было все, чего ей хотелось. Хотя Скарлетт было сложно представить, что привлекательного нашла Кэт в Боксли, но вполне возможно, что дочь и на самом деле полюбила его. Скарлетт все еще не решила, что скажет Бо, когда они встретятся и скажет ли вообще что-нибудь. Но пока она не думала ни о Кэт, ни о Бо. Все ее мысли занимал Джон. В его объятиях она желала провести всю жизнь. И хотя с самого начала Джон говорил ей, что она должна вернуться в Штаты, к той жизни, которую вела прежде, Скарлетт знала, силу своего обаяния и надеялась на то, что Джон вскоре изменит свое решение. Она постарается сделать это!

Они шли к отелю, где остановилась Кэт. На руке Скарлетт сиял бриллиантовый браслет, как память о проведенных вместе днях, о любви, в которую они окунулись, о мгновениях, ставших бесценными.

В отеле Джон спросил Криса Боксли. Портье был уже другой, он сообщил, что Боксли в номере. Джон вопросительно взглянул на Скарлетт.

– Ты пойдешь со мной или мне лучше встретиться с ним одному?

– Мне нужно пойти, – решила Скарлетт, – иначе Кэт испугается, – хотя трудно было предположить, что ее можно еще чем-то испугать после той жизни, которую она вела последние четыре недели. Прошел почти месяц с тех пор, как она уехала из Нью-Йорка. И уже скоро должен был вернуться Бо. Скарлетт надо было поторопиться, чтобы вернуться с Кэт до его приезда, если она хотела оставить все это в тайне. Они с Джоном поднялись в указанный номер. С трясущимися руками Скарлетт ждала, пока Джон стучал в дверь. Оба не знали, что они найдут в номере.

Джон взглянул на Скарлетт, улыбнулся ей и постучал громче. Не прошло и минуты, как на пороге возник высокий, красивый, босоногий мужчина с сигаретой. В одной руке он держал бутылку виски. За спиной мужчины стояла молоденькая девушка. И только немного погодя до Скарлетт дошло, что эта молодая особа – ее дочь. Узнать ее было трудно. Копна черных волос была искусственно завита и уложена. На лице лежал толстый слой пудры, губной помады и прочей косметики. Но даже под этой уродливой, грубой маской, можно было определить удивительное молодое лицо. Джон понял, что Скарлетт была права, девушка – настоящая красавица.

Кэт вскрикнула, увидев мать, а Боксли низко шутливо поклонившись, пригласил их войти. Он очень удивился, что Скарлетт пришла не одна.

– Моя семья пожаловала так быстро, – с сарказмом сказал Боксли подогретый ирландским виски. – Я не думал, что вы окажете нам такую любезность навестить нас в Лондоне, миссис Батлер. – У Джона был такой вид, как у Бо, когда тот влетел в «Глорию» несколько месяцев тому назад, но Джон пока сдерживался и не проронил ни слова.

– Кэт, будь добра, упакуй вещи, – решительно приказала Скарлетт, с угрозой глядя на Криса Боксли, дымившего дешевой сигаретой. Скарлетт даже содрогнулась, до какой степени деградации могла дойти ее дочь с этим типом. Но Кэт даже не двинулась с места, она как будто окаменела с той минуты, как мать и незнакомый мужчина вошли в номер.

– Вы намерены куда-то увезти мою жену? – ухмыльнулся Боксли.

– Вашей «жене» нет еще и 17-ти лет, и если Вы планировали жениться на ней, Вам следовало бы обратиться, в первую очередь, ко мне, мистер Боксли, – холодно произнесла Скарлетт.

– Но это не Америка, миссис Батлер. Это Англия. А это моя жена. Вам нечего возразить на это.

Скарлетт посмотрела на Боксли, как на пустое место, и опять обратилась к дочери.

– Кэт, ты готова?

– Мама, а может быть, мне не стоит ехать? Я люблю Криса. – Слова дочери прозвучали для Скарлетт словно удар грома, и Джон почувствовал это. Он изумился самообладанию Скарлетт и той воле, которую она проявляла в отношении этого строптивого ребенка.

– И вот так ты хочешь прожить всю жизнь? – спросила Скарлетт дочь с вызовом, взглядом окидывая комнату, ничего не упуская из виду: открытые двери туалета, разбросанную по полу одежду, пустые бутылки из-под виски, окурки сигарет и наконец самого Боксли.

– Разве это то, чего ты все время хотела? – тон, каким был задан этот вопрос, заставил покраснеть не только Кэт, даже Джона он привел в смущение, да и самого Боксли, хотя он ни за что не признался бы в этом.

– И это твоя мечта, Кэт? А как же остальное? Судьба звезды… наш дом… любовь. Во что все это превратилось? – Девушка начала всхлипывать и отвернулась. В душе Скарлетт понимала поступок дочери. Все это не было случайностью, и то, что это произошло на следующий после свадьбы Бо день, тоже было не случайно. Кэт всю жизнь находилась в поисках потерянного отца.

Ведь так же получилось и тогда, когда девочка хотела убежать после отъезда Уэйда в Тару… Кэт нужен был какой-нибудь мужчина, совсем не любовник или муж, а просто мужчина, отец. Девушка плакала, глядя на мать.

– Мама, – рыдала Кэт, – я так виновата, – то, как она жила теперь, совсем ей не нравилось. Бегство с Боксли представлялось ей чем-то веселым и радостным, но правда открылась перед ней сразу же после побега. Она совсем не так представляла свои отношения с любимым мужчиной. Даже Париж не порадовал Кэт. Боксли был чаще всего пьян, и Кэт знала, что не раз он развлекался с другими девушками, хотя она нисколько не была против его отлучек и даже чувствовала облегчение, что оставалась одна. Боксли был совсем неинтересен ей, и только в глубине души она все-таки хотела, чтобы он любил ее. И когда Крис обращался к ней, называя «крошкой», девушка была готова сделать все, о чем Боксли прекрасно знал.

– Одевайся, – тихо произнесла Скарлетт, и Джои снова удивился ее выдержке.

– Миссис Батлер, Вы не имеете права забирать мою жену, – Боксли сделал шаг в направлении Скарлетт, хотя тут же и остановился, краем глаза заметив, что насторожился Джон, которого Скарлетт задержала движением руки. У Скарлетт возникла мысль потребовать от Боксли, чтобы он все-таки сказал ей правду. Боксли не был похож на человека, который, сломя голову, кидается в омут. Скорее всего, сообщение об их женитьбе было выдуманным, а, может быть, Кэт и сама этого не знает.

– Есть ли у Вас доказательства женитьбы на моей дочери, сэр? – вежливо задала вопрос Скарлетт. – Вы не заставите меня поверить в этот факт, пока не представите какого-либо подтверждения. А между прочим… – Скарлетт повернулась к Кэт, которая в это время быстро одевалась, натягивая красное вульгарное платье, вид которого заставил Скарлетт содрогнуться, но она радовалась хотя бы тому, что дочь одевается. – Между прочим, Кэт, как тебе удалось попасть в Англию и Францию без паспорта, или ты получила его в Нью-Йорке?

– Крис говорил везде, что я потеряла паспорт. А я так плохо себя чувствовала, что меня не хотели расстраивать.

– Ты была больна? На корабле? – сочувственно спросила Скарлетт, она понимала, насколько болезненно было это путешествие для Кэт, и как только вообще она перенесла это.

– Мне все время делали наркотические уколы, пока я была на «Мюнхене», – невинно сообщила Кэт, надевая туфли.

– Наркотические? – Брови Скарлетт резко взметнулись вверх. – А собирались ли Вы, мистер Боксли, вернуться в Америку… наркотики…кража ребенка…изнасилование семнадцатилетней девочки… интересный хвост притащили вы за собой в суд.

– Вы заблуждаетесь, – Боксли медленно приходил в себя, – Вы, в самом деле, думаете, что мистер Уилкс и его блистательная нью-йоркская жена пойдут на то, чтобы широко разгласить происшедшее? Точно зная, какой удар будет нанесен репутации? Нет, миссис Батлер, мне не суждено предстать перед судом. Ни Вы, ни мистер Уилкс, ни Кэт не потащите меня туда. Мистеру Уилксу придется дать мне работу, это единственное, что он сделает для своего шурина. А если он не захочет дать мне работу, он может просто дать мне денег. – Боксли смеялся, а Скарлетт с ужасом слушала его, затем взглянула на Кэт, до которой наконец дошла вся истина. Она заплакала, вся красная от стыда за человека, с которым уехала почти что на край света. Кэт подозревала все время, что Боксли не любил ее, но сейчас это стало очевидным и спрятаться от правды было некуда.

– Кэт, вы правда поженились? – Скарлетт прямо посмотрела в глаза дочери. – Скажи мне правду. Я должна знать. После всего, что ты слышала сейчас, ты должна признаться мне, ради памяти отца, ради себя. – А Кэт уже отрицательно качала головой, к большому облегчению Джона и Скарлетт, и плакала.

Боксли божился, что они женаты, в душе проклиная Скарлетт, которая так повернула дело. Он не мог и подумать, что она приедет за дочерью в Англию.

– Сначала Крис сказал, что мы поженились, а я была слишком пьяна и ничего не помнила. Потом он признался, что мы не женаты. Мы были намерены пожениться в Париже, но Крис все время пил, и мы не смогли этого сделать, – Кэт плакала, а Скарлетт почти смеялась от радости, глядя на Джона.

– Вы не имеете права забирать ее, – Боксли продолжал блефовать, настаивать, надеясь изменить что-нибудь. – Она моя жена в гражданском браке. Я не позволю увезти ее, – Боксли пришла в голову блестящая в своей мерзости мысль, – а кроме того, вдруг Кэт беременна.

– Я не беременна, – уверенно ответила девушка к великому облегчению матери. – Кэт встала рядом с ней и с горечью посмотрела в глаза Боксли.

– Ты никогда не любил меня? Ты никогда не любил свою маленькую крошку…

– Любил, уверяю тебя… – Боксли казался смущенным и снова взглянул на Кэт. – Мы, по-прежнему, можем пожениться. Ты же знаешь. Если ты не хочешь уходить с ними, останься. – Но Скарлетт, взглянув сначала на Боксли, потом на дочь, не оставила им никаких заблуждений на этот счет.

– Я применю физическую силу, если потребуется.

– Вы не имеете права, – Боксли снова приблизился к Скарлетт, а затем неожиданно его взгляд упал на Джона, как будто он только что его заметил.

– А это еще кто такой?

Скарлетт уже была готова ответить, как она находила нужным, но Джон остановил ее, презрительно глядя на Боксли.

– Я судья. Если вы произнесете еще одно слово, или приблизитесь еще раз к этому ребенку, я помещу Вас в тюрьму и ускорю Вашу высылку из страны. – При этих словах Боксли съежился и стал совсем жалким, он обреченно наблюдал, как Джон открыл дверь, и Скарлетт с дочерью вышли. Кэт оглянулась через плечо и тут же исчезла. Через минуту они спустились вниз, кошмар закончился. Скарлетт благодарила Бога, что Кэт и Боксли не поженились. И ей оставалось молить Бога, чтобы он" позволил им благополучно вернуться домой, и никто не узнал бы о случившемся. А что касается карьеры Кэт в театре, она может спокойно попрощаться с ней. С этого момента Скарлетт пообещала себе никуда не отпускать Кэт из дома, где она будет вместе с Салли учиться печь пироги и жарить омлеты. Скарлетт печалило больше всего только то, что она вложила в дочь за все эти годы так много любви, но ее оказалось, видимо, недостаточно, раз она безоглядно бросилась в объятия этого мерзавца, спутав его со своим идеалом в поисках отца.

Скарлетт так много сказала Джону в ту ночь, когда Кэт спала в ее номере в гостинице. Перед этим была сцена рыданий, истерических извинений, Кэт умоляла мать простить ее, хотя об этом можно было и не просить, Скарлетт обнимала дочь и плакала вместе с ней, наконец Кэт уснула, Скарлетт вышла в гостиную, поговорить с Джоном.

– Как она? – Джон тоже волновался. Вечер показался им всем чересчур длинным, но все закончилось намного лучше, чем Джон ожидал. С девочкой было все в порядке, а от Боксли сравнительно легко удалось избавиться.

– Она уснула, слава Богу! – со вздохом облегчения сказала Скарлетт, присаживаясь рядом с ним. Джон налил ей бокал шампанского.

– Что за ночь!

– Какой мерзкий тип, этот Боксли. Как ты думаешь, он не вернется с новыми притязаниями или угрозами в твой адрес? – Скарлетт и сама раздумывала над этим вопросом, сомневаясь в том, что он посмеет это сделать, и размышляя, что она могла сделать еще. Разве что сказать Бо, чтобы он занес Боксли в черный список. Но даже этого Скарлетт уже не хотелось делать.

– Не думаю. Вряд ли что еще он может предпринять. Нужно благодарить Бога, что Боксли оказался настолько ленив, что не оформил брак с Кэт. Конечно, мы бы все равно аннулировали его, но тогда бы это трудней было бы сделать, и, наверняка, разразился бы скандал в газетах.

– А сейчас?

– Я тайно доставлю Кэт в Штаты, и никто ничего не узнает. Как ты думаешь, смогу я найти здесь паспорт для нее?

– Я поговорю завтра в посольстве, думаю, что сумею помочь, – Джон был хорошо знаком с американским послом, поэтому надеялся оформить для Кэт паспорт без большого труда, просто он скажет то же самое, что говорил Боксли – девушка потеряла его, путешествуя с матерью.

Пора было расставаться, и Джон с сожалением поцеловал Скарлетт на прощание.

– Увидимся завтра.

– Я люблю тебя, – прошептала Скарлетт, а Джон улыбнулся и крепко прижал ее к себе.

– А я тебя, – но оба прекрасно знали, что расставание уже близко. Если Скарлетт не хотела, чтобы Бо узнал об исчезновении Кэт, ей нужно было поторопиться. Она старалась не думать о разлуке с Джоном. Сама эта мысль была невыносима.


ГЛАВА 38 | Ретт Батлер | ГЛАВА 40