home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 28

Бо, как и обещал им, купил дом, нанял дворецкого, повара, служанок. Он стал известным в городе человеком, и Салли считала его даже красивее Дугласа Финби, чем вызывала у брата смех. Но было очевидно, что бродвейские красавицы думают так же. Бо встречался со многими молодыми актрисами, восходящими звездами театра, но только одна из девушек, Казалось, волновала его душу – Джейн Бредбери, дочь шефа. Она стала еще прекрасней, чем когда они видели ее в первый приезд. В девушке чувствовалась удивительная утонченность. Когда Скарлетт видела Джейн с Бо в последний раз, на девушке было изящно облегающее фигуру роскошное платье из серебристой парчи, от которого у присутствующих в «Коканат Гроув», куда Джейн зашла под руку с Бо, перехватило дыхание. Джейн привыкла не обращать никакого внимания на обращенные на нее взгляды. Скарлетт спросила позже у Бо, почему Джейн никогда не играет в спектаклях отца.

– Он не хочет, чтобы Джейн была к этому хоть как-то причастна. Его устраивает, что она находится в стороне. Я предложил как-то Дэвиду занять Джейн, но он отказался. Мне кажется, он был прав. Джейн далека от театра. Она любит слушать о нем, но, по-прежнему, видит в нем только забаву. – То, как Бо говорил о Джейн, всегда наводило Скарлетт на мысль, что у них не обычная дружба, а нечто серьезнее, но пока это был не более, чем затянувшийся роман, и Скарлетт не торопила время, не ускоряла событий.

В доме шли горячие дебаты по поводу того, где лучше провести каникулы, когда принесли письмо от Бо из Нью-Йорка. Он просил Скарлетт приехать на премьеру его спектакля, в котором играл Дуглас Финби. Бо надеялся, что успех спектакля будет ошеломляющим.

– Тебе доставит удовольствие отдохнуть от наших маленьких монстров хотя бы несколько дней. – Иногда Бо приглашал ее в Нью-Йорк одну. Но в этот раз поднялся такой невообразимый шум по поводу отъезда Скарлетт, что, в конце концов, через две недели она отправилась к Бо в компании всех детей. Кэт еще больше расцвела. Она была так же красива, как дочь Дэвида Бредбери, за исключением того, что волосы у нее были черными и прямыми, и второе отличие состояло в платье из парчи, которое Кэт никогда еще даже не примеряла. Но и без того она по-прежнему была убийственно красива. Мальчики уже заглядывались на нее. Скарлетт бывало не успевала открывать двери поклонникам дочери. В одно и то же время обожателей Кэт могло оказаться пятеро или шестеро или даже больше. И все-таки Кэт все еще была замкнутой и необщительной, она предпочитала окружение друзей Скарлетт, которые были много старше ее, и с которыми она чувствовала себя спокойней. Да и Салли оказалась исключительно домоседкой. Девочке доставляло радость находиться и работать в саду, печь пироги, и она так и светилась от счастья, когда кто-то в доме нуждался в ее услугах. Девочка скоро стала настоящей маленькой хозяйкой и освободила Скарлетт от домашних забот, что было очень кстати. Скарлетт активно занималась делами, и ей постоянно приходилось отлучаться из дому, то в одно, то в другое место, чтобы вместе с Роном проверить инвестиции. Рон давно забыл свои романтические мечты относительно ее, и они остались просто хорошими друзьями. Он женился два года назад, и Скарлетт радовалась, что Рон был счастлив.

Фрэдди мечтал после школы о поступлении в Гарвард. Мальчику нравился Нью-Йорк, но он привлекал его странным образом, как место развития банковского дела. Уже сейчас чувствовалось, что Фрэдди преуспеет в жизни, и Скарлетт с облегчением вздыхала: «Слава Богу, будет кому передать дела». Фрэдди был ее надеждой, не то что Бо, который был, как вулкан, всегда полон неожиданностей, так что экзотический мир Бродвея был как раз самым подходящим для него местом.

В этот раз Батлеры остановились в отеле «Плаза», потому что дом Бо был полон гостей. Но дети, когда Скарлетт сообщила об этом, к большому неудовольству Кэт, сочли, что в отеле даже заманчивей, так как там жили многие театральные звезды. Фрэдди чуть не сошел с ума, когда встретил в холле Уайта Нортона и Бена Дикси.

Скарлетт была польщена, когда Бо пригласил ее на гала-представление, куда они поехали на его новом автомобиле. Она купила себе великолепное платье из золотистой парчи в стиле «шанель», и несмотря на возраст чувствовала себя совсем юной. Эшли был прав. Годы, казалось, только молодили ее. Ее фигура приобрела еще более совершенные формы, чем раньше. Блестящие черные волосы изящно уложены, с модным в то время чубом, который Скарлетт стала носить по настоянию Бо. Скарлетт чувствовала себя очень уверенно в золотистом платье, когда они с Бо вошли в дом, построенный Дугласом Финби в качестве свадебного подарка Мэй Уинфилд три года назад. Супруги, казалось, были счастливы в своем доме. Это был тот редкий брак, который с годами только укреплялся, несмотря на тот призрачный мир, в котором он существовал.

– Где Джейн? – спросила Скарлетт Бо, когда они стояли в саду, с бокалами в руках, наблюдая, как гости танцуют. Бо ни разу не упомянул имя девушки в этот раз, что было не похоже на него. В последнее время они везде бывали вместе. Хотя с Бо бывали и другие люди, женщины в том числе, но только Джейн заставляла его улыбаться, только с Джейн переживал Бо, когда у нее были малейшие проблемы, или она слегка заболевала, только Джейн владела душой Бо. Но Бо никогда не заговаривал о женитьбе, и Скарлетт сомневалась, стоит ли об этом спрашивать.

– Джейн в Лонг Айленде вместе с отцом, – сказал Бо тихо и добавил, – Дэвид считает, что нам не стоит больше встречаться с Джейн. – Скарлетт поняла, что этим-то и объясняется отсутствие девушки на вечере. Она знала, что премьера была тем событием, на которое Бо хотелось пригласить именно Джейн.

– Почему? – спросила Скарлетт, обеспокоенная взглядом Бо. Под веселой и безразличной внешностью чувствовалось разбитое душевное равновесие, что было совсем ему несвойственно.

– Отец считает, что после четырех лет знакомства нам следует или пожениться, или забыть друг друга. – Бо вздохнул и взял еще бокал шампанского у проходившего мимо дворецкого. Он выпил несколько больше, чем нужно, но здесь так пили все. В барах, на вечеринках, дома вино лилось рекой.

Да и Бо позволил себе расслабиться только сегодня, когда он был так одинок без Джейн, и так несчастен, Скарлетт видела это, он позволил себе лишнее.

– Почему же тогда ты не женишься на ней? – задала Скарлетт вопрос, на который не решалась прежде, потому что не хотела оказывать на Бо никакого давления. Может быть, сейчас было как раз пора поговорить об этом. Она тоже взяла еще бокал шампанского.

– Ведь ты ее любишь? Правда?

Бо кивнул, улыбнулся ей печально.

– Но я не могу на ней жениться.

Скарлетт удивленно посмотрела на него:

– Почему?

– Подумай, злые языки будут говорить, что я женился на Джейн, чтобы сблизиться с Дэвидом… будут связывать все мои успехи с ее отцом… что я женился на девушке ради денег… ради славы, – несчастный Бо печально посмотрел на Скарлетт. – Кроме того, Дэвид предложил мне сотрудничество шесть месяцев назад, как я понимаю, нужно сделать выбор: или девушка, или работа. Если я женюсь на Джейн, мне придется уехать из Нью-Йорка, чтобы люди не извращали причины, по которым я женился. Мы, конечно, можем вернуться с Джейн в Сан-Франциско, – Бо с отчаянием смотрел на Скарлетт. – Но что мне делать там? Я ничего не умею делать, кроме как ставить спектакли.

– Но ведь и у нас есть театры.

– О, все это не то, – с досадой отмахнулся Бо. – А если я не буду удовлетворен своей работой, то брошу ее. На что тогда я буду содержать жену. – На Бродвее у Бо был приличный доход, даже можно сказать, сверхприличный, но вне Бродвея у него не будет ничего. Деньги отца Бо истратил на прекрасное имение, быстрые автомобили и полный загон дорогих, породистых лошадей. – Если я женюсь на Джейн, мы умрем с голода. Если я приму предложение Дэвида о сотрудничестве… я не могу жениться на Джейн и сотрудничать с Дэвидом, это чистой воды протекция. – Бо поставил стаканы, он даже не хотел напиться в этот вечер. Ему хотелось просто заплакать как маленькому на плече у тети, и ему было неловко, что он помешал ей весело провести время на празднике по случаю премьеры.

– Но ведь это глупость! – настойчиво произнесла Скарлетт сердито, глядя в глаза Бо. – Ты знаешь отношение Дэвида к тебе, и понимаешь, почему он хочет с тобой сотрудничества. Посмотри, как осыпают тебя похвалами. В твоем возрасте это редко с кем случается. У тебя самый большой успех на Бродвее. Ты самый удачливый.

– И самый одинокий, – Бо рассмеялся, – тетя, я просто не могу жениться. Что если сама Джейн подумает, что я женился на ней, чтобы стать во главе фирмы? Это будет самое страшное. Мне не пережить, если это случится.

– Но разве ты никогда не говорил на эту тему с Джейн?

– Нет. Я разговаривал с Дэвидом. Он сказал, что прекрасно понимает меня, но роман затянулся слишком надолго. Джейн уже 22 года, и если она не выходит замуж за меня, ему следует выдать дочь за кого-нибудь другого. – У Бо уже было почти все, что он хотел, за исключением партнерства с самым влиятельным в театральном мире человеком и любимой женщины, которую он хотел видеть своей женой. И то и другое Бо мог получить, но ему казалось, и он упорствовал в этом, что эти желания неисполнимы. Скарлетт не понимала сомнения Бо и была уверена, что эти барьеры можно преодолеть, поэтому большую часть времени этим вечером она и провела, убеждая его изменить решение. Но он был непреклонен и, провожая Скарлетт в отель, сказал:

– Я не могу сделать этого, тетя. Джейн – не премия; не дополнительное вознаграждение, связанное с делом.

– Ну, почему нужно рассматривать все таким образом? – не выдержала раздосадованная Скарлетт, утомленная уговорами. – Ведь ты же любишь ее? – «Господи, вылитый Эшли», – подумала она.

– Да.

– Так женись на ней. Не трать время на других девиц, до которых тебе нет дела. Женись на Джейн, пока у тебя есть возможность. Никогда нельзя загадывать, как повернется жизнь, и что может случиться. Когда есть шанс получить то, что хочешь, его нужно использовать. – Слезы зазвучали в голосе Скарлетт, оба знали, что она все еще думает о Ретте, который оказался единственным любимым мужчиной в жизни этой женщины, единственный, о ком она думала, но Ретта давно нет, и он унес с собой часть ее жизни.

– Ты хочешь сотрудничать с Дэвидом? – снова спросила Скарлетт. Бо после мгновенного колебания кивнул.

– Так делай это! – голос Скарлетт смягчился, и она взяла Бо за руку. – Жизнь дает тебе так много возможностей. Она дала уже все, о чем ты мечтал. Это замечательно, храни все тебе данное судьбой, благодари ее за эти дары. Твоя душа захотела еще, и судьба снова предлагает тебе то, что ты хочешь. Так не отказывайся от этих даров по таким глупым причина. Дэвид предлагает тебе такие удивительные возможности. А Джейн – женщина, которую ты любишь. Если ты спросишь меня, что я думаю по этому поводу, то я сочту тебя ненормальным, если ты откажешься хоть от того, хоть от другого. Ведь ты же знаешь сам, что ты женишься совсем не для того, чтобы сблизиться с Дэвидом. Тебе не нужно этого, он и без того просил тебя стать его партнером. Что же тебе нужно еще? Соглашайся на все, и пошли к чертям все, что могут подумать люди. Ведь ты же знаешь, что если кто-то о чем-то думает или высказывает это вслух, через неделю все забывает. Но ты будешь помнить об этом всю жизнь, если сейчас от всего откажешься. Тебе не нужен Сан-Франциско, тебе необходим Нью-Йорк. В этом безумном деле ты настолько преуспел, что в один прекрасный день театр Дэвида может стать твоим, или ты организуешь свой собственный. Пройдет время, ты будешь на вершине всего. Ты уже и так многого добился. И у тебя есть девушка, которую ты любишь… надень ей золотое кольцо… она будет твоей… ты достоин ее, – это было, действительно, так, и Скарлетт так любила Бо и очень хотела, чтобы у него было все, чего сейчас она лишена. Скарлетт не сожалела о проходящей жизни, ей очень хотелось, чтобы у каждого из ее близких было все, исполнились все их желания, все, что предлагает жизнь.

– Ты в самом деле так считаешь, тетя?

– А как же иначе? Ты заслужил все это. Я так люблю тебя, глупый мальчишка, – Скарлетт взъерошила свои аккуратно причесанные волосы, и Бо принялся поправлять ее прическу. Ему нравилось, что тетя начала носить модный чуб, который очень шел ей, она была просто красавица. Бо было жаль, что Скарлетт так больше и не вышла замуж, что не смогла никого полюбить после Ретта. И то ли от выпитого шампанского, то ли от той близости, которая возникла в разговоре, Бо спросил ее о том, о чем долго думал.

– А ты жалеешь, тетя, что у тебя не было ничего большего? После него…

Они оба знали, о ком он говорит.

– Не проклинаешь ли ты сейчас свою жизнь? – Но прежде, чем Скарлетт ответила, Бо уже знал ответ, прочел его в глазах тети.

– Проклинать се? – Она пожала плечами. – Как я могу ненавидеть жизнь, когда я так вас люблю? Я раньше думала об этом, но у меня был долг по отношению к вам. И было обещание, которое я дала Ретту. Конечно, я безумно люблю Ретта до сих пор и хотела бы, чтобы он был рядом, но…, но и это оказалось совсем неплохая жизнь. – Скарлетт говорила сейчас о жизни так, как будто она уже закончилась. И в какой-то мере, так оно и было. Через несколько лет Фрэдди уедет в Гарвард. Салли и Кэт, вероятно, выйдут замуж, у них будет своя жизнь. Жизнь Бо, безусловно, уже налажена, за исключением того, что он напрасно мучает себя, но за следующие пять лет и он решит свои проблемы. А Скарлетт останется одна, дети, которых она растила, встанут на ноги. Она не любила задумываться о будущем.

– Я не жалею, – сказала она Бо, а он наклонился и поцеловал ее в щеку. – Но мне бы не хотелось провести остаток жизни, наблюдая, как ты тоскуешь по любимому человеку. Поезжай в Лонг-Айленд, забери Джейн, скажи Дэвиду, что ты станешь его партнером, и забудь обо всем, что могут сказать люди. Я глубоко убеждена в своих словах, и ты можешь передать их Джейн.

– Ты удивительная, тетя, – восторженно сказал Бо, и позже, провожая ее в отель, он думал, какая она замечательная, и как бы повезло любому мужчине, который бы женился на ней. Временами Бо сознавал и свою вину в том, что тетя так больше и не вышла замуж.

Бо понимал, что сам он, да и другие дети, слишком много значили для нее. Он собирался что-то еще добавить по этому поводу, но оба они остолбенели, увидев одновременно одно явление. По вестибюлю шла Кэт в сером бархатном платье Скарлетт. Волосы ее были собраны в высокой прическе, поддерживаемой эластичной лентой с белым пером. Кэт шла под руку с высоким, статным, красивым мужчиной, которого Бо узнал.

Парочка, несомненно, возвращалась откуда-то. Кэт еще не заметила мать и Бо и была очень довольна собой.

– Боже мой! – прошептала Скарлетт, как будто ее ударила молния. Она думала, что дочь безмятежно спала дома в кровати, пока она сама ходила с Бо на вечер. – Кто это? – На вид мужчине было около 50 лет, хотя, бесспорно, он выглядел моложаво, хорошо сохранившимся, но то, что он раза в три был старше спутницы, не вызывало сомнения. Мужчина немного перебрал за вечер, и бросалось в глаза, что он имел повышенный интерес к Кэт.

Лицо Бо стало мрачным, и он вполголоса бросил Скарлетт, пересекая вестибюль:

– Его зовут Крис Боксли. Он самый большой сукин сын, какого я когда-либо встречал. Он все время волочится за молоденькими девочками. Но я должен сказать тебе, что я убью этого подонка, прежде чем он прикоснется к Кэт, – странно было слышать такие слова из уст Бо, он никогда так не выражался и никогда не выходил из себя при Скарлетт. Все это на мгновение шокировало ее. У Бо был такой вид, как будто он намеревался ударить Боксли. – Этот ублюдок – новая восходящая звезда Бродвея, по крайней мере, таковой он себя считает. Боксли сыграл пару ролей, но у него большие планы. В свободное от работы время он проводит в обществе дам, чьих-нибудь жен или дочек. Очень молодые особы – его страсть.

И то, как Боксли смотрел на Кэт, подтверждало слова Бо. Боксли положил взгляд и на Джейн, чем сильно вывел из себя Бо несколько недель назад. Боксли как раз хотел жениться на дочке Дэвида по той причине, по которой отказывался жениться Бо. Потому что Джейн была прекрасна и богата, потому что он хотел воспользоваться положением Дэвида, отца Джейн.

– Боксли! – голос Бо выстрелом прозвучал в вестибюле. Парочка остановилась, Кэт отвернулась, с ужасом узнавая Бо. Девушка хотела вернуться домой раньше матери, но она так замечательно проводила время с Крисом, что забыла о времени. Кэт встречалась с ним несколько раз в холле, когда они, наконец, познакомились, а это было во время их третьей встречи, Боксли узнал имя девушки, уточнил, связана ли она родством с Бо Уилксом, он видел их вместе. И когда Кэт ответила, что он – ее кузен, Боксли пригласил девушку на завтрак в ресторан. Скарлетт вместе с детьми отлучилась в тот день, а Кэт осталась дома, чтобы почитать.

– Что ты намерен делать с моей кузиной? – Бо вплотную приблизился к Крису Боксли.

– Абсолютно ничего, мой юный друг, кроме того, что приятно провести время. Все было очень честно и невинно. Правда, Кэтти? – У Боксли был гнусавый английский акцент, и Скарлетт могла заметить с того места, откуда она наблюдала за всем происходящим, что дочь просто сражена этим мужчиной.

Для застенчивого ребенка у Кэт была одна странность: ее непреодолимо тянуло к мужчинам возраста ее погибшего отца.

– Мы с вашей кузиной танцевали в отеле. Не так ли, милая? – Боксли мило улыбнулся Кэт, но девушка не смотрела на него, поэтому не могла видеть, что взгляд его был сама кротость.

– А ты знаешь, что ей нет еще 16? – Бо был вне себя от гнева.

– Да? – Боксли удивленно взглянул на Кэт, – мне кажется у нас произошло какое-то взаимное непонимание в этом вопросе, – Боксли снял руку Кэт со своей и передал ее Бо, – мне кажется, что было сказано, что близится 21-ая годовщина от роду, – Кэт вспыхнула от смущения и замешательства, но Крис Боксли, кажется, совсем не был расстроен такой неточностью. Его больше смутило, что он узнал об возрасте девушки от ее кузена. Он, конечно, понял с самого начала их знакомства, что Кэт значительно моложе, чем сказала ему, но она была так хороша, так красива, и ему было лестно появиться с ней в обществе.

– Извини, Бо, – Боксли чувствовал себя более удивленным, чем виноватым, – не сердись на кузину, она такая очаровательная, милая девочка.

Бо никак не отреагировал на слова Боксли.

– Отойди от нее.

– Ради Бога. Как скажешь, – Боксли низко поклонился всем троим и быстро вышел.

Бо стоял молча, глядя на Кэт, потом схватил ее за руку и потащил в номер.

– Ради Бога, скажи, что тебя заставило пойти с ним? – Бо был взбешен, что не случалось с ним никогда ранее. Он всегда вставал на защиту своей любимицы, считая, что Скарлетт слишком строга с ней. Но сейчас ему самому захотелось как следует отшлепать девчонку.

– Ты не представляешь, какой он негодяй. Это мерзавец, обманщик. Он гадюкой проползает свой путь на Бродвее, чтобы достичь вершины, не пренебрегая ничем, – Бо слишком хорошо знаком с тем миром, в котором он жил, и таких людей в этом мире было множество.

Кэт открыто всхлипывала, пока Бо тащил ее за руку.

– Он не такой, каким ты его описал! Он милый и добрый. Крис считает, что я должна играть с ним в спектакле. А ты никогда не говорил мне об этом, Бо, – с укором сказала Кэт, и слезы ручьем полились из ее глаз.

– Ты абсолютно права, я никогда не говорил тебе об этом. Как ты думаешь, я хочу, чтобы ты вешалась на таких людей, как Боксли? Не будь глупой и посмотри на себя. Ты еще совсем ребенок. Ты не можешь жить в этом мире и работать в театре в твоем возрасте.

– Это самое бессмысленное из того, что ты когда-либо говорил мне! – пробурчала Кэт, когда Бо почти втолкнул ее в комнату, и она сжалась в кресле, всхлипывая.


– Могу я перебить и поинтересоваться, почему ты не спросила у меня разрешения пойти с ним и даже не сочла нужным знакомить нас. – Скарлетт старалась говорить спокойно, ничем не обнаруживая своего волнения. Странности дочери уже давно беспокоили ее. Иногда даже ей приходило в голову, не больна ли Кэт. Взять хотя бы эти ее постоянные исчезновения. Ладно еще, когда она забивалась потихоньку в уголок в отцовском кабинете. Но тот случай на вокзале, когда она устремилась вслед за Уэйдом, или тогда на «Гермесе»…

Ведь это могло стоить ей жизни…

– Потому что… – Кэт начала всхлипывать еще сильнее, с трудом сдерживаясь, комкала в руках носовой платок и стаскивала платье, которое «заняла» у матери, – потому что я знала, что ты не отпустишь меня.

– Это неразумно с твоей стороны, Кэт. Могу я узнать, сколько лет этому джентльмену? – Скарлетт постаралась вложить в свой вопрос побольше сарказма, чтобы хоть как-то заставить дочь реальнее относиться к жизни.

– Ему 35,– не задумываясь ответила Кэт, и это ее заявление вызвало у Бо новую вспышку гнева.

– Боже мой! Ему 50, если не больше! Это же так очевидно! – кричал Бо, и Кэт совсем растерялась. Скарлетт стало жаль дочь. Как бы им с Бо не переборщить со своими строгостями. Ведь все-таки Кэт, несмотря ни на что, была просто маленькой провинциалкой. Откуда ей знать, как вести себя в таком буйном, необузданном мире. Так что нечего ждать от нее, что она с первого раза разберется в его привычках и нравах. Бо судит по себе, но он-то уже давно живет и работает здесь.

Скарлетт вспомнила себя в этом возрасте. Она была старше Кэт, когда впервые приехала в Атланту. Скарлетт явственно представила их встречу с Реттом на благотворительном балу, как они… танцевали с Реттом… Это было безумие с ее стороны, настоящий вызов обществу, ведь она тогда носила еще траур по Чарльзу… Как все осуждали ее… Она помнила, как говорила Ретту: «Перестаньте смеяться, на нас все смотрят». – А он, ее смуглолицый пират (Господи! Неужели было время, когда она боялась и ненавидела его?) отвечал ей: «Разве вам не все равно, если о вас судачат?»

Нет, она не должна наказывать Кэт, даже если ей сейчас и кажется, что дочь ведет себя легкомысленно. А Бо продолжал неистовствовать: – Ты хотя бы имеешь представление, что могут сделать с тобой подонки, подобные этому? – Кэт покачала головой, еще сильнее заплакала и повернулась к матери, измученная и уставшая.

Бо тоже выдохся.

– Объясни ей это, тетя. – И снова обратился к Кэт. – Считай, что тебе повезло, что я не отправляю тебя домой до твоего дня рождения.

Батлеры договорились отметить день рождения Кэт в Нью-Йорке, но остаток недели оказался таким вот омраченным. Кэт целыми днями пребывала в подавленном настроении, да и Скарлетт никак не могла определиться, как ей вести себя с ней.

Проблема состояла еще и в том, что Кэт была очень красивой и уж слишком заметной девушкой. Даже здесь, куда бы они ни шли, прохожие смотрели на нее, особенно если прохожие – мужчины. Красота Кэт затмевала собой всех и мать в том числе. А два дня спустя после того злополучного вечера с Крисом Боксли произошел случай, который еще больше усугубил дело. В вестибюле отеля к ним подошел человек и спросил, не хочет ли девушка работать в новом, недавно созданном театре, Скарлетт вежливо отклонила предложение, а Кэт вся в слезах бросилась к себе в комнату, обвиняя мать, что она хочет разрушить всю ее оставшуюся жизнь. В довершении всего она улеглась в кровать и провела в ней весь вечер. Девушка не поднялась даже тогда, когда пришел Бо, чтобы забрать их на обед.

– У вас еще что-нибудь произошло, – поинтересовался Бо. Во всяком случае, он еще не помнил такого, чтобы Кэт отказывалась пойти куда-то вместе с ним.

– Трудный возраст, – сказала ему Скарлетт спокойно, когда они остались вдвоем. – Кэт хорошая девочка, но уж очень красивая, вот что иногда и приводит к недоразумениям. Люда делают нам разные заманчивые предложения, а мы вынуждены отвечать, что не можем принять их. Мужчины увиваются около нее, а я запрещаю ей пойти с ними. В ее глазах это не просто глупо. Нет, она считает нас чудовищами. По крайней мере, меня.

– О Боже, – Бо раньше и в голову не приходило, как тяжело было Скарлетт со всеми ними. Оказывается, воспитание детей совсем не простое дело. Только теперь Бо начал понимать это. – Но что нам сейчас делать с Кэт, – вопрошал он таким тоном, как будто Кэт по меньшей мере совершила преступление.

– Я собираюсь забрать ее домой и надеюсь, что там она успокоится. Мне остается только молиться, чтобы они поскорее нашла мужа. В противном случае ее красота доставит много хлопот. – Скарлетт засмеялась, а Бо сокрушенно покачал головой.

– Не хотел бы я иметь дочерей.

– А я надеюсь, что у тебя их будет не меньше десяти, – остудила его пыл Скарлетт, многозначительно глядя на Бо. – Ну, как с Джейн? Почему ты еще не в Лонг-Айленде?

– Я позвонил, их нет, они гостят у друзей в Сан-Диего. Я оставил им записку, теперь вот жду их возвращения. Я сожалею, что ты снова не встретилась с Дэвидом. – Скарлетт уже видела Дэвида однажды. Он произвел на нее хорошее впечатление. Высокий, с умными глазами. От него исходило ощущение силы и надежности.

– Я встречусь с ним в другой раз. Но послушай меня, – строго сказала она. – Не губи свою жизнь. Запомни, что я сказала и не делай опрометчивых шагов. Ты понял?

– Да, мадам. Но вы лучше скажите об этом своей дочери, – шутливо поклонился ей Бо.


После того взрыва слез, когда Кэт кричала о своей загубленной карьере звезды, она неожиданно успокоилась и теперь ни словом не упоминала о театре.

У них оставался еще один день в Нью-Йорке. Скарлетт забрала младших детей на репетицию нового спектакля, и пока Бо был занят на сцене, дети с восторгом носились по пустому театру в надежде встретить Барри Уайта, который, оказывается, был главной целью их визита сюда. В перерыве, когда Бо подошел к ней, она решилась у него спросить то, что не выходило у нее из головы с тех пор, как Кэт получила предложение попробовать свои силы в новом театре.

– Когда-нибудь ты позволишь Кэт сыграть хоть небольшую роль в твоем спектакле.

Бо задумался, со вздохом опустился в кресло.

– Не знаю. Не думал об этом раньше. А почему ты спрашиваешь? Ты что, ее лазутчик?

Скарлетт рассмеялась, понимая, что Бо просто не знает, что ей ответить.

– Нет. Мне просто интересно. Кажется, она так же увлечена всем этим, как и ты. Это было правдой. И, кроме того, Скарлетт чувствовала, что у Кэт, несомненно, были все данные, чтобы стать звездой. Она продолжила задумчиво. – Пока, конечно, она слишком молода, но, может быть, наступит день… Ей бы было так приятно узнать, что мы тоже обеспокоены ее будущим и… вовсе не желаем ей зла.

– Ты что всерьез полагаешь, что она так считает. А, впрочем, как знать… Но я не знаю, тетя, может быть… И потом я вижу здесь, в этом мире, так много всякого, вобщем, знаю всю изнанку. Ты в самом деле хочешь, чтобы Кэт погрузилась в мрак этой жизни? – Во всяком случае, Бо этого не хотел. Он так и заявил об этом Скарлетт. Он не хотел этой жизни и для своих собственных детей, если они у него будут. Так же, как Дэвид не хотел этого для Джейн. Только поэтому, считал Бо, Джейн и осталась такой удивительной девушкой.

– Но Джейн, вероятно, смогла бы вынести эту жизнь и не потерять себя, – заметила Скарлетт, и Бо согласился.

– Это правда, но Джейн совсем другая. И ситуация совсем другая. Отец скорее заточит Джейн в темнице, чем позволит ей играть в театре. – Если раньше Скарлетт не переставала удивляться, почему с такими возможностями Джейн до сих пор не актриса, то сейчас объяснения Бо раскрыли ей глаза на многие вещи.

– Да, может быть, ты и прав. А что касается Кэт… Это пока просто мои раздумья. Не обращай внимания.

– А где, кстати, она?

– Отдыхает в отеле. Она не совсем хорошо себя чувствует.

– А ты уверена? – В последнее время Бо стал очень подозрительным, и во всех мужчинах видел потенциальных совратителей своей кузины.


В полдень они пообедали вместе, потом Бо отвез их в отель, а сам вернулся в театр. Когда Скарлетт поднялась в номер, Кэт там не оказалось. Фредди спустился в холл, но вернулся ни с чем.

– Ее и там нет. Может быть, она пошла гулять. – Фредди, не особенно встревоженный отсутствием сестры, вышел на улицу в надежде встретить в вестибюле Микки Томаса, а Салли принялась помогать Скарлетт укладывать вещи.

Близились сумерки, но Кэт все не возвращалась. Скарлетт запаниковала. Бо был прав, эту негодную девчонку ни на минуту нельзя оставлять одну. Хотя ей и неприятно думать о дочери плохо, но она этого заслуживает. Потом ее обдало холодом, а, может быть, с ней что-то случилось. Мало ли что, Кэт девочка рассеянная, а кругом столько машин…

В 9 часов, так и не дождавшись Кэт, Скарлетт в отчаянии кинулась к Бо. Она застала его уже на выходе, он собирался на какой-то важный прием и теперь в недоумении смотрел на встревоженную тетю.

– Кэт пропала, – каким-то не своим, хриплым голосом выговорила она.

– Ты видела ее с кем-нибудь?

– Нет, я ее вообще не видела с той самой минуты, как мы ушли утром в театр.

Бо нахмурился:

– Может быть, она снова с Крисом Боксли? Как ты думаешь, она может быть настолько глупа?

– Не глупа, – объяснила Скарлетт, борясь со слезами, – молода.

– Не говори о возрасте. Я тоже был молод. – Это было сказано таким тоном, что Скарлетт, несмотря на переживания, насмешливо хмыкнула: – Конечно, ты уже совсем в преклонных годах. – Бо заметил ее усмешку и сердито проворчал. – Во всяком случае, я не исчезал каждые две минуты и не волочился за 50-летними подонками.

– Но сейчас речь не об этом. Что будем делать, Бо? А если с ней что-нибудь случилось? А если ее убили или украли? – Бо не разделял заблуждений тети, поэтому решительно отверг ее предложение обратиться в полицию.

– А ты представляешь, что будет, если она снова проводит время с Боксли или кем-то другим, ведь пресса поднимет такой шум, что ты и сама будешь не рада. Давай уж лучше поедем в отель и там решим, что делать дальше.

В отеле Бо поговорил кое с кем и минут через 20 вернулся взбешенный. Оказывается, как он и предполагал, Кэт ушла с Крисом Боксли. Ему сказали, что Крис вызвал машину и уехал с прекрасной, очень молоденькой брюнеткой. Он увез девушку в известный своей дурной репутацией загородный отель «Глория Бич», куда съезжалась самая отпетая публика, чтобы выпить, поболтать, совершить незаконные сделки.

– О Господи! – Скарлетт немедленно отправила детей в другую комнату, чтобы они не слышали их разговоры. – Бо, что делать?

Было уже 10 вечера. Езды до «Глории Бич» где-то около часа на полной скорости без остановок. Если выехать прямо сейчас, добраться туда можно часам к 11. И если повезет, они приедут как раз вовремя… А если нет?

– Поедем в «Глорию Бич». Вот что будем делать. Заберем Кэт, а потом я убью его. – Скарлетт, конечно, не особенно поверила в его угрозы, но тем не менее схватила пальто и выбежала вслед за Бо, успев крикнуть на ходу Салли, чтобы ни она, ни Фредди ни в коем случае не выходили из номера, и что она вернется очень поздно.

Скарлетт промчалась по вестибюлю, догоняя Бо, который запустил мотор и помчался, не жалея машины, в сторону юга.

Было без пяти минут 11, когда они добрались до цели. Побледневший, со стиснутыми зубами Бо был готов перевернуть вверх дном это злачное место, проверить кровати во всех номерах, врываясь туда без стука, чтобы только найти Кэт.

Им повезло. Она сидела с Боксли в баре, и они очень приятно проводили время. Крис Боксли был пьян, Кэт тоже выпила и была немного возбуждена. Девушка обомлела, увидев мать и Бо, который одним махом пересек бар, направляясь к этой парочке, схватил Кэт за руки, буквально поднял ее со стойки бара.

– Ах… я…, – от испуга девочка начала заикаться, как случалось с ней и раньше, но Крис Боксли этого не знал и теперь с немым изумлением смотрел на нее.

– Мы снова встретились, – холодно произнес Крис с широкой театральной улыбкой, но Бо вовсе не намерен был улыбаться.

– К сожалению, ты не понял меня с первого раза. Девочке нет еще и 16 лет, и если ты еще раз приблизишься к ней, я буду вынужден вышвырнуть тебя из города и отправить в тюрьму. Ты можешь смело ставить крест на своей карьере в театре, если подойдешь к ней еще раз. Я ясно все изложил? Ты понял меня на этот раз?

– Прекрасно понял, приношу извинения. Я, вероятно, впал в заблуждение в прошлый раз.

– Вот и отлично, – заключил Бо и, чтобы сделать свое заявление еще более убедительным, дополнил его двумя сильными ударами в солнечное сплетение и по подбородку. – Смотри, чтобы ты не заблуждался и на этот раз!

Крис Боксли распластался на полу на глазах изумленной публики, которая с живым интересом наблюдала за этим, обычным здесь, делом. Бо схватил Кэт за руку и вышел из бара.


ГЛАВА 27 | Ретт Батлер | ГЛАВА 29