home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 21

Через неделю после отъезда Уэйда Скарлетт заметила в Кэт какие-то изменения. Девочка начала заикаться, как было и раньше, когда погиб отец. Тогда от заикания Кэт избавилась быстро, а сейчас оно затягивалось. Девочку вновь начали мучить ночные кошмары, и Скарлетт сильно встревожилась.

Она сказала об этом Рону во время встречи в редакции, а вернувшись домой, услышала от преданной миссис Барнис, что Кэт все время находилась в саду, куда она отправилась сразу после возвращения из школы и до сих пор не вернулась. День был теплый, и Скарлетт решила, что Кэт спряталась в укромном уголке, который Элла Лорина всегда называла «секретным садиком».

Но незадолго до обеда, когда девочка все еще не вернулась, Скарлетт пошла искать ее.

– Выходи, глупышка, не прячься. Выйди и расскажи мне, чем ты сегодня занималась. Мы получили письмо от Уэйда. – Скарлетт, действительно, держала в руках это письмо, надеясь, что услышав о нем, Кэт выйдет из своего укрытия.

– Выходи, голубка! Где ты? – звала Скарлетт, рассматривая куст роз в дальнем конце сада, уверенная, что Кэт прячется там. Но обойдя весь сад, заглянув в каждый уголок, Скарлетт так и не обнаружила девочку. Она обошла сад еще раз, забралась даже в старое, заброшенное убежище на дереве, порвав при этом юбку, но безрезультатно.

Скарлетт вернулась в дом, в надежде, что Кэт уже там, но девочки не было, а экономка уверяла, что видела, как она несколько часов назад сидела в саду. Скарлетт расстроилась до того, что даже выговорила старой преданной миссис Барнис за ее невнимание к детям.

– Стоило Шейле уехать на несколько дней и вот, пожалуйста, за детьми нет никакого присмотра!

Миссис Барнис не возражала, она чувствовала свою вину и ругала себя, что не уследила за девочкой.

– Может быть, она пошла наверх? – спросила Скарлетт, но миссис Барнис не видела ее и там. Все утро она была занята по хозяйству и за детьми не следила.

Скарлетт бросилась в комнату Кэт, обыскала там все, заглянула в свою комнату. Девочки не было. Тогда она побежала в комнату Ретта.

– Если она в доме, то может быть только здесь. – Мысли лихорадочно бились в ее голове, она тут же вспомнила настойчивые советы друзей: «Освободи комнату Ретта, убери оттуда его вещи, все это угнетает психику девочки. Ты сама сошла с ума от горя и хочешь, чтобы и Кэт всю жизнь оплакивала отца. Это ненормально». – Теперь Скарлетт и сама понимала, что это ненормально, но главное для нее сейчас – найти Кэт, а потом она все изменит.

– Кэтти! – Скарлетт открыла шторы, перетряхнула вещи Ретта и обратила внимание, что в комнате стоит затхлый запах. Ведь хозяин так давно покинул ее. Скарлетт заглянула даже под кровать, но Кэт нигде не было.

Пришел Бо и тоже подключился к поискам, они еще несколько раз обследовали все в доме и в саду, но так и не нашли девочку.

– Может быть, что-то случилось сегодня в школе! – Но Салли ничего не знала. Бо ездил по делам в город, а Фредди был вместе с матерью в редакции. Секретарши в газете любили повозиться с малышом, пока Скарлетт сидела на заседании.

Правда, у Кэт было еще несколько школьных друзей, но она никогда не ходила к ним домой. Рон знал, что девочка была очень чувствительной и эмоциональной, и что она не совсем еще отошла после гибели отца. Она могла не разговаривать днями, и не удивительно, что она взяла и вот так неожиданно исчезла. Это было на нее похоже. Но если она все-таки убежала, только Богу известно, где она теперь находится и что может произойти, ведь вокруг так много дурных людей.

– Вы сообщили в полицию? – Рон старался казаться спокойным, но и он уже начал волноваться, хотя и был безмерно счастлив, что Скарлетт в трудную минуту вспомнила о нем.

– Нет, первому, кому я сообщила, это вам.

– И ни у кого нет ни малейшего представления, куда она ушла? – Скарлетт покачала головой и минуту спустя они все-таки решили, что надо вызывать полицию. Младшие дети раскапризничались от страха и переживаний. Им было уже пора ложиться спать, и миссис Барнис повела их наверх, по дороге объясняя малышам, что только очень-очень непослушные дети убегают из дому, но Салли не слушала ее, она плакала и все время спрашивала: найдется ли Кэт.

Бо не отходил от Скарлетт, пока Рон ездил в полицию. Они сидели в гостиной в тревожном ожидании, когда через полчаса услышали стук в дверь: прибыл вызванный сержант полиции.

Он с интересом осмотрел богато убранную комнату, поочередно задержался взглядом на всех присутствующих и поинтересовался, нет ли у них каких-либо предположений, куда могла уйти девочка:

– Нет, кроме школы и дома, она нигде не бывала. Она еще любит гулять в саду, но они проверили, ее там нет.

– Хорошо, – сержант еще раз задумчиво оглядел всех и направился к двери, пообещав им сообщить сразу же, как только будут какие-то результаты.

– Может быть, нам тоже нужно пойти? – спросила Скарлетт, вопросительно глядя на Рона.

– Нет, мадам, мы найдем ее. А вам с мужем лучше остаться дома со старшим сыном. – Довольный собою сержант улыбнулся Скарлетт, а Бо удивленно уставился на Рона. Юноша, конечно, любил Рона, но ему совсем не понравилось, что полицейский принял его за мужа Скарлетт.

– Почему ты не сказала ему? – спросил Бо, глядя на нее после того как за полицейским закрылась дверь.

– О чем не сказала? – Скарлетт сразу даже не поняла вопроса, все ее мысли были сосредоточены на Кэт.

– Что Рон тебе не муж.

– О, Боже! Не забивай себе голову. Думай лучше, где искать Кэт, а не о таких глупостях.

Рон тоже слышал вопрос юноши и с удовольствием отметил, что был совершенно прав, когда предупреждал Скарлетт. Теперь она начинает пожинать плоды своего упорства, все начали считать ее своей полной собственностью, Рон предполагал, что такой эгоизм ничего хорошего не принесет Скарлетт, да и детям он вреден. Но он также знал, что ему могут ответить, что это не его дело. Скарлетт хочет управлять семьей, как ей нравится и, к сожалению, у Рона нет оснований вмешиваться в это дело.

Скарлетт стояла у окна, сосредоточенно вглядываясь в сгущающуюся за ним ночную темноту и мучительно соображала: куда могла уйти девочка и, главное, зачем.

– Может быть, все-таки стоит спросить у ее подружек. Вдруг они что-то знают. – Рон тоже не мог спокойно дожидаться, что скажет полиция.

– Да-да, я тоже как раз об этом подумала, поехали к ним. – Скарлетт с загоревшейся в глазах надеждой направилась к двери, а Бо остался ждать вестей из полиции.

Посещение трех близлежащих домов, где могла оказаться Кэт, ничего не дало. Там сказали, что она уже много недель не бывала у них. И вдруг уже по дороге домой Скарлетт вспомнила, как была огорчена дочь отъездом Уэйда.

– Рон, а тебе не кажется, что Кэт могла совершить что-нибудь безумное, например, запрыгнуть в поезд и поехать искать Уэйда?

Рон пожал плечами.

– Вряд ли. Она боится даже своей собственной тени… а ехать куда-то одной… нет, я не думаю, что она решится на это.

Рону эта мысль показалась совершенно абсурдной, но когда Скарлетт сказала об этом Бо, он сузил глаза и задумался.

– Она спрашивала меня на прошлой неделе, сколько нужно времени, чтобы добраться до Джорджии, – признался юноша, – но я совсем не подумал об этом.

– О, Боже, – Скарлетт схватилась за голову, – а что если она, действительно, села в поезд? Ведь она даже не знает, куда ехать… Она же может погибнуть… может упасть на рельсы… если вздумает вскочить в отходящий поезд…, – такие предположения привели ее в ужас. Было уже десять часов вечера и становилось очевидным, что произошло что-то страшное.

– Я могу отвезти тебя на вокзал, если ты хочешь, но я не уверен, что Кэт могла это сделать, – Рон произнес это тихо, стараясь успокоить Скарлетт, но Бо неожиданно резко оборвал Рона. Юноша все еще не мог забыть ошибку полицейского, который назвал Рона мужем Скарлетт.

– Вы ничего не знаете о ней, – из близкого друга семьи Рон неожиданно превратился для Бо в угрозу семейного благополучия.

– Пошли, – Скарлетт накинула шаль на плечи и выбежала из парадной двери, куда как раз подъехал полицейский, только отрицательно покачавший головой.

– Ее нигде нет.

Рон гнал лошадей к железнодорожной станции, Бо и Скарлетт сидели сзади. За всю дорогу никто из них не обмолвился ни словом. В 10–30 вечера вокзал был почти пустой. Оставались только поезда в Сан-Хосе, которые окружным путем шли на восток, минуя паромную переправу в Окланде.

– Это безумная идея, – заключил Рон, когда они обошли пустые залы, но на этих его словах Бо исчез, кинувшись к железнодорожным путям, находившимся за вокзалом.

– Кэтти! – кричал юноша. – Кэт, – Бо, складывая руки рупором, выкрикивал имя девочки, и звук его голоса эхом отдавался в ночной тишине. Но в ответ слышался только случайный лязг колес, свист локомотивов и шум снующих экипажей. На перроне никого не было, в том числе и Кэт.

Скарлетт присоединилась к Бо. Неизвестно почему, но она доверяла его инстинкту. Он знал и понимал Кэт лучше всех остальных, лучше даже, чем ее понимала сама Скарлетт.

– Кэтти, – не переставая, кричал Бо, – Кэт! Но ни единого живого отклика не раздавалось вокруг, и Рон уже предложил им вернуться домой, когда они услышали звук приближающегося поезда. Это был грузовой состав в сторону Южного побережья, проходящий каждый день, ближе к полуночи. Вдали появился длинный луч света, исходящий от приближающегося состава. Скарлетт и Рон стояли в безопасном месте возле ворот, когда в неожиданном всплеске света заметили какое-то мимолетное движение. Оно было настолько быстрым и могло им просто померещиться, но Бо моментально среагировал на него. Он пулей бросился к платформе, и Скарлетт сразу же поняла его неожиданный бросок. Там была Кэт, она, испуганная и одинокая, спряталась между двумя составами. В руках у нее что-то было, но и с такого расстояния Скарлетт увидела, что это была кукла, спасенная с «Гермеса».

– О Боже! – Скарлетт схватила Рона за руку и потащила в ворота по направлению к поезду, но Рон удержал ее.

– Нет… Скарлетт… поздно. – А в это время Бо стрелой летел наперерез приближающемуся поезду к девочке, которая находилась в узкой щели между рельсами. Если она уйдет с этого места, то поезд сразу же собьет ее. Бо отчетливо это понимал.

– Бо! Подожди! – закричала Скарлетт, вырываясь от Рона и бросаясь вслед за ним на железнодорожные пути. Но он уже не слышал ее криков, они утонули в скрежете подходящего поезда.

Пока Скарлетт догоняла Бо, Рон в смятении оглянулся, пытаясь найти какой-нибудь тормоз, нажать на него, остановить надвигающуюся громаду, но не мог ничего увидеть. Он чувствовал подступающие к горлу слезы и отчаянно махал руками машинисту локомотива, но тот ничего не замечал.

А Бо уже тоже ничего не видел и ни о чем не думал. Он теперь знал, где Кэт и ему во что бы то ни стало надо было успеть к ней.

Скарлетт, уцепив рукой подол юбки, бежала за ним следом, запинаясь о рельсы. И едва она успела проскочить железнодорожный путь, как поезд ураганом промчался у нее за спиной. И эти краткие мгновения, почти секунды, показались ей нескончаемой вечностью. Кромешная темнота опять обступила ее со всех сторон, свист удаляющегося локомотива все еще отдавался у нее в ушах, а она бежала, уже не надеясь застать в живых своих Бо и Кэт, представляя себе страшную картину, которую сейчас увидит. Бежала и уже не в силах была остановиться.

Но вот она увидела покрытую грязью Кэт, с запутавшимся в темных волосах мусором. Она, съежившись, лежала между рельсами рядом с Бо, который сжимал ее руками и не отпускал даже сейчас, когда опасность уже миновала. Он успел подбежать к ней в тот самый последний момент, который мог стоить ей жизни и толкнул ее, не задумываясь, в это единственно безопасное место, успев броситься туда сам.

Скарлетт подбежала к ним и, упав на колени, обняла. Так они все трое и застыли неподвижно, постепенно приходя в себя от потрясения, пока к ним не подбежал Рон. Он помог Скарлетт подняться, а потом взял на руки Кэт и понес ее к вокзалу. Бо тоже встал на ноги, отряхнулся, и повернувшись к Скарлетт, взял ее под руку. И они, так же не говоря ни слова, медленно побрели следом за Роном и Кэт. Они остановились, не доходя до экипажа, и Скарлетт, обхватив Бо за плечи, прижала его к себе.

– Я люблю тебя… О Боже!.. Я думала… ты… – Скарлетт не договорила, колени ее дрожали, когда они пошли дальше. Бо все время приходилось поддерживать ее.

По дороге домой Кэт не проронила ни слова. Она сидела, забившись в угол, прижимая к себе куклу. Да и все тоже молчали: ни у кого не было сил: ни физических, ни душевных, чтобы выяснять, почему это случилось. И только дома, купая и укладывая Кэт в чистую постель, Скарлетт ничего не спрашивая у дочери, попросила ее:

– Пожалуйста, я тебя очень прошу, никогда не делай так больше. – А сама подумала: «Боже мой! Когда же закончатся мои испытания? Их и так в моей жизни чересчур много!»

Девочка впервые после их возвращения с вокзала, взглянула в глаза матери и прошептала:

– Я хотела поехать к Уэйду. Я очень соскучилась по нему.

– Уэйд приедет к нам сам, – задумчиво ответила Скарлетт, размышляя, что бы еще сказать девочке, как бы убедить ее не исчезать, не сторониться близких, довериться им со своими переживаниями, но ее мысли прервал дрожащий голосок дочери:

– А папа уже не приедет никогда, – тихо произнесла Кэт.

– Но это совсем другое, а Уэйд приедет. А сейчас спи. – Скарлетт выключила свет и спустилась в гостиную, где ее ждал Рон. Бо отправился на кухню в поисках чего-нибудь съестного, поскольку не хотелось будить прислугу. Скарлетт тоже хотела уже было присоединиться к нему, но глянув на себя в зеркало, обнаружила, что она, занявшись Кэт, забыла привести себя в порядок. Все лицо у нее было покрыто пылью и копотью, юбка разорвана, блузка в пятнах, а волосы всклокочены еще сильнее, чем у Кэт.

– О, вид у меня вполне соответствует настроению! – насмешливо проговорила Скарлетт. – Надо, пожалуй, пойти переодеться… а, может быть, и не стоит…

– Идите-идите, – выпроводил ее Рон, заметив ее лихорадочное возбуждение. – Идите, я подожду вас.

– Ну, как она? – спросил Рон, когда Скарлетт вернулась обратно.

– Все в порядке, – Скарлетт решила никому, даже Рону, не показывать свою растерянность, все так и пытаются научить ее, как ей жить и что делать. – Все в порядке. Она соскучилась по Уэйду и решила поехать к нему, а теперь поняла, что совершила глупость.

– Я завидую вам, Скарлетт. У вас потрясающее самообладание. И тем не менее я скажу вам все, о чем думаю, – Рон казался сердитым. Он весь вечер чувствовал на себе вопросительный взгляд Бо. – Я считаю, что все это заходит уже слишком далеко. Я боюсь, что вы не сможете справляться с ними дальше одна, Скарлетт. Их слишком много. Любому на вашем месте было бы тяжело справиться…

– У нас все в порядке, – тихо сказала Скарлетт. Враждебность Бо по отношению к Рону, казалось, передалась и ей.

– Вы по-прежнему намерены воспитывать их до тех пор, пока они не станут взрослыми? – Его собственная любовь к детям Скарлетт обернулась сейчас раздражением к ней, а она настолько устала и была настолько потрясена случившимся, что у нее не было сил спорить с ним. Но этот вопрос разозлил ее.

– А где выход? – дерзко спросила она, – вы предлагаете отказаться от них?

– Но вы же можете выйти замуж! – Рон едва сдерживался от ярости. Безрассудство Скарлетт может принести еще много беды: и ей и детям.

– Но это не причина, чтобы выходить замуж. Я не выйду замуж только потому, что не могу справиться с детьми. Тем более, что в большинстве случаев мне это удается. А если я не смогу сделать все сама, я найму кого-нибудь в помощь. А замуж я могу выйти, только если полюблю кого-нибудь так же сильно, как любила Ретта. На меньшее я не согласна, но только кто может мне заменить Ретта? На свете нет больше такого, как он, и никогда не будет! – Скарлетт, не думая, что может обидеть Рона, распалилась и высказывала ему теперь все, что накопилось у нее на душе. Пусть он сколько угодно сердится, но она не испытывает к нему никаких чувств, кроме дружеских. Она любит только Ретта и всегда будет любить его.

В запале Скарлетт не заметила, что Бо вышел из кухни и теперь, прислонившись к двери, с удивлением наблюдал за ними.

– Я ничего не могу предложить вам, кроме дружбы, Рон, – Скарлетт заметила искаженное от боли его лицо и ей стало жалко его, поэтому она решила смягчить свою резкость.

– И потом, мне кажется, дети не готовы к моему замужеству.

– Если вы надеетесь на их благословение, вы жестоко ошибаетесь. Они никогда не согласятся, чтобы у вас кто-то появился в жизни, кроме них. Вы им слишком нужны, им самим, всем им… Уэйду… Бо… Кэт… малышам… они слишком эгоистичны и думают только о себе… они не хотят, чтобы и у вас была своя собственная жизнь… Они хотят сделать из вас круглосуточную служанку. А когда они вырастут, вы останетесь одна, а я буду слишком стар, чтобы помогать вам.

Рон встал и медленно направился к двери, как будто надеясь, что Скарлетт остановит его, но она не произнесла ни слова. Тогда Рон все так же медленно повернулся и посмотрел ей в глаза.

– Вы губите из-за них свою жизнь, Скарлетт. Она кивнула, не отводя от него взгляда:

– Да, Рон, я знаю это. Но именно этого я и хочу. Что мне остается делать? И Ретт вероятно, не осудил бы меня.

– Не знаю, – не согласился с ней Рон. – Во всяком случае, он всегда хотел, чтобы вы были счастливы.

– Простите. – Скарлетт поднялась и вышла проводить Рона, а Бо смотрел ей вслед, успокоенный, по крайней мере тем, что она не собирается замуж. Ему бы не хотелось этого. И подсознательно Бо чувствовал, что и Уэйд тоже поддержал бы его, будь он с ними.

– Я тоже прошу прощения, – мягко сказал Рон, закрывая за собой дверь. После его ухода Скарлетт повернулась и увидела Бо, который стоял в дверях кухни и внимательно смотрел на нее. Неожиданно это привело ее в полное замешательство. Она не была уверена, что Бо слышал весь разговор, но подозревала, что это не исключено.

– У тебя все в порядке, тетя? – Бо медленно направился к Скарлетт, полный загадочности, с обеспокоенными глазами.

– Да, – улыбнулась Скарлетт, – все хорошо.

– Но тебе печально от того, что ты не выйдешь замуж за Рона? – Бо хотел знать, что она переживает, уверенный в том, что в большинстве случаев она искренна с ним.

– Не очень. Если бы я, действительно, любила его, я бы вышла замуж, когда он сделал мне предложение в первый раз, – это заявление настолько удивило Бо, что он остолбенел, и его вид вызвал у Скарлетт улыбку.

– Но тебе когда-нибудь придется выйти замуж снова, – озабоченно проговорил он, и Скарлетт рассмеялась. Сейчас она точно знала, что этого не произойдет никогда. Кроме всего прочего, у нее не было для этого времени. В суете вылавливания детей между поездами, обучением их в школе, да и вообще домашними делами, вряд ли она могла встретить мужчину, а в глубине души она и не хотела этого.

– Сомневаюсь.

– Почему? – в Бо разгоралось любопытство, пока они вместе поднимались наверх.

– Много причин… может быть, главная в том, что я слишком люблю вас всех. – Скарлетт набрала воздуха, почувствовала острый укол в душе и выдохнула: – А, может быть, потому что я люблю только Ретта. А, может быть, любовь, которая так много значит, умерла совсем… утонула в ту страшную ночь, утонула, как Элла, сделавшая выбор, и погибшая вместе с женихом. А Скарлетт отдала всю любовь Ретту, и в душе не осталось места для кого-то еще.


ГЛАВА 20 | Ретт Батлер | ГЛАВА 22