home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 17

Незаметно наступило лето, полное обычных забот. В июле, как это было всегда раньше, Скарлетт с детьми отправилась к озеру, на ранчо, которое Батлеры арендовали у друга Ретта. Так было и прошлый год, и Скарлетт не хотела изменять традиции, и делала все возможное, чтобы сохранить прежний уклад жизни. Уэйд и Бо рыбачили, бродили по лесу, а женская половина развлекалась по-своему. Скарлетт сама готовила еду, ходила купаться с Фрэдди и девочками, пока юноши занимались своими делами. Жизнь шла простая, незатейливая, и только здесь Скарлетт впервые почувствовала, что все начали возвращаться, понемногу, к прежней жизни, отходить от горя, что было так важно. Даже Скарлетт перестали мучить ее ночные кошмары. Она лежала в постели, вспоминая, как прошел очередной день, но мысли ее то и дело обращались к прошлому лету, проведенному на ранчо с Реттом. Что бы ни сделала Скарлетт, память постоянно напоминала ей о любимом. Сладкие и горькие воспоминания.

Все было другим в прежней жизни. Ретт организовывал забавы для Кэтти, Скарлетт с Эллой совершали длительные прогулки вокруг озера, собирали цветы, Бо с Уэйдом катались верхом. Именно здесь впервые Элла призналась матери, как сильно она любила Ричарда. Ни для кого это уже не было секретом, Бо постоянно дразнил кузину, но ее это мало беспокоило, она была готова признаться в любви всему свету. Все тогда восторженно встретили Ричарда, решившего провести с ними лето. Он привез с собой безделушки для Кэт, новую теннисную ракетку для Бо и кипу книг для Уэйда. Все радовались подаркам, а Элла проводила с Ричардом все время, гуляя по лесу. Нынешнее лето было особенно мучительным для Скарлетт, когда она бродила по тем самым местам, где они гуляли с Реттом и где ее счастливая дочь мечтала о замужестве.


Скарлетт с детьми находились на ранчо неделю, когда Рон удивил их своим приездом. Как и в прежние годы, Хантер привез подарки каждому, в том числе несколько новых книг для Уэйда. Рон был интересным и веселым человеком, детям он казался любимым дядей, они были рады его видеть.

Даже Кэт радостно смеялась, устремившись ему навстречу, босоногая, напоминавшая козочку, с развевающимися черными волосами, еще не прибранными, так как девочка только вернулась с озера.

– Вы прекрасно выглядите, – улыбнулся Рон, радуясь встрече с ними, наблюдая, как Скарлетт опустила Фрэдди на землю, а он с ликованием бросился бежать за Кэт. Скарлетт весело улыбнулась, отодвигая с лица прядь темных блестящих волос.

– Детям очень нравится здесь.

– Но и вам, кажется, неплохо, – Рон был рад встретить ее здоровой, отдохнувшей, загорелой, и не успел он еще и осмотреться, как следует, дети обступили его и утащили играть.

Рон весь день играл с детьми, гулял с Уэйдом и Бо, а в сумерках, когда уставшие Кэт, Фредди и Салли улеглись спать, он наконец смог спокойно поговорить со Скарлетт.

– Замечательно оказаться здесь снова, – Скарлетт не хотела жаловаться на свою тоску и говорить Рону, что все на ранчо так напоминало ей прошлое, оба знали об этом и без слов, Знала Скарлетт также и то, что Рону можно было доверить то, что она не сказала бы никому другому, разве что Барту, так близки были эти люди с ее мужем.

И сидя сейчас в сумерках среди гор, Скарлетт поймала себя на том, что она уже спокойно может говорить с Роном о Ретте и даже смеяться над какими-то приключениями прошлого лета. И Рон смеялся вместе с ней, вспоминая, как однажды Ретт переоделся медведем и напугал их, когда явился в медвежьей шкуре в домик.

Они вспоминали о рыбалке на укромных ручейках и о том, как любили плавать на лодках по озеру. Казалось, что Скарлетт и Рон говорили о пустяках, но те мелочи, которым она не придавала значения в своей прежней жизни, сейчас становились для нее важными и значительными. И впервые за последние месяцы воспоминания не только не ранили душу, но и успокаивали.

С Роном Скарлетт чувствовала себя легко и непринужденно и особенно потому, что с ним она могла поделиться своими проблемами с детьми. Раньше она не особенно забивала себе этим голову, да и проблемы воспитания ее не очень волновали. Только когда появилась Кэт, она почувствовала свою особую материнскую ответственность. А потом заботу о детях взял на себя Ретт. Так что теперь Скарлетт приходилось нелегко и временами ей казалось, что у нее ничего не получается.

– Вы прекрасно справляетесь с детьми, – похвалил ее Рон.

– Стараюсь, – вздохнула она. – Вам я могу признаться, что раньше мне этим заниматься особенно не приходилось. А теперь вижу, что это не так просто.

– Всегда не просто растить детей. Но это стоящее дело. – И неожиданно Рон решился сказать то, о чем думал последние месяцы, но не решался говорить об этом вслух.

– Скарлетт, послушайте меня внимательно и постарайтесь понять правильно. Растить детей – не единственное в мире занятие. Ведь раньше вы находили время заниматься и другими делами. Жили полной жизнью. Я не узнаю вас и не могу поверить, что вы так изменились. Неужели вам ни разу не захотелось выйти из своего добровольного заточения?

– Вы считаете, что мне надо пойти работать, – Скарлетт засмеялась, поддразнивая Рона, но он только отрицательно покачал головой, не желая поддерживать ее шутливого тона. Рон был красивым мужчиной, но Скарлетт никогда не смотрела на него иначе, кроме как на друга Ретта и на своего друга.

– Нет, я имею в виду, что вам надо выбраться из скорлупы, встречаться с друзьями.

Рон помнил ее в великолепных нарядах с искрящимися изумрудными глазами, рука об руку с Реттом. Он тогда еще завидовал своему другу. Скарлетт была создана для общества, веселой, счастливой жизни, а не для участи отшельницы, многодетной вдовы с тоскливым взглядом. Впереди у нее была еще целая жизнь, может быть, и не такая, как раньше, но ведь незакончившаяся.

– Где ваши друзья, у которых вы бывали с…? – Рон испугался, забывшись, что чуть не упомянул имя Ретта. Скарлетт опустила глаза:

– Сейчас не время. – Еще слишком рано и все развлечения могли бы только напомнить ей Ретта и сделать его отсутствие еще более невыносимым. Она не собиралась больше замуж и напомнила об этом Рону, заявив, что в любом случае еще не закончился траур по близким. Она все еще носила черные одежды и не имела желания выходить куда-либо, разве что с детьми.

– Скарлетт, – упорствовал Рон, – вам не следует сидеть дома.

– Когда-нибудь, но не сейчас. – И глядя в ее глаза, Рон понял, что этот момент наступит не скоро и продолжать разговор об этом бессмысленно. Скарлетт поднялась, нарушая повисшее молчание.

– Уже поздно, Рон. Пора спать. – И они разошлись, пожелав друг другу спокойной ночи.

Рон спал в комнате юношей, которые были очень рады разделить с ним компанию. В пять утра они все вместе отправились на рыбалку, а когда рыболовы, победоносно и гордо, вернулись с богатым уловом, Скарлетт уже готовила завтрак. Дети загомонили, им очень хотелось сразу же попробовать рыбы, но Скарлетт наотрез отказалась ее чистить. Тогда они кинулись за помощью к Шейле, вновь нанятой ирландке, которая тоже приехала вместе с ними на озеро. Девушка чувствовала себя в новом доме еще не совсем свободно, да и дети на первых порах немного сторонились ее, все еще скучали по Морин. И сейчас она обрадовалась, что им понадобилась ее помощь. Она быстро принялась за дело. Салли взялась помогать ей, а Фредди топтался рядом, не в силах дождаться, когда же рыба будет наконец готова.

Завтрак прошел весело, потом все отправились купаться. Дети не отходили от Рона, испытывая облегчение от его присутствия. С ним было так спокойно, как будто он вернул им прежнюю жизнь: радостную и веселую.

Рон провел с ними несколько дней и собрался уезжать, его ждали дела. Только что закончился завтрак, и Рон стал готовиться к отъезду, но ни Бо, ни Уэйда дома не оказалось, а он не мог уехать, не попрощавшись с ними. Скарлетт вспомнила, что не видела их с самого утра. Они сказали, что собираются погулять, а потом пойти купаться. Рон решил дождаться их, и вдруг через некоторое время на террасу ворвался возбужденный Уэйд.

– Случилось несчастье! – закричал он еще с порога и сердце Скарлетт упало от предчувствия самого страшного.

– Он исчез, пока я заснул возле своей удочки в заливе… а когда я проснулся, увидел, что его туфли и рубашка плавают по воде, а самого его нигде нет… я проверил все дно палкой… нырял на глубину, – Уэйд рассказывал, и Скарлетт видела его исцарапанные руки, разорванную и грязную одежду, обломанные ногти. – Наверное, он утонул! – кричал Уэйд, содрогаясь от страха. Юноша отвернулся, чтобы никто не видел, как он плачет, но все его тело сотрясалось от сдерживаемых рыданий. Это было так неожиданно и чудовищно, что никто сразу не мог осознать случившееся. И тут на пороге появился невозмутимый и довольный своей шуткой Бо. Уэйд схватил его и начал трясти за плечи.

– Никогда больше не смей этого делать! Почему ты не сказал мне ничего? – кричал на Бо Уэйд.

– Я скажу тебе, если ты не будешь спать. Ты вечно спишь или читаешь… у тебя даже не хватает ума ловить рыбу. – Бо выкрикивал первые пришедшие на ум слова, а Уэйд все еще не отпускал его, продолжая трясти.

– Ты помнишь, что говорил Ретт в прошлом году? Никто никуда не уходит, не сообщив об этом! Ты понял? – твердил Уэйд, немного успокоившись.

Но Бо не сдавался.

– Я не обязан говорить тебе обо всем! Кто ты такой, чтобы я тебе докладывал?

– Я старше тебя и ты отвечаешь теперь передо мной! – все больше распалялся Уэйд, но Бо тоже пришел в ярость.

– Ни перед кем я не отвечаю! – выкрикнул он. – Почему ты все время цепляешься ко мне?

– Замолчите же! – закричала на них Скарлетт, но они, распалившись не могли остановиться, и уже готовы были кинуться друг на друга.

Рон, наконец, решил прекратить эту сцену.

– Ну все, хватит! – Он крепко ухватил Бо за плечо, отвел его в сторону в то время, как юноша оглядывался на Уэйда, все еще порываясь сцепиться с ним.

Уэйд отвернулся от него, постоял так некоторое время, потом сердито посмотрел на Скарлетт и ушел к себе в комнату. Скарлетт, сжав губы, смотрела то на одного, то на другого. Стычка была безобразной и нелепой. Но она еще раз показала, как все еще напряжены нервы у всех.

Постепенно все успокоились. Рон попрощался с ними и еще раз поцеловал руку Скарлетт. Этот случай напомнил ему те мысли, о которых он и хотел сказать ей с самого начала: семья – слишком большое бремя для одной женщины, напрасно она так упорствует. Он должен найти подходящий момент, чтобы заставить ее задуматься об этом серьезно.

– Все в порядке, – сказала Скарлетт с вызовом глядя Рону в глаза, она поняла, о чем он думает. – Все в полном порядке, – повторила она. – Уэйду полезно выпустить пар, да и Бо тоже надо понять, нельзя же вечно выкидывать фокусы, в его возрасте это уже неприлично. В следующий раз он дважды подумает.

– А как же вы? – не понял ее настроения Рон. – Вы не думаете, что дальше может быть еще сложнее, ведь они взрослеют, и наступит день…

– Конечно, наступит, – засмеялась Скарлетт, – вы хотите сказать, что наступит день, когда они станут совсем взрослыми и покинут меня?

– Не совсем то, – уклончиво ответил Рон, – но, я вижу, что вы еще не готовы выслушать меня и понять.

– Мне нравится такая жизнь, вы же меня знаете, – спокойно сказала Скарлетт. – Когда перестанет нравиться, я ее изменю. Обещаю вам.

– Дай-то Бог, чтобы она перестала вам нравиться побыстрее. Ну все, если будет что-то нужно, дайте знать, я сразу же появлюсь. – Скарлетт кивнула головой и нежно поцеловала Рона в щеку, и он долго смотрел на нее, прежде чем тронул лошадей и поехал в направлении станции.


ГЛАВА 16 | Ретт Батлер | ГЛАВА 18